Илья Ратьковский.

Дзержинский. От «Астронома» до «Железного Феликса»



скачать книгу бесплатно

Оценки по остальным предметам были также вполне приемлемыми: 4 за успехи Дзержинский получил по латинскому, древнегреческому, немецкому и французскому языкам, гимнастике и истории. Такие же показания были по этим предметам и по критерию «Внимательность». Лишь преподаватель гимнастики Сацукевич оценивал успехи Феликса как хорошие и удовлетворительные[189]189
  Плеханов А. М. Дзержинский. Первый чекист России. М., 2007. С. 20.


[Закрыть]
. Подтверждением хороших знаний Дзержинского в этот период становится и его занятие репетиторством. Он не только знал предметы, но и мог обучить им других.

Однако учеба не являлась единственным предметом его времяпровождения. Постепенно у Дзержинского увеличивается критичное восприятие действительности. Характерный случай вспоминал соученик Феликса Сперанский. «В 1893 году виленское общественное мнение было очень взволновано таким событием: несколько учеников второй гимназии были пойманы с поличным сторожами в популярной часовне Остробрамской Богоматери в то время, как они совершали уже привычную для себя экономическую операцию: опустили в отверстие церковной кружки пластинку, смазанную клеем, чтобы к ней приставали монеты. Гимназисты были арестованы и на предварительном следствии в один голос показали, что на этот поступок их толкнуло постоянное мучительное недоедание в «конвикте» (так называлась казенная ученическая квартира для детей таможенных чиновников). На другой же день в шинельной младших классов во время большой перемены Феликс Дзержинский ораторствовал с пламенным воодушевлением.

«Вот увидите, что этим простофилям – неудачникам из второй гимназии ничего не будет. Выкрутятся превосходно и выйдут сухими из воды. Да еще старой обезьяне в очках здорово влетит из Петербурга за то, что из своего имения Молодечно гнилой картофель в «конвикт»[190]190
  Конвикт (лат. – общежитие) – закрытое учебное заведение, в котором все воспитанники живут вместе, пользуясь всем готовым – помещением, столом и т. д.


[Закрыть]
поставлял и тем морил их голодом». (Попечитель учебного округа Сергиевский действительно оказывал подведомственному учреждению такую хозяйственную услугу.)

Феликс оказался хорошим пророком: через полгода дело о грешных школярах рассматривалось в Виленском окружном суде. Защита отвела из состава присяжных всех педагогов, произнесла прочувствованные речи и добилась для своих юных клиентов полного оправдания.

На другой день Феликс Дзержинский с номером «Виленского вестника» в руках прочел громогласно этот приговор и выкрикнул торжествующим тоном:

«А что, ведь вышло аккурат все так, как я предсказывал.

Теперь эти парнишки станут поумнее и такими пустяками, как таскание монет из церковной кружки для личных надобностей, перестанут заниматься – найдется дельце посерьезнее. На этот раз уже не для личных нужд. В предприятиях молодецких не стоит размениваться на мелкую монету. Надо быть соколом, а не жалким вороненком. Надо бить сверху без промаха по самой лакомой дичине, а не пробавляться нищенскими крохами случайной поживы. Смелыми если не Бог, так черт владеет! Нечего с трусишками мещанами церемониться. Бей без колебаний по ним, как по пушечному мясу, – больше все равно они никуда не годятся. Ничего вы, господа, еще не понимаете в таковских делах, не на шутку героических. Рутинеры и мямли вы робкие. Материнское молоко у вас на губах не обсохло!»[191]191
  В. Н. Сперанский о Дзержинском-гимназисте //Русская жизнь. 2009. 29 янв.


[Закрыть]
.

Перелом же в характере Феликса Дзержинского произошел на рубеже 1893/94 гг. Событием, которое повлияло на него, которое, по словам Дзержинского, перевернуло всю его жизнь, была так называемая Крожская резня (Kraziai Massacre). Эти события, получившие столь громкое название, произошли в Крожи (Кроже) – местечке в Литве. В 1891 г. местные власти, выполняя решение по русификации района и борьбе с католицизмом, закрыли здесь женский монастырь бенедиктинок. А на следующий год решили закрыть из-за «ветхости» единственный остававшийся деревянный католический храм. Просьба прихожан сохранить храм, отправленная Александру III, была проигнорирована. Стремясь не допустить уничтожения храма, местные жители установили в нем круглосуточное дежурство, звоня в колокола при малейшей угрозе. Полиция так и не смогла выполнить приказ губернатора Николая Михайловича Клингенберга (1853–1917). Занимавший с 1883 г. пост виленского полицмейстера и ковенского вице-губернатора, возглавивший Ковенскую губернию в 1887 г., выпускник юридического факультета Санкт-Петербургского университета, Клингенберг пошел в этой ситуации до конца.

