Ирада Нури.

Красавица и чудовище. Правда жизни. Книга 2



скачать книгу бесплатно

Ирада Нури`

"Красавица и чудовище. Правда жизни"

Пролог

– Прах к праху, пепел к пеплу… – слова священника колоколом отдавались в моей голове. – От него мы пришли, к нему и вернёмся… Ничто не вечно, время не стоит на месте, и всё в конце концов вернётся на круги своя…

Этим пасмурным весенним утром, как никогда ощущалась хрупкость человеческого бытия. Вокруг собралась толпа совершенно незнакомых людей. Они не задерживались надолго, лишь высказав слова соболезнования, и переговорив друг с другом, сразу же возвращались к своим машинам.

Блестящие, чёрные автомобили совершенно разных мастей: джипы, лимузины, классические, спортивные… Длинной вереницей протянулись от самых ворот небольшого частного кладбища.

Сотни охранников, вооружённых до зубов, охраняли все входы и выходы, не давая и мухе пролететь незаметно.

Несколько человек подошли к нам, и после стандартного набора слов, увели моего мужа в сторону. Я, с все возрастающей тревогой смотрела им вслед.

– Господи, нет, только не это! Пожалуйста, молю, пусть это будет не то, о чём я думаю…

– Мама, что случилось? Ты опять плачешь? – голос Брента заставил меня взять себя в руки. Он не должен видеть меня такой.

Вымученно улыбнувшись, я поцеловала мальчика в макушку, ещё крепче прижимая его к себе:

– Всё в порядке, родной. Всё будет хорошо. Всё теперь будет по-другому.

Как бы мне самой хотелось верить, что всё так и будет. Бросив взгляд в сторону и не увидев мужа, я стала испуганно озираться по сторонам.

Страх! Я живу с этим чувством уже пять грёбаных лет. Всё, что когда-то казалось мне концом света – предательство Джен, реакция Девлина, мой побег из Штатов – всё оказалось лишь детской игрой, по сравнению с тем, что ожидало меня по прибытии в Колумбию.

Если бы только возможно было повернуть время вспять…


Глава 1

– Отец, позволь представить тебе мою жену Айлу. Айла, это мой отец, дон Фернандо Эстебан. Он "король" в этих местах!

Тогда, я только посмеялась над этим, глядя на добродушное, симпатичное лицо начинающего седеть мужчины. Такие же тёмные, как у Мигеля глаза, цепко осматривали меня с головы до ног. Повернувшись к сыну, он неожиданно серьёзно произнёс:

– А что, у нас в Боготе девушек не осталось, что ты выбрал себе "грингу»? – и, видя наши смущённые лица, улыбнувшись добавил:

– А, впрочем, я тебя понимаю, сынок. Она действительно красавица. Надеюсь, она католичка?

Вопросы посыпались один за другим, причём мой свекор, обращался исключительно к сыну, совершенно игнорируя меня, словно я была пустым местом.

С каждой минутой, мне становилось всё больше не по себе. Тошнота, преследующая меня в последнее время, снова подкатила, и заставила присесть, не спросив позволения хозяина дома.

– Простите, – беспомощно пробормотала я, пытаясь справиться с приступом.

Внимательно приглядевшись ко мне, дон Фернандо наконец воскликнул:

– Мигелито, твоя женщина беременна! Ай, да сын! Он довольно похлопал моего мужа по плечу, – молодец, уважил старика.

Будет мальчик, наследник, я уверен в этом!

Довольно рассмеявшись, он вызвал прислугу, и велел проводить меня в приготовленную для нас спальню. Уже поднимаясь по лестнице, я, услышала его вопрос, которому тогда совершенно не придала значения, а зря…

– Она знает, чем, ты занимаешься?

– Нет, – последовал ответ. – Мы любим друг друга, а остальное не важно…

О том, чем занимался мой муж, я узнала совершенно случайно, и тогда, когда была уже на восьмом с половиной месяце беременности.

