Ирина Анцупова.

Египетский сон. Книга 2



скачать книгу бесплатно

Часть 1. Зов тайны

– Ирина, смотри, что я принёс! – Максим положил на стол кольцо, отливающее удивительным гранатовым блеском.

– Красивое, – улыбнулась я. – Где ты его купил?

– Я только что нашёл его на пороге…

– Что?!

Вдруг солнечный луч зажёгся на отполированной поверхности вишнёво-рубиновым всполохом.

– Перстень Осириса?! – вырвался у меня потрясённый вздох.

– Возможно ли это? – спросил Максим. – Ведь прошло уже пять лет!

– В этом мире возможно всё, – улыбнулась я.

– Конечно. Но…

– В жизни нет места случайностям.

– Давай проверим это? – неожиданно предложил он. – Позволь мне надеть его на твою руку…

Как тогда, Перстень Осириса легко скользнул на мой палец, и я почувствовала его тёплую пульсацию. «Не снимай!» – предупредил меня Ка (я до сих пор так и называла моего невидимого помощника).

– Красивое кольцо… – улыбнулся Максим.

Вскоре он ушёл в магазин, а я занялась домашними делами. Столь внезапное появление Перстня Осириса заставило меня вспомнить о тех, кто стал моими друзьями вот уже более десяти лет назад! Тутмос, Ратосфен, милая Траэс, верный Мартин, любопытный Нао…

Все они были рядом, помогая избегать ошибок, щедро делясь со мной своими Знаниями, и даже не предполагали, что навсегда останутся в моей памяти. Как я была им благодарна! Судя по пульсации Перстня Осириса, мне снова предоставляли возможность увидеться с ними! Разгорающееся свечение говорило о скором открытии Коридора Времени.

«Скорей бы пришёл Максим!» – вдруг заволновалась я.

Словно услышав мои мысли, он открыл дверь. Едва муж успел разложить продукты в холодильник, как вскрикнул и показал на Перстень Осириса, который переливался всеми оттенками красного, желтого и почему-то… голубого!

Доверяя Ка, я закрыла квартиру, и мы вышли на улицу. Летний день клонился к закату. Я огляделась по сторонам, и сердце радостно заколотилось – прямо перед нами медленно-медленно разливался густой серебристый мерцающий туман.

– Ты отправишься со мной? – спросила я и с надеждой посмотрела на Максима.

– Да, – решительно ответил он.

Взявшись за руки, мы ожидали открытия Коридора Времени. Но на этот раз перемещение произошло совершенно по-другому. Серебристый туман окутал нас, и где-то впереди я увидела голубое переливающееся, словно маслянистое, пространство. Море! Над водой показались удивительной красоты высокие горы, потом мы разглядели причал и несколько древних кораблей, судя по всему, готовых к отправлению.

Наконец туман растаял, а мы остались стоять на причале среди незнакомых взволнованных людей, которые суетились около кораблей.

– Где мы? – вполголоса спросил меня Максим.

– Не знаю.

Неожиданно для себя я прочитала на борту ближайшего судна название, которое было высечено… египетскими иероглифами.

– «Надежда»?!

– Ты о чём? – не понял Максим.

– «Надежда» – так называется этот корабль!

На причале неподалёку от нас стоял, нетерпеливо оглядываясь, красивый юношас каштановыми длинными волосами, в котором я угадала… сына Траэс!!!

– Нао?!

Он вздрогнул, поднял на меня синие, как у отца, глаза и подбежал к нам.

– Скорее! Идёмте! Я с трудом уговорил кормчего задержать отправление! Располагайтесь, я сейчас!

Потрясённый Максим послушно взошёл на борт, помог перебраться мне.

Нао подбежал к хмурому кормчему, заговорил с ним, и гортанный крик – приказ к отправлению – заставил нас вздрогнуть. Через секунду корабль отчалил.

Вскоре сын Траэс вернулся к нам.

– Добро пожаловать! – улыбнулся он. – Как я рад, что всё получилось! Мудрейший будет доволен мною.

– Ратосфен?! – ахнула я. – Он жив?