Первая ноябрьская попытка «освобождения» храма от верующих, предпринятая 70 жандармами уже во главе с самим губернатором, оказалась неудачной. Прихожане забаррикадировались в храме и не пустили туда жандармов. 23 ноября 1892 г. в Крожы вступил уже карательный донской казачий отряд примерно в 300 всадников. Казаки использовали как нагайки, так и огнестрельное оружие. Применялось и холодное оружие: одну из прихожанок зарубили саблей прямо на алтаре. Несколько человек было утоплено в реке. Были убиты 9 человек, около 50 ранены. Других участников «бунта» губернатор в административном порядке отправил на каторгу. Храм был освобожден от прихожан и закрыт, а губернатор Клингенберг был пожалован орденом св. Андрея[192]192
  В июле 1896 г. Н. М. Клингенберг был назначен управлять Вятской губернией. Здесь состоится его встреча с Дзержинским. С 10 октября 1901 г. по июль 1902 г. он возглавлял Владимирскую губернию, откуда перешел на губернаторскую должность в Могилев. Во время его правления прошел могилевский погром, в котором он был обвинен. В 1905 г. на него было совершено два покушения, последнее из которых оказалось относительно успешным, губернатор был тяжело ранен, но выжил и прожил до 1917 года. Пришедшая на прием под девичьей фамилией своей матери (баронессы Мейендорф) 38-летняя врач-стоматолог, дочь минского помещика, эсерка Лидия Павловна Езерская (1866–1915) открыла огонь из браунинга. После революции улица Жандармская в Могилеве была переименована в Езерскую.


[Закрыть]
.

Сказались, хотя и в различной степени и другие обстоятельства. В этот период особые дружеские отношения у Дзержинского сложились с младшими представителями семьи Гольдман. Сыновья и дочь известного еврейского коммерсанта и писателя Исаака Мееровича Гольдмана (1839–1905) надолго станут близкими друзьями Дзержинского. Его товарищами по виленской гимназии были Марк и его старший брат Борис Исаакович Гольдманы[193]193
  Либер (Гольдман) Марк Исаакович (1880–1937) – с 1896 г. член социал-демократической партии Литвы, с 1897 г. один из лидеров Бунда. В 1903 г. глава делегации Бунда на 2-м съезде РСДРП, меньшевик. Годнев (Гольдман) Борис Исаакович (1874–1937), член РСДРП, большевик, впоследствии меньшевик-оборонец.


[Закрыть]
. Первый проучится в виленской гимназии 7 лет, а Борис закончит ее в 1894 г. с золотой медалью, после чего поступит в Санкт-Петербургский университет на отделение естественных наук физико-математического факультета[194]194
  ЦГИА СПб. Ф. 14. Оп. 3. Д. 31351. Гольдман Борис Иванович.


[Закрыть]
. Проучится он там недолго и будет сослан в Сибирь[195]195
  ЦГИА СПб. Ф. 254. Оп.1. Д. 12410. О ссылке в Сибирь Бориса Гольдмана.


[Закрыть]
. Согласно ряду воспоминаний, именно старший из братьев, Борис (родился 4 декабря 1864 г.), вовлечет Дзержинского в гимназические кружки, которые ставили своей целью не только самообразование, но и революционно-освободительные цели. При этом другой брат – Михаил Гольдман получил свой впоследствии такой известный партийный псевдоним «Либер» как раз благодаря Дзержинскому. Согласно Юлиану Семенову, Михаил Гольдман, в отличие от других членов кружка, обращался к ним не просто, как остальные «Товарищ!», а «Дорогой товарищ!». Это звучало как «Lieber Genosse!». Поэтому он и получил, с легкой руки Феликса, такое прозвище-псевдоним «Либер». Кроме Михаила и Бориса, следует упомянуть также их брата Леона Гольдмана, известного деятеля социал-демократии России[196]196
  Гольдман Леон Исаакович (1877–1939), известный деятель социал-демократического движения, член ЦК меньшевиков.


