Ирина Лунева.

Радуга на цыпочках



скачать книгу бесплатно

© Ирина Лунева, 2018


ISBN 978-5-4490-0018-7

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Поэзия Ирины Луневой

Друзья, перед вами книга стихов молодой, но очень тонкой и талантливой поэтессы Ирины Луневой. Читая её стихи, вы словно будете говорить с ней по душам на темы, которые не могут не волновать каждого человека: здесь вы найдёте и чудесные картины родной природы, и почтительный поклон Родителям, и грусть неразделённой, и радость взаимной любви, интересные экспериментальные стихи, и даже строки, адресованные юным читателям.

Почему я взялся рекомендовать читателю эту книгу? Её автора я знаю по совместной творческой работе в литературном сообществе «Английский Клуб» на литературном портале «Что хочет автор». Там мы виртуально собираемся раз в неделю, читаем рассказы и стихи друг друга, критикуем, обсуждаем.

Я, как Председатель этого Клуба, имею право рекомендовать в члены Союза Писателей тех, чьё творчество достойно этого звания. Ирина была в их числе, её стихи мне понравились сразу, их высокий уровень подтвердило и Правление МСП «Новый Современник», единогласно поддержав её кандидатуру.

А теперь Ира выпускает книгу своих стихов, и я пишу отзыв о ней в виде предисловия. Сразу скажу, я не Поэт, как она. Я – прозаик, которому не чуждо стихосложение. Пишу стихи редко и мало, но фальшь, графоманство, ремесленничество в поэзии вижу сразу. В стихах Луневой я этого дурновкусия не нашёл. Их главное достоинство – искренность.

Меня сразу подкупило название: «Радуга на цыпочках». Просто понравилось, и всё! А потом, почитав сборник, я понял, почему.

Радуга – она яркая, весёлая, цветная. Даже тёмные краски в ней только подчёркивают радостные цвета. А почему «на цыпочках»? Да очень просто!

Автор не обрушивает на вас свои стихи, не требует безоговорочного внимания. Она тихонечко, «на цыпочках», подходит к вам и словно рассыпает их по воздуху рядышком. Остаётся только собирать и слушать. Или смотреть – кому как удобнее.

Они очень разные, эти стихи – лёгкие, игривые, или наоборот – глубокие по содержанию, смыслу; иногда вычурные (в хорошем смысле этого слова, по форме). Я не критик, не профессионал стихосложения, не могу с умным видом оперировать научными терминами и раздавать ярлыки. Возможно, не все стихи автора безукоризненны по части соблюдения всяческих размеров и построений. Может быть, в них есть ещё какие-то изъяны.

Но я руководствуюсь другими критериями.

Прежде чем написать это предисловие, я внимательно почитал будущий сборник и увидел за строчками стихов трепетную, тонкую поэтическую душу.

Вот прочтите:


Остатки лета жгут в садах,

Пропитан воздух дымом едким.

Едва заметен на ветвях

Налёт от инея, и цепким

Намокший кажется нам лист,

В который раз к стволу прилипший…


Вы увидели, почувствовали осень? Вдохнули прозрачность её утра, «даль из тонов перламутра»? Ну тогда посмотрите, как заканчивается это стихотворение:


За тыном тополь-сирота

Противится холодным ласкам.

И чёрно-белые цвета

Идут на смену ярким краскам.


Не буду дальше приводить цитаты, неблагодарное это дело.

Оставляю тебя, читатель наедине с этим сборником. С душевным, тонким автором – Ириной Луневой. С хорошей, чистой, неподдельной Поэзией.

Не упустите, друзья, этой возможности: не так часто в наше холодное, жёсткое время можно соприкоснуться со столь искренним талантом.


Александр Сороковик,

Писатель,

Действительный член МСП «Новый Современник»,

Лауреат премии «Серебряное перо Руси-2015»

Поэтическая стихия Ирины Луневой

Когда я читаю произведения Ирины Луневой, то ничего другого мне в голову не приходит, кроме как сравнить её поэтическое творчество с всепоглощающей стихией, где живут образы, придуманные воронежской поэтессой, и через которые она раскрывает себя наиболее полно, и я бы даже так сказал – эффектно, не стесняясь демонстрировать миру своё раскованное Эго. А вот я такая и есть, так что принимайте… Для профессионального поэта это замечательное качество.