– Конечно! – удивился Нао. – Ведь прошло всего двадцать лет!

«ВСЕГО ДВАДЦАТЬ ЛЕТ»!!! У меня не нашлось слов. Я внезапно вздрогнула от мелькнувшей мысли: ведь Ратосфену должно исполниться уже 175 лет?! Невероятно! А Траэс? Должно быть, ей сейчас чуть более сорока! Как же они, наверное, изменились! Невольно мне стало не по себе.

– Мне сейчас надо подойти к хозяину, – проговорил Нао извиняющимся тоном.

– Ты раб?! – в ужасе спросила я.

– О нет, – смутился юноша. – В жилой части для вас готово помещение. Я скоро приду к вам, и тогда обо всём поговорим.

Нао быстро показал нам «каюту» и умчался.

Мы вышли на палубу. Нагретое солнцем дерево так раскалилось, что было трудно дышать. Воздух казался густым. Море ласково играло под мерными ударами вёсел. Слышались громкие отрывистые команды. Вокруг корабля кружились большие белые птицы, похожие на чаек. Причал стремительно удалялся. Голубое небо было очень высоким и ясным. Лёгкое покачивание палубы давало понять, что это не сон.

– Идёмте, – услышали мы радостный голос Нао. – Я столько хочу рассказать вам!

Мы быстро прошли на нос «Надежды», уселись в тени, и Максим спросил:

– Куда мы направляемся?

– В Египет. Только что наш корабль покинул причал финикийского города Акко. Раньше на этом месте находилась рыбацкая деревушка, где родилась моя мама и мой дядя Трилах.

– ФИНИКИЯ?! – хором воскликнули мы.

Я залюбовалась великолепным пейзажем, открывающимся с воды. Неудивительно, что такая красавица, как моя подруга, родилась именно здесь.

– Как Траэс? Как Мудрейший? Как мы здесь оказались? – я засыпала мальчика вопросами. – Как Тутмос?

– У них всё хорошо, – улыбался Нао моему нетерпению. – Могу я спросить вас?

– Конечно, конечно!

– Как вы обнаружили Перстень Осириса?

Мы переглянулись.

– Я нашёл его в нашем доме, – ответил Максим.

Нао, который внимательно смотрел на моего мужа, удивлённо воскликнул:

– О, как вы похожи на нашего фараона!.. Вы нашли Перстень Осириса на пороге вашего дома?

– Да. И сразу показал жене.

Нао улыбнулся.

– Самое трудное было представить вас, – сказал он, глядя мне в глаза. – Ведь я был ещё ребёнком, когда наш фараон получил законную власть, а царица Хатшепсут покинула пределы Египта. Но мама столько рассказывала о вас, что я смог материализовать Перстень Осириса в вашем мире.

– Материализовать? – воскликнула я. – Нао, ты обладаешь Силой?!

– Да, – скромно и гордо проговорил юноша. – Мудрейший всего год назад доверил меня Ей. И мои родители с радостью приняли моё Посвящение.

Максим лишь вопросительно смотрел на меня.

– Так где же сейчас Тутмос, Траэс, Мартин, Ратосфен?

– Мудрейший и мама – в Храме Книги, отец и мой дядя в столице, вместе с Тутмосом. Теперь он очень изменился, стал настоящим фараоном. И до сих пор помнит о Вас, Ирина… – Нао смешно покосился на моего мужа.

– Я знаю эту историю, – улыбнулся Максим.

– Когда мы будем в Египте?

– При хороших погодных условиях – через месяц. Но я нахожусь на «Надежде» именно для этого… Я могу улучшать погоду…

Максим прищурился, что всегда являлось признаком крайнего удивления.

– Что ты имеешь в виду?

– Сила наделила меня необычными способностями, – опустив глаза, проговорил Нао. – Вы, наверное, не раз убедитесь в этом, пока мы доберёмся до столицы.

– Почему корабль назван «Надежда»? – спросил Максим.

– Так назвать его велел фараон Тутмос. «Надежду» построил мой отец, – не без гордости проговорил юноша. – Я тоже помогал ему.