[Закрыть]
. Все трое братьев будут в будущем видными российскими марксистами. Знакомство с Гольдманами носило и романтический характер, именно такие отношения сложились у молодого Феликса с Юлией Гольдман, его первой любовью. Впрочем, Юля Гольдман также будет посещать социал-демократический кружок. Интересно, что в вышедшей в более поздние советские годы книге С. В. Дзержинской дружба с Гольдманами не упоминалась, как и они сами, зато в ней говорилось о дружбе с братьями Касперовичами: с более старшим из них гимназистом Генрихом Касперовичем, впоследствии студентом петербургского университета, и младшим – Конрадом, гимназическим товарищем Дзержинского[197]197
  Дзержинская С. В. Героическая молодость. М., 1977. С. 51.


[Закрыть]
. При том, что в доступных списках выпускников виленской гимназии упомянутые люди не значатся.

Среди гимназических товарищей необходимо также еще отметить Арона Александровича Сольца (1872–1945), правда, тогда только входившего в образовательные школьные кружки, но также критически настроенного как к режиму гимназии, так и в целом к российским властям. Он окончит гимназию в 1895 г. и, как Борис Гольдман, поступит в Санкт-Петербургский университет, опять-таки его не окончив, как и ряд других учебных заведений, в которые он позднее восстанавливался на учебу[198]198
  ЦГИА СПб. Ф. 14. Оп. 3. Д. 323364. Сольц Арон; ЦГИА СПб. Ф. 115. Оп. 2. Д. 8819. Арон-Юдель Александрович Сольц. Дело. Психо-неврологический институт, 1911–1912 учебные гг.


[Закрыть]
. Спустя годы он займет видные посты в большевистской партии, являясь одним из руководителей РКИ (Рабоче-крестьянская инспекция), и еще больше сблизится с Дзержинским[199]199
  Ратьковский И. С. А. А. Сольц и Ф. Э. Дзержинский: история взаимоотношений //Евреи Европы и Ближнего Востока: история, социология, культура. Материалы международной научной конференции 27 апреля 2014 / отв. ред. М. О. Мельцин, А. Н. Пилипенко; Петербургский ин-т иудаики. СПб., 2014. (Труды по иудаике. Сер. «История и этнография». Вып. 9). С. 273–278.


[Закрыть]
. Выпускником Виленской гимназии, однокашником Дзержинского и Сольца, будет и другой известный впоследствии большевик – Аким Григорьевич Пальчик (1876–1957), также работавший позднее в системе РКИ.

Вместе с тем, можно согласиться с Сильвией Фролов, что увлечение социалистическими идеями у Дзержинского также произошло под влиянием руководителя упомянутого выше кружка «Сердце Иисуса» Ромуальда Малецкого (1877–1942). Примерно в этот период Малецкий ими увлекся[200]200
  Фролов Сильвия. Дзержинский. Любовь и революция. М., 2017. С. 53–54.


[Закрыть]
. Малецкий, как и Дзержинский, останется до конца жизни верен своему социалистическому выбору. Как и Дзержинский, он отдаст лучшие годы жизни тюрьмам и каторгам. В 1903–1911 гг. он отбывал наказание на каторге в Горном Зерентуе. Позднее, в 1911–1917 гг. – в сибирской ссылке. После революции он на различных ответственных советских постах.

Именно в это время Феликс Дзержинский увлекся чтением философских трудов Иоганна Готлиба Фихте, Эммануила Канта, Георга Вильгельма Фридриха Гегеля, ученого Чарльза Дарвина. Популярное изложение теории последнего Дзержинский находил в работах видного русского ученого К. А. Тимирязева. Знакомство с их теориями подрывало его веру в Бога, формируя материалистическое мировоззрение. «Когда я был в 6-м классе гимназии, произошел перелом – в 1894 году. Тогда я целый год носился с тем, что Бога нет, и всем горячо доказывал это»[201]201
  Плеханов А. М. Дзержинский. Первый чекист России. М., 2007. С. 21.


[Закрыть]
.