Я помню, как проснулась посреди ночи от странных звуков внизу. Кто-то говорил по-испански. Наконец, мне удалось разобрать голос свекра. Он кричал на кого-то, спрашивая про какой-то "товар".

Обернувшись к спящему мужу, я обнаружила его половину кровати пустой.

Сердце сдавило недоброе предчувствие, и я, повинуясь внезапному импульсу, накинув наспех халат, спустилась вниз.

Оставаясь незамеченной, я насчитала во дворе патио шесть человек. Мигель тоже был там. В его руках, я к своему ужасу увидела пистолет, который он направлял на какого-то несчастного, которого с обеих сторон поддерживали за руки люди дона Фернандо.

Мужчина был зверски избит. Всё лицо и тело, покрытые кровоподтёками, вызывали желание закричать.

Зажав рот рукой, чтобы не выдать своего присутствия, я стала потихонечку подниматься в комнату, когда раздался звук выстрела.

Вернувшись на "пост наблюдения", я успела заметить, как Мигель, отбросив в сторону уже бесполезное оружие, и, по пути пнув ногой труп мужчины, отправился налить себе "чего-нибудь".

Страх за себя, за жизнь своего ещё не родившегося ребёнка, сковал моё сердце. Именно страх, заставил меня, не издав ни звука, стремительно вернуться в спальню, и сделать вид, что я сплю. И даже тогда, когда под утро, Мигель вернулся, и как ни в чём не бывало, обнял меня под одеялом, я нашла в себе силы не выдать себя, и не вырваться из рук убийцы.

Переживая свой разрыв с Девлином, единственной любовью всей моей жизни, я настолько ушла в себя, что не замечала ничего вокруг. Любовь Мигеля, тогда казалась мне спасательным кругом, и, я с благодарностью ухватилась за столь своевременную помощь.

К тому времени, узнав о моей беременности, Мигель, как истинный рыцарь в сверкающих доспехах, пришёл мне на выручку, пообещав, что примет его, как родного. Радужные мечты вновь замаячили на горизонте, и предложение мужа поехать познакомиться с отцом, не вызвали во мне никакого протеста.

Теперь же, я отчётливо осознавала, какую чудовищную ошибку совершила. Будучи двадцать четыре часа в сутки под надзором, я была совершенно лишена возможности сбежать.

Понятие "король", которым Мигель, представляя меня отцу, его окрестил, обрело свою ужасающую сущность. Дон Фернандо действительно был здесь королём.

Являясь главой крупнейшего в стране наркокартеля, и, будучи на короткой ноге как с властями, чиновниками, полицией, так и главарями бандитских группировок, он был полноправным хозяином здешних мест.

И мой муж, был его правой рукой!

Глава 2

Каждый день прожитый в фамильном доме Эстебан, превращался для меня в пытку. Мне приходилось контролировать каждый свой шаг, каждое слово, чтобы не выдать себя.

И, если днём, я могла ещё как-то, сославшись на недомогание избежать неприятного общества, то ночами, преодолевая отвращение, приходилось терпеть поцелуи и прикосновения Мигеля. Хорошо, что врачи, порекомендовали нам воздержаться от супружеской близости, иначе просто не представляю, как бы я смогла сдержаться, и не крикнуть ему в лицо – убийца!

Усугубляло положение то, что мне частенько приходилось изображать из себя радушную хозяйку асьенды: встречать и приветствовать друзей дона Фернандо, таких же преступников, как и он. Улыбаться до боли в челюсти, и быть приветливой с их жёнами и невестами, от которых меня воротило так, что и не описать словами. Все их разговоры крутились вокруг денег, драгоценностей, поездок в Европу, и молодых любовников, которых они содержат за спинами законных мужей.

Но хуже всех, был дон Рауль Монтойя. Тонкими усиками и маленькими хищными глазками на сальном лице, он напрочь ассоциировался у меня с жирным тараканом, вызывающим лишь единственное и неудержимое желание – его раздавить!