– Ратосфен знает о нашем путешествии?

– Конечно. Он ждёт вас. Хотя, возможно, вы увидите его раньше, чем мы прибудем в столицу.

Несмотря на то, что появилось множество вопросов, я решила ничему не удивляться. А вот Максиму было труднее. Он осматривался по сторонам и не скрывал своего недоумения. Таким я не видела его раньше, даже при встрече с Тутмосом. Максим ощущал примерно то же, что и я, когда впервые попала в Египет. Само перемещение произвело на него огромное впечатление. Да и как могло быть иначе?!

– Если отключишь логику, станет легче, – посоветовала я Максиму. – Как тебе погода?

– Отлично. Давно хотел хорошенько загореть.

Смуглый Нао добродушно усмехнулся.

– А как на этом корабле относятся к столь неожиданному появлению двух пассажиров на борту, один из которых – женщина? – спросила я, некстати вспомнив о суеверии.

– Хорошо, – обрадовал меня юноша. – Кормчий Темет сначала возмущался, но частые визиты Нейлы приручили его. Темету невольно пришлось смириться…

– Кто это – Нейла? – спросили мы почти хором.

– Вы не знаете?! Да, верно. Это моя сестрёнка. Она наверняка скоро посетит «Надежду», послушавшись маму, которая почему-то беспокоится за меня.

– Твоя сестра тоже обладает Силой? – уточнил Максим.

– Да.

– А что это за Сила?

– Та, которая открывает Коридор Времени, – коротко объяснила я.

Как ни странно, за всё время, что мы знали друг друга, я никогда подробно не рассказывала Максиму о Силе и о том, что сама обладаю Ею. «Его время пришло!» – ответил мне Ка, когда я спросила о необходимости просвещения моего мужа.

– Подробнее тебе объяснит Мудрейший…

– Фараон? – вдруг вскрикнула неожиданно оказавшаяся на палубе… Траэс! – Как вы здесь оказались? Что за странный наряд?!

Удивлённый муж повернулся на голос и увидел тоненькую стройную девушку, очень похожую на Траэс. Только несколько мгновений спустя я поняла, что это её дочь – Нейла.

– Здравствуй, Нао! – она быстро поцеловала брата в щёку.

– Привет. Это не фараон Тутмос, – заверил её Нао.

Смущение вспыхнуло в глазах девушки.

– Ой-йе! – негромко проговорила я, улыбаясь.

Нейла изумлённо взглянула на меня.

– Вы – Ирина?! – радостно вскричала она.

– Да. Сколько тебе лет, Нейла?

Но на этот вопрос я уже знала ответ. И девушка подтвердила мою догадку.

– Восемнадцать.

– Твоей маме было столько же, когда мы с ней познакомились! Ты так похожа на Траэс!

– Мы, наверное, даже подруги, – вполголоса проговорила Нейла. – Я очень рада, что вы снова с нами. Ой-йе! – робко добавила она. – А кто тогда этот господин?

– Это мой муж, Максим, – улыбнулась я.

Муж учтиво поклонился Нейле.

У меня было странное ощущение, что всё возвращается на свои места. Я не могла привыкнуть к путешествиям и перемещениям, поскольку понимала, что Время невозможно повернуть, остановить или сжать, но сам факт существования такого универсального «транспортного средства», как Коридор Времени, заставлял поступить единственно верно – отключить логику и научиться принимать происходящее, доверяя себе.

Максим тем временем смотрел вокруг, ещё не сумев преодолеть потрясение. Заметив выражение его лица, Нао неловко и смущённо проговорил:

– Вы в любую секунду можете оставить наш корабль и вернуться в свой мир…

– Нет, нет! – почти испугался Максим. – Мне просто требуется время, чтобы осознать…

– Ты убедился в том, что всё это происходит с тобой на самом деле? – поняла я.

– Да.

Максим обнял меня. Нейла смотрела на него огромными чёрными глазами, и ему пришлось убрать руку с моего плеча.

