Ирина Лебедева.

Звездная симфония



скачать книгу бесплатно


На улице уже наступили сумерки, а с серых небес начали падать лёгкие хлопья снега – снова подступали морозы. О том, чтобы читать при естественном свете, можно было и не думать, и Юля включила тонкий хромированный светильник, стоявший возле её кресла. Сразу стало намного удобнее разбирать не всегда понятный, хотя и аккуратный женский почерк. К Юле, как она скоро поняла, попали страницы дневника некой девушки, который она вела в середине прошлого века, но дневника довольно необычного…

«5 апреля 1961 года, 6 часов утра. Я впервые открыла подаренный мамой дневник. Сама этому удивляюсь, потому что думала, что никогда ничего в нём не напишу. Да и о чём писать, если в жизни моей не происходит ничего хоть сколько-нибудь заметного или необычного, о чём стоило бы сохранить память на его страницах. Не происходило до сих пор. Правда, то, что случилось этой ночью, трудно назвать событием. Вернее, я не уверена в том, было ли это на самом деле, или же во всём виноват мой не успевший до конца проснуться разум.

Я часто вижу яркие и очень реалистичные сны, но случившееся сегодня мало походило на сон. Я летела в открытом космосе, в безграничном пространстве, наполненном звездами, к какой-то планете, переливавшейся серебристой голубизной на фоне черноты космоса. Меня тянуло к ней, как железный гвоздь к магниту, помню, каким непреодолимо сильным было её притяжение, как явственно я его ощущала. Я не смогла бы сопротивляться ему, даже, если бы захотела. Но я совсем не желала сопротивляться, напротив я всем сердцем стремилась вперёд к этой сияющей планете, которая будто звала меня. Мне постоянно казалось, что я приближаюсь к ней слишком медленно, хотя, как я теперь понимаю, я должна была двигаться с огромной скоростью, учитывая расстояния в космосе. Наконец, я оказалась так близко от неё, что могла рассмотреть ландшафт сквозь прозрачную атмосферу, но планета всё продолжала притягивать меня к себе, и начался спуск. Чем ближе я была к земле, тем отчетливее различала контуры горных цепей, ленты рек, долины и леса чужого мира. Они были похожи на земные, но всё же были другими…

Мой межпланетный полёт закончился, когда я коснулась мягкой серебристо-зелёной травы на опушке огромного леса с очень высокими и древними на вид деревьями. В нескольких шагах от меня поляна обрывалась крутым склоном, у его подножия простиралась широкая, пёстрая от диких цветов долина, посредине которой протекала искрящаяся под солнцем голубая река. Я отчётливо помню запах больших синих цветов, росших на краю обрыва, шелест ветра в изумрудно-золотой листве высоких как секвойи деревьев с гладкой серо-коричневой корой, помню яркий свет непривычно большого жёлтого солнца, который, тем не менее, не затмевал до конца сияние огромных звёзд на бирюзовом небосклоне. Всё там было таким ярким, насыщенным и реальным, пронзительно реальным! На Земле я никогда не видела ничего столь реального, столь ощутимо живого, как деревья и цветы, вода и земля, даже само пространство того мира. Оно окутывало и наполняло меня, проникая в мой разум, помогая ему раскрыться и ощутить всё, что меня окружало.

Едва успев освоиться с происходящим, я вдруг почувствовала, что позади меня кто-то стоит, и, обернувшись, увидела человека, юношу.

Как и весь тот странный мир, он был потрясающе ярок и красив, мне трудно подобрать слова, чтобы описать его красоту. О чём могут сказать эпитеты вроде «ослепительно красив», «божественно красив», «невозможно красив»? Чтобы описать впечатление, которое произвела на меня его внешность, лучше всего подойдёт такой термин как «возмутительно красив». Да, по сравнению с тем, что я каждый день вижу на Земле, его красоту трудно назвать иначе, как возмутительной. Слова «блистательная» или «сверхъестественная» смазывают образ совершенно, лишая его конкретности и выраженных черт, а в данном случае черты были выражены абсолютно ясно. Юноша был высок ростом, весь облик его одновременно дышал изяществом и какой-то кристальной монументальностью. Лицо его явно излучало сияние так, будто было отлито из звёздного света, а правильные черты своей прорисованностью и чёткость легко могли затмить работу самого искусного скульптора Земли. Звёздный облик юноши завершали серебряные волосы и горящие сапфировые глаза.

