Инесса Давыдова.

Верона. Часть II



скачать книгу бесплатно

Вера

Просыпаюсь от саднящей боли и морщусь. Любое движение причиняет дискомфорт. Руссо как обычно перебрался ко мне на живот, и я осторожно отодвигаю его тяжеленную голову. Он переворачивается на другой бок. Смотрю на свои ноги – кровь! О, боже! Я залила сукровицей весь матрас! Ощупываю промежность, вроде кровь уже не идет. У меня нет сменного белья и одежды. Что же делать?

Поднимаюсь с кровати и иду в гардеробную. Хватаю боксеры Руссо и краем глаза вижу три коробки, которых раньше здесь не было. Мне хочется заглянуть, но я сдерживаюсь. Руссо не понравится, если я буду здесь шарить.

Встаю под душ и вспоминаю все, что было после первого вторжения. Я еле дошла от кровати до двери. Руссо сказал, что теперь я хожу как косолапая медведица, за что тут же получил по макушке. В душе он гладил и целовал меня, пока я без сил не скатилась на мраморный пол. Потом закутал в полотенце и отнес в спальню.

Мы долго болтали. Наконец-то он приоткрыт завесу отношений с Лилианной. По мнению Руссо, если бы она не стала встречаться с олигархом, он бы не сделал ей предложение. В нем проснулось соперничество, она это тоже понимала. После их расставания он поклялся, что встречи с девушками переведет в режим отношений на одну ночь, и никогда не будет работать «на дядю».

Эта ночь многое во мне изменила, я дала себе зарок, что больше не буду ни о чем его спрашивать. Если он посчитает нужным посвятить меня в свои дела, сделает это по своему усмотрению, а не под моим нажимом.

Когда Руссо уснул, я всерьез задумалась об Адаме. Теперь я понимала, что для Руссо он как красная тряпка для быка. Уж больно эта ситуация смахивает на дежавю. Опять к его девушке проявляет интерес богатый бизнесмен. Единственный способ не видеть Адама – это уволиться. После возвращения из Владивостока Руссо не раз давал понять, что мне незачем работать. Понимаю, что мама мой поступок не одобрит, но выбора у меня нет, еще одну ссору я не переживу.

Выключаю воду. Вытираюсь полотенцем. Надеваю боксеры, футболку и выхожу из ванной. Мне навстречу словно торпеда летит Руссо. Увидев меня в своих боксерах, он заливисто смеется.

– Детка, ты такая смешная, – он с жаром целует меня в шею и пытается снять с меня трусы.

Только что каждый шаг доставлял мне боль, но вот появился Руссо – и мне напрочь сносит голову. Игриво уворачиваюсь, хихикаю и бегу от него со всех ног. Дразню его, бегая вокруг мебели, но долго продержаться не удается. Как только Руссо понимает, что я сама не остановлюсь, делает обманный маневр и хватает за руку.

– В гардеробной три коробки твоего шмотья, а ты схватила мои трусы!

– Мне нравятся твои трусы! Особенно эти! – потом до меня доходит смысл его слов, я ахаю. – Это коробки с моими вещами?

– Я попросил Катю заказать тебе шмотки. Вчера привезли.

Вспоминаю разговор Кати с клиенткой в примерочной бутика. У него ведь была возможность отказаться от доставки, но он этого не сделал. Боже мой, он тоже надеялся, что мы помиримся!

– Я люблю тебя, – выпаливаю я и бросаюсь ему на шею.

Он хватает меня на руки и кружит. Запрокидываю голову и вытягиваю руки. Не помню, когда я так в последний раз хохотала, разве что в раннем детстве. Руссо смотрит на меня не так, как раньше. Да, прошлая ночь все изменила. Теперь та самая энергия, что накрыла нас в первую встречу, постоянно тлеет во мне. Чтобы она проснулась, нужен всего один поцелуй или его томный взгляд.

Какой же он красивый! Не могу от него оторваться!