Способствовала разрыву с прежними представлениями о Боге и история с преподавателем мужской и женской гимназий Вильно Правосудовичем. В силу закрытости этих учебных заведений общение между их учениками возбранялось, считалось излишним и вредным. Виделись гимназисты и гимназистки крайне редко и вне стен гимназий, притом, что их возраст способствовал возникновению романтических чувств. Это относилось и к Феликсу, чья романтическая внешность, с тонкими «рафаэлевскими» чертами лица, привлекала многих гимназисток. «Он был разительно схож с матерью, Еленой Янушевской, женщиной редкой красоты. Та же тонкость аристократических черт лица, те же прищуренные зеленоватые глаза и красиво выписанный небольшой рот, по углам чуть опущенный презрительным искривлением. Юношеские портреты будущего председателя ВЧК чрезвычайно схожи с портретом юного Рафаэля: Дзержинский был хрупок, женственен и строен, «как тополь киевских высот»[202]202
  Гуль Р. Дзержинский. М., 1992. С. 8–9.


[Закрыть]
.

Через имевшего доступ в обе гимназии преподавателя имелась возможность переписки с гимназистками, которую и использовал в своих целях Дзержинский. Для этого он употреблял галоши Правосудовича, куда помещал записки, которые перемещались вместе с обувью из одного заведения в другое. Так же действовал и обратный маршрут: от гимназисток к Феликсу Дзержинскому. Но через некоторое время «маршрут был раскрыт» и Дзержинскому здорово досталось и от преподавателя, и, что было особенно неприятно, от ксендза. Эта история послужила одной из личных причин, пусть и не основных, его отхода от церкви[203]203
  Профессор Академии ФСБ Александр Плеханов. Нормальной семейной жизни у Феликса Дзержинского не было //Известия. 2007. 11 мая.


[Закрыть]
. Согласно же схожей версии С. С. Дзержинской, переписка между влюбленными Дзержинским и гимназисткой велась через посредничество калош ксендза, который преподавал закон божий в обеих гимназиях[204]204
  Дзержинская С. С. В годы великих боев. 2-е изд., испр. и доп. М., 1975. С. 123.


[Закрыть]
.

В самом главном обе версии сходятся. Правда, некоторые детали необходимо уточнить: так, А. Плеханов пишет об учителе словесности Правосудовиче (не упоминая его имени отчества), скорее все же речь идет о Емельяне Елевферьевиче Правосудовиче, который преподавал в мужской и женской гимназии всеобщую историю в 1895–1897 гг., а ранее в 1886–1887 гг. ее же – в Виленском юнкерском училище. Отметим, что Емельян Правосудович сам был выпускником первой виленской гимназии 1876 г. Хотя в воспоминаниях нигде не говорится об имени гимназистки, есть основание, с большой степенью вероятности, утверждать, что это была Юлия Гольдман – первая любовь Дзержинского.

Главным же в отходе от прежних религиозных католических и политических националистических взглядов было все же знакомство с философскими и политэкономическими работами. Первые способствовали разрыву с Богом, вторые – с польским национализмом.

В этот период Вильно уже являлся центром социал-демократического движения, хотя первоначально польское и литовское социал-демократическое движение развивались параллельно, хотя и с некоторым опережением в Польше. Так, в марте 1894 г. в Варшаве прошел первый съезд социал-демократической партии Польши. На партийном съезде была принята программа, определившая ее организационные формы, закрепившая принципы интернационализма, «братства с русским пролетариатом». Съезд открыл Бронислав Веселовский. За мягкую улыбку и не сходившее с лица выражение печали его прозывали Смутны (Грустным). Впоследствии он станет близким товарищем Феликса Дзержинского[205]205
  Веселовский (Весоловский) Бронислав Эузенбуш (Андреевич) (1870–1919). Деятель польского и русского революционного движения (в тюрьмах и на каторге Веселовский провел в общей сложности около 20 лет). В 1918 г. Веселовский будет возглавлять Верховный революционный трибунал. Работник ВЧК. В январе 1919 г., являясь главой миссии советского Красного Креста в Польше, был зверски убит польскими реакционерами. Подробнее о его смерти см.: Барынкин А. В. Судьба советской миссии Красного Креста в Варшаве в контексте советско-польских отношений 1918–1920 гг. //Вестник Брянского государственного университета. 2012. № 2. С. 17–21.