И, действительно, Ирину Луневу хочется принять именно такую, какая она есть. Нестандартную, с живым воображением, которая отважно пускается в странствие по необъятному пространству, именуемому Вселенной, словно яхта, чьи паруса надуты поэтическим вдохновением.

Совершенно очевидно, что поэзия тем и отличается от прозы, что взрывная гамма чувств подобна рождению звезде в космических недрах и не попадает под понятие – «изобретения», ибо здесь работает не столько мысль и технический расчёт, сколько её величество – Душа, чьи пути, как и Господни, неисповедимы.

…На улице идёт снег, а вместе с этим природным явлением преображается и человеческая душа, которая вдруг ни с того ни с сего начинает настойчиво требовать переосмысления. И тогда рождается этот самый параллельный поэтический мир, который так любит описывать в своих стихах Ирина Лунева, где находится место даже хитроумному начальнику, который намекает своим подчинённым, что пора бы им подумать и об отпуске, но не летом, а именно зимой, у этого времени года есть свои достоинства.


К отпуску будьте готовы,

Кончится зимняя взбучка…


Вот так, посредством эмоционального переосмысления, способен родиться шедевр или художественная картинка, которая отправляет читателя в мир, где находится место не только начальнику, но и печали и радости, кошке и человеку, где рождаются звёзды и рушатся каменные исполины.

Совершенно очевидно, что многие стихи Ирины Луневой, если не сказать большинство, посвящены природе, образы которой складываются посредством таких средств художественной выразительности, как эпитеты, метафоры, олицетворения, сравнения, обращения, что говорит о достаточно высоком профессионализме автора и той ответственности, которая присуща его творчеству.

Да и разве можно как-то иначе открыть читателю богатый внутренний мир самой поэтессы, её душевные переживания, тревоги и надежды?

Использование метафор как средств выразительности, к которым она часто прибегает, например, позволило Ирине наиболее точно выразить её восхищение даже самым холодным временем года – зимой.

«В шедевры зимние вхожу…». После чего мы совершенно легко воспринимаем такие сравнения в адрес Зимушки-зимы, как: «Морозец без спроса целует лицо», «вуаль» и «мишура» снежинок.

Ведь это так красиво!

Верными приметами осени становятся «лучей занавески, туманов перина», «туч фрески», «ожерелье тополей», «туч портьера».

А лето обязательно должно завернуться в туман до пят. И во время дождя скворцы укрылись в «чуб дуба», «купол зонта ловит нитей неповторимую вязь».

Нельзя не улыбнуться, когда читаешь зарисовки, в которых «пляшет воробей», «ветер танцует по двору», «дождь целует в губы», «сугроб с крыльца лениво уползает» и др. А есть стихотворения, которые полностью построены на олицетворении. Например, «Ужин тучи», «Мокрое лето».

В целом поэзия Ирины Луневой наполнена светом, добром, душевным теплом и какой-то тихой радостью. Так, например, в одном из её стихотворений удачно использована метафора при обращении к невидимому читателю, которому, может быть, не стала близка её поэзия:


Не разрушайте созданный алтарь

Моей любви, дающей силы выжить…


Не скрою, я и сам подвержен внезапным приступам любви к природе, и, возможно, по этой самой причине творчество Ирины Луневой оказалось близким и моей душе, поэтому хочется пожелать воронежской поэтессе Ирине Луневой душевного комфорта от литературного труда, новых творческих открытий и, конечно же, новых книг.

Произведения этой поэтессы вполне заслуживают того, чтобы читатель увлёкся ими и испытал чувство глубокого удовлетворения от чтения красивых, с глубоким философским содержанием стихов.


Член Российского Союза писателей Валерий Тытенко.

НАЧАЛА ПОЭТИКУ


Признаки весны
 
С туч упал пучок лучей,
И проклюнулся ручей
        Через лёд.
Роща солнце жадно пьёт.
 
 
Выдох сделала земля,
И подснежников семья
        Из тепла
Лепестками снег прожгла.
 
 
Оборванкою зима
Покидает терема,
        Вся в слезах.
Тает плачем на ветвях.
 