– О Царь Царей, простите, Максим (девушка осторожно проговорила его имя), мне непонятно, как вы оказались на «Надежде»! Можете ли вы объяснить это?

– Я – нет, – признался он. – А Нао, думаю, знает больше, чем мы.

– Да, – юноша опустил глаза. – Ратосфен попросил меня переместить Перстень Осириса в ваш мир, поскольку пришло время.

– Время для чего?

– Для нового уровня Знаний и следующего витка… событий.

– Каких событий?

– Об этом вам расскажет Мудрейший.

– Фараону что-то угрожает?

– Нет, нет! – успокоил меня Нао. – Вы нужны ему не только в тяжёлые дни, но и в дни триумфа. Именно вы, Ирина – и ваш муж!

– Я? – удивлённо воскликнул Максим.

– Да. Вы – двойник фараона Тутмоса III.

Больше мы не смогли вытянуть из него ни слова.

– Нао! – окликнул его кормчий Темет.

Густой, как будто тяжёлый голос пролетел над притихшими гребцами и сияющей перед нами волной.

Нао извинился и подбежал к Темету, а Нейла сказала:

– Я сейчас вернусь домой, обрадую маму.

Она прищурила огромные глаза, так похожие на глаза Траэс. Девушка кивнула нам, уверенными шагами дошла до мачты и… словно растаяла в воздухе! Мы с Максимом остались вдвоём.

– Это был мираж? – спросил он.

– Кажется, нет.

Признаться, я сама не была в этом уверена.

Муж вздохнул и улыбнулся мне.

– Что же подумала ТЫ, когда увидела, что находишься в Египте?

Я поняла, что это не вопрос, а, скорее, удивление и понимание моих чувств.

– Как ты?

– Всё хорошо.

– Ты не жалеешь, что отправился со мной?

– Нет, конечно, нет!

Нао подошёл к нам, улыбаясь.

– Кормчий Темет предложил Вам воспользоваться его гостеприимством. Он готов рассказать об экспедиции, из которой мы возвращаемся, и заверил, что вы можете полностью положиться на него.

– Что это была экспедиция? – Максим вскинул на юношу заинтересованный взгляд.

– Маршрут предложил нам Ратосфен, – Нао явно обрадовался вопросу. – Дело в том, что мама хотела посетить те места, где родилась, но не могла вспомнить даже то, как выглядела эта деревня. При попытке перемещения по Коридору Времени она попала в период, когда её захватил работорговец, а деревня была разгромлена…

Нао вздохнул.

– Она была такая грустная, когда вернулась! Мы с Нейлой иногда просыпались по ночам и слышали, как она плачет, рассказывая отцу о том путешествии!

Траэс, милая моя Траэс! Я не могла представить, что пришлось ей пережить! Нейла была похожа на мать как две капли воды, и это несколько сбивало меня с мысли. Мне постоянно хотелось назвать девушку Траэс, хотя собственное имя – Нейла – очень подходило ей.

Максим позвал меня коротким возгласом. Причал скрылся из виду, берега тоже не было видно, и горы, подёрнутые дымкой утреннего тумана, словно вставали из воды. За «Надеждой» шёл целый караван из десяти судов.

Мы перешли на корму под внимательным, но дружеским взглядом кормчего. Темет чуть заметно наклонил голову, приветствуя нас, и вернулся к своим делам. Гребцы были сильными и крепкими людьми, и ни один из них не был прикован к тяжёлым вёслам.

Плеск волн и скрип высокой мачты успокаивал, а жара и мерное покачивание почти усыпили меня. Но Максим показал мне на Нао, который стоял возле Темета, словно превратившись в статую, и напряженно смотрел вдаль. Во взгляде его угадывалась тревога. Муж тоже заметил это.

– Как думаешь, что происходит? – чуть слышно спросил он.

– Гроза. Буря идёт, – коротко ответил проходивший мимо высокий человек с блестящим бритым черепом и жёстким взглядом черных холодных глаз.

Странно, но мне показалось, что я видела его раньше!

– Кто это? – спросила я у подошедшего Нао.

– Его зовут Рафет. Он наш проводник.

