Инбали Изерлес.

Снежная магия



скачать книгу бесплатно

У меня похолодело в животе. Это казалось такой дикостью…

– Но ты ведь не пошел бы на такое, Фарракло? Не поступил бы с врагами так жестоко?

Он на мгновение заглянул мне в глаза.

– Я делаю то, что должен. – Его уши вдруг встали торчком. – Видишь темное пятно вон там? Это бизон.

Я никогда не слыхала о бизонах и не совсем поняла, куда мне нужно смотреть. Потом заметила вдали множество животных, бежавших по снегу к зарослям кустарника на краю Рычащего леса.

Фарракло поднялся на лапы.

– Идем. Я обещал показать тебе малышей. Потом я снова созову бишар. Бизоны перебираются на другое место. Амарог должна этой ночью посоветоваться со звездами.

Я не поняла, о чем он говорил.

– Ты разве не принял решения? – спросила я, спеша за Фарракло вниз по обледенелым камням.

– Я принял кое-какие решения, – осторожно ответил Фарракло.

Добравшись до основания каменистых нагромождений, я в последний раз посмотрела в сторону Фанга. Голубой дымок продолжал виться вдали.

– А что случилось, почему бишары из Кло и Фанга стали врагами? – спросила я.

Фарракло вздохнул.

– Наш король убил их предводителя, когда они были совсем молодыми, в схватке над трупом оленя. Говорят, дух короля Гарруфанга бродит по своим бывшим владениям, он проклял волков из Кло. – Фарракло опустил голову. – Пусть павшие обретут покой в лесном мире…

– А где король земли Кло? – спросила я. – И где его королева?

– Королева Саблекло – с детьми. Она всегда была нашей лучшей охотницей, но теперь ей это неинтересно. Ну а с королем произошли перемены… Для нее это нелегко.

Фарракло побежал по мягкому снегу, и я припустила за ним.

Я понимала, что это не мое дело, но любопытство дергало меня за усы.

– Но что с ним не так?

Фарракло приостановился.

– Король Бирронкло был величайшим волком в Снежных землях – огромным, могучим. Маха переполняла его. Самый крупный волк во всех замерзших землях. – Фарракло вздохнул. – Мне не хочется дурно отзываться о нашем вожаке; я уважаю и почитаю его. – На морде Фарракло отразилась тревога. – Но иногда маха тает даже в живых. Болезнь овладевает телом, ум становится слабым… Король теперь не тот, каким был прежде.

– И как это случилось? – спросила я, пытаясь понять, что имел в виду Фарракло.

Он не ответил мне прямо.

– Там, в клетках бесшерстных, меня терзало ужасное предчувствие. Я знал, что бишару грозит опасность.

– Но теперь ты здесь, – напомнила я. – И если ты станешь королем, на бишар никто не нападет.

Фарракло уставился на меня своими желтыми глазами. Кольца темной шерсти вокруг них придавали ему устрашающий вид. А когда принц заговорил, его голос звучал низко, он почти рычал.

– Не смей произносить подобных речей, никто не должен такого слышать. Каждый волк поклялся в верности королю Бирронкло. И пока он жив, я не восстану против него. Все приветствуют короля Бирронкло Отважного Волка, лорда-протектора бишара из Кло, величайшего в Снежных землях. – Он сжал зубы, глядя вдаль. – И так и будет, потому что бишар – первейший под луной и солнцем.

Так будет ради дружбы. Ради чести. Навеки.

4

Мы возвращались молча, поворачивая на запад вслед за солнцем. Я слышала далеко впереди повизгивание волков, и мой хвост непроизвольно напрягся. Фарракло взглянул на меня:

– Тебе незачем бояться.

Он приказал волкам обращаться со мной как с другом. Неужели он действительно был так уверен, что они повинуются? Я посмотрела на его профиль, на сжатые челюсти. Да, вся фигура Фарракло излучала уверенность – она исходила даже от его шкуры.

Он не усомнился ни на миг!