Ещё при самой первой встрече, когда я, стоя между доном Фернандо и Мигелем приветствовала "дорогого гостя", он, рассыпавшись в пошлых, на мой взгляд, комплиментах, умудрился не просто поцеловать мою руку… Он её лизнул! При этом, он был абсолютно уверен, что я об этом никому не скажу.

И, он был прав. Становиться причиной конфликта между мужем и этой мразью, я не хотела. С трудом преодолевая отвращение, я сумела достоять до того момента, когда гости вошли в дом, и только после этого, рванула в ванную комнату, отмывать руку моющим средством, содержавшим хлор.

Ни мой статус замужней дамы, ни мой огромный живот, не могли защитить меня от его похотливых взглядов и плотоядной улыбочки. Оставалось лишь надеяться, что очень скоро, я перестану быть для него "новенькой грингой", и он потеряет ко мне интерес.

Тем временем, жизнь в асьенде шла своим ходом.

Крики о помощи, звуки ударов и выстрелов, были частыми гостями на территории поместья. Бронированные грузовики привозили деньги, и увозили товар. А мой муж, становился всё мрачнее и мрачнее, и всё меньше походил на того красавчика, с которым я познакомилась в клубе.

И вот, наконец, ближе к утру, двадцать пятого февраля, ровно через девять месяцев после того злополучного дня, когда разбились в прах мои мечты о счастливой семейной жизни с единственным мужчиной, которого я любила, на свет появилось маленькое чудо, которое вновь заставило меня почувствовать себя живой.

Впервые взяв на руки сына, и глядя в его такие знакомые зелёные глазки, я поклялась, что сделаю всё что в моих силах, но уберегу его от того будущего, которое прочит ему новоиспечённый "дедушка".

Брент… Брентон Девлин Фэррис Эстебан. Мой маленький ангелочек с каждым днём всё больше и больше походил на своего отца. Светло-каштановые волосы, также слегка вились на концах.

Страх за него, рвал на части мою душу. Рано или поздно, ненужные разговоры о его отцовстве обязательно всплывут, и кто знает, что придёт в голову всесильному дону Фернандо.

С другой стороны, отношения с Мигелем стали давать трещину. В те редкие ночи, когда мне не удавалось придумать никаких отговорок чтобы избежать близости, я представляла, что это не он, а Девлин, такой, каким он был в самый первый раз…

И вот, настал тот день, когда до меня стали доходить слухи, что у моего мужа появилась любовница. Затем, ещё одна. И ещё… И, если, поначалу Мигель стыдился признаваться в изменах, то вскоре, он стал делать это открыто. Тем не менее, каждый раз, после очередной измены, он возвращался домой пьяный в хлам, и обвинял меня в том, что я сама довела его до такой жизни.

Устав, я в один прекрасный день, попросила его о разводе. В тот день, Мигель впервые показал мне своё истинное лицо. Тот, потрясающий красавец Мигель, который танцевал со мною танго исчез, уступая место чудовищу, изрыгающему брань и проклятия.

Он ударил меня. А затем, заявил, что, если я когда-нибудь осмелюсь лишь заикнуться о разводе, он заберёт Брента, и я, больше никогда не увижу своего малыша. Мы – его собственность, и он скорее убьёт меня, чем позволит бросить его и уйти.

И, я не выдержала! Всё, что так долго копилось у меня в душе, вылилось на голову моего мужа. Я кричала, что никогда не смогу быть примерной и любящей женой убийце и торговцу наркотиками. Что никогда не смирюсь с таким положением, и, лучше пусть убьёт меня сейчас, потому что я, никогда не перестану надеяться на то, что освобожусь от него.

Он этого не ожидал, не знал, что мне было известно о его тёмных делишках. Он рыдая обнимал мои колени, умоляя простить его. Говорил, что бросит всё, что раскаивается. Обещал измениться, устроиться на легальную работу, переехать в собственное жильё.