В один миг мы оба перестаем улыбаться. Он останавливается и ставит меня на ноги. Я целую покусанное плечо и крепко прижимаюсь к его груди.

– Ты меня пометила, – шутит он и пальцем проводит по кровавому следу. – Как ты там вчера кричала? Ты моя собачка?! Если и так, то ты бешеная собачка! Нормальные собаки не кусают своих хозяев!

– Мне было больно! – от собственных слов меня уносит в ночные воспоминания, я шумно сглатываю и невольно закрываю глаза.

– Даю честное слово, что не трону тебя два дня.

– Ох, ну не знаю. Я думала, мы утром продолжим… – я хитро щурюсь.

– Нет-нет, детка, тебе нужен отдых.

– Скорее, отдых нужен тебе, после всего что ты натворил, – шутливо бью его по груди и хочу высвободиться.

Руссо удерживает меня в объятиях, потирает подбородок и спрашивает:

– Теперь-то ты готова лететь в Верону?

– Что? – я отстраняюсь. – Нам уже незачем туда лететь!

– Я все распланировал. Один день и две ночи в Вероне на твою романтическую блабуду. А глядя на твои мучения этой ночью, я поклялся себе, что все стойко выдержу. Один день в Милане на шопинг и два дня на Сицилии, вот там я доберусь до тебя по-настоящему, детка. И только попробуй выставить мне оральный контрацептив, сказав «нет». Если верить прогнозам, в ближайшие дни на Сицилии будет довольно тепло, температура воды двадцать три градуса. Ну? Что скажешь?

Прижимаюсь к нему так крепко, что и дураку понятно, каков мой ответ. Он бросает меня на диван, ложится сверху. Мы долго целуемся, затем Руссо отрывается от меня и смотрит в глаза. Улыбаюсь и глажу его резко очерченные скулы и подбородок. Тянусь к трусам и сжимаю Сэма, Руссо вскрикивает от боли и морщится.

– Ох! Прости! – я одергиваю руку.

Он выуживает Сэма, и я застываю от ужаса.

– Что это с ним?

– Сэм получил ранение, и ему требуется реабилитация.

– Хорошо, что не пал смертью храбрых, – шучу я, лицо Руссо мрачнеет, и я тут же извиняюсь.

Он вскакивает, поправляет трусы и хлопает меня по попе.

– Марш на кухню, а то я сейчас с голоду сдохну!

Вскакиваю с дивана, бросаю на него игривый взгляд. Но контакт потерян, Руссо уже в своих мыслях.

– И не шути так больше про Сэма, детка, – слышу я уже за поворотом.

Боже мой, какой же он обидчивый и чувствительный!

Аристарх

Если бы мне хоть одним глазом позволили взглянуть, как пройдет эта Варфоломеевская ночь, я наотрез отказался бы от экзекуции и послал Верону на хирургическую дефлорацию. Уж лучше рассечь плеву скальпелем, чем смотреть, как мучается твоя любимая. Нет, конечно, мои собственные ощущения зашкаливали и затмевали все, что было до Вероны, но я шизец как перетрухал за ее психику. Я помнил о тиране-отце и что ей, бедняжке, пришлось пережить в детстве. У большинства таких детей потом проблемы в отношениях, а зачастую и с сексом. У ее брата они точно есть!

Утром я боялся обнаружить ее где-нибудь под столом раскачивающейся и поющей ту самую дурацкую колыбельную песню. Черт! Никогда ее не забуду! Слава богу, мои опасения не подтвердились, Верона была не просто в порядке, а светилась от счастья.

Увидев Верону в боксерах, испытал такой драйв, что сгреб ее в охапку и долго кружил как шизоидный романтик. А еще вздохнул с облегчением, когда понял, что Верона сгребла с полок мою одежду, но не полезла шарить по запечатанным коробкам. Она прошла мой первый тест. Где-то я читал, что любопытство – это дочь невежества, полностью с этим согласен. Терпеть не могу, когда телки роются в моих вещах. Я не раз заставал их за копанием в телефоне или бумажнике. После такого я уже никогда не перезванивал. Именно за любопытство и тотальный контроль я ненавидел Лили. Она приходила в бешенство от того, как рьяно я сопротивлялся и выставлял между нами границы.