Рык и повизгивание становились громче. Вскоре мы вышли на поляну. Два волка боролись на снегу, и их окружали зрители. Волки веселились. Их собралось восемь или девять, не так уж много. А я вдруг вспомнила столкновение Сиффрина и вожака койотов, там, в Диких землях. Волки, судя по всему, не так уж отличались от них… Этакие гигантские, величественные койоты. Их глаза горели, зубы щелкали.

Но на сей раз схватка была просто игрой.

Я узнала одного – это был Норралкло, серо-белый волк, который вместе с Мирракло и Кэттискло нашел меня. С ним боролся воин по имени Раттискло – его мех отливал коричневым на спине, а живот был сливочного оттенка.

– Ленивая крыса, тебе меня не поймать! – прорычал Норралкло, подскакивая к коричневому волку.

Противник прыгнул на него, и Норралкло откатился в сторону, расшвыривая снег.

– Слишком медленно, Крыска!

Он вытянулся на животе, поднял переднюю лапу. И принялся выкусывать что-то из шерсти, как будто отдыхал.

Раттискло присел на задние лапы.

– Ты заплатишь за оскорбление! – прорычал он.

Тут коричневый волк заметил меня и Фарракло. Он опустил голову в знак приветствия, но тут же напрягся и сосредоточился. Другие волки тоже коротко поклонились и снова повернулись к бойцам.

Фарракло прошел между ними и сел, чтобы понаблюдать за схваткой. Я устроилась в нескольких шагах позади. Раттискло уже нападал на Норралкло. Коричневый волк опрокинул серо-белого могучим толчком и сжал зубами его горло.

– Так кого ты называешь крысой?

Норралкло зажмурился, свернулся в тугой клубок – и резко ударил всеми лапами, отчего коричневый покатился кувырком.

Волки вокруг завывали, поддерживая кто одну сторону, кто другую, колотили хвостом.

– Врежь ему, Норралкло!

– Поддай ему, Раттискло!

Фарракло обернулся ко мне:

– Иди сюда, Айла.

Я неохотно подошла ближе.

– Смотри! Такие вот схватки-игры очень важны, они помогают нам поддерживать охотничье искусство. Когда наши малыши немножко подрастут, они каждый день будут смотреть на такие бои. А потом и сами начнут бороться друг с другом. – Уши принца повернулись вперед. – И на первый бой щенков соберется весь бишар. Такое нельзя пропустить.

Я подумала о Пайри. Там, в Серых землях, мы тоже соревновались, хотя чаще бегали наперегонки. Я наблюдала за волками, за их мощными столкновениями. Огромная сила таилась в их лапах, передних и задних, и в гигантских челюстях. И я понимала, что бойцы могут причинять друг другу нешуточную боль.

Норралкло прижал Раттискло к земле, тем самым выиграв бой. И оба растянулись рядом под вой и лай зрителей. Противники облизнули друг другу носы и добродушно потолкались боками. Потом оба повернулись к Фарракло и коротко поклонились ему. А после этого сменили позу и снова склонили голову. К собственному удивлению, я поняла, что кланяются они мне.

– Хорошая схватка! – с удовольствием произнес Фарракло и поднялся. – Идем, Айла. Нора щенков у ручья.

– Передай наши приветствия деткам! – сказал Норралкло. – Скажи, мы поймаем для них вкусненькое. Им достанется самое сочное мясо.

Мы пошли прочь, но тут я услышала, как Норралкло зарычал:

– Эй, Псина, подойди-ка на минутку!

Я обернулась. Серо-белый самец показывал клыки волку, которого я до сих пор не замечала. Он был снежно-белым, как Мирракло, но сходство на этом заканчивалось. Незнакомец отличался костлявыми лапами и тощим хвостом. К тому же он был мельче остальных и едва доставал до загривка Норралкло. Больше всего меня удивили его уши – они не торчали вверх, а болтались по сторонам.

– Может быть, в следующий раз я поборюсь с тобой, – бросил Норралкло, наблюдая за своим странным собратом.