И, я поверила… снова…

Ну, что же, слово он своё вроде бы сдержал. Не знаю, как он это объяснил своему отцу, но в течение следующих дней, мы переехали в съёмную квартиру на другом конце города. Мигель, на пару со старинным приятелем, открыл клуб, и вроде бы без наркоты и прочей дури…

Жизнь потихоньку налаживалась. Переведясь из Штатов сюда, я, смогла наконец, закончить учёбу, и получить диплом юриста.

Брент рос, и всё чаще и чаще заводил разговор о новом братике, или на крайний случай, сестричке. Мигель с энтузиазмом поддерживал его желание, ну а я, улыбаясь, на следующий же день, бежала в аптеку, за очередной упаковкой противозачаточных средств.

Годы шли, и в день своего двадцати шестилетия, я дала себе слово, что перестану думать о Девлине. Он – в прошлом, и пусть там себе и остаётся. У меня осталась частица его, и это даже больше, на что я могла надеяться.

Мигель любит меня, и ради его любви, я дам ему второй шанс. В тот день, после того, как мы вернулись с вечеринки в клубе где отмечали мой день рождения, готовясь ложиться постель, я впервые отказалась от "защиты". Будь, что будет…

Но, ничего не было. Нам позвонили из полиции, и сообщили, что дон Фернандо Эстебан, был отравлен в собственном доме. Убийцу разыскивают…


* * * * *

Как странно, у наркобаронов даже похороны бывают по высшему разряду: частное кладбище, мраморный мавзолей, персональный сторож… Как говорится, умирай – не хочу.

Тысячи людей пришли проводить его в последний путь, будто он был не преступником, а святым человеком, этаким агнцем Божьим.

Я стояла в траурном платье, несколько лёгким для апрельской погоды, и чувствовала, как холод проникает под одежду, заставляя зубы выбивать лёгкую дробь. Обнимая за плечи прижавшегося ко мне спиной Брента, я, пользуясь тем, что на мне были тёмные очки, следила за прибывающими.

Отсутствие Мигеля начинало меня пугать. О чём он разговаривает с теми людьми? Не предложат ли они ему теперь, когда его отец мёртв и синдикат остался без своего главы, продолжить, так сказать, "семейный бизнес"?

Господи, нет! Пожалуйста…

Краем глаза, я заметила, как Мигель кивал на какие-то их слова. Его ноздри раздувались, как было всегда, когда он предвкушал что-то особенное…

Ко мне приблизился дон Рауль. Его хищные глазки, даже в такой, казалось бы, горестный момент, буквально раздевали меня, заставляя чувствовать себя под его взглядами голой, несмотря на одежду.

– Примите мои соболезнования, Айлита, и знайте, что я скорблю вместе с вами.

Он покосился на моего сына, который машинально встал между нами, и, с неприязнью, удивительной для его лет, взиравшего на противного дяденьку.

– Если вам, когда-нибудь, понадобится помощь, то знайте, что дон Рауль всегда готов прийти на помощь столь прекрасной синьоре, как вы, моя дорогая.

Он попытался поцеловать мою руку, но Брент ему помешал. Развернувшись ко мне, мой малыш заныл:

– Мамочка, возьми меня на руки, у меня уже ноги застыли.

Вздохнув от облегчения, и, благодаря Бога за сообразительность Брента, я тут же воспользовалась "добровольным щитом", и подхватила сына на руки.

Лютая ненависть, сквозила в прощальном взгляде дона Рауля, когда он посмотрел на нас с сыном:

– Я не прощаюсь, ещё увидимся…

Где – то я уже слышала такое… Но, тогда, рядом был Девлин. А теперь…

Я постаралась поскорее выкинуть его из головы. И вновь посмотрела на Мигеля. Озноб усиливался, но уже не от холода. Я нервничала, продолжая незаметно следить за действиями мужа. Он что-то задумал. Это точно.