Пока Верона колдует на кухне, я принял душ, побрился и заглянул в аптечку. Нужно найти что-нибудь, что подлатает Цепного Пса Сэма. Морщась от боли, я стянул облезшую кожу с головки и намазал мазь густым слоем. Черт! Ну надо ж было так ухитриться!

Выхожу из ванной голым. С каменным лицом сажусь за стол.

– Что на завтрак?

Пахнет, кстати, круто, но ей не говорю, хмурюсь, пусть понервничает. Сегодня я садюга! Еще бы, мазь-то шипит!

– Ты будешь завтракать в таком виде? – она таращится на меня как на эксгибициониста.

– Намазал Сэма живительным эликсиром, пусть впитается.

– О-о! Все так плохо?

Она кусает губы и краснеет.

– Не парься, детка. Переживу. Хочу жрать. Что ты там сварганила?

– Честно говоря, гордится нечем, даже не знаю, понравится тебе или нет, – куксится Верона, пытаясь оправдаться. – Как говорится, я это слепила из того, что было. Получилась грибная запеканка с макаронами под соусом песто. Мария, что, уволилась?

– Нет, я дал ей выходные, думал же, что улетим.

Верона открывает духовку и вынимает что-то похожее на пирог с запеченной золотистой корочкой. Облизываюсь. Сейчас я готов сожрать целого барана. Она делит блюдо на две неравные части, мне достается львиная доля. Я протестую, но она шикает и отмахивается.

– Не могу есть, меня немного подташнивает, – признается она. – Так всегда бывает, когда я перенервничаю. А вчера был тот еще денек.

– Это точно, – соглашаюсь я, но, раз мы уже заговорили о здоровье, напоминаю о предстоящем визите к гинекологу.

– Надо записать, – она кидается в прихожую, приносит мобилу.

Оцениваю ее походку, Верона явно приходит в норму, ночью на нее невозможно было смотреть. Хоть я шутил и подкалывал ее, но на душе скреблись кошки. Она записывает время приема у врача. Я пробую ее стряпню и тихо офигеваю: как можно приготовить такую вкуснятину из ничего?

– Верона! Вкусно как всегда! Ты прелесть!

Вытираю рот и целую ее в щеку. Она улыбается и поглаживает мое покусанное плечо.

– Кстати, надо согласовать еще две встречи, на которые нам нужно ехать вдвоем, – она поднимает удивленный взгляд. – После Италии встретимся с риелтором. Я выставил эту квартиру на продажу, нам нужно определиться, какую недвижимость мы хотим…

– Нам?! – она таращит на меня свои глазища. – Ты… ты хочешь… чтобы мы съехались?

– Вроде мы это уже обсуждали.

Вид у нее сконфуженный, она хочет что-то сказать, но из последних сил сдерживается.

– Давить не стану. Переедешь, когда сочтешь нужным. Главное, чтобы та, другая квартира тебе нравилась. Понимаешь ход моих мыслей?

Она кивает.

– Все предельно ясно.

– Отлично, – я выдохнул и разом покончил с завтраком.

Смотрю на пустую тарелку, с Вероной я выживу даже на Марсе.

– А вторая встреча? – напоминает она и убирает посуду со стола.

Вот это будет сложнее, я дождался, когда она села на стул.

– Детка, – накрываю ее руку своей ладонью.

От страха она вжала голову в плечи, чует неладное.

– Нужно раз и навсегда решить финансовый вопрос. Не хочу, чтобы ты каждый день обсуждала со мной свои траты. Я буду ежемесячно перечислять на твою банковскую карту согласованную сумму. Для этого нужно вместе съездить в банк. Лады?

С минуту мы молчим, она изучает меня проницательным взглядом, потом еле заметно кивает.