Появление этого человека вызвало у меня странное беспокойство. Нет, он не вызывал у меня страха, даже наоборот, его присутствие внушало мне внутреннюю уверенность. Но при этом мне внезапно стало неловко находиться в присутствии этого прекрасного и величественного создания, которое – как я подсознательно чувствовала – намного превосходит меня. В тот же момент я осознала, что то, что я вижу, не может происходить наяву, я поняла, что сплю. Мне захотелось проснуться, чтобы сбежать от этих сияющих глаз, видевших меня насквозь. И желание это сразу исполнилось, сказочное видение затуманилось и исчезло, а через несколько секунд я открыла глаза в своей комнате.

Вокруг было темно, но мне показалось, что рассвет уже скоро. Я села в постели, чтобы включить лампу и посмотреть, сколько времени, и тут… Он был здесь! Звёздный человек стоял в двух шагах от моей кровати на фоне закрытого шторами окна. Он улыбнулся мне, и в моей голове прозвучали слова: «Не бойся меня», – а потом исчез без следа. Когда оцепенение, охватившее меня, спало, я встала и пошла в ванную, холодная вода помогла мне окончательно проснуться. Вернувшись комнату, я решила всё записать, что и делаю сейчас.


6 апреля 1961 года. Если вчера у меня ещё оставались сомнения в реальности визита инопланетного призрака в мою комнату, то минувшая ночь развеяла их окончательно. Правда, я, пожалуй, совершаю ошибку, называя моего внеземного знакомого «призраком». В действительности он вовсе не приведение, то есть не мёртвый человек, нет. То явление, что я видела прошлой ночью, было лишь проекцией его вполне живого и материального тела – так он сказал. Но всё по порядку.

Минувшей ночью я долго не могла уснуть, голова гудела от переполнявших её мыслей – результат насыщенного впечатлениями дня. Только около полуночи зыбкая дрёма у меня перешла-таки в неглубокий сон. На какое-то непродолжительное время я даже провалилась в полное беспамятство, но вскоре моё сознание опять всплыло на поверхность, будто потревоженное извне. Я ощутила себя в своей кровати, начала слышать тихое шуршанье веток за окном спальни, разум мой постепенно прояснялся, его больше не наполнял гул беспорядочных мыслей, в нём появилось приятное спокойствие. Перед глазами за закрытыми веками расплывались яркие светящиеся серебристо-голубые круги, создавая причудливые узоры. Я открыла глаза, но искрящиеся круги никуда не делись, они скользили передо мной в темноте, меняя очертания, вспыхивая и угасая. Их необычное сияние было таким ярким, что за ним я не сразу заметила присутствие в комнате другого излучавшего свет объекта.

Это был Он. Инопланетянин стоял возле окна моей комнаты и смотрел на меня. И вновь меня поразила его неземная красота, быть может, именно благодаря ей я почти не испугалась, увидев его. Почти… В первый миг лёгкий холодок суеверного страха всё же тронул моё сердце. Да и как иначе, если у тебя в спальне посреди ночи появляется полупрозрачный мерцающий, пусть и прекрасный юноша? А он уловил моё настроение, и в голове у меня, как и прошлым вечером, прозвучала тихая, но чёткая фраза: «Не бойся меня».

«Кто ты?», – прошептала я в ответ.

Эфемерный гость улыбнулся, и в моём сознании возник ответ: «Человек».

«Логично», – невольно подумала я.

Юноша сделал едва заметное движение, как будто легко пожал плечами: «Увидев тебя, я сразу понял, что ты с Земли, – услышала я его мысли. – Я удивился, потому что земляне не часто приходят к нам, как ты пришла, видимо, условия были очень хорошие».

«Какие условия?», – спросила я.

«Например, состояние атмосферы Земли и твоего сознания, взаимное расположение наших планет… Ты, очевидно, попала в поток, поэтому и проявилась у нас так чётко».

«Чётко?».

«Так, чтобы увидеть и почувствовать мою планету почти как свою собственную».

«Значит, это больше не повторится?».

«Зависит от тебя. Хочешь ли ты снова отправиться в мой мир, покинуть пределы Земли?».

«Да».

«Тогда я помогу тебе».

