Инна Подройкина.

Уголовные наказания в современной России: проблемы и перспективы



скачать книгу бесплатно

Проанализировав положения названного приказа, можно сделать вывод, что инвалидами I группы признаются лица, лишенные способности к самообслуживанию, нуждающиеся в постоянной посторонней помощи и уходе и т. д., поэтому и применить к ним обязательные работы невозможно.

Далее в числе лиц, которым не могут быть применены обязательные работы, названы беременные женщины. Думается, что в данном случае законодатель попытался проявить акт гуманизма, проявив заботу о беременных женщинах. Однако тем самым, как справедливо отмечает Э. А. Черенков, во-первых, беременные несудимые женщины были поставлены в худшее положение, чем судимые, поскольку первые должны трудиться до наступления отпуска по беременности и родам. Во-вторых, если женщина беременна на момент вынесения приговора, то работы ей назначены быть не могут даже на ранних сроках беременности, а если женщина забеременела сразу после вынесения приговора, то она вправе обратиться в суд с ходатайством об отсрочке отбывания наказания только со дня предоставления ей отпуска по беременности и родам (ч. 3.1 ст. 26 УИК РФ – прим. автора),[30]30
  Черенков Э. А. Проблемы регламентации наказания в виде исправительных работ // Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. 2013. № 8. С. 88.


[Закрыть]
что по меньшей мере нелогично, т. к. фактически получается, что вынесенный приговор значительно ухудшает положение беременной женщины.

И самое главное, исключая беременную женщину из числа лиц, которым могут быть назначены обязательные работы, законодатель тем самым лишает ее возможности быть осужденной к одному из самых мягких наказаний, поскольку суд должен рассматривать вариант назначения иного наказания, где нет подобного ограничения. К числу таковых в УК относятся только штраф, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью (которое практически не предусмотрено в санкциях статей Особенной части УК в качестве основного наказания), ограничение свободы, лишение свободы. Думается, что наличие такого ограничения противоречит и принципу справедливости, и принципу равенства, а также алогично. Эта коллизия может быть устранена посредством уточнения нормы – замены слов «беременным женщинам» на «беременным женщинам при предоставлении им отпуска по беременности и родам».

Все те же аргументы можно привести и в отношении следующей категории лиц, которым обязательные работы неприменимы, – женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет. Данное ограничение, видимо, связано с тем, что в трудовом законодательстве женщине до достижения ребенком возраста трех лет может быть предоставлен отпуск по уходу за ребенком. Однако стоит заметить, что в соответствии с Трудовым кодексом нахождение в отпуске по уходу за ребенком является правом, а не обязанностью женщины, предоставляется такой отпуск только по заявлению женщины, и срок нахождения в нем женщина определяет по своему усмотрению.

Полагаем, что и решение о возможности назначения или неназначения обязательных работ должно приниматься по согласованию с женщиной, имеющей ребенка в возрасте до трех лет. В противном случае получается, что наличие ребенка ставит женщину в худшее положение, как и в случае беременности. С учетом изложенного, предлагаем законодателю внести соответствующие изменения в статью, регламентирующую данный вид наказания, предусмотрев возможность назначения обязательных работ женщине, имеющей детей в возрасте до трех лет, с ее согласия.

Что касается военнослужащих, то здесь ситуация также не вполне понятна. Исходя из текста ч. 4 ст. 49 УК, обязательные работы не могут быть назначены лишь определенной группе военнослужащих: а) военнослужащим, проходящим военную службу по призыву; б) военнослужащим, проходящим военную службу по контракту на воинских должностях рядового и сержантского состава, если они на момент вынесения судом приговора не отслужили установленного законом срока службы по призыву. Соответственно, получается, что иным категориям военнослужащих это наказание может быть назначено. В частности, речь идет о: а) лицах офицерского состава и прапорщиках, проходящих военную службу по контракту; б) рядовых и сержантах, поступивших на военную службу по контракту, отслуживших на момент вынесения приговора установленный законом срок службы по призыву. Обращает на себя внимание, что ни в уголовном, ни в уголовно-исполнительном законодательстве не содержится норм, особо регламентирующих специфику отбывания обязательных работ военнослужащими. В связи с чем можно сделать вывод, что при исполнении обязательных работ, назначенных военнослужащим, необходимо опираться на общие нормы УИК РФ, которые возлагают исполнение обязательных работ на уголовно-исполнительную инспекцию, входящую в структуру ФСИН России, а осужденные отбывают наказание на объектах, определяемых органами местного самоуправления.