– Рафет?! – мне не удалось сдержать изумления. – Проводник?!

– Кажется, я понял причину Вашего недоумения, – улыбнулся юноша. – Вы правы, этот ТОТ САМЫЙ Рафет, который отправился в изгнание вместе со свергнутой Хатшепсут и оставался с царицей до её последнего вздоха.

Я покачала головой.

– Он, наверное, ненавидит Тутмоса.

– Нет, это не так, – заверил меня Нао. – Он вернулся к фараону, поскольку всё напоминало ему о Хатшепсут. Рафет убедил не разрушать её храм в Долине, и когда фараон спросил его о причине, он ответил: «Это память!»

Я ещё раз взглянула на человека, который знал Хатшепсут лучше, чем кто-либо из нас. Рафет стоял на носу корабля, скрестив на груди сильные руки, и смотрел вдаль.

Тем временем ветер усилился, волны стали выше, а вода утратила свою прозрачность. По небу поплыли лёгкие перистые облака – предвестники бури.

– Откуда он знал про надвигающуюся грозу? – спросила я.

– Рафет многому научился в пустыне, – пожал плечами юноша. – Иногда мне кажется, что гроза начинается всякий раз, когда он вспоминает о Хатшепсут.

Максим взглянул на меня.

– Такое тоже возможно, – задумчиво проговорила я.

– Нао, – услышали мы звонкий голосок Нейлы, которая появилась на палубе так же неожиданно, как и в первый раз. – Гроза надвигается. Ты готов?

– К чему? – спросила я.

– Скоро увидите, – загадочно улыбнулся сын Траэс.

Как Нейла была похожа на мать, так Нао напоминал Мартина. Красивые большие глаза, не по-восточному мягкие черты лица и каштановые волосы, мягкими волнами ниспадающие на плечи… Похоже, ни гребцов, ни Рафета, ни кормчего его необычная для египтян внешность не удивляла. Распространялось ли влияние Ратосфена на этих людей? Давно ли Нао выходит в море? Что делает здесь Рафет? Знал ли кто-нибудь о нашем прибытии заранее? Я не могла ответить на все эти вопросы, но мой Ка был спокоен.

Взглянув на Максима, я убедилась в том, что он постепенно привыкает к мысли о том, что находится во времени, о котором написано много книг и очень мало известно.

Тем временем гроза приближалась. Вода заметно потемнела. Воздух не становился прохладнее, было душно. Наконец мы с облегчением услышали первые грозовые раскаты и, как по команде, прямо перед носом корабля поднялась большая волна.

Темет громко закричал. Мы с Максимом не успели понять команду, но опытные гребцы смягчили удар, и я смогла удержаться на ногах, хоть мне и пришлось что было сил вцепиться в борт. Нао что-то быстро заговорил на ухо кормчему, наклонившись к его плечу. Тот кивнул, и юноша пробежал на нос. Максим заметил, что Рафет стоял, прижавшись спиной к мачте, и подставил лицо сильному порыву горячего ветра. Казалось, он хотел найти утешения в буре, стремясь забыть о Хатшепсут. То, что он до сих пор любил её, я поняла, когда увидела его скорбный и усталый взгляд, когда он стоял на носу «Надежды».

Впереди встала волна ещё большая, чем первая. Корабль медленно, очень медленно поднялся на её белоснежный гребень, а потом стремительно заскользил вниз, прямо под новую волну! И снова всё повторилось – взлёт, остановка в вихре бешено крутящейся пены и кажущееся бесконечным падение, от которого начинала кружиться голова.

Максим был в восторге. Мы оставались на корме, и порой мне становилось не по себе. Грохот воды заглушал мысли. Спины гребцов были мокрыми от брызг. Вернувшемуся к нам Нао тоже нравилась игра с надвигающимся штормом, хотя гроза обещала быть очень сильной.

– Когда вы устанете от качки, скажите мне, – прокричал он.

– Я готов помочь, – ответил Максим.

Нао рассмеялся.