Что было дальше, я помню хуже, я словно бы опять уснула, потому что перестала видеть свою затёмнённую комнату и таинственного духа в ней. Неведомая сила, идущая из глубины моей души, подхватила и понесла мой разум ввысь сквозь перекрытия и крышу нашего дома, сквозь тёмно-серые облака, укрывшие город, к усыпанному звёздами небу. Вдруг я поняла, что Земля осталась позади. Наполовину укрытая тенью, она всё больше удалялась от меня, постепенно превращаясь из огромного голубого шара в крохотную точку на фоне бархатной черноты. Мощный импульс, вырвавший меня со дна её атмосферы, продолжал нести мой разум в звёздную даль, пока среди множества разноцветных огней не выделился один, серебристо-синий огонёк, звавший меня и тянувший к себе. Я ответила на его зов, и маленький пучок холодного света мгновенно приблизился и стал полноценной планетой, заполнив собой все перед моими глазами.

Сквозь прозрачную атмосферу я видела завораживающую игру красок на поверхности нового мира. Переливчатые тона создавали причудливые узоры на гладкой как зеркало поверхности воды; казалось, какой-то неведомый художник наносил их кистью невероятных размеров и тут же стирал, заменяя другими. Никогда прежде я не видела ничего подобного, но почему-то незнакомые знаки и символы казались близкими и понятными, чем больше я смотрела на радужный танец, тем яснее ощущала его ритм и смысл. Этот вальс красок и форм не рассказывал никакой истории, не передавал эмоций или сложных мыслей, но создавал движение красоты. Точно с гигантского экрана, обращённого к иным мирам, с поверхности океана планеты в космос транслировались образы её индивидуальной красоты, выраженные узором цвета и мелодии. Мелодии тонкой и струящейся, которую я слышала тем отчетливее, чем дольше смотрела на сменяющие друг друга картины…»

Резкое дребезжание мобильного телефона, поставленного на вибро-режим, оторвало Юлю от чтения. Ей пришлось подняться с кресла и подойти к комоду, на котором она оставила мобильник. Звонила Даша.

– Привет, – сказала в трубку Юля, нажав вызов.

– Привет, – отозвался в телефоне голос Даши, – слушай, ты уже отправила проект закона Савкиной?

– Да, вчера.

– Я чего-то никак не пойму, что там делать надо, а отправить нужно до вторника. Ты мне свой проект не скинешь на почту, чтобы я могла разобраться?

– Хорошо. Сейчас отправлю.

– А там, вообще, в чём суть-то?

– Да, ерунда, как обычно. Нужно внести изменения в какой-нибудь закон или придумать полностью свой, а главное, обосновать, почему решила его сделать.

– Блин! Ну, как всегда… Но это хоть получше, чем задачи у Иванченко, мне на них даже смотреть страшно. А ещё на работе полный завал, совсем времени нет…

– Да, ладно, не парься. Я тебе и задачи скину, всё равно уже всё сделала.

– Ой, спасибо! С меня шоколадка! Ты мне всегда так помогаешь!

– Мне это ничего не стоит, а для кармы полезно.

В трубке послышался смех.

– Всё равно, спасибо.

– Пожалуйста. Пока.

– Пока.

Юля нажала на сброс и, кинув телефон на кровать, пошла в кабинет к ноутбуку, чтобы отправить Даше материалы по учёбе. Заняло это меньше десяти минут, и скоро она вернулась к себе в комнату, чтобы продолжить читать:

«Ведущий импульс не позволил долго любоваться удивительным искусством, он помчал меня дальше над горами и реками к уже знакомой, усеянной синими цветами поляне, лежавшей на краю высокого утёса. Там, на краю леса, меня ждал он – уже не полупрозрачный призрак, а вполне материальный юноша, чьи сияющие сапфировые глаза внимательно следили за моим спуском с небес.

– Ты опередил меня, – подумала я, коснувшись земли.

– Конечно. Иначе ты бы сюда так просто не добралась, – ответил он мысленно.

– Почему это? Я ведь уже была здесь.

– Как я говорил, тогда были удачные условия, и ты попала в поток, а в этот раз твой полёт направил я. В космосе, чтобы достичь цели, нужно иметь чёткий ориентир или проводника. Тебе было бы трудно найти мой мир самой, потому что ты пока не знаешь, как это можно сделать.

– Научи меня. Ты ведь умеешь это, раз добрался до Земли.

– Да, ты права, на этой планете все люди умеют путешествовать к звёздам.

– Это так легко?

– Не сложнее, чем пройти от этого дерева к тому обрыву, – он кивнул сначала в сторону похожего на вытянутый каштан исполина, возле которого стоял, а затем указал на неровный край поляны.

– Но ведь ты сказал, что я не добралась бы сюда «так просто» без твоей помощи?