– Раз уж зашел такой разговор, то я должна тебе кое-что сказать… – она нервно откашливается, я хмурюсь и убираю руку. – Не хочу, чтобы ты нервничал… в общем… я решила уйти из бутика.

С облегчением выдыхаю. Неужели все налаживается? После ее слов с моих плеч свалилась трехпудовая гора. Я не говорил ей, но в последнее время у меня с Катей начались проблемы. Раньше в своих решениях я был тверд, но теперь, когда в бутике работает Верона, смягчился и дал маху.

– Спасибо, – приглаживаю ее волосы, меня обдает волной благодарности, я знал, как трудно ей было принять это решение. – Поцелуй меня!

Верона чмокает меня в щеку и опасливо смотрит на Сэма, тот качается. Усмехаюсь, подхватываю ее со стула, пересаживаю к себе на колени. Я уже был готов плюнуть на все обещания, так сильно Верона жалась ко мне и постанывала, но мой настрой резко сбил телефонный звонок. Проклятье! Смотрю на определившийся номер, это рабочий телефон Бизона.

– Детка, иди, собери чемодан. Нам через два часа выезжать из дома.

Она радостно кивает и бежит в гардеробную. Я отвечаю на телефонный звонок.

– Приезжай. Надо перетереть насчет бабла, – рычит Бизон.

– Я сейчас не в Москве, – не хочу, чтобы этот придурок помешал моим планам, – приеду на следующей неделе.

Бизон матерится, как бомж с Курского вокзала, и разъединяет связь.

Глава третья

Аристарх

Не думал, что мы с Вероной можем сцепиться из-за какого-то дурацкого купальника. Все началось во время сбора вещей. Она завела меня своими нарядами, то и дело выпархивая из гардеробной в новом образе. Каждый раз она изображала на лице новую гримасу и пританцовывала, показывая свое отношение к прикиду. Я то ржал как подорванный, то ерзал от нахлынувшей страсти. Последним выходом был выбор купальника. Ох, доберусь я до сеструхи и долбану по ее семи чакрам!

– Ты в гимнастический зал меня отправляешь или на пляж? – показывает она на закрытый черный купальник и мечет гневный взгляд. – Может, паранджу еще на меня наденешь?

– Неплохая, кстати, мысль, – разваливаюсь на диване, руки сцепляю за головой. Вид блаженный.

– В этом купальнике загорят только руки и ноги! На кого я буду похожа?

– Ладно, готов пойти на компромисс, надевай следующий.

Во второй ее выход со мной чуть не случился сердечный приступ. В какие-то считаные секунды меня накрывает волна ревности и гнева, лицо краснеет, на лбу вздуваются вены. Вскакиваю и ору:

– Ты с ума сошла?! Это купальник?! Нет, нет и нет! Это какие-то две веревочки!

Оттягиваю полоску на трусах, резко отпускаю, жгут больно бьет по коже. Она вскрикивает.

– Мне придется окатывать зевак из огнетушителя! Снимай немедленно!

– Я беру его! И точка! – кричит Верона.

– Нет, не берешь!

Хватаю за три треугольника и рву что есть силы. Полоски лопаются, она визжит как пилорама и в чем мать родила бежит в гардеробную.

– Надевай третий! Или вообще поедешь без купальника!

– Прекрасно! Буду купаться голой! – кричит она мне из коридора.

– Верона! Не дразни меня!

Третий выход был в белом раздельном купальнике. Я замираю. Слов нет. Черт! Это круто!

– Ладно, детка, остановимся на этом, – хриплю я.

– Заметь, ты сам на это согласился.

Ее глаза горят, чую подвох. Она поворачивается и виляет попкой. Проклятье! Ягодицы почти обнажены. После пятиминутного забега по квартире мне удается поймать Ходячую Дерзость и стянуть с нее купальник. Но уступать она не собиралась. Уперла руки в бока и сказала, что именно в этом купальнике она намерена поджарить себе ягодицы на солнце и мне нечего боятся, так как я буду рядом и контролировать ситуацию.