Относительно ограничений в части применения обязательных работ военнослужащим в литературе нет единства мнений. Так, например, С. Ф. Милюков, считает необоснованным запрет на применение обязательных работ к военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, т. к., по его мнению, режим исполнения данного наказания сочетается с особенностями несения воинской службы.[31]31
  Милюков С. Ф. Российское уголовное законодательство: опыт критического анализа. Спб., 2000. С. 190.


[Закрыть]
На это возражает Е. В. Благов: «Во-первых, вряд ли воинская служба по призыву – это основная работа или учеба. Во-вторых, свободное от службы по призыву время – это главным образом ночь. Трудно лишь надеяться, что если соответствующий военнослужащий станет работать ночью, его служба будет именно той, ради которой он призывался в Вооруженные Силы Российской Федерации»[32]32
  Благов Е. В. Применение специальных начал назначения уголовного наказания. М.: Изд-во «Юрлитинформ», 2007. С. 48.


[Закрыть]
.

По мнению В. И. Хорошко, такой порядок исполнения обязательных работ (в соответствии с нормами УИК – прим. автора) назначенных приговором суда военнослужащим игнорирует объективную необходимость обеспечения исполнения наказания в виде обязательных работ без ущерба для интересов военной службы. Условия военной службы таковы, что их соблюдение несовместимо с порядком и условиями исполнения наказания в виде обязательных работ, предусмотренными УИК РФ. У военнослужащих рабочий день не нормирован. Во многих случаях продолжительность рабочего дня и регулирование его времени в течение суток определяются потребностями обеспечения постоянной боевой готовности войск (необходимостью проведения длительных полевых учений, ночных стрельб, поднятия войск по боевой тревоге, привлечения войск к выполнению боевых задач, ведения боевых действий во время войны и т. п.). Это обстоятельство не позволяет совместить прохождение военной службы с исполнением обязательных работ.[33]33
  Хорошко В. И. Организационно-правовые проблемы исполнения обязательных работ // Уголовно-исполнительное право. 2013. № 1 (80). С. 63.


[Закрыть]
При этом, она допускает совмещение исполнения обязательных работ, назначенных военнослужащему, с нормальным прохождением им военной службы при условии возложения исполнения этого наказания на военное командование, в подчинении которого находится осужденный.

Допущение законодателем возможности назначения обязательных работ военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, обусловлено тем, что при прохождении военной службы по контракту режим службы военнослужащих приближен к режиму работы иных граждан, не связанных с военной службой. Однако даже при такой приближенности правы те исследователи, которые считают, что в силу специфики военной службы совместить ее с отбыванием обязательных работ будет крайне сложно. Не согласимся и с В. И. Хорошко в том, что такую возможность можно сохранить, но при условии передачи контроля командованию воинской части, с допущением отбытия назначенного наказания непосредственно в войсковой части по месту прохождения службы либо на других военных объектах. С трудом представляем ситуацию, когда офицерский состав после отработанного времени на глазах у иных военнослужащих будет заниматься общественно полезным трудом. Думается, это может безвозвратно подорвать авторитет военнослужащего, что в итоге отразится на интересах военной службы. Следует заметить, что общение с судьями военных судов показало, что они не назначают обязательные работы военнослужащим, даже не рассматривают такую возможность именно в силу специфики военной службы, выступают против назначения обязательных работ военнослужащим. Общение с офицерским составом военнослужащих также показало, что они против назначения обязательных работ военнослужащим в целом. Наиболее целесообразным они считают применение ограничения по военной службе, даже несмотря на то, что этот вид наказания признается законодателем более строгим. Т. к. и по мнению судей, и по мнению офицерского состава, отбывание ограничения по военной службе, в отличие от обязательных работ, не оказывает влияния на качество несения военной службы.