[Закрыть]
. А в это время они еще не были знакомы.

Дзержинского в социал-демократическое движение привели два человека, видные представители литовской социал-демократии того времени – Альфонс Моравский (Алфонсас Моравскис) и доктор Антон Домашевич (Андрюс Домашявичюс). Особо доверительные отношения у него были, несмотря на значительную разницу в возрасте, с дворянином Ковенской губернии А. Домашевичем, который уже успел отбыть сибирскую ссылку в Мариинске Томской губернии и в других местах[206]206
  Домашевич Антон, согласно данным архивов, ссылку отбывал в Мариинске и других городах Сибири // ГУ ГАОО. Ф. 3. Оп. 6. Д. 8960.


[Закрыть]
. В 1894 г. Феликс Дзержинский вступает в социал-демократический гимназический кружок в Вильно, куда входили и гимназистки, под руководством одного из основателей социал-демократии Польши и Литвы Альфонса Моравского.

«В 1894 году, будучи в 7-м классе гимназии, – писал Феликс Дзержинский позднее в автобиографии, – вхожу в социал-демократический кружок саморазвития»[207]207
  Дзержинский Ф. Дневник заключенного. Письма. М., 1984. С. 3.


[Закрыть]
. Здесь он получил для изучения «Эрфуртскую программу» СДПГ, и, по собственному признанию, «во мгновение ока стал ее адептом»[208]208
  Плеханов А. М. Дзержинский. Первый чекист России. М., 2007. С. 21.


[Закрыть]
. По образному выражению Р. Гуля, «Бог католицизма в душе Дзержинского сменился «Богом Эрфуртской программы». И опять везде, среди братьев и сестер, товарищей, родных, знакомых, Феликс Дзержинский стал страстно проповедовать свои новые революционные взгляды, принципы атеизма и положения марксизма»[209]209
  Гуль Р. Дзержинский. М., 1992. С. 10.


[Закрыть]
.

Эрфуртская партийная программа Социал-демократической партии Германии, состоявшая из программы-максимум и программы-минимум, была принята в 1891 г., на смену прежней, так называемой «Готской программы» 1875 г. В программе-максимум в качестве предварительного условия экономического освобождения выдвигалась задача завоевания политической власти пролетариатом, который для осуществления своей всемирно-исторической миссии должен располагать самостоятельной политической партией. Программа указывала, что одним из важнейших условий успехов германского рабочего движения является верность принципам пролетарского интернационализма.

В программе-минимум освещались промежуточные цели. В области политической выдвигались требования, направленные на соблюдение и развитие демократических свобод: введение демократической избирательной системы, самоуправление народа, равноправие женщин, неограниченная свобода союзов и собраний, решение вопросов о войне и мире народным представительством и т. д. В социальной области программа требовала введения бесплатного медицинского обслуживания, прогрессивного подоходного налога, действенного национального и международного законодательства об охране труда, в котором было бы предусмотрено установление 8-часового рабочего дня, запрещение труда детей до 14 лет, преобразование системы социального страхования и т. д.

Эрфуртская программа придала системность политическим взглядам Дзержинского, подготавливая его к профессиональной революционной деятельности и подготовив разрыв Дзержинского с польскими националистическими идеями. Характерно, что подобное влияние на становление политических взглядов фиксируются и в автобиографии известного в будущем большевика, одно время и чекиста, Н. А. Скрипника, написанной в 1921 г.: «Переход к марксизму был очень труден. Пришлось выработать мировоззрение, отказаться от неопределенного революционизма. Прочитав Зибера «Рикардо и Маркс», статьи Каутского в журнале «Северный Вестник» и др. издания, я все-таки еще не стал марксистом, пока ко мне не попал галицийский перевод «Эрфуртской программы», заставившей меня порвать с прошлыми взглядами, приняться за Каутского, «Капитал» Маркса и признать себя марксистом. С 1897 г. я вел работу свою уже как марксист, социал-демократ и с этого времени считаю себя членом партии». Оба они будут работать в еще далеком 1918 году в ВЧК, а жизненные пути их пересекутся еще ранее в Александровском централе. Один из них отказался от своего польского, второй от украинского национализма.