Вы когда-нибудь спорили с голой женщиной? Нет? И не пытайтесь! Все равно проиграете! Голая добьется всего! Вот и Верона демонстративно бросила купальник в чемодан, застегнула молнию и с вызовом поставила на него ногу.

Все, что происходило в квартире, – цветочки. Ягодки начались, как только мы приехали в аэропорт. Верона в новом черно-белом коротком платье и зеленых туфлях притягивала внимание всех мужиков. Черт! Я сам завелся перед выходом из квартиры, когда увидел ее прикид, и только раненый Сэм спас положение.

Из-за плотоядных взглядов я не мог отойти от нее ни на минуту, пришлось отвечать на звонки партнеров, сидя рядом и держа ее за руку. Мне хотелось всему миру заявить на нее свои права. Я так накрутил себя, что метал яростные взгляды во всех, кто глазел в нашу сторону.

После регистрации я перешел к активным действиям. Поставил подножку ухарю, что пялился на Верону, когда та рассматривала часы в дьюти-фри. Другому как бы невзначай наступил на ногу. Тот, по ходу, тоже потонул в синих бездонных глазах. Третьему так и вовсе ни за что досталось, оказывается, он высматривал в магазине жену, а получил от меня под дых, когда тронул Верону за плечо. Пока тощая тетка показывала Вероне помаду, я подошел к без вины пострадавшему и извинился, типа вышло недоразумение, а он попятился от меня как от чумы. Ну и хрен с ним! Я редко бываю вежлив, не оценил – его проблемы! После этого инцидента я заставил себя остыть.

Чем ближе вылет, тем чаще звонки. Все будто с ума посходили! Проблемы сыпались одна за другой. Я только успевал переводить удары на нанятых для таких случаев спецов. Похоже, что выходом из трех проектов ситуацию не разрулить. Мне хочется чаще быть с Вероной, а это нереально с учетом ее учебы и моей загруженности. За последние две недели мне с трудом удалось всех приучить, что в воскресенье у меня выходной, но этого, точняк, будет мало.

Пока мы не сели в самолет, я оценивал действия Вероны. В дьюти-фри ей многое приглянулось, но она ни разу ничего не попросила. Для нее мне ничего не жалко, а не настоял я на покупке по одной простой причине: все, что ей нужно, мы купим в Милане. Но для себя сделал пометку: Верона не будет по часу зависать с восторженным видом перед прилавком, давая понять, что ей что-то понравилось, как делают другие телки.

Вера

В аэропорту Руссо не отходил от меня, даже когда говорил о делах. Из разговоров я поняла, что он скоро будет участвовать в каких-то торгах. Один из его проектов – боулинг-клуб, и там проблемы с проверкой из налоговой. Теперь я знаю, что у Руссо есть свой личный бухгалтер, адвокат и корпоративный юрист, который улаживает дела между партнерами.

Отправила подругам и брату сообщения, что мы в аэропорту и вылетаем в Италию. Софа пожелала мне удачи. Саня написал: «Береги себя», – а с Анной у меня завязалась бурная переписка. Конечно, я не смогла устоять и сообщила ей, что у нас все уже произошло. Она тут же мне перезвонила, но я сбросила звонок и написала, что не могу говорить. После чего переписка продолжилась. От нее я узнала, что Саня эту ночь провел в коттедже, и расплылась в улыбке. Мама миа, значит, не только у нас с Руссо был этой ночью первый секс.

– Чего улыбаешься? – Руссо притягивает меня к себе ближе, пытается заглянуть в переписку.

Рассказываю ему новость, он кривится в усмешке.

– Не знал, что Курт так быстро сдастся, думал, он ее еще немного помурыжит.

Распахиваю глаза от удивления.

– Он знал, что нравится ей?

– Верона, она предложила ему остаться на ночь, еще когда ты жила в общаге.

– Почему ты ничего мне не сказал?

– Я думал, ты знала, вы ведь подруги.

Как всегда Софа пошла напролом, а когда не получилось, подключила меня. Вот пройдоха!