Изучение судебной практики Северо-Кавказского окружного военного суда показало, что обязательные работы военными судами не назначаются. Так, например, в Обзоре судебной практики гарнизонных военных судов по уголовным делам и делам об административных правонарушениях за 2014 г. практика назначения уголовных наказаний военными судами округа в 2014 г. представлена следующим данными: из 1269 осужденных назначено лишение свободы и содержание в дисциплинарной воинской части условно с применением ст.73 УК РФ – 318 чел. (25,1 % от их общего числа); штраф – 521 чел. (41,1 %); лишение свободы – 226 чел. (17,8 %); ограничение по военной службе – 89 чел. (7,0 %); содержание в дисциплинарной воинской части 24 чел. (1,9 %); иные виды наказаний – 64 чел. (5,0 %).[34]34
  Обзор судебной практики гарнизонных военных судов по уголовным делам и делам об административных правонарушениях за 2014 г. Утвержден постановлением Президиума Северо-Кавказского окружного военного суда 20 января 2015 г. № 1 // http://files.sudrf.ru/1684/sud_community/doc20150127-112119.docx.


[Закрыть]

С учетом изложенного предлагаем ограничение по применению обязательных работ распространить на всех военнослужащих.

Ч. 3 ст. 49 УК регламентирует порядок замены обязательных работ в случае злостного уклонения осужденного от их отбывания. При злостном уклонении обязательные работы заменяются принудительными работами или лишением свободы. При этом время, в течение которого осужденный отбывал обязательные работы, учитывается при определении срока принудительных работ или лишения свободы из расчета один день принудительных работ или один день лишения свободы за восемь часов обязательных работ.

В случае злостного уклонения лица от отбывания обязательных работ, назначенных в качестве основного вида наказания, суд вправе заменить неотбытый срок наказания принудительными работами или лишением свободы на срок менее чем два месяца (соответственно из расчета один день лишения свободы или принудительных работ за восемь часов обязательных работ). Эти положения применяются судом независимо от того, предусмотрено ли наказание в виде принудительных работ или лишения свободы санкцией статьи Особенной части УК РФ, по которой было назначено наказание. При этом замена обязательных работ лишением свободы допускается и в отношении тех осужденных, которым в соответствии с ч.1 ст.56 УК не может быть назначено наказание в виде лишения свободы.[35]35
  Пункт 5.9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 2011 г. № 21 «О практике применения судами законодательства об исполнении приговора» // Ведомости уголовно-исполнительной системы. 2012. № 3.


[Закрыть]

В соответствии с ч.1 ст.30 УИК злостно уклоняющимся от отбывания обязательных работ признается осужденный: а) более двух раз в течение месяца не вышедший на обязательные работы без уважительных причин; б) более двух раз в течение месяца нарушивший трудовую дисциплину; в) скрывшийся в целях уклонения от отбывания наказания.

Злостно уклоняющийся от отбывания наказания осужденный, местонахождение которого неизвестно, объявляется в розыск и может быть задержан на срок до 48 часов. Данный срок может быть продлен судом до 30 суток.

В целом, отмечают исследователи, исполнение наказания в виде обязательных работ в практической деятельности сотрудников уголовно-исполнительных инспекций особых трудностей не вызывает, поскольку указанный вид наказания отбывается на безвозмездной основе и предприятия охотно принимают на работу осужденных данной категории.[36]36
  Харитошкин В. В. Некоторые проблемы назначения и исполнения наказаний в виде обязательных и исправительных работ // Вестник ТвГУ. Серия «Право». 2013. Выпуск 34 С. 108.


[Закрыть]

Не возникает трудностей и у судов при назначении обязательных работ. Так, проанализировав 200 приговоров, содержащих осуждение к обязательным работам, нами было установлено, что суды практически не допускают ошибок при их назначении. В единичных случаях суды не соблюдают требования ч. 4 ст. 49 и назначают обязательные работы лицам, которым они быть назначены не могут, что скорее обусловлено невнимательностью при вынесении приговоров.