 
Небо стало голубей —
Это стая голубей
        На лету
С крыльев скинула весну.
 
Речь начальника

– Это не снег, что вы, что вы,

Просто капризная тучка.

К отпуску будьте готовы,

Кончится зимняя взбучка!


Это весна, да, конечно!

Скоро листвы будет куча!

Просто снежинки небрежно

Сбросила злобная туча…


Небо давно одноглазо

Солнцем ослепшим мигает.

Но почему без приказа

Снова метель завывает?


Во замело, ну, делишки…

А до тепла нет билета.

Быстро надели пальтишки —

И по «берлогам» до лета.

Солнце на пляже
 
За день устав,
Людям сказав:
     «Sorry!»,
Огненный шар
Гасит свой жар
     В море.
Слышится гул:
Ветер задул
     С кряжа.
Шумной толпой
Все на покой
     С пляжа.
Ночью из струй —
Солнце на буй:
     «Happy!»
Зонтик в руках,
В тёмных очках,
     В кепи.
Тихо взошло,
Село в шезлонг
     Праздно.
Слушает блюз,
Тянет свой juice.
     Классно!
«Завтра опять
В небе пахать?
     What next!
Лучше взяв зонт,
За горизонт
     В отпуск!»
 

«Sorry» – англ. «Извините!»

Happy!» – англ. Здесь «Ура!»

«juice» – англ. «Сок»

«What next!» – англ. «Ещё чего!»

Лето

Высь на рассвете взъерошена.

Солнце белёсой горошиной

Катится в чёрное крошево

Ветром разорванных туч.

Облако, страхом влекомое,

Прячет своё бирюзовое,

Мчится клочкастой подковою

Над молчаливостью круч.


Бьётся на сердце тревожное,

Мысли и чувства стреножены.

В поле телега порожняя,

Нет мужика и коня.

Эхом судьба недопетая.

Небо глядит фиолетово:

– Как моё Ф.И.О? Да лето я!

Что ж не признали меня?

Отдыхающие (Стихотворение без глаголов)
 
          Утро.
Жаждущие солнца
Белой массою к реке.
          Круто.
Кубарем, без сходцев,
К рыбе, брошенной в садке.
 
 
          День.
Разнеженные солнцем
Красным стоном у воды.
          Лень
До вырытых колодцев.
Лучше салом для уды.
 
 
          Вечер.
Выжженные солнцем
Пастилою на песке.
          Легче
На солёном донце
Рыбе, брошенной в садке.
 
Дельфину

Движим страстью закат догнать,

ПЕреливами волн играя,

ДаЛь достигнуть, врезаясь в гладь,

ЗапЬянеть от расцвета мая.

Над Фиордом зонты дождей.

ПритаИлась у солнца туча.

Он волНуется: «Поскорей

Над лагУной поймать хоть лучик!..»

Природа глазами ребёнка

Линяет небо, леС.

ЧИтает ветер Ноты.

ПоСледний таЕт блеск.

РасТёт испуГ: «О, кто ты?»

На пОле схОдит мгла,

ПросыПав Пух в красоты.

ЗаплакАлА ветла.

Страх, уДивленье: «Кто ты?»

Потоп

Табун пускается в галоПоля и пашни мощью рвёт.

Небесное светлеет днОбъять желает ширь и даль.

Река врезается в рассвеТеченье бурное неся.

Бурлит желание однОкруги топит. Ей не жаль

Залить собой побольше троПокуда в русло не войдёт.

ШалаШ

Шаток дом наШ.

Астматят ветрА.

Лес зовёт на осенний баЛ.

А скажи, милый мой, когдА

Ширь закроется звёздных чаШ?

Мама

Манит детства берёзовый шуМ,

Ароматная веет прохладА.

Моя мама – душа моя, уМ!

Астры млеют от милого взглядА!

Привет от моря

Передаю привет от моря!

Там водопад хрустальных брызг,

Из черноночья стайкой – зори,

И старой мачты слышен визг.


Волна флиртует с кораблями,

Их увлекая в дальний грот.

Норд-ветер крупными кудрями

Над горизонтом тучи вьёт.


А на песке следы младенца!..

Так хочется бежать по ним

В мечту, где отдохнуло б сердце,

В страну безоблачных картин.