***

Италия поделила мою жизнь на «до» и «после». Меня пьянил особый аромат, витающий в воздухе. Никогда не видела такого скопления красивых и модно одетых людей. Сами итальянцы поразили меня с первой минуты: страстные, эмоциональные, в глазах огонь. Они все делают от сердца и души, даже ругаются как-то красиво и страстно. За четыре дня пребывания в Италии я, наверное, выпила ящик вина. Вино было повсюду: за завтраком, обедом, десертом и ужином и, конечно же, ночью.

Мы приземлились в аэропорту, когда было еще светло. Руссо предложил заселиться в гостиницу, затем пойти поужинать и погулять по ночному городу. Гостиница Due Torri, что в переводе означало «Две башни», расположена в исторической части города неподалеку от Арены. Этот дворец четырнадцатого века уже существовал, когда Верону потрясла история Ромео и Джульетты.

Пока Руссо переодевался и принимал душ, я фотографировала буквально все, что видела: балкончик, уставленный цветами, что выходил на площадь, мягкое стеганое изголовье кровати, красную стену с невероятной по текстуре штукатуркой, многослойные шторы с массивными кистями, канделябры, хрустальную люстру, конечно же, всякие статуэтки и запотевшую бутылку шампанского в золотом ведерке.

Большое двухуровневое блюдо, наполненное фруктами и мини-пирожными, вызвало во мне такой восторг, что я не успокоилась, пока не перепробовала все виды. Ох! Моя талия умерла в Италии!

Не удержалась, отослала фотографии Анне и тут же получила восторженные комментарии.

– Детка, ты еще не готова? – Руссо стоит в дверях уже одетый.

От его вида меня чуть инфаркт не хватил. На нем белая рубашка с черными запонками и черные брюки, волосы красиво уложены.

– Столько впечатлений, я так растеряна, не знаю, что надеть.

Он подходит к моему раскрытому чемодану, выуживает голубое длинное платье с открытой спиной и кидает его на кровать.

– Учти, я долго ждать не буду, – недовольно бурчит он, выходя на балкон.

Вскакиваю на ноги и мчусь в ванную. Еще никогда я так быстро не собиралась. После душа уложила волосы волнистыми прядями, надела новое нижнее белье. Затем облачилась в платье, подкрасила глаза и нанесла розовый блеск для губ. Перед выходом бросаю прощальный оценивающий взгляд в зеркало и на мгновение застываю. Боже мой! Как же я изменилась! Глаза горят, как тысяча китайских фонариков. Лицо смягчилось и разгладилось, словно я сутки пролежала под чудодейственной маской.

Руссо стоит на балконе, руки в карманах брюк. Волосы развеваются под порывом теплого осеннего ветра. На город опускается ночь, последние всполохи заката окрашивают багрянцем его лицо.

Заметив меня, он заходит в номер.

– Ты, наверное, устала с дороги, я решил не блуждать по городу и заказал ужин в отеле, – он берет меня за руку и ведет по длинному коридору.

Шлейф платья такой длинный, что волочится по ковровой дорожке. Интересно, какого он будет цвета, когда я вернусь с ужина?

Как только мы входим в холл первого этажа, я чувствую на себе восторженные взгляды. Руссо начинает нервничать. Я обнимаю его за талию и прижимаюсь к бедру. От чего он громко выдыхает и сжимает мои плечи.

В ресторане немноголюдно, от этого я испытываю небольшое облегчение. Нас окружает атмосфера средневековья. Теперь понятно, почему Руссо выбрал именно это место.

– Завтра у нас насыщенный день, – говорит он, помогая мне сесть. – С утра мы идем на кулинарный мастер-класс к знаменитому шефу… не помню имени. Тусовка будет здесь, в отеле, на террасе. Потом небольшая экскурсия по городу. Обед. Затем основная экскурсия «По следам Ромео и Джульетты», которая продлится четыре часа, так что нужно подготовиться к длительной пешей прогулке. А послезавтра утром мы возьмем машину напрокат и укатим в Милан.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

сообщить о нарушении