Раттискло подошел к нему.

– Что скажешь, Псина? – Он царапнул снег когтями. – Разве тебе не хочется сразиться, как подобает настоящему воину?

Еще парочка волков приблизилась, негромко рыча.

– Дерись! – пролаял волк с черной мордой. – Ну же, Псина, дай нам посмотреть, как ты сражаешься!

– Дерись! – повторили другие.

Вислоухий волк прижался к земле.

– Боюсь, я не доставлю вам удовольствия. – Он вытянул переднюю лапу и насмешливо поклонился. – Может быть, сыграем в другую игру?

Он вдруг начал подпрыгивать, потом промчался вокруг волков. Они удивленно взвизгивали и подвывали.

– Ну что за дурак! – огрызнулся Раттискло, однако его хвост весело вилял.

– Там среди деревьев ягоды! – крикнул вислоухий волк. – Но вам до них не добраться раньше меня!

– Чушь! – рявкнул Норралкло. – Любой из нас без труда тебя обгонит!

Вислоухий волк снова принялся скакать, неуклюже скользя по снегу. Другие волки весело лаяли. А вислоухий вдруг помчался к осинам. Бежал он куда быстрее, чем я ожидала. Волки бросились в погоню. Я наблюдала за тем, как они зигзагами несутся между деревьями.

– Айла? – Фарракло остановился в нескольких шагах впереди меня. – Ты идешь?

Я замялась.

– А кто этот волк с висячими ушами?

– Ох… – И Фарракло, будто сразу заскучав, направился к ручью. – Это просто Лопка, то есть Лоп.

– А почему они зовут его Псиной?

– Из-за его уродливых, неправильных ушей.

– Они за ним гонятся.

– Это игра, – рассеянно ответил Фарракло. – Не беспокойся за Лопа. Он никто, недоволк.

– Недоволк?

Мои уши дернулись, я оглянулась на осины. Волков уже не было видно. И их повизгивание растаяло в холодном воздухе.

– Что это значит?

– Он не воин, – сказал Фарракло с оттенком отвращения в голосе.

Принц прибавил шагу, и мне пришлось припустить бегом. Стало ясно, что эта тема закрыта.

Фарракло мягкой рысцой бежал вдоль края высокого каменистого кряжа, что тянулся рядом с озером. Берег промерз, на воде образовалась твердая белая корка. Но дальше плескались волны, на которых качалось множество птиц с длинными шеями.

Час от часу становилось все холоднее. Снег покрылся настом.

– А здесь когда-нибудь бывает тепло? – спросила я.

– Что, для тебя холодновато? – Фарракло взмахнул хвостом. – К кануну махи снег кое-где растает. Земля покроется цветами, созреют ягоды, по крайней мере здесь, – но Штормовая долина непредсказуема. Мы, впрочем, предпочитаем снег. Когда бизоны голодны и утомлены, охотиться легче…

– Канун махи? – переспросила я, склонив голову набок.

Взгляд принца стал задумчивым.

– Это особое время, когда волки бишара размышляют о тех, кто уже ушел. О наших предках-воинах, о героях, о тех, кто пал в бою… – Голос принца зазвучал глухо. – Оно наступает в самый длинный день года, и сила махи нарастает до предела, когда свет угасает.

– А, так это сумерки – полусвет! – сообразила я. – Для лисиц это тоже важное время.

Я узнала об этом от Старейшин, хотя на самом деле толком не поняла, почему оно такое важное.

Мы увидели пару волков, стоявших на страже у края каменной гряды.

– Воин Бриаркло, воин Тистлекло… – приветствовал их принц.

Волки низко поклонились ему.

Когда мы прошли мимо стражей, мои уши повернулись вперед – оттуда несся какой-то пронзительный писк.

Фарракло тоже его услышал.

– Малыши! – Он взволнованно завилял хвостом.