– Только потому, что ты не путешествовала раньше за пределы Земли одна… Дело в том, что твоя планета притягивает к своей поверхности не только твоё тело, но и твой разум, и нужно приложить немало усилий, чтобы преодолеть это притяжение, вырваться из привычной для сознания колеи и выйти за пределы родной атмосферы. Но подняться всегда проще, если кто-то протянул тебе руку или если тебя подбросила волна.

Его слова не звучали именно так, как я их сейчас записываю, потому, что это были не «слова» а мысли, понятия, которые он вкладывал в мою голову. Они осаждались в моём разуме готовыми образами, несущими знание, поэтому сейчас мне трудно передать наш разговор точно таким, каким он был.

– Значит, вчера меня подбросила волна? Но откуда она взялась?

– Она – часть происходящих сейчас в вашем мире грандиозных перемен… Очень скоро ты обо всем узнаешь, а сейчас я постараюсь объяснить тебе…»

Первый лист закончился, и Юля переложила его в конец тоненькой стопочки, однако следующий начинался датой: «20 июля 1961 года», и, явно не являлся продолжением предыдущего текста – он был вырван откуда-то из середины или, может быть, даже конца дневника. От досады девушка невольно издала звук, похожий на тихое рычанье – она не сможет узнать, какой секрет раскрыл инопланетянин той девушке.

«Ну как так можно!», – думала про себя Юля, переворачивая и пристально разглядывая листки в тщетных попытках отыскать продолжение. Конечно, его нигде не было, и девушке пришлось с этим смириться и подавить вспыхнувшее раздражение. Ещё несколько минут ей потребовалось, чтобы унять неприятное чувство, закономерно возникающее, когда у тебя прямо из-под носа уводят желанную вещь, которая, казалось, вот-вот станет твоей. В конце концов, ей удалось вновь обрести спокойствие и продолжить читать, и с первых же слов Юля заметила, что тон повествования изменился, став будто бы более мечтательным и поэтичным, словно характер самой хозяйки дневника изменился за несколько месяцев.

«20 июля 1961 года. Какой чудесный был вечер! Солнце медленно опускалось за горизонт и в оранжевом сиянии растворялось в дымке над землей. Чистый вечерний воздух наполняли запахи луговых трав. Как хорошо и приятно было вдыхать их, идя к посёлку через поле. Я уже перешла по мостику узкую речку, и вдали появились первые невысокие домики, когда дуновение знакомого мерцающего ветра коснулось моего лица и проникло в сердце. Тогда мир вокруг меня изменился, став в один миг намного чётче. Мои чувства преобразились, открыв мне то, о чём я не подозревала прежде…

Я ощущала всё, каждую травинку на широком лугу, её трепет на ветру, структуру и дыханье. Чувствовала, как тоненькие корни втягивают влагу из земли, как всё хрупкое существо тянется к последним лучам вечернего солнца – словно я сама была травинкой, каждой из тысячи травинок на поле. А небо надо мной! Его безграничный, напоенный всеми оттенками синего, подёрнутый у земли медью и пурпуром простор опьянял своей безупречной красотой так, что мне хотелось раствориться в нём. Мир перевернулся, я падала в небо, но земля удержала меня, крепко привязав мои босые ноги к тёплой почве. Сердце моё трепетало от напряжённости и подвижной действительности лежавшего передо мной мира, и снова его точно коснулось что-то, но уже не ветер, а огонь. Маленький уголёк разгорелся где-то внутри, и радостное предчувствие перехватило моё дыханье – тихим золотым звоном в воздухе витало Его присутствие.

Он был повсюду: в нежном ветре, в сияющем небе, но больше всего во мне – одновременно рядом со мной и внутри, в моей душе. Нельзя передать словами это чувство Его присутствия – так прекрасно был осознать его на Земле.

«Ты здесь», – прошептала я невольно, хотя в словах и не было надобности. Безмолвный ответ заставил меня улыбнуться – я сама думала о том, что этот чудесный летний вечер стал бы ещё лучше, если бы мой звёздный друг был рядом. Он сказал, что сегодня состояние атмосферы Земли очень располагает для общения, поэтому он легко услышал меня. Я подумала, что прежде мы не встречались при свете дня, а он ответил, что приходил и днём, но раньше я не замечала этого. В городе охваченные повседневными заботами люди редко замечают даже друг друга, не то что бесплотных гостей; жизнь их крайне суетна и почти вся протекает строго по отведённому ей руслу, лишь изредка выходя из него. Я возразила, что не все люди такие. Он согласился, но сказал, что ясно видеть сквозь повседневность и обыденность могут немногие, со временем это изменится, и тогда такое общение, как наше с ним, не будет редкостью на Земле.