Являясь учеником 7-го класса гимназии, Феликс Дзержинский читал членам ученического кружка «…естественнонаучные книги, в том числе о жизни растений К. А. Тимирязева, стихи Некрасова, Конопницкой, «Оду к молодости» Мицкевича», – вспоминала одна из участниц кружка[210]210
  Войткевич-Кржижановская М. О себе он не думал //Рыцарь революции. Воспоминания современников о Феликсе Эдмундовиче Дзержинском. М., 1967. С. 46.


[Закрыть]
. Вскоре с небольшой группой товарищей на горе Гедимина в Вильно, подобно А. Герцену и Н. Огареву поклявшихся на Воробьевых горах, он дает в день коронации Николая II торжественную клятву бороться со злом до последнего дыхания.

Но в его сердце есть место и для горячо любимой матери и семьи. В сочельник 1894 г. он едет к ней и к бабушке в Йоды, где встречает праздник в семейном кругу. Это было последнее рождество, которое он провел вместе с мамой и другими членами своей семьи[211]211
  Дзержинский Ф. Дневник заключенного. Письма. М., 1984. С. 53.


[Закрыть]
.

Уже в следующем 1895 г., как вспоминал сам Феликс Дзержинский, он вступает в литовскую социал-демократию, учась марксизму и ведя кружок ремесленных и фабричных учеников. Сюда его привел его тогдашний наставник в революционной деятельности доктор Антон Домашевич, представив его как товарищ «Якуб». Вскоре этот псевдоним сменился на другой, более известный впоследствии «Яцек». Сам Дзержинский считал своим первым партийным псевдонимом именно его[212]212
  Дзержинский Ф. Дневник. Письма к родным. М., 1956. С. 11.


[Закрыть]
. Смена произошла, так как один из рабочих донес начальству, что некий Якуб ведет агитацию среди железнодорожников. «На нелегальном собрании мы решили, что нужно сменить псевдоним Якуба. Предложили заменить Якуб на Яцек. Дзержинский согласился, и с тех пор мы его все время называли Яцеком»[213]213
  Гульбинович А. На заре рабочего движения //Рыцарь революции. Воспоминания современников о Феликсе Эдмундовиче Дзержинском. М., 1967. С. 49.


[Закрыть]
.

«До появления у нас Яцека, – вспоминал один из членов кружка А. Гульбович, – мы были очень слабы. Он начал читать нам брошюры и объяснять их. В числе прочих тогда брошюр помню «Кто чем живет»[214]214
  Работа известного польского социалиста «Кто с чего живет?» Шимона Рафаиловича Дикштейна (1858–1884), псевдоним – Ян Млот. Является переложением первого тома «Капитала» Карла Маркса. Опубликована в 1881 г.


[Закрыть]
, «Умственная работа и машина», «Эрфуртскую программу» и другие. У меня был кружок, состоявший из 14–17-летних ребят. Я им читал брошюры: «О происхождении Земли», «Откуда берутся дождь и снег», «Откуда взялись камни на наших полях» и т. д.[215]215
  Брошюры К. А. Тимирязева (1843–1920).


[Закрыть]
Тут Яцек мне во многом помогал. Хотя он и говорил, что учится среди нас революционной работе, но, учась сам, Яцек сам в то же время и нас учил»[216]216
  Гульбинович А. На заре рабочего движения //Рыцарь революции. Воспоминания современников о Феликсе Эдмундовиче Дзержинском. М., 1967. С. 49.


[Закрыть]
.

«После Эрфуртской программы, – вспоминал другой участник кружка Эдвард Соколовский (Томаш), – мы прилежно принялись за Плеханова. Колоссальное влияние имела на нас его книжка «К вопросу о развитии монистического взгляда на историю»[217]217
  Цит. по: Зубов Н. Ф. Э. Дзержинский. Биография. 3-е изд., доп. М., 1971. С. 10.


[Закрыть]
.

Феликс Дзержинский в этот период регулярно читает издание польских социал-демократов «Справу роботничу» («Рабочее дело»). Большое впечатление произвел на него изданный к этому времени на польском языке вторым изданием «Коммунистический Манифест». Провозглашенный в нем лозунг, зовущий к объединению пролетариев всех стран, был им воспринят как прямой призыв к совместной борьбе польских и русских пролетариев против царизма.

