Ирина Филатова.

Россия и Южная Африка: три века связей



скачать книгу бесплатно

Трансвааль, Трансвааль, страна моя...

Русская народная песня


Южную Африку и Россию должно объединять будущее...

Нельсон Мандела

Рукопись подготовлена при поддержке Научного фонда Государственного университета – Высшей школы экономики, индивидуальный исследовательский проект


Рецензент: профессор А.С. Балезин


Памяти наших учителей —

тех, кто помогли нам искать путь к знаниям о дальних краях,

но сами так и не смогли побывать там.


Такие были времена…

Памяти друзей на Юге Африки —

они помогли нам понять их родину

Эта книга – зачем она?

Для этой книги мы собирали сведения о том, как укреплялись связи и менялись взаимные представления у стран, расположенных в разных концах света.

Сегодняшний мир похож на большую коммунальную квартиру, и судьба каждой страны зависит от соседей – не только ближних, но и дальних.

С каждым годом жизнь человечества настолько усложняется, что трудно поспевать за переменами, осмысливать их. Безусловно одно: человечество сможет избежать гибельных катастроф, только если народы и государства научатся лучше понимать друг друга, избавятся от стереотипов и предрассудков. Строить будущее можно не на горьких воспоминаниях о взаимных обидах и распрях, не на том, что разъединяет, а на том, что помогает объединению. Пол Крюгер, президент Трансвааля, больше ста лет назад сказал: «Ищите в прошлом доброе, прекрасное – на этом и стройте будущее».

Мы не пытаемся делать какие-либо категорические выводы, тем более навязывать их читателю. Наша цель – дать пищу для раздумий о сложных и противоречивых путях, на которых складываются взаимные представления народов. Пусть и на материале только двух стран.

* * *

«Южную Африку и Россию должно объединять будущее, – их не должны разъединять ни географическая отдаленность, ни прошлые заблуждения, ни политические мифы»[1]1
  Speech by President Nelson Mandela at the opening of the Centre for Russian Studies at the University of Cape Town // Russia in the Contemporary World. Proceedings of the First Symposium in South Africa at the Centre for Russian Studies, University of Cape Town. 17–19 August 1994. Cape Town: Phoenix Publishers, 1995. P. 5–6. (Здесь и далее.)


[Закрыть]
. Это слова из речи президента Южно-Африканской Республики Нельсона Манделы на открытии Центра российских исследований Кейптаунского университета 17 августа 1994 г.

Он посвятил речь взаимоотношениям России и ЮАР, сказал, что настало время «наводить мосты» между нашими странами, «развеивать мифы и объяснять людям прошлое». И делать это должны как россияне, так и южноафриканцы.

Не всех государственных деятелей хочется цитировать. Но Манделу уважают во всем мире. Мало кто из политиков заслужил такой моральный авторитет. Просидев в лагерях и тюрьмах 27 лет и став президентом великого африканского государства, он призвал своих сограждан, черных и белых, забыть накопившиеся столетиями взаимные обиды и строить будущее страны вместе. И всей своей жизнью подкреплял этот призыв. Пришел к прокурору, который приговорил его к пожизненному заключению, и просто сказал: надо строить будущее вместе.

Мы видели Манделу много раз. И то, что мы от него слышали, всегда вызывало уважение.

А в той речи он вспомнил и о первом российском корабле, оказавшемся на мысе Доброй Надежды еще в 1808 г. И о слухах среди африканских повстанцев в 1850-х, что с севера на помощь им придут «русские» (тоже бившиеся с англичанами в Крымской войне). Напомнил о российских добровольцах, помогавших Трансваалю в англо-бурской войне. И о поддержке Москвой борьбы против расизма на Юге Африки уже в XX столетии...

По-доброму отозвался и о нас, российских ученых: «...Профессор Аполлон Давидсон и его коллеги обладают прекрасными знаниями для того, чтобы определить реальную значимость и характер связей между двумя странами. У них есть личный опыт установления длительных связей нашего народа с Москвой. Многие политические замыслы, которые помогут развитию Южной Африки в грядущие десятилетия, были разработаны в советских университетах».