Принц повел меня мимо камней в маленькую долину, заросшую невысокими деревьями. Я уже заметила мелькающие там пятна светлого меха… Фарракло повернулся ко мне с очень серьезным видом.

– Королева остается нашей предводительницей, даже если потеряла желание править. И ты должна выразить ей уважение.

Я не знала, что это означает. Должна ли я кланяться? Или стоять молча, пока Фарракло будет меня представлять? Но спрашивать было уже некогда – волк повернул к деревцам.

Волчата, должно быть, почуяли наш запах. Они вылетели из-под деревьев, визжа и тявкая.

– Принц Фарракло! Принц Фарракло! – завопили они, бросаясь на него.

Они повисли на его лапах, кусали его и толкали, пытались ухватить за хвост. Он облизал их нежные мордочки.

– А это кто, принц Фарракло? – И малыши уставились на меня темно-голубыми глазами.

– Это моя подруга Айла. Лисица из Серых земель.

Щенки изумленно оглядывали меня. Одна малышка с серой мордочкой смело подошла ко мне. Ростом она была почти с меня.

– Айла, а там, откуда ты пришла, есть снег? – спросила она.

Я подумала о том дне, когда с неба посыпались хлопья, а земля кое-где покрылась льдом.

– Немножко. – Я огляделась вокруг. Тундра раскинулась во все стороны, словно огромная белая шкура. – Не так, как здесь.

– Там жарко? – спросил другой щенок, отпустив хвост Фарракло.

– Нет, не жарко… ну, не было жарко, когда я уходила. Но теплее, чем здесь, хотя, полагаю, это мало что значит.

Фарракло кивнул на каждого из малышей по очереди:

– Это Галлин, Доррел, Лупин. – Потом повернулся к храброй особе с серой мордочкой. – А это Джаспин. Они еще слишком малы для полных титулов.

Джаспин ткнулась носом в мою морду и поинтересовалась:

– А что такое лисица?

– Она не кажется очень уж сильной, – тявкнула Доррел.

– Не такая сильная, как мы, – согласился Лупин, напрягая короткие лапки.

Фарракло поймал мой взгляд и ответил:

– У лисиц другая сила.

– Но для того, чтобы поймать добычу, нужны мышцы! – взвизгнул Галлин. – Как у меня!

Он мгновенно сбил Джаспин с ног, а она укусила его за заднюю лапу.

– Ай! – взвизгнул Галлин.

А ведь не так уж давно мы с Пайри тоже резвились в Серых землях… Я ощутила, как играет в моей крови маа. Наверное, я уже восстановила свои силы после путешествия.

– А я умею вот что, – ласково произнесла я. И забормотала: – Что было видимым, теперь невидимо; что ощущалось, становится неощутимым…

– Что она делает? – пискнула Джаспин, вскакивая.

– Не знаю, – сказал Фарракло. – Должно быть, это что-то лисье.

По его тону было ясно: он решил, что я играю. Я знала, что нравлюсь ему, я ведь утвердилась уже в его глазах. Но он не слишком уважительно относился к моему роду.

– Сейчас вы меня видите, – проговорила я. – А теперь…

Я глубоко вздохнула.

Щенки взвыли:

– Лисица… она исчезла!

Краем глаза я заметила, как напрягся Фарракло.

– Айла!

Мне было куда легче обычного видеть сквозь истаивание, легче удерживать невидимость. Я попятилась от Фарракло и волчат, бесшумная, словно воздух, и проскользнула между какими-то обтрепанными кустами.

– Трава шевелится! – выдохнула Доррел, вытягивая шею в мою сторону.

Выдохнув, я вернулась к видимости.

Фарракло вытаращил глаза.

– Ох, во имя королевы Канисты… – пробормотал он.

Щенки визжали и подпрыгивали от волнения.

– Она все время была здесь!

– Она была невидимой!

– А ты можешь нас такому научить, Айла? Можешь? Пожалуйста!!!

Их прекрасное настроение было заразительным.

– Может быть, – ответила я, глядя на них искоса.