И наступаешь мягко, очень

Моля прибой не тронуть след,

Но почему-то даль грохочет,

Включает молний резкий свет.


Бегом протоптанной дорожкой,

Скорей в спасительный мираж!..

Приводят маленькие ножки

К дверям гостиницы… Пассаж!


Вот обывателя обитель,

А за спиною райский край,

И машет чайка-искуситель:

Не огорчайся, приезжай!

Ночные звуки

Ночной мир иной. В нём такие есть звуки,

Которых ты днём не услышишь нигде.

Живая природа воспрянет от скуки,

И шорохи, шелест возникнут везде.


Где можно услышать оркестр лягушек?

Увидеть, как водят ежи хоровод?

– В ночи, если встанете с мягких подушек

И в чащу пойдёте пешком через брод.


Там в сочной траве фонари зажигает,

Сплетая в цветные огни, светлячок

И стрекотом мир о себе возвещает

Мелодией звучной малышка-сверчок.


Бывает, крик резвых котов напугает.

Встревоженный лай им раздастся в ответ.

Но тут же все крики шум крыльев сменяет

Ночных мотыльков, прилетевших на свет.


То вдруг донесётся звук вспыхнувшей спички —

Комета пронзила тьму неба насквозь.

Скрип старых колёс притомившейся брички…

И снова созвучье в молчанье слилось.

Тавтограммы

Х

Хутор. Хохлатка хохочет.

Хата. Хворает холоп.

Худенький хлопец хлопочет.

Холод холстинами хлоп!


Хину хозяин хватает.

Халда холуя хулит.

Херес, хлеб, хлодник ховает.

Хворост хрящами хрустит.


Хриплые ходики ходят.

Хрупает халу хорь-хам.

Хлопец хомут, холку холит.

Холм. Хилый хмурится храм.

Тавтограммы

Осень и К

Кляксой кажутся кусты,

Кромок крыш касаясь.

Кружит клочья красоты

Карусель кривая.


Крестит крестовик крыльцо.

Коченеют каллы.

Колыбелится кольцо

Клёнов краснопалых.


К котелку крадётся кот

Колобком косматым.

Капюшонит кедров кто

Кружевные канты? Осень.

На Дону

С вечера оставил дождь автограф

На жарою дышащем песке.

Молча старенький ушёл фотограф

С обезьянкою на поводке.


Гладь воды с утра свой лоб морщинит.

Осень в колокольчик: «тили-дон».

Жёлтый листик – брошью в паутине.

Скоро опустеет лагерь «Дон».


Уезжая, маленькая баня

Помахала хвостиком-трубой.

Луч заката, бок утёса раня,

Прячется за лысою спиной.


Домики и кухня на колёсах

Зябнут и готовятся на старт.

Крики рыбаков на дальних плёсах.

На гитаре дзинькающий бард.


Мямлит, заикается приёмник.

Замерли футбольные мячи.

Ветер-норд – седой зимы наёмник

Вместо дятла по лесу стучит.


Сушат лодки, сматывают снасти.

Виснут над рекою туч зонты.

Лето задержать не в нашей власти.

Солнышко, замедли бег хоть ты!

Но тепло последнее за ухом

Чешет пса и ловит птичий гам.

И уходит сгорбленной старухой,

На разрушенный взирая храм.

Дождь ворчливый

Дождь ворчливый не спеша

Прошагал, листвой шурша,

Лета смыл косметику.

Осень в звуках ноября

Загрустила у плетня,

Начала поэтику.


С молнией родив мотив,

Музыку из туч сложив,

Громкий хит придумала.

Ветер принесла в горсти

И, шепнув ему: «Лети!»,

Стих с ладошки сдунула.

Устало лето

Устало лето, остыло.

В туман завернулось до пят.

И птицы протяжно, уныло

В небесных сединах кричат.


Постой, долгожданное лето,

Ты снова уходишь не в срок,

Дождинками капая с веток

Под грусть поэтических строк.


Теплом мы ещё не согреты,

Оставь письма жарких лучей.

Но листья – пустые конверты

Мнёт ветер в молчаньи аллей.

Художник осень (Логогриф)

Художник охру наносил,

Сам плащ оранжевый носил,

Янтарных много было сил:

Покрасил в жёлтый даже ил!

