Игорь Зимин.

Аничков дворец. Резиденция наследников престола. Вторая половина XVIII – начало XX в. Повседневная жизнь Российского императорского двора



скачать книгу бесплатно

При этом коллекция Арсенала Аничкова дворца продолжала оставаться не только главной, но и как бы беспорядочно личной, куда императоры «сгружали» все, что они считали нужным и важным для себя. Например, в Арсенале формируется великолепная коллекция мундиров, причем не только русской армии. Так, в декабре 1829 г. посол Франции «по Высочайшему повелению Государя Императора» передал в его коллекцию 4 мундира со всем прибором «королевско-французской пешей гвардии»[341]341
  РГИА. Ф. 1338. Оп. 2. Д. 145. Л. 2. С препровождением по Высочайшему повелению полученных от французского посла Дюка Мортемара мундиров и амуниции королевско-французской пешей гвардии для хранения в Арсенале Собственного Его Величества Дворца. 1829 г.


[Закрыть]
. В феврале 1855 г. в Арсенал передали образцы оружия и амуниции датской армии. В апреле 1855 г. – полный комплект австрийской фельдмаршальской формы и форму французского сержанта-зуава из кабинета Александра II[342]342
  РГИА. Ф. 1339. Оп. 1. Д. 24. Л. 63. Списки вещей, находившихся в Собственном Его Величества Аничковом Дворце. 1801–1898 гг.


[Закрыть]
.

Особенно интенсивно коллекция Арсенала дворца пополнялась после завершения войн. Например, после подавления польского восстания 1830–1831 гг. у ряда крупных польских магнатов конфисковали значительные ценности, в том числе и коллекции оружия. Самые ценные их экспонаты отправлялись в Петербург для «представления» Николаю I. Например, когда в 1835 г. в Зимний дворец доставили 12 образцов холодного и огнестрельного оружия, конфискованного у князя Евстратия Сапеги, поддержавшего «инсургентов», 7 образцов оставили в Арсенале[343]343
  В коллекции Арсенала оставили: штуцер с серебряною насечкою; штуцер турецкий; ружье турецкое; ружье с серебряным прибором; ружье с тремя замками; духовое ружье; меч с насечкою Paul Hayn 1647. См.: РГИА. Ф. 1338. Оп. 2 (47/110). Д. 101. Л. 2. О доставленных из Министерства финансов в Аничков Дворец 12 разных оружиях. 1835 г.


[Закрыть]
. Примечательно, что это оружие поступило в Арсенал через Министерство финансов, и граф Е.Ф. Канкрин сообщал управляющему Аничковым дворцом А.И. Блоку, что Николай I распорядился «доставить оные сюда для присоединения хороших к коллекции Его Величества, прочие же ружья можно отдать Лисинскому учебному лесничеству»

Л. 2. " id="a_idm140281992394768" class="footnote">[344]344
  Там же. Л. 2.


[Закрыть]
.

Со временем в коллекцию Арсенала Аничкова дворца вошли не только предметы, собранные Николаем I, но и оружейные коллекции его братьев. В 1826 г. в Арсенал перевезли коллекцию скончавшегося императора Александра I, в 1831 г. – коллекцию великого князя Константина Павловича, в 1849 г. – коллекцию младшего брата императора, скончавшегося великого князя Михаила Павловича[345]345
  Самая ранняя коллекция, связанная с именем Михаила Павловича, датируется 1807 г.: «Ведомость о поднесенной Его Императорскому Высочеству Великому Князю Михаилу Павловичу артиллерии. 1807 г.». См.: РГИА. Ф. 1339. Оп. 1. Д. 24. Л. 1. Списки вещей, находившихся в Собственном Его Величества Аничковом Дворце. 1801–1898 гг.


[Закрыть]
. Например, в числе прочего, в Арсенал доставили «два мундира имени Его Высочества полков: Уланского и Егерского для хранения в Аничковском Арсенале»[346]346
  РГИА. Ф. 1338. Оп. 3. Д. 30. Л. 3. О поступивших в Арсенал Собственный Дворец вещах. 1853 г.


[Закрыть]
. В результате к 1854 г. в Царскосельском Арсенале и Арсенале Аничкова дворца (двух павильонах) оказались сосредоточенными оружейные коллекции всех четырех сыновей Павла I. Коллекция включала внушительное число иностранных и российских знамен, западноевропейское и восточное оружие, образцы формы и оружия русской и европейских армий. Только коллекция холодного оружия насчитывала свыше 1000 единиц. Также коллекция включала образцы старинного снаряжения, ордена, значки и полковые жетоны.