Волчата столпились вокруг. Должно быть, они были совсем еще юными, несмотря на то что ростом почти сравнялись со мной. Джаспин, малышка с серой мордочкой, игриво хлопнула меня передней лапой, и я отлетела в сторону. Да, эти малыши были куда сильнее меня.

– Эй, осторожнее! – предостерег волчат Фарракло.

– Да все в порядке, – быстро сказала я, встряхиваясь.

Джаспин весело замахала коротким хвостом:

– Ой, извини! Я раньше никогда не видела лисиц. Ты просто чудо!

Щенки придвинулись ближе ко мне, все разом что-то болтали, их маленькие уши стояли торчком. Мою грудь сжало тоской, когда я подумала о Пайри. Я теперь чувствовала себя старше – возможно, оттого, что многое пережила с тех пор, как исчезли мои родные.

– А вы-то тут как? – спросил Фарракло. – Доррел, ты выглядишь немного худой. Тебе бы подкормиться!

– Да, верно! – взвизгнула Доррел, и другие щенки ее поддержали:

– Мы проголодались!

Я заметила какое-то движение за деревьями. Появилась худая волчица с желтовато-белой шкурой и круглыми глазами, обведенными темными кругами.

– Мой принц Фарракло! – мягко произнесла она и ткнула его носом.

Он низко поклонился:

– Я знакомил с малышами моего друга Айлу.

Фарракло кивнул в мою сторону, явно желая сказать что-то еще, но королева почти не смотрела на него. И совершенно не замечала меня. Ее внимание обратилось к Доррел.

– Пора в берлогу, дети, – проговорила волчица. – Отдыхать. Вы достаточно наигрались.

– Но ведь принц Фарракло пришел! – заскулила Джаспин, и другие тоже запищали. – Он привел Айлу, а она только что сделалась невидимой! Ты не думаешь, что она должна и нас научить?

– В берлогу, дети! – повторила королева. Голос ее звучал устало, она не командовала, как наша мама, и щенки словно не слышали приказа. – Здесь опасно. – Она выгнула шею, вглядываясь в тундру.

Я вспомнила, что говорил Фарракло. Если соседний бишар нападет, прежде всего убьют щенков.

– А ты долго здесь пробудешь, Айла? – спросила Джаспин.

Лупин вытаращил глаза:

– Ты собираешься присоединиться к бишару?

– Ты еще придешь нас навестить?

Вопросы сыпались один за другим.

– Вы слышали, что сказала королева? – перебил Фарракло и строго посмотрел на малышей.

Щенки неохотно потрусили прочь. Я видела, как они проскользнули между деревьями в нору, выкопанную под кустом. Королева следила за ними.

– Ты неплохо выглядишь – сказал Фарракло.

Это была откровенная лесть. Королева Саблекло сильно исхудала. Запавшие глаза на ее длинной морде тускло поблескивали.

– Ты, конечно, вправе приходить и уходить, когда тебе вздумается, волновать и утомлять их… – процедила она, и я в первый раз услышала, что кто-то говорит с Фарракло без уважения. – Но дети голодны. Моего молока им уже не хватает. Им нужно мясо.

– И они его получат, – мягко откликнулся Фарракло.

Он открыл было рот, чтобы сказать что-то еще, но королева уже повернулась и направилась к норе. Острые лопатки волчицы выпирали из-под меха.

Фарракло посмотрел на меня. В его золотистых глазах я увидела беспокойство.

– Я должен созвать бишар, – сказал он и пошел прочь от берлоги. – То, что ты недавно сделала… – начал он.

– Это вид лисьего искусства, – пояснила я. – Истаивание.

Фарракло ничего не ответил. Мы молча пробрались мимо камней. Потом поднялись на кряж. И тогда Фарракло закинул назад голову и завыл. От его могучего призыва зазвенела вся тундра.