«Наведение мостов» стало возможно из-за крутых перемен в России и ЮАР на рубеже 1980–1990-х. В те годы возникла наконец возможность глубже осознать те огромные перемены, что происходили во всем мире, но затушевывались мышлением xолодной войны.

У России и ЮАР много общего, но многое их и разъединяет. Если эти две страны, отстоящие друг от друга на десять-двенадцать тысяч километров, смогут, на основе общего в прошлом, строить мосты для будущего, это ли не пример для всего сегодняшнего раздираемого противоречиями мира?

* * *

Мы оказались в ЮАР первыми из российских ученых. В течение нескольких десятилетий между нашими странами не было культурных и научных связей. В 1929 г. два русских геолога побывали в Претории на Международном геологическом конгрессе. А затем приехали мы – в 1989-м. Через шестьдесят лет. И за три года до того, как Россия и ЮАР обменялись посольствами.

Потом мы провели в Южной Африке много лет. В Кейптауне, Дурбане, в городах Трансвааля, Грейамстауне.... Ирина Ивановна Филатова заведовала кафедрой всеобщей истории в провинции Натал, в Университете Дурбан-Уэствил. Аполлон Борисович Давидсон был директором Центра российских исследований Кейптаунского университета.

Собирать документы и материалы для книги мы начали за много лет до поездки в ЮАР. В архивах и библиотеках Москвы и Санкт-Петербурга. В отечественной прессе. В частных архивах наших учителей и коллег. Беседовали с дипломатами, работавшими в советском Генконсульстве в Претории в 1940–1950-х. Южноафриканцы, общественно-политические деятели, политэмигранты, учащиеся советских вузов, делились с нами своими знаниями и идеями. А. Давидсон познакомился с первой большой группой южноафриканцев, приехавших в Москву еще в 1957 г. – на Всемирном фестивале молодежи и студентов. Встречались с политиками и деятелями культуры ЮАР, приезжавшими в СССР.

В ЮАР собирали документы во всех основных архивных хранилищах: Национальном архиве Южной Африки, Центре Майибуйе, в архивах Кейптаунского и Витватерсрандского университетов, Университета Южной Африки в Претории. Нам разрешили использовать многие частные архивы. Коллекции журналов, газет, брошюр, писем, листовок... Ну и, разумеется, устная традиция и личные впечатления, встречи. Говоря о них, мы иногда переходим на повествование от первого лица.

О том, чтобы опубликовать все собранные нами сведения, не может быть и речи. Их очень много. Мы отобрали важнейшие: от самых первых упоминаний о «Московии» на мысе Доброй Надежды и первых сведений о мысе Доброй Надежды в русских рукописных «Космографиях». И то и другое относится к середине XVII в.

А завершаем событиями середины XX в. Это время распада колониальной системы на Африканском континенте. В конце 1950-х провозгласили независимость первые колонии в Черной Африке. А 1960 г. вошел в историю как Год Африки – тринадцать африканских стран провозглашены независимыми государствами. Это привело к резкому обострению ситуации в Южно-Африканском Союзе (ЮАС), который в 1910–1960 гг. был доминионом Британской империи, а затем Британского Содружества. В 1950 г. под давлением ужесточавшегося режима апартхейда самораспустилась компартия, а в 1960-м был запрещен Африканский Национальный Конгресс. Расстрел массовых демонстраций близ Йоханнесбурга и Кейптауна 21 марта 1960 г. вызвал такой резонанс во всем мире, что ООН объявила этот день Днем борьбы против расизма. ЮАС, опасаясь изгнания из Содружества, провозгласил себя суверенным государством – Южно-Африканской Республикой.

Все это отразилось на советско-южноафриканских отношениях. В 1956 г. власти ЮАС закрыли советское генконсульство, созданное в 1942 г. Дипломатические отношения России с ЮАР были восстановлены лишь в 1992 г.

