Иосиф Кудасевич.

Матерь Искупителя: библейские размышления



скачать книгу бесплатно

Прародители потеряли блаженство и дружбу с Богом (Быт 3, 23) и с печатью греха на челе отправились в юдоль слез. Однако они не были лишены надежды и обетования. Предсказание Первоевангелия углубят израильские пророки (ср. Ис 7, 14, Мих 5, 2).

По прошествии многих веков ожидания и томления пришла полнота времени. Божественный замысел спасения вступает в последнюю стадию осуществления. Именно тогда «Бог послал Сына Своего, Который родился от жены». В момент ниспослания Отцом Сына в мир времена замысла Божия достигают своей полноты. Это значит, что наступает заключительный этап этой истории. У вершины замысла спасения находится Дева Мария. Через Ее материнство Сын Божий, извечно у Отца, входит в человеческую историю. Это та Жена, что облекла Его в нашу плоть и дала Ему нашу кровь (Евр 2, 14). Определение «рожденный от жены» в свете Ветхого Завета (Иов 14, 1; 15, 14) и литературы иудаизма обозначает немощность и унижение человеческой природы. Употребляя это выражение, Павел подчеркивает уничижение и смирение Сына Божия, ставшего человеком. Это другой образ кеносиса – уничижения Христа (ср. Флп 2, 5–8). От Марии и в Марии начинается это новое время – с момента, когда Сын Божий воспринял от Нее человеческое естество, чтобы через тайну тела освободить человека от греха. Мы робеем перед лицом тайны превознесения Марии. Бог восхотел, чтобы пришествие Его Сына упредило согласие Той, Которая предназначена быть Матерью, чтобы, подобно тому как женщина стала причиной смерти, женщина же сделалась причиной жизни. Мария с готовностью согласилась с Божиим замыслом (Лк 1, 38); с момента призвания Она деятельно участвует в совершении нашего спасения. И так будет продолжаться всю Ее жизнь. Сразу после Рождества Она явит своего Сына радующимся пастухам и волхвам (Лк 2, 9.20, Мф 2, 1-12). А когда Она принесет Его в Храм и совершит жертву бедных, то услышит скорбное предсказание Симеона (Лк 2, 33–35), что Ее Единородный будет предметом пререканий, а душу Ей самой пронзит оружие. Потом Она появится в очень знаменательный момент в начале общественного служения Господа Иисуса, на браке в Кане (Ин 2, 1). Движимая состраданием, Она Своим ходатайством дала начало знамениям и чудесам (Ин 2, 11). Наконец, не без Божия произволения, Она стояла при кресте, «глубоко страдала со своим Сыном Единородным и материнским сердцем приобщалась к Его жертве, согласившись с любовью на заклание Жертвы, от Нее рожденной» (LG 58).

Матерь нашей свободы

В этом древнейшем тексте Нового Завета св. Павел говорит не только о «полноте времени», о Начальнике спасения – Боге, Который «послал Сына Своего», «Который родился от жены», и о роли Марии в этом Божием начинании – но также и о цели такого спасительного вмешательства Бога в историю: «чтобы искупить подзаконных». Эта цель, касающаяся нас, людей, двойная: освобождение от рабства у греха и Закона и усыновление.

Отрицательная цель спасительного вмешательства Бога через Христа заключается в искуплении людей из рабства у Закона и греха.

Для обозначения этого освобождения св. Павел использует глагол «искупить». Этот глагол ассоциируется с понятием выкупа кого-то или чего-то путем внесения какой-то денежной суммы владельцу. В греческом небиблейском языке он означает освобождение рабов или пленников после внесения за них выкупа. Деньги вручались хозяину раба. Перенося это значение в библейское богословие спасения, некоторые Отцы считали, что Новый Завет понимал искупление как выкуп пленника или раба посредством внесения выкупа владельцу. Поскольку человек был рабом греха и сатаны (Рим 7, 14), сам он не мог заплатить цену своего освобождения, а сделал это Христос-Искупитель, освобождающий грешника. А так как грешный человек был в рабстве у сатаны, то Христос заплатил дьяволу цену этого выкупа (согласно Оригену, св. Амвросию и св. Августину).