К сожалению, его вечерний визит был коротким, но он сказал, что как всегда будет ждать меня ночью за границей земной атмосферы. Сегодня он исполнит своё обещание, и я услышу его «Симфонию тысячи искр», которую он только что закончил. Он покинул меня у порога дома моих бабушки и дедушки, а вместе с ним исчезла и пронзительная острота моего восприятия».

«21 апреля 1961 года. Сейчас семь часов утра, я только что закончила записывать «Симфонию тысячи искр». Этой ночью наше путешествие было совсем недолгим, и в этом, конечно, моя вина, но я не могла поступить иначе. Это произведение из космических глубин столь прекрасное, мощное и невыразимо живое. На Земле нет музыки, подобной этому творению, такой же потрясающей и навеки пленяющей сердце. Она так взволновала меня, что я не смогла сохранить концентрацию и удержаться в его мире, и вернулась домой, охваченная неодолимым желанием немедленно записать эту звёздную мелодию – к счастью, нотная тетрадь у меня всегда с собой. Но здесь, я столкнулась с неожиданными трудностями – произведение было таким необычным и сложным, что я ни за что не смогла бы его точно записать, к тому же моя память не способна долго удерживать услышанные в звёздных сферах звуки. Казалось, они ускользают от меня, как воздух, который я отчаянно пыталась схватить руками. Постепенно в голове оставалось лишь общее впечатление от музыки, размытый контур, а её красочное содержание смешивалось и исчезало. В отчаянной попытке удержать таящие звуки я воззвала к автору симфонии, и он услышал меня. Его появление успокоило меня и вернуло ясность моему разуму. Он сказал, чтобы я не гналась за уходящими обрывками нот, а вместо этого позволила своему сознанию совсем отпустить их. Я сделала, как он велел, и тогда вновь услышала мелодию чётко и близко, словно именно он был её источником. Взяв нотную тетрадь, я стала записывать, и чем дальше я писала, тем отчётливее становились звуки в моей голове. Я даже не задумывалась, когда вносила ноты в нотный стан, точно это делала не я, а он; я только слушала, а символы сами ложились на бумагу. Когда наша работа была закончена, он сказал, что «Симфония тысячи искр» поможет подняться к звёздам каждому, кто её услышит».

Второй лист закончился и, переложив его назад, Юля увидела ноты, на которые прежде не обратила особого внимания, потому, что не могла их прочесть. В самом верху нотной страницы значилось: «Симфония тысячи искр» – а на оборотной стороне девушка нашла одну короткую запись:

«Сознание свободно, для него нет ни пределов, ни границ. Мысль вездесуща, для неё нет ни времени, ни пространства, она проникает повсюду и достигает любой цели. Где мысль, там и сознание, где сознание, там и я».

Прочитав эти несколько предложений, Юля поняла, что ей больше не нужно расстраиваться из-за того, что она не сможет прочитать продолжения первой страницы дневника – она уже знает, чему его хозяйку научил её звёздный друг.


За всё приходится платить


Юля сложила распечатки нот и дневника и убрала их в комод, в средний ящик, где хранила свои личные документы, а потом пошла в кабинет, чтобы снова включить ноутбук. Из спальни она захватила телефон и, пока компьютер загружался, нашла в его памяти нужный номер и стала звонить Юре. Пару секунд спустя знакомый писклявый сигнал в трубке и голос автоинформатора возвестили о том, что мобильный её двоюродного брата «выключен или находится вне зоны действия сети».

– Ё-моё! – произнесла вслух девушка, – Совсем забыла, что его нет в городе. Эх, теперь придётся до понедельника ждать.

В это время ноутбук закончил загрузку, и Юля смогла, наконец, запустить Интернет.

– Ладно, Юрик, – продолжала говорить сама с собой Юля, заходя в свой почтовый ящик, – ограничимся пока письмом.

Открыв адресную книгу, девушка нашла контакт брата и создала новое письмо, в котором после короткого приветствия попросила его посмотреть найденные ею ноты, а также, если это возможно, воспроизвести их с помощью какой-нибудь программы. Набрав послание и прикрепив к письму скан с нотами, Юля нажала «Отправить».

– Хорошо, – заключила девушка, проверив наличие соответствующего сообщения в папке «Отправленные», – а в понедельник я тебе ещё позвоню.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Поделиться ссылкой на выделенное