Я прижала сына к себе. Нужно быть готовой ко всему.

Глава 3

А дальше, всё пошло– поехало…

Переезд в особняк, усиление охраны. Камеры слежения были повсюду, и я уже просто боялась лишний раз сходить в туалет, а вдруг и там следят?

Вся приготовленная еда, вода, и даже моющиеся средства, парфюмы и одежда, подвергались тщательному химическому анализу на наличие токсических и отравляющих веществ.

Постоянное присутствие вооружённых до зубов людей, просто выводило меня из себя. Дошло до того, что мой сын, попросил у Мигеля, купить ему настоящий пистолет.

Мигель пообещал, и вновь куда-то срочно уехал в сопровождении целого отряда головорезов.

Так продолжалось каждый день. Его постоянные отлучки становились нормой. Я знала, что несмотря ни на что, я не могу запретить ему разыскивать убийц отца. Плохим он был или хорошим, но он был его отцом, и Мигель его очень любил.

Как-то вечером, сидя в кресле, он подозвал меня, и усадив на колени долго, словно решаясь на что-то, смотрел на моё лицо. Я чувствовала, что он пытается мне что-то сказать, но на мои расспросы, он так и не ответил, лишь крепче прижал меня к себе уткнувшись носом в мою шею.

Так мы и сидели, обнявшись, впервые за долгое время ощущая близость друг к другу. Лёгкими поцелуями он покрывал мои щёки и лоб, а когда коснулся губ, прикосновения уступили место глубокому, чувственному поцелую, заставившему меня спустя столько лет, впервые, по-настоящему захотеть близости с ним.

Одной рукой лаская его затылок, другой, я притянула его к себе…

Звонок мобильного прозвучал как гром среди ясного неба. Нехотя оторвавшись от меня, Мигель коротко бросил в трубку:

– Слушаю!

Не знаю, что сказали ему на том конце провода, но, он, побледнев, резко вскочил, и криками подзывая охрану, приказал им собираться. Уже перед тем, как сесть в автомобиль, Мигель отчего-то вернулся, и вновь прильнув ко мне в крепком поцелуе, прошептал прямо в губы:

– Я люблю тебя, querida. Клянусь Богом, если бы я мог всё изменить, я бы это сделал! Ради тебя! Береги себя и сына. Прости меня, – он, словно прощаясь, вглядывался в моё лицо, пытаясь запомнить черты моего лица.

Резко отвернувшись, и, на ходу отдавая приказания своим людям, он уселся в машину, и больше не оглядываясь уехал в ночь.

Ближе к утру, я проснулась от того, что кто-то весьма бесцеремонно встряхнул меня за плечо:

– Просыпайтесь, сеньора! – это был Тито, один из телохранителей Мигеля. Сейчас, он мало походил на того несокрушимого малого, который неотлучно находился при моём муже, и которого за его немногословность, Брент за глаза называл Терминатором.

По правому виску, тонкой струйкой текла кровь, рука была на перевязи, и кровь, проступившая через повязку, весьма жутко смотрелась на кипенно белом фоне.

– Где Мигель? – всматриваясь в его измождённое лицо, спросила я.

Опустив глаза, Тито тихо ответил:

– Дона Мигеля больше нет! Нас заманили в ловушку! Никто не выжил. Вам и малышу нужно бежать из страны, срочно, таков был его последний приказ!

Ничего толком не соображая из-за шока, кое-как одевшись, и покидав в объёмную сумку какие-то попавшиеся под руку вещи, я бросилась в комнату сына, которого к тому времени, Тито успел разбудить и одеть.

– Мамочка! Мне страшно! – ещё окончательно не проснувшись, сонно пролепетал Брент.

– Тш, родной. Ничего не бойся, всё будет хорошо.

Кинувшись к сейфу, и вытащив оттуда всю наличку и шкатулку с моими драгоценностями, мы, осторожно спустившись, через чёрный ход вышли к задней калитке. Там, у Тито был припаркован автомобиль.