Что нам думать о таком истолковании искупления человека из рабства? Во-первых, нужно заметить, что в Новом Завете нигде нет указания на то, кому Христос дал выкуп, избавляя человека. Далее, сотериологические понятия Нового Завета необходимо истолковывать не просто в свете греческого языка, но языка Ветхого Завета, то есть Септуагинты. Ветхозаветные слова «искупить», «выкупить», приобретая религиозное звучание, теряют понятие платы за искупление. Бог искупает Свой народ, освобождает его из рабства, никому никакого выкупа не платя. Он делает это по Собственной воле и даром. Он – Господь всего и всех, а потому Он не должен никому и ничего. Он спасает по любви (Исх 6, 6–7, Втор 7, 8), беря Израиль как возлюбленный удел, заключая с ним союз любви (Исх 19, 4–8).

В этом контексте и нужно понимать глагол «выкупить», «искупить» из Гал 4, 4. Иисус Христос искупил человеческий род подобно тому, как Господь искупил Израиль; Он сделал это по Своему почину и из любви (Гал 2, 20; Еф 5, 2, 25; Ин 15, 13; 1 Ин 3, 16). Благодаря искуплению из рабства Израиль стал возлюбленным наследием Бога; человечество, искупленное Христом, было избавлено «от всякого беззакония» (Тит 2, 14) и очищено «как народ особенный, ревностный к добрым делам» (там же). Хотя искупление и имеет положительный смысл, но оно не совершилось безболезненно и легко. Христос искупил нас не кровью жертвенных животных, но Своею кровью (Евр 9, 9-14). Это была цена нашего искупления. Эту истину прекрасно выразил св. Петр: христиане «не тленным серебром или золотом искуплены, но драгоценною Кровию Христа, как непорочного и чистого агнца» (1 Петр 1, 19). Пролитие собственной крови – это не выкуп, но акт величайшего послушания воле Отца (Флп 2, 8; Евр 5, 8; 10, 5-18) и любви к Отцу и людям. Св. Павел часто повторяет: «Христос возлюбил нас и предал Себя за нас в приношение и жертву Богу, в благоухание приятное» (Еф 5, 1–2; Гал 2, 20). Смерть Иисуса как дело величайшей любви и послушания стала средством нашего искупления.

Искупление кровью Иисуса состояло не только в освобождении из рабства у греха и Закона – «ты уже не раб», – но также и в том, что искупленный становится сыном Божиим. Это совершает Дух Сына, ниспосланный в сердце раба греха во время крещения. Именно поэтому апостол называет Святого Духа «Духом усыновления» (Рим 8, 15, 23). Освобожденный уже не раб, но сын. В качестве сына ему принадлежит право наследования; он также может обращаться к Богу с прекраснейшим словом «Авва, Отче». Эту уменьшительно-ласкательную форму слова «отец» («папочка») употребляют маленькие дети, обращаясь к своим земным отцам. Призывание Бога с помощью такого слова во времена Иисуса должно было быть признано кощунством по отношению к священному имени Бога. Христос, так обращаясь к Отцу в молитве, преодолел огромную дистанцию, которая разделяет Бога и людей. Он заповедал молиться так и своим ученикам: «…когда молитесь, говорите: Отче…» (Лк 11, 2). Усыновленный имеет право на наследие Отца. Благодаря искуплению Иисусом Христом, родившимся от жены, мы вышли из состояния рабов и обрели свободу чад Божиих. Освободившись от власти сатаны, мы перешли в Царство Христа (Кол 1, 13–14; 2, 15; Евр 2, 14), из рабства у смерти – в жизнь (1 Кор 15, 26). Мария, будучи Матерью нашего Освободителя, заслуживает не только имени «Матерь Искупителя», но также имени: «Матерь нашей свободы».

Каким образом нам нужно ответить на это великое дело спасения? Ответ подсказывает апостол: а) За столь большую любовь Христа мы можем отплатить только любовью: «Законом я умер для закона, чтобы жить для Бога. Я сораспялся Христу, и уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал 2, 19–20). Послание к Ефесянам в спасительной любви Христа усматривает источник братской любви (Еф 5, 1.25.28: ср. 1 Ин 4, 7-21); б) Грех – рабство человека (Рим 6, 6; 7, 14.23; 8, 21; Гал 5, 8), это рабство следует понимать в богословском и экзистенциальном смысле; грех, вожделение, греховные привычки порабощают человека. Раб греха беден и несчастлив (особенно это заметно в случае греховной зависимости, например пьянства, наркомании). Несчастны и его близкие. Иисус Христос освободил нас из этого рабства, но доколе мы живем на земле, мы снова можем попасть в плен (Гал 4, 9; 5, 1). В современном мире соблазнов гораздо больше, чем было раньше.

На трудном пути разумной свободы нам постоянно необходима благодать Божия, сила Его Духа, заступничество святых и поддержка братьев. Особую роль здесь может сыграть Матерь нашей свободы, Дева Мария, избавленная от рабства у греха с момента зачатия, ради будущих заслуг Ее Сына, Спасителя мира. Она навсегда останется недостижимым примером того, как можно пользоваться свободой. Предадим же в Ее материнские руки нашу свободу, поведаем Ей о нашей зависимости словами молитвы движения «Свет – Жизнь»:


«Мария Непорочная, Утренняя Звезда свободы. Ты первая среди людей приняла Свет мира, Иисуса, и последовала за Ним, предав Ему с послушанием и любовью всю Свою жизнь, даже до креста.

Ты видишь мое порабощение. Надо мной часто властвует тьма заблуждений, невежество, соблазны воображения. Я все еще живу для себя, в плену гордыни и самолюбия.

Освободи меня, испросив благодать пребывать мне вместе с Тобой в едином Свете, в Иисусе, Который знает, кто я такой, чего хочет от меня Отец и что мне во благо.

Освободи меня, испросив силу преодолеть мне эгоизм в принятии креста и в жизни ради Света, ради Бога и ради братьев в бескорыстном служении и любви.

Сподобь меня, дабы воссиял во мне свет и забил источник жизни. Помоги мне познать истину, которая сделает меня свободным, и следовать за Христом, чтобы я не ходил во тьме, но имел свет Жизни. Аминь»

(о. Франциск Блахницкий).

2. Благовещение – призвание Марии

Для осуществления Божественных замыслов спасения Бог избирает, призывает и посылает конкретных людей. Так было в Ветхом Завете (Быт 12, 1–4; Исх 3, 1-22; Суд 6, 1-24; Ис 6, 1-10; Иер 1, 4-10) и в Новом Завете (Мк 1, 16–20; Мф 4, 18–22; Ин 1, 35–50; Деян 6, 1-19; 22, 3-21; 26, 12–19). Мария тоже была призвана к особому служению в истории спасения. «В шестой же месяц послан был Ангел Гавриил от Бога в город Галилейский, называемый Назарет, к Деве, обрученной мужу, именем Иосиф, из дома Давидова; имя же Деве: Мария. Ангел, вошед к ней сказал: радуйся… вот, зачнешь во чреве, и родишь Сына, и наречешь Ему имя: Иисус…» (Лк 1, 26–31).

Призвание Божие

С образом Благовещения мы знакомы с детства. Об этой тайне напоминает ежедневная молитва «Ангел Господень»[3]3
  Ангел Господень (лат. Angelus Domini) – популярная молитва, возникшая в XIII в., в которой созерцается тайна Воплощения Христа; она состоит из нескольких стихов Евангелия (Лк 1, 26–38) и молитвы «Радуйся, Мария».


[Закрыть]
: «На “Ангел Господень” зовет благовест…

Звон колокольный несется окрест» (К. Тетмайер). Сколько раз мы старались проникнуть в эту тайну, перебирая четки и читая Розарий[4]4
  Розарий – очень распространенная католическая молитва. Возникла в XIII в. Эта молитва состоит из размышления об основных событиях жизни Иисуса Христа и молитв «Отче наш», «Радуйся, Мария» и «Слава Отцу».


[Закрыть]
. Эта тайна вдохновляла многих художников. Достаточно пройтись по большим и маленьким музеям Италии, Испании или Франции, чтобы убедиться в этом. Среди шедевров по тонкости и красоте не имеет себе равных «Благовещение» Беато Анджелико из монастыря Св. Марка во Флоренции. Какое богословское содержание кроется в этой картине? Каков глубочайший смысл Благовещения? Благовещение – это Откровение Бога Марии, бедной и смиренной девушке из Назарета (Лк 1, 48; 2, 7.24). Поэтому Благовещение нужно поставить в один ряд со всеми призваниями и Ветхого и Нового Заветов. Как можно обосновать, что Благовещение – это одновременно и призвание?

Во-первых, об этом свидетельствует то, что Бог посылает Ангела Гавриила к «Деве, обрученной мужу» (Лк 1, 27). В изложении Луки Ангел был послан «от Бога». Предлог «от» (греч. аро) указывает на источник, на происхождение миссии. Источник же этот – Сам Бог. В библейских повествованиях ангел является всегда по повелению Самого Бога, чтобы сообщить какую-то весть, послание, или совершить какое-то действие. Ангел часто передает сообщение об особой благодати, которую Бог дает народу; обычно ангел – это олицетворенная помощь Бога Своему народу. Там, где является ангел, близок Сам Бог, близко Его спасение Израилю. Также и в Новом Завете ангел приносит вести от Бога (Мф 1, 20, 24; 2, 13, 19; Лк 1, 11, 26; 2, 9; Деян 8, 26). Он передает Марии особое сообщение; это означает, что Господь дает Матери Сына Божия особую благодать. Присутствие Ангела при Благовещении знаменует спасительный характер этого события. Ангел был послан к Марии подобно тому, как был посылаем к великим избранникам Ветхого Завета, которым давалось особое поручение для осуществления Божественного замысла спасения: Моисею (Исх 3, 2), Гедеону (Суд 6, 11–24).

Для того чтобы читатель отрывка о Благовещении не имел сомнений в понимании смысла этого события, третий евангелист Лука, очень хорошо знавший Ветхий Завет, описал его сходно с призванием Гедеона (Суд 6, 11–24). Повествование о призвании Гедеона начинается с Откровения Ангела Господня (Суд 6, 11), также, как призвание Марии (Лк 1, 26). Ангел приветствует Гедеона словами: «Господь с тобою» (Суд 6, 12), вместо имени собственного называя его «сильным мужем». В приветствии Марии – та же формулировка (Лк 1, 28) и вместо имени собственного – определение «Благодатная». Оборот «Господь с тобою» присутствует и в описании призвания Моисея (Исх 3, 12). После приветствия ангел передает Гедеону весть (Суд 6, 14.16–24), в ответ на что тот, сомневаясь, задает вопрос (Суд 6, 13). Услышав вопрос ангел повторяет весть и снова уверяет Гедеона в помощи Божией (Суд 6, 16–17). Таким же образом происходит и Благовещение Марии. В обоих описаниях речь идет о знамении (Суд 6, 17–24; Лк 1, 36–37). Ангел Божий дает Гедеону особое поручение: избавить Израиль от Мадианитян (Суд 6, 14). Воин сможет это сделать, потому что Бог будет с ним ныне и в будущем (Суд 6, 16). Так и в Благовещении: посланный от Бога Ангел поручает Марии особую миссию в истории спасения – зачать и родить Сына Всевышнего (Лк 1, 31). Чтобы Она смогла исполнить это поручение, Ангел обещает Ей особую помощь свыше.

Благовещение в этом контексте видится призванием к особому служению. На это событие надо смотреть в свете великих библейских призваний: Авраама, Моисея, Гедеона, Самуила, Исайи, учеников Господа, Савла Тарсийского. Это – таинственная встреча Трисвятого со слабым и ничтожным человеком. Бог часто призывает слабых и ничтожных в глазах мира сего, чтобы «посрамить сильных». Гедеон был из самого бедного племени и младшим в доме своего отца (Суд 6, 15), Моисей заикался (Исх 4, 10–12). Мария тоже причислена к смиренным и нищим Израиля (Лк 1, 38.48). Бог избирает ничтожных и слабых, чтобы тем больше воссияла Его благодать. Он хочет, чтобы призванные сознавали, что все их величие – в Господе. Такое осознание призвания было у Марии; Она воспела об этом в Своей песне «Величит душа Моя Господа»: «Сотворил Мне величие Сильный… вознес смиренных… алчущих исполнил благ» (Лк 1, 49, 52, 53). Можно вместе со св. Терезой Младенца Иисуса сказать: «всё – благодать». Движущее начало такого действия призывающего Бога – Его непостижимая милость (Лк 1, 50.54). Представляя Благовещение по образу других Божиих призваний, св. Лука причисляет Марию из Назарета к великим избранникам: ставит Ее рядом с Авраамом, Моисеем, Гедеоном, Исайей, Иисусом Христом.

Ответ Марии на призвание

На это таинственное призвание Бога Мария ответила так же достойно, как и другие великие избранники обоих Заветов, так, как впоследствии ответил Ее Первородный Сын (Лк 2, 40; 22, 42; Евр 10, 7). На Божие призвание Она ответила «да», «fiat», «да будет»: «се, раба Господня, да будет Мне по слову твоему» (Лк 1, 38). Св. Фома Аквинский сравнивал fiat Марии с fiat творения. Fiat Бога призвало мир к бытию, fiat Марии низвело в этот мир Спасителя. Fiat Благовещения соотносится с fiat Молитвы Господней (Мф 6, 10) – fiat voluntas tua (да будет воля Твоя) и с fiat Гефсимании (Лк 22, 42) – non теа voluntas, sed tua fiat (не Моя воля, но Твоя да будет). Толкователи Евангелия от Луки, основывающиеся на латинской Библии, объясняют fiat Марии в этом контексте, усматривая в этом ответе подчинение воле Бога. Такое толкование необоснованно. У fiat Марии в греческом подлиннике другая грамматическая форма; два fiat (Мф 6, 10 и Лк 22, 42) стоят в форме обычного повелительного наклонения, «да будет» Благовещения – в очень редко встречающейся в библейском греческом языке форме, т. н. optativus – genoito. Эта форма выражает радостное и полное воодушевления согласие Марии с вестью от Бога, а также искреннее желание осуществить Божественный замысел спасения.

Такое понимание «да будет» подтверждает и то, что Мария назвала себя «рабой». Это показывает Ее отношение к Богу. В Ветхом Завете это выражение, «раб Господень», относилось к Моисею (Мал 4, 4; Дан 9, 11), Иисусу Навину (Ис Нав 24, 29; Суд 2, 8), Давиду (2 Цар 7, 5-29; Пс 36, 1), Иакову (Иез 28, 25), некоторым пророкам (Иер 7, 25; Иез 38, 17), Израилю (Ис 49, 3). В Новом Завете оно относится к самому Иисусу (Мф 20, 28; Флп 2, 7). Это люди, сыгравшие особую роль в истории спасения. Среди этих великих людей находится и Матерь Иисуса. Что значит это выражение? Когда псалмопевец в Ветхом Завете обращался к Богу как Его раб (Пс 86, 16), тем самым он выражал две мысли. Во-первых – смирение и подчиненность Господу, и далее – особое сознание принадлежности Богу, а также чувство уверенности и безопасности вблизи от Бога. Похожее чувство выражает Мария: смирение и покорность рабы (Лк 1, 48) и совершенную готовность к исполнению поручений Господа. Великодушие ответа Марии можно сравнить с ответом Исайи: «И услышал я голос Господа, говорящего: кого Мне послать? И кто пойдет для Нас? И я сказал: вот я, пошли меня» (Ис 6, 8). Поистине, царское великодушие.

Ответ Марии на слово Господне Елизавета называет верой: «Блаженна уверовавшая, потому что совершится сказанное Ей от Господа» (Лк 1, 45). Весть посланника Божия требовала от Марии веры, доверия. Основанием этой веры было глубокое убеждение, что Бог всемогущ и может не только предвещать таинственные события, но также силен и совершить их (Лк 1, 37). Другими словами, это вера в Бога, для Которого нет невозможного (Лк 18, 27). Это «невозможное» и есть девственное зачатие Мессии. Веру Девы Марии можно сравнить с верой Авраама, уверовавшего, в отличие от своей жены Сарры, что Бог может дать ему в старости потомка от бесплодной жены: «Авраам поверил Господу, и Он вменил ему это в праведность» (Быт 15, 6; ср. 17, 1-23; 18, 10–14). Этой верой Авраам заслужил себе имя «отец всех верующих» (Рим 4, 11). Мария поверила, что Бог может сделать Ее Матерью Сына Всевышнего без участия человека, и тем самым Она заслужила имя Матери всех верующих. Вопрос, который Она задает Божию посланнику – «как будет это?» – означает не недостаток веры, но желание уверовать сознательно. Вера Ее была верой, ищущей понимания. Такая вера оправдывает человека (Рим 4, 9). Св. Лука очень тонко противопоставляет веру Марии вере Захарии. Пожилой священник не поверил вести Ангела: «И вот, ты будешь молчать и не будешь иметь возможности говорить до того дня, как это сбудется, за то, что ты не поверил словам моим, которые сбудутся в свое время» (Лк 1, 20; ср. 1, 60.65). Молодая смиренная девушка из Назарета ответила верой на слова Господа и радостно воспела «Величит душа Моя Господа» перед Елизаветой. Бог избирает и призывает малых и смиренных мира сего, чтобы посрамить великих и сильных. Не всегда священники отличаются особенно глубокой верой. Энциклика Иоанна Павла II Redemptoris Mater – настоящий гимн, воспевающий веру Девы Марии: «Во время благовещения Мария, проявив “покорность веры” (Рим 16, 19) Тому, Который говорил к Ней словами Своего благовестника, “через полное послушание разума и воли открывающемуся Богу”, полностью предалась в руки Божии. Таким образом, Она откликнулась всем своим человеческим, женским “я”. В этом ответе веры содержалось содействие благодати Божией…» (RM 13).

Святые по призванию

Так понятая тайна Благовещения имеет глубокий богословский смысл. Церковь уже без малого две тысячи лет всматривается в этот образ и постоянно находит в нем новый свет и новые обещания. Что мы возьмем для себя из этой тайны после сегодняшнего размышления?

Св. Павел часто напоминал адресатам своих посланий о том, что они призваны (1 Кор 1, 2.26; Еф 1, 18; 4, 1.4). Он писал им, чтобы они познали свое призвание и поступали по нему. Слова апостола обращены и к нам. Мы все призваны; в момент крещения Господь призвал нас по имени. В Марии, первой Призванной Нового Завета, мы видим пример для подражания. О Марии, как примере для всех избранных, напоминает II Ватиканский Собор (LG 63) и Павел VI (МС 35). Иоанн Павел II, развивая мысль Конституции о Церкви Свет народам, учит, что «Богородица есть образ Церкви в отношении… веры, любви и совершенного единения со Христом» (RM 42).

Давайте всмотримся в этот образ Церкви; давайте сравним с ним нашу сонную и поверхностную христианскую жизнь. Сознаем ли мы, что нас призвал Господь? Призвание – это действие и человека, и Бога; это встреча ничтожного грешного человека с Трисвятым. Есть ли у нас, как у Исайи, сознание величия и святости Господа и чувство греховности (Ис 6, 5–6)?

Когда мы так всматриваемся в первую Призванную Нового Завета, перед нами встают два вопроса. Один касается доверия Господу. Умеем ли мы, как Она, в делах, с человеческой точки зрения, невозможных, полностью довериться Богу, для Которого нет невозможного? Как доверился отец нашей веры Авраам (Быт 15, 6), как уповал пророк веры Исайя (7, 9; 28, 26; 30, 15?. Верующий так – не постыдится (Ис 28, 16). Как Иов: «Вот, Он убивает меня, но я буду надеяться» (Иов 13, 15). Такая вера была у Хананеянки (Мф 15, 21–28). Такая вера передвигает горы, оправдывает, творит чудеса, спасает (1 Кор 13, 2), низводит Бога на землю. Мария смогла увидеть Свое призвание, а это не дается легко. Поэтому прав А. Киевский, который пишет: «Человек – единственное в мире существо, которому недостаточно времени, чтобы научиться жить. Муравей, вылупившись из яйца, уже знает, что ему делать, и никогда не ошибется в этом, птица, вылетающая из гнезда – это зрелая птица, а старик, умирая, плачет, что не понял своего призвания. Чтобы понять призвание, человек должен его искать…». Первая Призванная Нового Завета помогает нам в этих трудных поисках… Попросим Ее, чтобы мы, умирая, не плакали о том, что не обрели своего пути.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7