Запахло осенью

Запахло осенью. Ковром

Покрыло красным перекрёстки.

Дохнуло утренним теплом

На погрустневшие берёзки.


Остатки лета жгут в садах,

Пропитан воздух дымом едким.

Едва заметен на ветвях

Налёт от инея, и цепким

Намокший кажется нам лист,

В который раз к стволу прилипший.

Танцует в луже голубь твист,

А ворон голосом осипшим

Предупреждает о зиме.

Вмиг чёрная, срываясь, стая

Пробьёт на небе ришелье,

Полёт в рисунок оформляя.


За тыном тополь-сирота

Противится холодным ласкам.

И чёрно-белые цвета

Идут на смену ярким краскам.

Настроение
 
Ощущать этот ветер,
   Пусть холодный и колкий.
     Ливня тонкие плети,
      Эти капли-иголки.
        Без испуга босою
          Пробежаться по лужам.
            Восхищаясь красою,
             Дозвониться подругам,
               Рассказать о прохладе,
           Освежающей город,
       И о красном отряде
   Снегирей. Их штук сорок
      На карнизах расселось,
        Ждут, нахохлившись, крошек,
          А в ладонях согрелась
             Горсть намокших морошек…
                Аромат зимней снеди —
                   Где-то варят варенье.
            В облетающей меди
        Топ-модели-деревья.
    И самой бы хотелось
В юркий лист превратиться,
      Чтоб плясалось и пелось
             На осенних страницах!
 
Причёска неба

Распустило небо косы по лазури,

И расплёл их ветер в облаковы пряди.

В огороде осень дым костровый курит,

На причёску неба восхищённо глядя.


Северо-восточным расчесалось гребнем.

Кончики завиты, кверху загинаясь.

Выглядит царицей и ещё волшебней.

По арше* струится чёлка облажная.


Красный луч заката лентой вплёлся в пряди,

А потом свернул их в розовые кудри.

На пригорке осень, восхищённо глядя

На причёску неба, дым костровый курит!


* По небу

Бабье лето

Нет, не правда, что осень печальна,

Лето пьёт с ней рябиновый ром.

Но бывает, всплакнётся нечаянно

О несбывшемся бабьем, своём.


Вытрет слёзы листвою опавшей,

Улыбнётся горячим лучом.

Глянет в озеро: дамы нет краше.

И от радости – в поле ничком.


То, как девочка с прядью за ушком,

Постучит громко веткой в окно.

Одинокая вздрогнет старушка:

– Может, внучка?

А там – никого.


И спешит мелкой рябью по лужам,

Разноцветьем природу кружит.

Отдаляет игривостью стужу

И последним теплом дорожит.

Журавли

Они улетают, прощаются,

Кружат над остывшей землёй

И клином вдали растворяются,

Мешая пух белый с листвой.


Прощальную песню курлыкают,

Пронзая стрелой синеву.

Тоска охватила нас дикая,

Ведь мы остаёмся внизу.

Всё реже тучи

Всё реже тучи, больше облаков.

Озимые на поле проступают.

На речке – сборы местных рыбаков,

Подснежники проталины латают.


Всё меньше облаков. Голубизна

Прогрета солнцем, разгоняет дрёму.

Небес прозрачных глубина видна.

Мы подъезжаем к югу, к Дону, к дому!

Нежеланная зима

В небе лопнула подушка гусиная,

И фонтаном колючие перья

Зиму сбросили вниз.

Бег ускорила речка строптивая,

Отряхнули пугливо деревья

Леденящий сюрприз.


И травою овраг ощетинился,

Опасаясь пушистых иголок.

Замер лес в тишине.

Иней в воздухе искрами вылился,

И от солнца остался осколок

В замерзающем дне.


Наглотались дров печки голодные,

Задышали в мороз белым паром.

Облаками стал дух.

Разгребает сугробы дородные

В оперенье взъерошенно-старом

Возмущённый петух.

И всё-таки я лето не люблю

И всё-таки я лето не люблю:

Сплошные мухи, комары и мошки,

И осы, стонущие в сладкой плошке.

Кричащие во тьме желаний кошки.

И отдых ночью сводится к нулю.

Нет, всё-таки я лето не люблю.


Гудящие, пугающие пчёлы.