Так, например, К.А. признана виновной в совершении 17 сентября 2012 г. кражи, т. е. тайного хищения чужого имущества на сумму 1 695 рублей.

В надзорном представлении заместитель прокурора Пермского края, не оспаривая приговор в части доказанности вины и правильности юридической квалификации содеянного, считает его необоснованным и подлежащим изменению в части назначения наказания, поскольку К.А. имеет на иждивении двух малолетних детей, один из которых не достиг возраста трех лет, что в соответствие с ч. 4 ст. 49 УК РФ является запретом для назначения наказания в виде обязательных работ. Просит исключить из описательно-мотивировочной части приговора ссылку на целесообразность назначения К.А. наказания в виде обязательных работ и назначить ей наказание в виде штрафа в размере 5 000 рублей.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы надзорного представления, президиум находит их обоснованными, а приговор суда – подлежащим изменению.[37]37
  Постановление президиума Пермского краевого суда от 6 сентября 2013 г. по делу № 44у-192/2013 // Режим доступа: СПС КонсультантПлюс.


[Закрыть]
Аналогичные решения были приняты и по другим делам.[38]38
  См., например: Постановление Президиума Верховного суда Республики Коми от 2 июля 2014 г. № 44у-59; Постановление Президиума Верховного суда Чувашской Республики от 15 августа 2014 г. № 44У-89/2014, Постановление Московского городского суда от 24 октября 2013 г. № 4у/6-8574/13; Кассационное определение Тульского областного суда от 14 ноября 2012 г. по делу № 22-2301 и др. // Режим доступа: СПС КонсультантПлюс.


[Закрыть]

Определенные сложности возникают у судов при исчислении обязательных работ при назначении по совокупности преступлений, в т. ч. при сложении с лишением свободы.

Так, например, Г. осужден по ч. 1 ст. 297 УК РФ к 200 часам обязательных работ и по ч. 1 ст. 297 УК РФ к 200 часам обязательных работ. На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ ему назначено 320 часов обязательных работ.

Вместе с тем, отмечает Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, приговор подлежит изменению по следующим основаниям. В соответствии со ст. 49 УК РФ обязательные работы как вид наказания устанавливаются на срок от шестидесяти до двухсот сорока часов (в первоначальной редакции УК – прим. автора). В нарушение требований данного закона суд назначил Г. наказание в виде 320 часов обязательных работ по совокупности преступлений. Поэтому приговор в части назначения наказания по правилам ч.3 ст.69 УК РФ подлежит изменению.[39]39
  Определение Верховного Суда РФ от 27 апреля 2010 г. № 56-О10-30 // Режим доступа: СПС КонсультантПлюс.


[Закрыть]

Другой пример. Согласно приговору З. по ч. 2 ст. 162 УК РФ было назначено четыре года лишения свободы, по ч. 1 ст. 167 УК РФ – 100 часов обязательных работ, а по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказания – четыре года один месяц лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации по этому поводу отмечает: «По смыслу ч. 3 ст. 69 УК РФ, при назначении наказания по совокупности приговоров путем частичного сложения окончательное наказание осужденному должно быть менее чем сумма слагаемых наказаний.

С учетом того, что согласно п. «г» ч. 1 ст. 71 УК РФ при частичном или полном сложении наказаний по совокупности преступлений одному дню лишения свободы соответствуют восемь часов обязательных работ, и, следовательно, в результате перевода назначенного З. наказания в виде обязательных работ в лишение свободы его наказание по ч.1 ст.167 УК РФ равняется 12 дням, назначенное З. по совокупности преступлений наказание в виде лишения свободы на срок четыре года один месяц явно выходит за пределы максимально возможного в этом случае»[40]40
  Определение Верховного Суда РФ от 21 мая 2013 г. № 11-Д13-16 // Режим доступа: СПС КонсультантПлюс.


[Закрыть]
.