К тому времени, когда мы достигли ледяного зала, солнце уже погружалось в снег. Густой оранжевый свет лег на западную стену. Зал заполнялся, и по моей спине пополз знакомый холодок страха. Однако волки держались дружелюбно, они приветствовали меня, помахивая хвостом, прежде чем занять свои места. Только Мирракло окинул меня холодным взглядом, когда я подошла к Фарракло.

– Принц Фарракло… – пробормотал Мирракло, кланяясь. А меня словно не заметил.

Фарракло ткнул меня огромным носом.

– Сядь рядом с леди Кэттискло, – сказал он. – Я должен обратиться к бишару.

Я отбежала и села рядом с Кэттискло в первом ряду волчьего собрания. Она добродушно лизнула меня в ухо. Принц небрежно кивнул Мирракло и повернулся к волкам:

– Друзья, я созвал вас потому, что бизоны начали переход. В земле Гроул воцарилась оттепель, но до наших мест она еще не добралась. Бизоны скоро пойдут на запад в поисках травы. Как только их стада пересекут границу Фанга, для нас они потеряны. Так что мы не должны мешкать.

Волки согласно заворчали:

– Снег уже не валит так сильно. Горы дают нам защиту от ветра, наш запах не улетит далеко. Условия отличные. Пора на охоту!

Пещеру наполнил рев.

Фарракло вскинул голову. И крикнул:

– Амарог Мудрая, ты что скажешь?

Волки разом умолкли, насторожив уши. Я слышала тихий шорох лап и напряженных хвостов. И ждала – сама не зная чего. А потом заскрипели по полу пещеры чьи-то неровные когти. Шерсть на моем хвосте встала дыбом, я оглянулась. Звук был все громче, все ближе.

И тут я увидела ее.

У Амарог был необычайно длинный мех. Взъерошенная грива синевато-серого цвета космами падала на морду прорицательницы. С этой гривы свисали сухие ягоды, маленькие зеленые листья, колючки – как будто волчица валялась где-то в кустах. Когти у нее были очень длинными, грязными, неухоженными. От меха исходил резкий запах травы и каких-то незнакомых лиан. Амарог вообще не походила на волка – как будто сам лес ожил, как будто он взял и явился в пещеру…

Я содрогнулась и попятилась ближе к Кэттискло, когда странная волчица приблизилась; мелкие листья и ягоды раскачивались в ее гриве.

– Принц Фарракло Отважный Клык! – с поклоном заговорила она. В ее хвосте мелькнули серебристые веточки. – Три дня и три ночи я бродила с умершими. Три дня и три ночи я провела без воды и пищи. – (Волки напряженно смотрели на нее. Молча. Почтительно.) – И предки говорили… – Тело волчицы слегка задрожало, как будто в лихорадке. – Духи кружат в облаках; они крадутся в ночи. Мы должны оставить духов в их печали. На рассвете я пойду к краю земли Таку. Я буду ждать ответа, но не стану умолять. Потому что все в жизни и смерти имеет свое время, и только сами духи знают, когда им говорить. И никакой крови нельзя требовать, пока луна не станет сосулькой в небесной реке!

Она вскинула голову, ее глаза на мгновение закатились так, что стали видны белки. Потом она опустила морду и, резко повернувшись, уставилась прямо на меня. Один ее глаз был ярко-зеленым, второй – карим.

– Кто ты такая? – Спутанная грива вздрагивала при каждом слове прорицательницы, ее дрожь заметно усилилась, то ли от возбуждения, то ли от страха, кто знает. – Я видела измученную тень, бежавшую через холмы. Не ты ли это была, смотревшая, как черноглазый поморник? Кто мог пронзить священную плоть?

Кровь в моем теле застыла, превратившись в лед.

Фарракло сделал шаг к Амарог и остановился на почтительном расстоянии.

– Амарог Мудрая, – заговорил он, – щенки голодны. Молока королевы им уже не хватает.

Странная волчица, не сводя глаз с моей морды, ответила:

– Наши предки сказали мне все. Помните, что они говорили о небесной реке! Сегодня не будет охоты.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5