Характерно, что свои последние гимназические каникулы Дзержинский посвятил в конечном счете так же делу революции. Он поехал давать уроки для детей помещика Сволки в Лидском уезде. Полученные деньги, пятьдесят рублей за каждый месяц, он передал в революционную организацию[218]218
  Дзержинская С. В. Героическая молодость. М., 1977. С. 50.


[Закрыть]
. При этом все переезды по железной дороге он проводил исключительно в вагонах второго класса, не считая возможным транжирить деньги революции на удобное перемещение. Экономить на себе заработанные им же деньги он считал естественным для настоящего революционера.

Учеба в этот период у Дзержинского пересекалась с революционной деятельностью, что не лучшим образом сказывалось на его ученических успехах. К этому еще добавилась болезнь матери. Стремясь добиться улучшения ситуации, семья приняла решение о переводе ее в варшавскую клинику известного врача-невролога Рафаила Игнатьевича Радзиловича (Radzi??owicza)[219]219
  Радзилович Рафаил Игнатьевич (28. 12. 1860, Петербург – 07.11. 1929, Вильно), невропатолог, психиатр, доктор медицины, профессор. Окончил медицинский факультет Дерптского ун-та в 1886 г. В 1889–1891 гг. – ординатор психиатрической лечебницы св. Николая в Петербурге, затем занимался частной практикой. В 1905–1915 гг. преподавал на Высших женских курсах в Петербурге. Один из организаторов Прогрессивно-демократического союза и Союза польских врачей. В 1922–1926 гг. доцент Варшавского ун-та. С 1927 г. жил в Вильно, профессор психиатрии ун-та, директор государственного психиатрического госпиталя.


[Закрыть]
. В начале сентября 1895 г. Дзержинский вместе с братом Станиславом проводили в Варшаву тяжелобольную мать, вернувшись затем в Вильно. В середине месяца к ней, получив сведения об ухудшении ее здоровья, снова выехал Станислав, а затем и Феликс. В начале октября он вернулся в Вильно[220]220
  Дзержинская С. В. Героическая молодость. М., 1977. С. 53.


[Закрыть]
.

Учитывая болезнь дочери и необходимость помощи ее детям, 3 октября 1895 г. на постоянное место жительство из Йод в Вильно переехала бабушка Феликса Дзержинского – Казимира Янушевская. Она забрала в свой дом на Поплавской, 26 внуков, и те смогли покинуть частный гимназический пансионат[221]221
  Дзержинская С. В. Героическая молодость. М., 1977. С. 53–54; Феликс Эдмундович Дзержинский. Биография. 3-е изд., доп. М., 1987. С. 11.


[Закрыть]
. Во флигеле дома также проживала тетя Софья Пилляр, третья из сестер Янушевских.

Уже вскоре на чердаке бабушкиного дома Дзержинский оборудовал нелегальную компактную типографию, где лично на гектографе печатал небольшими тиражами листовки. О ее существовании никто из родственников в то время так и не узнал. Только в 1914 г., когда после налета немецкой авиации чистили чердак, обнаружили ее остатки[222]222
  Дзержинская-Кояллович А. Воспоминания сестры //Рыцарь революции. Воспоминания современников о Феликсе Эдмундовиче Дзержинском. М., 1967. С. 37; Дзержинская С. В. Героическая молодость. М., 1977. С. 54.


[Закрыть]
.

Несколько позднее он оборудовал еще одну подпольную типографию в подвале Бернардинского костела. Здесь он с другими членами социал-демократической партии Литвы также печатал листовки. «Мы печатали, – вспоминала Мария Войткевич-Кржижановская, – на гектографе, по ночам, в подвале Бернардинского костела прокламации, брошюрки, листовки. Таинственность обстановки, работа в ночной тишине при слабом свете коптилки, заставляла нас бдительно следить за каждым движением, прислушиваться к каждому шороху. Нервы были напряжены. Лицо Феликса, целиком поглощенного делом, было вдохновенно»[223]223
  Войткевич-Кржижановская М. О себе он не думал //Рыцарь революции. Воспоминания современников о Феликсе Эдмундовиче Дзержинском. М., 1967. С. 46.


[Закрыть]
. Третья нелегальная типография была расположена в другом районе Вильно, на Снеговой улице, рядом с полицейским участком. Подобное соседство представлялось Дзержинскому скорее благом, чем проблемой.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12