Аналогичные ошибки были допущены и по другим делам.[41]41
  См., например: Постановление Президиума Новосибирского областного суда от 16 мая 2014 г. по делу № 44у-81/2014; Кассационное определение Тульского областного суда от 26 сентября 2012 г. по делу № 22-1859 и др. // Режим доступа: СПС КонсультантПлюс.


[Закрыть]

И в заключение хотелось бы рассмотреть еще один вопрос – о наименовании исследуемого вида наказания. И в истории России, и в законодательстве зарубежных стран законодатель использует терминологию «общественные работы». Раскрывая содержание обязательных работ в ч. 1 ст. 49 УК, законодатель также говорит о бесплатных общественно полезных работах. Поэтому согласимся с теми авторами[42]42
  Качаева Т. А., Подройкина И. А., Улезько С. И. Система наказаний в уголовном праве России и зарубежных стран. М.: Изд-во «Юрлитинформ», 2008. С. 95.


[Закрыть]
, которые предлагают переименовать обязательные работы в общественные работы, что будет согласовываться с историческим и зарубежным опытом, а также более четко отражать содержание работ, описанных в ст. 49 УК.

В соответствии со ст. 50 УК исправительные работы назначаются осужденному, имеющему основное место работы, а также не имеющему оного. Осужденный, имеющий основное место работы, отбывает исправительные работы по основному месту работы. Осужденный, не имеющий основного места работы, отбывает исправительные работы в местах, определяемых органами местного самоуправления по согласованию с уголовно-исполнительными инспекциями, но в районе места жительства осужденного.

Исправительные работы относятся к числу основных наказаний, т. е. данный вид наказания применяется судом в случаях, когда он предусмотрен санкцией соответствующей статьи Особенной части УК, в т. ч. при злостном уклонении от уплаты штрафа, назначенного в качестве основного вида наказания, а также по основаниям, предусмотренным ст.64 и 80 УК РФ.

После принятия УК РФ ст.50, определяющая содержание исправительных работ, подвергалась неоднократным редакционным изменениям, которые изменяли круг лиц, в отношении которых могло быть применено исследуемое наказание. Так, первоначальная редакция статьи допускала возможность назначения исправительных работ только лицам, имеющим основное место работы. В последующем (в 2003 г.) круг лиц был изменен, их назначение стало возможным только лицам, не имеющим основного места работы. Федеральный закон от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации»[43]43
  Собрание законодательства РФ. 2011. № 50. Ст. 7362.


[Закрыть]
максимально расширил сферу применения данного наказания, и в современной редакции допускается назначение исправительных работ как лицам, имеющим основное место работы, так и лицам, его не имеющим.

Как справедливо отмечает Э. А. Черенков, тем самым законодатель фактически вернулся к определению исправительных работ, существовавшему в УК РСФСР 1960 г. Неясно только одно, замечает он, почему потребовалось более 15 лет для того, чтобы признать, что нередко использование исторического опыта при построении институтов уголовного права просто необходимо.[44]44
  Черенков Э. А. Проблемы регламентации наказания в виде исправительных работ // Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. 2013. № 8. С. 84–85.


[Закрыть]

Безусловно, последние изменения нельзя не оценить положительно, т. к. исправительные работы, как и обязательные работы, являются действительной альтернативой лишению свободы, а расширение круга лиц, по отношению к которым возможно применение исправительных работ, увеличивает потенциальные возможности их использования. Ряд исследователей также положительно оценивают наличие в перечне наказаний исправительных работ. В. М. Степашин пишет по этому поводу: «Исправительные работы осуществляются в условиях отсутствия какой-либо изоляции осужденного от общества, поэтому создают существенные возможности для оказания на него исправительного воздействия со стороны трудовых коллективов, представителей общественности, иных лиц, способных положительно влиять на его поведение. В то же время осужденный претерпевает реальные ограничения, присущие данному виду наказания».[45]45
  Степашин В. М. Специальные правила назначения наказания и мер уголовно-правового характера: монография. М.: Юрлитинформ, 2012. С. 321.


[Закрыть]

Но есть и противники исследуемого наказания. Так, по мнению некоторых авторов, «этот вид наказания в будущем целесообразнее всего было бы сохранить в качестве разновидности штрафа. В отличие от штрафа, предусмотренного ст.46 УК РФ, который является одноактным наказанием, исправительные работы, … по своей сути являются штрафом в «рассрочку». В качестве такового его и надо было бы закрепить в УК РФ, а назначать лицам, которые не в состоянии заплатить указанную в приговоре сумму сразу, либо для достижения целей наказания на них необходимо, по мнению суда, будет оказывать длительное карательное воздействие»[46]46
  Гарнаев Р. Н., Зарипов Р. Р., Шайхисламов Р. З. Проблемы исполнения наказаний в виде обязательных и исправительных работ в юридической практике // Казанский педагогический журнал. 2015. № 3. С. 194.


[Закрыть]
. Аналогичную точку зрения высказывала ранее Н. Г. Осадчая[47]47
  Осадчая Н. Г. Обязательные работы как новый вид наказания в Российском уголовном законодательстве: Автореф. дис. канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, Ї999. С. 13–14.


[Закрыть]
и некоторые другие авторы[48]48
  См., например: Селиверстов В. И. Исправительные работы // Преступление и наказание. 2009. № 5. С. 21; Наумов А. В. О проблеме наказания в новом уголовном кодексе России // Человек: преступление и наказание. 1993. № 1. С. 7 и другие.


[Закрыть]
.

Не можем согласиться с приведенными утверждениями и поддерживаем точку зрения тех исследователей[49]49
  Марков В. П. Механизм реализации основных уголовных наказаний, не связанных с изоляцией от общества, в Российской Федерации (уголовно-правовой анализ). Диссертация… д.ю.н. СПб., 2006. С. 168.


[Закрыть]
, которые считают, что сходство исправительных работ и штрафа заключается лишь в том, что как то, так и другое наказание предусматривают в качестве элемента принуждения имущественные взыскания без применения лишения свободы. Штраф же от исправительных работ отличается, во-первых, по характеру исполнения: исправительные работы носят длящийся характер, а штраф – это одноактное действие (если только речь не идет о рассрочке штрафа); во-вторых, кроме имущественного взыскания исправительные работы, в отличие от штрафа, предполагают ряд ограничений в трудовых правах; в-третьих, с учетом современной редакции ст. 46 УК суммы штрафа по своим размерам могут значительно превосходить даже максимальные размеры удержаний при максимальном сроке исправительных работ; в-четвертых, круг преступлений, по которым допускается назначение штрафа значительно шире и включает в т. ч. и особо тяжкие преступления, т. е. по своему содержанию штраф несет в себе больший принудительный заряд, чем исправительные работы.

Внесенные изменения привели и к некоторым разногласиям относительно того, один ли это вид наказания, или два. Так, по мнению О. В. Борисовой, исправительные работы теперь фактически разделены в законе на два вида: назначаемые осужденному, имеющему основное место работы, и осужденному, его не имеющему. Поэтому она считает, что первый вид наказания можно назвать «ограничение трудовых прав» и расположить его на втором месте в перечне наказаний. Второй вид наказания, по ее мнению, можно назвать «оплачиваемые общественные работы» и расположить его перед обязательными работами, которые, в свою очередь, она предлагает назвать «бесплатные общественные работы».[50]50
  Борисова О. В. О возможных параметрах обновления системы уголовных наказаний // Современная уголовная политика: поиск оптимальной модели: Материалы VII Российского конгресса уголовного права (31 мая – 1 июня 2012 г.). М., 2012. С. 25–26.


[Закрыть]

М. В. Феоктистов, выступая против подобного разделения, указывает, что «ранее назначение исправительных работ в иных местах означало увольнение осужденного по прежнему месту работы, сейчас же вид исправительных работ зависит от наличия или отсутствия у осужденного постоянного места работы»[51]51
  Феоктистов М. В. Бессистемная система // Современная уголовная политика: поиск оптимальной модели: Материалы VII Российского конгресса уголовного права (31 мая – 1 июня 2012 г.). М., 2012. С. 299.


[Закрыть]
.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5