– Благодарю, – сказал юноша и вдруг стал серьёзным. – Похоже, через несколько минут всё же придётся призывать Силу…

Шторм действительно усиливался. Неожиданно хлынул настоящий тропический ливень, и мы мгновенно вымокли до нитки. Теперь не было слышно даже громких выкриков Темета. Нао молча показал нам на надстройку, но мы запротестовали. Юноша улыбнулся и, сосредоточившись, внимательно посмотрел на бушующие волны, которые становились опасными. «Он призывает Силу!» – поняла я.

И вдруг стало очень тихо. Грохот ревущих валов словно отошел на второй план. Максим недоумевающе оглядывался вокруг. Волны почти стихли, и «Надежда» спокойно перекатывалась по их послушным спинам, словно забыв о скачках, которые мы испытали на себе всего несколько минут назад.

Влияние удивительной Силы сказалось и на всех остальных кораблях каравана. На расстоянии десяти метров впереди, слева и справа виднелась тонкая радужная плёнка. Увидев защитившую нас Силу второй раз в жизни, я не смогла удержать благодарного вздоха. Нао всё понял и кивнул мне.

А за защитной плёнкой бушевал шторм. Дождь не закончился, но стал намного тише. Потемневшее небо, казалось, опустилось на мачты кораблей.

Максим вопросительно посмотрел на меня, потом показал взглядом на Рафета. Он покачал головой, оглядывая изменившееся море, потом гордо выпрямил плечи и скрылся в надстройке, удостоив нас надменно-холодным взглядом.

– Никогда не видел такого Чуда! – признался Максим. – Объясни мне, пожалуйста, как он сделал это?

– Я не могу рассказать тебе всего, прости. Мудрейший обо всём поговорит с тобой.

– Ты столько говоришь о нём! И Нао часто упоминает его имя. Кто этот человек?

– Он мой Учитель.

И я рассказала о Ратосфене всё, что знала.

– Тебе многое предстоит узнать здесь, – предупредила я мужа.

– Я готов к этому! – спокойно ответил он.

– И ты никому не расскажешь в нашем мире о том, что ты видел здесь?

– Никому. Потому что мне просто не поверят!

Нао улыбался, наблюдая за нами. И только теперь я поняла, что Нейла снова вернулась к матери. Её не было на «Надежде» ещё до того момента, как корабль попал в грозу, и сначала я испугалась, что девушку смыло за борт волной.

– Нет, нет! – поспешил успокоить меня Нао. – Она уже давно рядом с матерью, делится с ней тем, как хорошо я научился защищать нашу «Надежду».

– Откуда ты знаешь?!

Юноша не ответил мне, лишь улыбнулся.

– Почему же Траэс до сих пор не навестила нас здесь?

– Она нужна Ратосфену.

При этих словах я поняла, что подруга проходит новый этап Познания.

– Только Нейла и Мудрейший могут быть рядом с ней?

– Да.

С каждым ответом на вопросы мне становилось всё интереснее. Почему мы попали именно на корабль, который возвращался в Египет из похода, а не в Храм Книги или в столицу? К чему должен подготовить нас Нао?

– Одно я могу объяснить вам, – серьёзно проговорил юноша. – Нам предстоит большое путешествие. Это всё, что я могу сказать сейчас.

Мы с Максимом переглянулись.

– Мама так переживала, когда увидела разрушенную деревню, где родились она и дядя Трилах! – Нао заговорил отчаянно и быстро. – Она попала в прошлое, в котором уже была раньше. И мама увидела себя – только маленькую, когда она была ребёнком. Это очень опасно. Им нельзя встречаться глазами, поскольку происходят такие искажения пространства, которые могут разрушить миры этих двух людей. Это сложно, непонятно, но так объяснил Мудрейший. Наверное, именно поэтому мама долго плакала по ночам.

Максим нахмурился, стараясь осознать то, что рассказал нам Нао.

– Завтра Нейла передаст вам письмо от Мудрейшего, может быть, там будут указания, что вам делать дальше. Но вероятнее всего, что вы продолжите путешествие на «Надежде». Ведь вам ещё не приходилось бывать в море в НАШЕ время?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2