Всё происходящее дальше, больше напоминало какой-то гангстерский фильм.

Мы долго ехали, постоянно петляя на случай слежки, и завидев полицейские машины, тут же куда-то сворачивали.

Доехав до частного аэродрома, где нас уже ожидал готовый к отлёту небольшой самолёт, принадлежавший, как оказалось одному из друзей Мигеля, совершенно побледневший Тито сунул мне в руки какой-то конверт:

– Здесь, ваши новые паспорта. По ним, вы вернётесь в Америку. Оставаться в Боготе больше нельзя, если вас найдут – убьют! Ну, а вернувшись на Родину, постарайтесь на первое время затеряться. У родственников не появляйтесь, там, вас в первую очередь будут искать.

Услышав поторапливающее ворчание пилота, Тито потрепав напоследок Брента по голове, прошептал:

– Берегите сына, сеньора. Больше всего на свете, дон Мигель любил вас, и его последние слова были о вас. Прощайте, Vaya Con Dios (Ступайте с Богом!)

Наш самолёт взлетел ввысь, а у меня перед глазами стоял Мигель, садящийся в автомобиль:

"Я люблю тебя, querida…"

Шок начал отступать, и тело скрутило от тоски и слёз:

– Мигель, я тоже тебя любила. Пусть и не так, как должна была, но любила. Спасибо тебе за всё! Прощай!

* * * * *

Долетев до Бразилии, и под фальшивыми именами пересев на пассажирский самолёт, следующий в Америку, мы, наконец, смогли хоть немного расслабиться и вздремнуть.

И вот, мы в Нью-Йорке! Следуя наставлениям Тито, мы решили обосноваться здесь, так, как в крупном мегаполисе легче затеряться.

Мы с сыном сидим в такси, и едем в район Бруклина, где мне удалось снять не дорогую, но чистую и уютную квартирку, которая в течение какого-то времени, станет нашим домом. Нужно будет пристроить Брента в детский сад, а самой, срочно начать подыскивать какую-нибудь работу. Боюсь, тех денег, что нам удалось с собой взять, нам ненадолго хватит. Ну да ничего. Главное, мы дома! А значит, теперь всё у нас будет хорошо!

* * * * *

В вечерних новостях, в международной хронике, сообщили, что несколько дней назад, был зверски убит наследник наркоимперии Эстебанов – Мигель Эстебан. Его дом, вместе с семьёй – женой и ребёнком, был сожжён дотла. Тела так обгорели, что провести анализы ДНК, не представлялось возможным. Предполагается, что это могла быть месть конкурентов.

Преступников разыскивает полиция…

Глава 4

Свадьба удалась на славу. Роскошная церемония проходила в украшенной цветами старинной часовне, где на глазах у сотен гостей прекрасная невеста, вся в белом, в сопровождении посаженного отца и под звуки свадебного марша, торжественно прошла к алтарю, где ждал её в окружении шаферов жених. Счастливые улыбки не сходили с лиц брачующихся. Сразу было заметно, что они без ума друг от друга.

Священник произнёс небольшую речь о таинстве брака, и молодые перешли к клятвам.

Девлин стоял, прислонившись к колонне. Проводив сестру до алтаря, он, так и не присоединился к остальным гостям, а остался стоять в одиночестве.

Одиночество! Вот то состояние, в котором он провёл последние годы. Потеряв ту, единственную, кого любил, он разучился радоваться жизни.

Ничто не приносило ему ни радости, ни утешения.

Глядя на улыбающуюся Стеллу, он думал о том, что хоть кому-то из их семьи удалось обрести своё счастье.

Погрузившись в собственные мысли, он не заметил, как церемония подошла к концу, и молодожёны, под поздравления и аплодисменты гостей направились к выходу.

Звон свадебных колоколов, "рисовый" дождь… Когда-то, и он мечтал о таком. Его красавица Айла, была бы прекрасной невестой…

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6