В этой книге мы рассматриваем историю взаимоотношений нашей страны не только с отдельными странами, которые оказались в составе Южно-Африканского Союза, но и с самим этим государством. Подводим читателя к тому повороту, который произошел в середине XX в., когда наступил новый период в истории отношений нашей страны со странами Африки. Завершающие главы книги («Южноафриканская литература в России» и «Русская литература в Южной Африке») выходят за эти временные рамки – разрывать их хронологически не только трудно, но и неправильно.

* * *

Географические и этнические названия, собственные имена и прочие термины, связанные с Югом Африки, не раз менялись и в зарубежной, и в отечественной литературе. Голландцы когда-то назвали главный город на южной оконечности Африки Капстадом. Так он именуется и сейчас на африкаанс – языке, вышедшем из голландского. Англичане, установив свое господство, стали именовать этот город Кейптауном. В русской же литературе его в разное время называли Капштадт – Капстад – Кейптаун. То же и с другой важной океанской гаванью у мыса Доброй Надежды, Саймонстауном: его звали и Симонстадом, и Симанштадтом. В последние годы южноафриканские провинции и многие города были переименованы заново. Трансвааль стал Гаутенгом, Претория называется теперь Чване.

Что уж говорить о названиях африканских народов – колонисты и миссионеры называли их по своему усмотрению, сами же они называли себя иначе, и современные ученые в попытках найти верные термины до сих пор предлагают все новые и новые названия. Мы не даем подробных объяснений этих терминов и не унифицируем их, полагая, что из контекста и кратких расшифровок достаточно ясно, о чем или о ком идет речь. Объяснения ряда других понятий и терминов мы постарались дать в соответствующих разделах текста.

До конца XVIII столетия

... Достигши мыса Доброй Надежды,

возложить ему на себя орден Святого

Владимира 3 класса.

Именной указ Екатерины II

17 апреля 1787 г.

Ранние сведения

О нашей стране в Южной Африке заговорили раньше, чем о ней в России. Это не удивительно. Служащие Голландской Ост-Индской компании, оказавшиеся на мысе Доброй Надежды еще в 1652 г., должны были, конечно, хоть что-то знать или слышать о России.

Ост-Индская компания создала тогда станцию для заправки кораблей, плававших из Голландии к ее владениям в Азии – к Батавии (теперь – Джакарта), центру Голландской Индии, т.е. Индонезии. Первым начальником этой станции директорат Компании назначил человека по имени Йохан (Ян) ван Рибек (1618–1677). Через несколько лет он стал первым губернатором Капской колонии (Колонии на мысе), как назвали станцию.

Ван Рибек прибыл на мыс Доброй Надежды 6 апреля 1652 г. Этот день и считается датой рождения Капской колонии, которая, постоянно разрастаясь, дала начало нынешней Южно-Африканской Республике. А на месте, где была эта, как говорили тогда, «морская таверна» – на стыке океанов, Атлантического и Индийского – возник потом Капстад (Кейптаун).

Всего через пять месяцев, 13 сентября того же 1652 г., ван Рибек упомянул в своем дневнике слово «Московия»[2]2
  Journals of Jan van Riebeek. Vol. 1. 1651–1655. Cape Town; Amsterdam: A.A. Balken, 1952. P. 58.


[Закрыть]
. В какой связи? Он писал, что ее жители охотятся на тюленей и используют их жир в самых разных практических целях.

Вероятно, он имел в виду поморов и тюленевый промысел северных районов нашей страны. Тюленей в южноафриканских водах было много, и ван Рибек предлагал использовать их жир.