От духоты сам ходишь потный, квёлый.

На речке побывал – дизентерия.

В лесу – клещей и разных змей стихия.

Ожогами загар, меняешь кожу.

Да, лето не люблю. Так подытожу.


Куда милей хрустальная зима.

Сумятица, закованная в стылость.

Опустошённость улиц, молчаливость.

Листва опала, видимость открылась,

И панорама ясная видна.


Размеренность семейного обеда.

Уют, неторопливая беседа.

Просмотр ТВ-программ, приятность пледа.

Очарование густеющего сна…


Куда милей хрустальная зима!

Услышать Зиму

Вы слышите, как падающий снег

Волшебные рассказывает сказки?

Вы слышите: метель берёт разбег,

Истории Зимы придав огласке?


Танцующих снежинок шепоток,

Кряхтение затронутого наста,

Реки уставшей медленный поток,

А ветер стал шагать по крыше часто.


Вы слышите хрустальный перезвон,

Сосулек и покачиванье веток?

Природы до весны сопящий сон,

Морозом начертание виньеток?


Пульсация, вздох лужи подо льдом,

Стенание сугроба, шорох шишек.

Да, снежная мелодия кругом!

Тебя, Зима, душой и ухом слышу!

Зима-портниха

Навязала Зима свитеров.

Приодела заборы, балконы.

Сшила шубы. Подобных обнов

Не встречали другие сезоны!


Не с пустыми руками пришла:

Принесла рукавички, сапожки.

В пышный мех завернулась ветла,

На макушке – ажурный кокошник.


Старый дуб в элегантном пальто,

Сосны шапки-ушанки надели,

Даже пень нарядился в манто.

Елки выглядят словно модели.


И Зима, взяв под локоть Февраль,

Оглянулась, а я – на крылечке…

Из снежинок воздушная шаль

Опустилась с небес мне на плечи!

Зимняя кулинария

«Хрусть-хрусть, хрум-хрум», —

По снегу не шаги.

Зима жуёт студёный крекер:

«Хрум-хрум, хрусть-хрусть!»

Под стон пурги

Гоняет грусть

Колючий ветер.

И на окно

Он сыплет снежное пшено.

Сухим зерном хрустит Зима:

«Трень-трень!»

Свои открыла закрома.

На пень

Поставила сугроб-пирог,

Посыпав сверху сахарок

Из инея.

Потом творог

Из мелких, пористых снежков.

Сырков

Из наста налепила. Вот

От оттепели бутерброд.

Размякла белая крупа.

Зима, конечно, не глупа:

Кашицу собрала – и в рот.

Сидит, жует:

«Шам-шам,

А вам не дам!»

Сосулек талых воду пьёт:

«Буль-буль!»

Зовёт

Морозище к себе Зима

И, располневшая весьма,

Ложится пышной на простор.

Задор

Сменяет в ней былую грусть.

Природу нежно обняла

И величава, и бела.

И ветер в свист: «Тобой горжусь!»

Зимняя змейка
 
Раскинулась пушистая зиМА,
МАлиновым расцвечена закаТОМ.
ТОМ сказок пишет снега кутерьМА,
МАячит облако белесой ваТОЙ.
ТОЙ сказки танцы под напев пурГИ.
ГИпюровые рукава у ёлОК.
ОКолицы ночные говорКИ.
КИбитка занесённая и сёла.
 
За окном
 
А за окном всегда движенье,
   И даже если нет людей.
     До туч взрослеют облака.
       За светом тянутся растенья.
         Себя прудом считает лужа.
      Халата ветер бьёт бока.
    И голуби полны идей,
  Где воду раздобыть и корм.
     Земля травинками наружу.
        Зовёт хозяина машина,
           Сигнализацию включив.
              А с неба поседевший шторм
         Калейдоскоп снежинок скинул.
     Фонарь уставился совино.
   И к солнцу, подобрав ключи,
       Несётся розовая стая,
           Сменяя звёзды на посту.
              Дом гордо выпрямляет спину
         И, подопечных выпуская,
              Вершит привычную тщету.
 
 
Всё хаотично, всё на крыльях,
Не оставляя на потом.
Какие ж мне нужны усилья,
Чтоб оказаться за окном!
 


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное