Inga Li.

Игры Разума. Оголенная реальность



скачать книгу бесплатно

Значит, это и есть возрождение моей души, значит, это был единственный способ, чтобы добиться того пика совершенства, который только возможно обрести. Ведь в материальном мире нет ничего чистого: например, цвет – у него есть тысячи оттенков, которые впоследствии имеют свои определенные спектральные очертания; золото – ведь нет на земле идеально чистого золота, оно всегда имеет какие-либо примеси и с помощью этого приобретает индивидуальные, неповторимые свойства, не присущие другим металлам (за что и особо почитается)…

Неожиданно голос, раздавшийся у меня в голове, перебил мои мысли:

– Мы выбрали тебя, так как только ты, Ли, прошла это испытание. Наступает «Час Тота», и ты должна сделать выбор: либо ты с нами, либо ты отправишься в мир смертных…

– Но ведь я такая же смертная, как и все! – возмутилась я.

– Ты избрана, и ты знаешь про свой дар. Используя его, ты неосознанно помогаешь земным нарушить свой закон. Непреклонение смертных должно караться неземными силами.

– А каким образом здесь вмешана я?

– Из всех избранных только ты смогла отделить Душу от Разума. Мы воспользовались этим и решили, что вскоре произойдет событие, которое мы ждали веками… наступит «Час Тота».

Мои мысли сейчас не воспринимали происходящее. Осознание того, что мой дар имеет разрушительную силу, не имело никакого объяснения. Всю сознательную жизнь я отдавала частицу своей особенности и считала долгом принять это, как должное.

– Но ведь я помогаю людям жить, дышать полной грудью, верить в надежду и создавать идеалы… – я стала возмутительно кричать и снова погрузилась в транс.

– Ты пользовалась энергией Космоса, тем самым вытягивала из нас все самое ценное.

– Значит, то, что ты из меня вытягивал – это была твоя энергия? – я стала понимать, почему так страдала от дикой боли все это время…

– Я лишь забрал свое. Используя свой дар, ты забывала, что он требует самоотдачи. Тем самым, изматывая нас, ты сохраняла себя. И с помощью этого ты и дошла до этого Круга…

Я долгое время не могла прийти в себя, и мысли о кругах заставили меня оживиться:

– Ты ведь знаешь, я тоже из смертных… Умирая, все смертные должны проходить эти круги, так как в мире нет ничего совершенного. Только я не могу понять, что здесь особенного? Я такой же человек! Почему, находясь на седьмом Круге, я должна искупать свою вину больше, чем остальные?

– Смертные… – он улыбнулся с сарказмом так, что я почувствовала себя самым глупым человеком, когда-то жившим на земле. – Ты еще многого не знаешь… Ты на девятом Круге, а все остальные проходят только три.

– Почему три? Ведь церковь говорит…

– Это по вашим законам… Вам не дано знать многое, поэтому кто-то придумал для вас эту притчу.

– Значит, это все неправда?

В этот момент мне показалось, что он даже немного засмеялся:

– Ты сама знаешь ответ на этот вопрос…

Эфир Разума передвигался плавными движениями вдоль периметра комнаты, словно играя со мной. Мне не оставалось ничего иного, как прекратить эту тему.

– А почему только три Круга смертным? – я уловила его тепло и поняла, что вопрос ему приятен и нет опасности нарушить созданную атмосферу.

– На первом они искупают свои грехи. На втором искупают грехи своих близких, – заметив мое удивление, он попытался объяснить получше, – ведь, помогая им, ты становишься сильнее и, соответственно, чувствуешь свою значимость. А значит, толкаешь свою душу на один из самых тяжких смертных грехов…

– Интересно какой? – я возмутилась от несправедливости его речей.

– Гордыня… С каждой новой победой она просто заполняет тебя изнутри и обрекает на вечную борьбу света и тьмы.

– Хорошо, – дабы не нарушить его заинтересованность своим рассказом, я согласилась с его мнением, – а как насчет третьего круга?

Я с неподдельной заинтересованностью продолжала слушать его дальше. Заметив мою льстивость, он продолжил рассказ с менее доверчивой интонацией:

– Третий круг существует за искупление своего страха.

Мое любопытство заставило меня привстать:

– Страх? Но ведь это… – не успела я договорить, он перебил меня потоком холодного воздуха, тем самым заставляя слушать дальше.

– Это искушение смертных не совершить преклонение перед Божественным Судом, перед законом земных.

– Что это значит?

– Например, патологический страх перед смертью. Смерть и есть освобождение. Это подарок для того, чтобы перейти на более высокую ступень сосуществования с другими представителями Вселенной. Например, вам дано понятие о семи кругах, а все потому, что вам просто не дозволено знать больше. Вы слишком неразвиты для этого, а физическая смерть дарует эти знания.

– А сколько же тогда кругов существует? – этот вопрос стал меня волновать больше остальных, и он это понял. Понял, что теперь я полностью открыта и способна для дальнейшего обучения.

– Всего – десять. Восьмой – ответ перед душой, девятый передо мной…

– Ну а десятый? Зачем этот круг? – я стала волноваться так, как никогда не происходило за всю мою глупую жизнь.

– Хороший вопрос. Это путь к совершенству. Постигнув его, ты станешь на Путь Истины.

– То есть я добьюсь совершенства?

– А разве не об этом ты мечтала всю свою жизнь?

Сказав это, он навеял мне усердные метания, в которых я когда-то видела смысл.

– Для этого тебе и предстоит выбор: либо дальнейшее существование в смертных, либо приобретение бесценного.

– Что я должна делать?

Увидев трепет в моем сердце, он продолжил мое посвящение – снаряжение в Долину Истины.

– Ты должна остаться наедине со своим Сердцем… а все остальное ты узнаешь сама.

– Но как?

– Не забывай, что ты избрана… – с этими словами он растворился в голубом дыму ледяного эфира…

Мне следовало идти дальше…

Все оставшееся время я бродила по темным узким и очень длинным коридорам. Казалось, что я нахожусь в каком-то лабиринте… лабиринте своей мысли. Воспоминание о разговоре с Разумом открыло во мне какую-то неведомую силу, и она непонятным для меня способом почему-то заставляла восхищаться ею. Хотя эта мысль была не столь восхитительна, как то, что я пробыла здесь очень долго, затрачивая свое время на прохождение очередных страданий. Но, несмотря на то, что я выжила, я должна идти до конца… Во что бы то ни стало…


***


Древние легенды гласят, что сердце наделено какой-то неведомой силой, которая заставляет человека творить необъяснимые вещи. Но люди решили, что все это выдумки. Пришли к выводу, что сердце является лишь рабочим органом, перекачивающим кровь так же, как и не дарит эмоции, и уж тем более чувства. Добившись больших успехов в передовых технологиях, люди выдвинули теорию, которая, по их мнению, не подлежит дальнейшему рассмотрению. Они объяснили это тем, что нервные окончания заставляют мозг воспринимать различные оттенки эмоций, затем передающиеся телу. Вопрос о чувствах не заставляет себя долго ждать: мозг передает сигнал нервным окончаниям, и мы воспринимаем это как должное.

Насколько же глуп оказывается земной мир! Мы же столько еще не знаем, настолько плюем на традиции и легенды, что начинаем опровергать малейшие теории о чем-либо вообще! Как же я раньше не могла об этом подумать? Неужели мой дар достоин того, чтобы решать мелочные и насущные желания смертных? На этой мысли мое сердце остановилось… Я не успела… Не смогла дойти до конца… Но это уже неважно…

Важно то, что я познала то, что сердце пыталось объяснить нам веками…

А может, это и есть совершенство?


Глава 2. Доброе утро


«Солнце… Как же я люблю солнце!» – подумал Алекс, лежа в постели и немного прикрываясь от хитрого лучика, которому как-то удалось пробраться сквозь плотную портьеру. «Но все-таки это прекрасно! Да… Ну все! Хватит! Надо вставать, а то на работу опоздаю! СТОП! Какая работа? У меня же три дня как начался отпуск! Да… С этой работой совсем с ума сойти можно…»

Дело в том, что, работая в отделе по расследованию паранормальных явлений, Алекс признавал, что в его практике встречалось такое, что нормальные люди при виде такого зрелища, как человек с отрубленными конечностями помещен в бочку и продолжает при этом жить, вели себя не очень адекватно. Так что всю специфику своей работы Алекс воспринимал весьма сносно.

Анька недовольно зашуршала в его объятиях и что-то невнятно пробормотала… «Да! А она ничего…» – его раздумья по поводу ее красоты прервал грубый и очень ранний телефонный звонок.

«Ох, чует мое сердце, это мне не принесет ничего хорошего. Ну да ладно», – подумал Алекс и поднял трубку:

– Алло, – ответил слегка сонным голосом.


– Алекс, доброе утро! – произнес звонко и даже весьма бодро его коллега Эндрю. – Послушай, только не вешай трубку, пожалуйста, ты слушаешь?


– Что ты хочешь от меня в мой законный выходной? – произнес с невозмутимым раздражением в голосе. – Но не дай Бог ты посмел тревожить мой покой ради всякой чепухи… Я не знаю, что сделаю с тобой, когда встречу!


– Ты закончил? Если да, тогда слушай. Сегодня ночью к нам поступил звонок с городского кладбища. Сторож вызвал наряд, а наши чуть что загробное, всегда к нам несутся. Так вот я, естественно, согласился и погнал. Сторож встретил меня у входа…

– Слушай, Эндрю, а быстрее как-то можно? – Алекса явно все начинало выводить из себя.

– Но…

– Я спать хочу, у меня отпуск, в конце концов!

– …После провел меня к центру кладбища, – Эндрю говорил так, словно не слышал его причитаний. – А вот здесь начинается самое интересное…


– И что же? – ради приличия, он придал нотку удивления в голосе.


– А то, что в склепе старик ночью слышал крики, и, по его словам, человеком они издаваться не могли! Но при тщательном исследовании данного помещения был найден мертвый человек.


– Ну естественно, – возразил Алекс. – Это же склеп! Там обычно мертвые люди лежат, ну ты впрямь как маленький!


– Да… Если бы все было так просто! – Эндрю словно был расстроен, – Алекс… это была Ли…


Трубка чуть не выпала из его руки, во рту мгновенно пересохло. Казалось, время замедлило свой ход, кровь хлынула мощным потоком в виски. Тепло незаметно раздавалось по всему телу, и как-то, несмотря на глубокое потрясение, Алекс нашел силы, чтобы взять себя в руки:


– Так что ж ты мне сразу не сказал?! – Алекс орал, как потерпевший: – Как это произошло?

Алекс подскочил с постели и стал судорожно искать одежду.


– Никто не знает, эксперты утверждают, что она была обескровлена. Но вот в чем штука: внешних повреждений не было обнаружено…


– Твое мнение?


– Я не знаю, Алекс, первый раз такое вижу!


– Меня больше интересует, что же делала Ли на кладбище среди ночи, – да, этот вопрос поистине не давал Алексу покоя. – Ладно, черт с ним, с отпуском, жди, через десять минут буду у тебя.


– Ты извини, я не хотел. Просто так вышло, – Эндрю был каким-то отрешенным.


– Не извиняйся, ты ведь здесь ни при чем. Жди и не делай глупостей, я тебя умоляю! А то знаю я его – Пинкертон хренов!

Дальше все происходило с головокружительной скоростью. Алекс быстро выскочил из постели и побежал умываться, пока приводил себя в порядок, проснулась и Анька:


– Алекс, милый, ты чего в такую рань встаешь? – казалось, удивлению ее нет предела. – Я думала, что мы сегодня поедем к моим родителям на дачу. Ты забыл?


– Нет, тут просто кое-что произошло… – ему было тяжело говорить ей это, но по-другому он просто не мог. – И мне нужно срочно ехать.


– Так, значит, к родителям мы сегодня не едем? – еще раз с надеждой, что он передумает, переспросила она.


– Прости меня… Но дело действительно очень серьезное, – он произнес это настолько мягко и спокойно, насколько мог в данном состоянии, но, как оказалось, недостаточно мягко и не совсем спокойно. – Пойми же наконец! Я на взводе, моя коллега погибла при неизвестных обстоятельствах, а я даже не могу ничего предпринять… Сегодня ночью Ли обнаружили на кладбище. Она лежала мертвой в старом склепе, и в ней не было ни капли крови. А ты мне про дачу…

После некоторой паузы она произнесла:


– О Господи! Да, ты прав… Извини, просто это наш первый совместный отпуск, а мы еще ни одного дня не провели вместе без того, чтобы ты куда-нибудь не летел сломя голову! – она оголила свою спину и явно пыталась гордо построить планы на совместный отдых со своими друзьями, как в прошлый раз в Крыму. Дабы не создавать накаленной обстановки, Алекс решил сгладить ситуацию:


– Нют! Послушай, ты у меня самая-самая! Я сегодня разгребу там немного, а потом мы с тобой и на дачу, и в деревню, и в поход на Эверест, – он выпалил это одним махом и, не останавливаясь ни на секунду, уже обувал на ноги туфли.


– Хоть кофе попей! – услышал, когда спускался по лестнице и чуть не сбил с ног поднимающуюся навстречу соседку сверху.


– Позже! – единственное, что только и успел ответить.


За ним с неприятнейшим стуком хлопнула дверь подъезда. Алекс вспомнил представителя местного ЖКХ, который еще месяц назад обещал починить дверь и произвести ремонт в подъезде. Краска начала осыпаться года четыре назад, побелка на потолке отваливалась на голову с того самого момента, как он купил себе квартиру в этом районе. Так что ситуация его не радовала. Быстрым шагом двинулся к своему автомобилю.

Красный «Фольксваген Жук» 1986 года выпуска трудно назвать машиной его мечты. Настроение было испорчено безвозвратно, так что «насекомое», как Алекс называл его в шутку в компаниях, уже не вызывало в нем прежних чувств сострадания. И он без особых эмоций открыл дверцу своего автомобиля.


Завелся «жучара» не сразу. Для начала он показал свой нрав и покашлял пару минут. После зажигание напрочь отказалось проявлять признаки жизни. Алекс с силой ударил ладонями по баранке и повторил попытку завести тачку, чтобы наконец-то отправиться на встречу с Эндрю. О чудо! «Жучок» сделал небольшие потуги и взревел. Из выхлопной трубы вырвался клуб дыма, и он смог тронуться навстречу неизвестности.


Уже на подъезде к кладбищу Алекс увидел несколько машин, припаркованных на импровизированной стоянке, а вот людей не видать. Припарковался рядом с машиной скорой помощи. Покинув «жучок», заглянул в машину скорой и увидел там спящего водилу, который, натянув кепку на лицо, имел весьма умиротворенный вид. Не став будить его, он направился на кладбище, по пути рассматривая местный пейзаж. Восхищения он не вызывал. Алекс попытался представить, как они с Эндрю сидят на рыбалке, но все его мечты рассеивались в прах при одном воспоминании о произошедшем событии.

Место происшествия Алекс заметил сразу же. Глаз был наметан, слух тоже его еще пока ни разу не подводил, поэтому он без особого труда разыскал своего коллегу, который, громко крича и размахивая руками, пытался добиться от какого-то старика непонятно чего. Но едва заметив приближение Алекса, прекратил жестикуляцию и направился к нему навстречу.


С виду Эндрю было около двадцати пяти лет. Он после армии пришел устраиваться на работу, и по странному стечению обстоятельств его приняли только в учреждение, где работал Алекс. Его направили на стажировку, но все, за что бы Эндрю ни взялся, имело свойство ломаться, выходить из строя, перегорать либо просто теряло свои ценные качества, что говорило о малом опыте в своей сфере. Вот поэтому его и направили в отдел Алекса, так как считали его таким же ненормальным, как и того. С тех самых пор они неразлучны.


Достав сигарету, Алекс нервно закурил, из головы не выходила одна и та же мысль: «Ну почему все происходит именно со мной и непременно в мой отпуск? Нет! Так нельзя, это мысли огромнейшего эгоиста, так что нужно как-то от них избавляться».

Эндрю подошел, но заговорил не сразу, выдержал небольшую паузу, и только после того, как Алекс докурил, он завел разговор:


– Как ты? – спросил Эндрю, осматривая его с ног до головы, будто что-то искал.


– В норме. Давай сразу к делу, мне нужно осмотреть место происшествия, а тебе еще рапорт писать. Пойдем отведешь меня к ней… – Алекс должен был увидеть ее на прощание.

«Значит ли это, что скоро и меня могут найти на каком пустыре?.. Может, это охота на сотрудников какого-нибудь сумасшедшего? Возможно, возможно…» – думал Алекс, шагая в сторону огромного склепа.


– Ну ладно, пойдем, покажу кое-что. Но предупреждаю, зрелище не из приятных, – сказал Эндрю.

– Да было время, когда меня еще мог напугать вид растерзанного трупа, а вот теперь эмоции абсолютно покидают меня, и ничто, кроме смерти близкого человека, не может меня расстроить… – добавил Алекс, выдыхая дым.


Коронеры вынесли носилки из небольшого строения и понесли в машину. Строение напоминало храм времен инквизиции: около десяти метров в высоту, по бокам над входом, словно живые истуканы, застыли каменные гаргульи. Входную дверь довольно внушительных размеров по всему периметру сопровождал причудливый орнамент. Он то сплетался в одну цельную нить, то снова расходился какими-то хаотичными ответвлениями. Узор был выгравирован в камне зеленоватого оттенка, он напоминал нефрит или яшму, но только очень грубой обработки. Нет, это был не нефрит и даже не яшма… Камень был совершенно не знаком Алексу. Больше всего его удивила дверь. Складывалось впечатление, что человек, заказавший «дверцу», сильно боялся того, что было похоронено внутри склепа. Дверь была сделана мастером, который, безусловно, знал свое дело. Он выковал каркас двери из нескольких слоев железных прутьев и стальных пластин, после умелец заключил все это и сложнейший механизм замка в деревянный «сейф» толщиной около тридцати сантиметров. А в довершение своего шедевра чудо-мастер закрепил дерево металлическими скобами. Вот такая вот сложная система защиты. Но от чего или от кого пытался оградить нас мастер? Странно, но дерево было почти не тронуто временем, а железных скоб не коснулись ржавчина и коррозия. Вокруг было достаточно склепов помоложе, но все они в какой-то степени были подвластны погодным условиям и другим различным факторам распада.

 «М-да, странно… даже очень», – подумал Алекс и, вновь закурив, медленно подошел к носилкам и приподнял белую простыню. Ему до сих пор казалось, что это розыгрыш, что сейчас она встанет и начнет смеяться над ним, говоря при этом, как же они с Эндрю подшутили. А его коллега станет называть его лопухом, а потом они все вместе отправятся завтракать и там-то Алекс им задаст за то, что вытянули его из постели в такую рань, и за то, что так бессовестно разыграли и надурили… Но она не встала, не засмеялась… А Эндрю стоял рядом и за все время не проронил ни слова, только вздыхал постоянно. Алекс еще раз посмотрел в ее темно-карие глаза и вернул простыню на прежнее место:


– Знаешь, я до сих пор не могу поверить. Мне казалось, что этого не может с нами случиться. Но случилось, и теперь мы здесь стоим и смотрим на нашу коллегу и подругу и не можем ничего изменить… – Алексу словно стало немного легче: – Надо выпить позже…


После всего, что произошло, он просто не мог вернуться к привычному времяпровождению… Да, вот незадача. Поближе подошел к склепу, ему стало не по себе. Изнутри склеп был еще хуже, чем с внешней стороны. Забавно, но, когда Алекс находился рядом, ему было невыносимо тоскливо, страшно… Такое ощущение, что его душа собралась в полет, а вот тело в планы посвятить забыла. Алекс медленно огляделся, и то, что он там увидел, ему не понравилось: изнутри здание казалось больше, чем снаружи, в торце у дальней стены стоял каменный саркофаг внушительных размеров. Он медленно подошел к нему и стал внимательно разглядывать. Камень был того же зеленоватого цвета, что и у входа с орнаментом у дверей. В это каменное ложе мог поместиться человек довольно крупной комплекции. Плита сверху, наверное, была очень тяжелой, по крайней мере, она так выглядела. Гроб был весь испещрен письменами мелкого шрифта, язык и вовсе остался загадкой, напоминал клинопись, но в нем также присутствовали элементы, не совместимые с ней. Алекс вышел на воздух и снова достал пачку, она была пуста. Он и не успел заметить, как выкурил одну за другой все свои сигареты.

«Ну что ж, куплю еще, как вернусь в город…» – с досадой подумал он.


– Алекс! Иди сюда, быстрее! – Эндрю кричал, словно где-то приземлилась летающая тарелка и он спешил засвидетельствовать это событие, чтобы получить внеочередное звание.


– Что стряслось? – Алексу уже порядочно надоело шататься по кладбищу. – Эндрю, ты где? Мы что, в прятки играем?

– Да здесь я! Чего орешь? – крикнул он, пока Алекс шел на голос, как слепой, который, стоя на пешеходном переходе, слышит назойливое пищание технологической инновации.


– А ты подальше не мог забраться? Какова… Ты что творишь? – Эндрю стоял за огромным надгробием, а возле его ног лежало тело Ли, накрытое все той же простыней. – Ты с ума сошел? Зачем ты ее вытащил из машины?

– Послушай, Алекс. И успокойся, пожалуйста, – в его голосе проскакивали заговорщицкие нотки. – Это не Ли! – произнес он шепотом, чтобы никто не услышал.


– Да что ты несешь, Эндрю? Ты думаешь, что говоришь?

– Ты сомневаешься во мне? – коллега искренне удивился, даже глаза расширил, как два блюдца. – Я точно знаю! Это не она…

– Откуда? Как определил, что это не Ли? Ну же, говори!

Эндрю посмотрел на Алекса, как будто это тот спер тело из машины скорой помощи.

– Если это правда, то мне нужны доказательства! – Алексу и самому хотелось верить, что все именно так, но…


– У Ли была татуировка на правой ноге в виде обвивающейся змеи, а у этой… у нее нет! – Эндрю выпалил все это с таким пылом, что поневоле даже пару секунд Алекс не мог произнести ни слова, но потом пришел в себя и спросил:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

сообщить о нарушении