Сын «русского из Москвы» – губернатор Капской колонии

В 1737 г. губернатором Капской колонии стал Хендрик Свелленгребель. Он был первым губернатором, родившимся в самой колонии, а не присланным из Амстердама. Его отец, Йоханнес Свелленгребель, родился в Москве, в 1671 г., и прожил в России большую часть жизни. Даже в «Южноафриканском словаре национальных биографий» его называют «русским из Москвы». А дед переселился в Москву из Амстердама в 1643 г., занимался торговлей. В Москве и умер (в 1699 г.), прожив тут более пятидесяти лет[3]3
  South African Dictionary of National Biography / ed. by E. Rosenthal. L.: F. Warne, 1966. P. 369; Dictionary of South African Biography. Vol. 2. Cape Town: Tafelberg, 1972. P. 726.


[Закрыть]
.

Мы не нашли конкретных сведений о том, какие рассказы о Московии слышало кейптаунское общество от семьи Свелленгребелей. Но рассказы, несомненно, были: слишком уж тесно связана с Россией история этой семьи.

В«Космографиях» и «Географиях»

В «Московии» о Южной Африке упоминалось в западных «Космографиях», которые переводились на русский язык в XVII в. и распространялись в рукописных списках.

Самым ранним был перевод в 1637 г. труда фламандца Герарда Меркатора «Книга, глаголемая Космография, сиречь всего света описание». Это перевод обширных пояснений к общегеографическому Атласу Меркатора, изданному в Германии в 1590–1606 гг. Переводчик – Богдан Лыков «с товарищем», Иваном Дорном. Самые типичные русские списки: «Книга, глаголемая Космография, сиречь описание всего света земель и государств великих». Или просто «Космография 1670 года», «Космография в 76 глав» (хотя в разных списках разное число глав). Это свод, энциклопедия тогдашней географии, связное изложение наиболее важных сведений из византийских, польских и западноевропейских источников.

«Космография в 76 глав» была рукописным учебником для учеников Московской Славяно-греко-латинской академии. Географические сведения в ней время от времени дополнялись. Ее читали даже при Петре I. Тогда она была уже иллюстрирована.

Глава об Африке называлась: «О третией части земли, жребия Хамова, иже именуется Африка». Дальше читатель узнавал о восемнадцати странах и землях в Африке. «Страна вторая Ефиопиа полуденная, и пространна, и велика. Цари разные, мало ж благочестивых христиан, нравы и веры разных вер. Под тою же землею и муринская земля». «Царство магдайское, стоит на едином острову на мори полуденном... Вера ж у них, служат солнцу и огню, прилежат звездочтению и волхвованию... Бе же остров человекоядцы нарицаемыя на Фарсийском море. Человеческую и всяких зверей и скот плоти вкушают и кровь пьют. Диви ж и злонравны...» Это, по-видимому, о Мадагаскаре.

Южная часть Африки не выделялась как особая область Черного континента. Не выделялись она и в первой русской печатной географии: «География или краткое земного круга описание. Напечатано повелением царского величества в типографии московской. Лета господня 1710-го в месяце марте». Об Африке там сказано весьма лаконично: «Земли и страны, обретающиеся в части сей сии, суть: Варвариа, Египет, Биледун, Герид, Сарадуни, Ефиопиа, Абиссини и Мономотата». Большинство этих названий не сохранилось, а те, что сохранились, относятся к иной географической реальности обозначений. «Ефиопиа» и «Абиссини», например, располагались в разных частях Африки[4]4
  Характеристика тогдашних европейских представлений об Африке и воспроизведение карт дано в главе «История исследования Африки» русского перевода фундаментального немецкого труда Ф. Гана «Африка» (СПб., [1905]) и в разделе «Географическое изучение Африки в России» (авторы – М.Б. Горнунг и И.Н. Олейников) коллективной работы «Изучение Африки в России (дореволюционный период)» (М.: Наука, 1977).


[Закрыть]
.

Первая карта Африки была издана в России в 1713 г. «Всея Африки тщательнейшая таблица, нами исправно рассмотренная, многими местами умноженная, на части тако большие яко меньшие раздробленная». Африка испещрена здесь множеством коротеньких рек, впадающих в океаны, и хребтами бесконечных гор, изображенных коническими, одинаковой величины знаками. Севернее Мадагаскара – «океан Восточный». Посередине «Екватор, или линея Равнонощная», южнее него Атлантический океан, названный Ефиопским. По Ефиопскому и Восточному океанам плывут из Европы трехмачтовые, вырисованные до флагов и пушечных амбразур, корабли. Направляются они к «Капо Бона Есперанца», оттуда, огибая Мадагаскар, в Индию, потом в Новую Голландию, в Батавию.

В основу была положена карта, изданная в Амстердаме четырьмя десятилетиями раньше, около 1671 г. Составил ее Фредерик де Витт (1618–1698), основатель известной семьи голландских картографов. Как бы много ни было там ошибок (например, к востоку от острова Св. Елены помещен еще один – «новый остров Св. Елены»), все же это была одна из лучших карт Африки того времени.

Первые сведения о Южной Африке русские читатели получили из перевода немецкого учебника Иоганна Хюбнера (1668–1731)[5]5
  Hubner J. Kurze Fragen aus der Alten und Neuen Geographie. Leipzig, 1693. Русский перевод выполнен с другого издания, вышедшего в Лейпциге после 1711 г. (в тексте упомянуто венгерское восстание 1711 г.). Редактор Я.В. Брюс.


[Закрыть]
:

«Земноводного круга краткое описание из старыя и новыя географии по вопросам и ответам чрез Ягана Гибнера собранное и на немецком диалекте в Лейпцике напечатано. А ныне повелением великого государя царя великого князя Петра Первого всероссийского императора при наследственном благороднейшем государе царевиче Петре Петровиче на российском напечатано в Москве. Лета господня 1719, в апреле месяце». (Книга подробная, в русском переводе – 426 страниц.)

Учебник Хюбнера был выбран не случайно. В Европе он был одним из самых авторитетных пособий для изучения географии. В XVIII в. выдержал 36 изданий общим тиражом по тем временам неслыханным: около 100 тыс. экземпляров. Эта книга стала важным источником информации и для многих русских учебников географии XVIII в. Конечно, в духе времени, тогдашних представлений и предрассудков. Под рисунком, символизирующим Европу, стояло: «Сия трех частей [света] в мурости царица». А Африке предпослано: «Аще и под солнцем, но черна есть телом, паче же грубым и гнусным своим делом».

Южной Африке в этой книге посвящена глава: «Берег каферн-ской». Вот ее полный текст:

«Земля кафернская, лат. Кафрериа, простирается по обеим сторонам носа, имянуемого глава доброй надежды.

Люди, которыя к западу при ефиопском мори живут, оныя городов не имеют и никакого короля не знают, но токмо скитаются везде в оной земле, и не многим лутче зверей, а наипаче что оныя человеческое мясо жрут. В земле своей называются оныя готтентотен, а говорят языком подобно как у нас куры кричат.

А которыя на другой стороне к востоку живут, оныя разделяются в несколько королевств, хотя и сие не гораздо лутче прежних.

Зофала королевство, под обороною португалскою. Протчие земли и королевства неудобопамятны суть.

А глава доброй надежды лежит весма в низу, и обычаино чрез то разумеется весь нос, или мыз в низу африки. В протчем тамо есть важная крепость под ведением голанским, и которая по правде за двери к восточной индии почтена быть может, когда прежде двух сот лет португалцы искали путя к восточной индии, пришли оные последи ко стране сеи. А понеже оныя принуждены были до прибытия к месту сему много бедств претерпеть, того ради с перва назвали они мыз или нос сеи капо торментозо, сиречь гора трудная или бедственная. Но как потом щасливо им там удалось, пременили они то имя, и назвали гора доброй надежды. Ибо тогда можно добрую надежду иметь ко прибытию в восточную индию, когда токмо до сего места кто достигнет».

В этом тексте отражены тогдашние европейские представления. В XVII в. Африка была для Западной Европы мифической страной, а для России тем более.

Сколько труда и таланта, сколько жизней ушло на создание моделей мира, которые кажутся теперь такими наивными. Нам трудно бывает понять, как это могли наши предки верить в очевидную для нас несуразицу. Будут недоумевать и наши потомки, рассуждая о нас. Но поддайся они соблазну отделить быль от небыли в нашем сознании, смогут ли тогда что-нибудь понять? Можно ли разрубить надвое, на верное и неверное, узел человеческих представлений?

От каждой эпохи какие-то представления остаются, доходят до потомков. Другие исчезают, отжив свой срок, проваливаются в небытие. А не узнав их, просто невозможно понять прошлое.

Поразительные документы

В Архиве внешней политики России есть фонд под названием: «Сношения России с Мадагаскаром, 1723 г.». И в нем такие дела:

«Отправление вице-адмирала Вилстера с несколькими офицерами Мясным и Кошелевым 1. к королю мадагаскарскому для склонения его быть в российском покровительстве и 2. в Ост-Индию к Моголу для убеждения его производить с Россией коммерцию»;

«Грамота государя императора к королю мадагаскарскому о благосклонном принятии отправленного к нему адмирала Вилстера и о доверии к предложениям его»;

«Полномочная и удостоверительная грамота государя императора Петра I, данная вице-адмиралу Вилстеру, капитану Мясному и капитан-порутчику Кошелеву о принятии в его государево покровительство мадагаскарского короля, позволяя ему жить в России и обещая всевозможным образом его защищать».

И письмо к «королю Мадагаскарскому»:

«Божиею милостию мы, Петр Первый, император и самодержец всероссийский и проч., и проч., и проч., высокопочтенному королю и владетелю славного острова Мадагаскарского наше поздравление.

Понеже мы заблагорассудили для некоторых дел отправить к Вам нашего вице-адмирала Вилстера с несколькими офицерами: того ради Вас просим, дабы оных склонно к себе допустить, свободное пребывание дать, и в том, что они именем нашим Вам предлагать будут полную и совершенную веру дать, и с таким склонным ответом их к нам паки отпустить ж изволили, какого мы от Вас уповаем, и пребываем Вам приятель.

Дано в С.-Петербурге. Ноября 9 1723 года».

Мадагаскар – это не Южная Африка, но попасть туда можно было, только обогнув мыс Доброй Надежды. Так что и к Южной Африке эти документы имеют прямое отношение.

Африканцы – генералы российской армии

Путешествия к берегам Африки были в XVIII в. привычными для европейцев, и Петр это знал. Об Африке ему повседневно напоминала и внешность его любимца – Абрама Ганнибала, прозванного «Арапом Петра Великого».

Жизнь Ганнибала неплохо известна. А вот тот факт, что в XVIII столетии в российской армии служили три генерала-африканца, помнят немногие. В отечественной литературе этому уделено не очень много внимания. Все три – из семейства Ганнибалов и упоминаются чаще всего как родственники Пушкина.

А ведь этот факт поразителен! Такого не было ни в одной европейской армии. Двое из них, Абрам Петрович и его старший сын Иван Абрамович, достигли высшего генеральского чина – стали генерал-аншефами. Третий, Петр Абрамович, – генерал-майором. Не будем пересказывать споры о происхождении старшего из Ганнибалов. Гипотез тут слишком много. Автор одной из них, Дьедонне Гнамманку, западноафриканец, выпускник Университета дружбы народов, уверенно настаивает, например, что Ганнибал родился не в Эфиопии, а близ озера Чад[6]6
  Гнамманку Д. Абрам Ганнибал, Черный предок Пушкина. М.: Молодая гвардия, 1999.


[Закрыть]
.

К Южной Африке Ганнибалы отношения не имели, и мы упоминаем здесь о них лишь потому, что своим африканским происхождением они, должно быть, подтолкнули интерес российского общества к Африканскому континенту.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29