В Арсенале дворца хранилось и детское оружие со всеми припасами, необходимыми для прохождения «военной подготовки» юных великих князей. Так, в марте 1830 г. для 12-летнего наследника Александра Николаевича в Арсенал доставили из Санкт-Петербургской лаборатории все необходимое для обучения артиллерийской стрельбе из пушки и единорога[347]347
  В документе перечислено: «Из мушкетного пороха: зарядов пушечных 100; зарядов единорожных 100; свеч скоропалительных 20; трубок скорострельных 800; фитиль тонкий 10 саж.; 2 банника пушечных и 2 банника единорожных». См.: РГИА. Ф. 1338. Оп. 2 (42/105). Д. 48. Л. 1. Об отпуске для Его Высочества Наследника огнестрельных снарядов. 1830 г.


[Закрыть]
. Судя по документам, артиллерийская учеба шла столь интенсивно, что уже в мае 1830 г. в Арсенал вновь доставили крупную партию артиллерийских и ружейных зарядов[348]348
  12 мая 1830 г. в Арсенал доставили: «Единорожных зарядов 300; трубок скоропалительных 500; свеч палительных 10; патронов ружейных холостых 700; пуль свинцовых 200; фитиль палительный 10 саж.». См.: РГИА. Ф. 1338. Оп. 2 (42/105). Д. 48. Л. 4. Об отпуске для Его Высочества Наследника огнестрельных снарядов. 1830.


[Закрыть]
. Судя по всему, из пушки холостыми зарядами стреляли прямо в саду резиденции.

Эта традиция неукоснительно поддерживалась вплоть до начала XX в. Например, в августе 1874 г. из Зимнего в Аничков дворец перевезли коллекцию «моделей артиллерийских орудий и обозов» будущего Александра III, а в августе 1912 г. ее передали в Арсенал[349]349
  РГИА. Ф. 474. Оп. 1. Д. 194. Л. 59. Об имуществе Арсенала. 1901–1917 гг.


[Закрыть]
. В сентябре 1913 г. в Арсенал поступили учебные «модели артиллерийских снарядов», принадлежавшие великому князю Михаилу Александровичу. В январе 1914 г. Николай II приказал принять в Арсенал «на хранение обмундирование Наследника Алексея Николаевича» – форму 12-го Восточно-Сибирского Стрелкового полка, поднесенную цесаревичу 18 февраля 1905 г.[350]350
  Мундир с эполетами; шаровары и пальто с погонами.


[Закрыть]
, хранящуюся в настоящее время в Царском Селе[351]351
  На официальном сайте ГМЗ «Царское Село» указано, что комплект относится к 1910-м гг. (http://www.tzar.ru). К комплект входили: мундир офицерский, брюки, папаха, сапоги, эполеты поручика, погоны поручика, портупея, шашка офицерская образца 1881 г., перчатки. Все вещи уложены в сундучок, обтянутый тисненым сафьяном.


[Закрыть]
.

Обслуживали оружейные коллекции Арсенала дворца арсенальные унтер-офицеры, из числа которых несколько человек командировались в Царскосельский Арсенал, который считался филиалом Аничкова. Николай I знал их всех в лицо и по именам. С ними, за годы их работы, складывались особые отношения. О том, насколько он их ценил, свидетельствует особый пункт в завещании императора, в котором он просил наследника позаботиться о судьбе его арсенальных унтер-офицеров.

Следы этой особой близости к императору остались в книгах по расходу Собственной суммы.


Комплект офицерского детского обмундирования поручика 12-го Восточно-Сибирского стрелкового Его Императорского Высочества наследника Цесаревича полка


Например, Николай Павлович на протяжении многих лет присматривал за своими унтер-офицерами. Они по штату в основном числились за Арсеналом в Царском Селе и Аничковом дворце, но фактически их привлекали для самых разных работ, с ведения императора. Причем, все эти «внештатные работы», выполнявшиеся унтер-офицерами, оплачивались буквально до копейки. Деньги унтер-офицерам из царского кошелька регулярно выплачивались за поздравления к тезоименитству (6 декабря)[352]352
  Тезоименитство: «Для раздачи унтер-офицерам, состоящим под Собственной Конторою, имевшим счастие поздравить Его Величество с днем тезоименитства, 1400 руб.» (декабрь 1835, ОР РНБ. Ф. 650. Д. 1070. Л. 19. Гардеробные суммы Николая I за 1836-37 гг.).


[Закрыть]
, Рождеству[353]353
  Рождество: «унтер-офицерам по случаю поздравления – 1025 руб.» (январь 1833 г.).


[Закрыть]
, Новому году[354]354
  Новый год: «дежурным арсенальным унтер-офицерам, имевшим счастие поздравить Его Величество с Новым годом, – 950 руб.» (2 января 1836 г.; ОР РНБ. Ф. 650. Д. 1070. Гардеробные суммы Николая I за 1836–1837 гг.).


[Закрыть]
и Пасхе[355]355
  Пасха: «По списку 24 унтер-офицерам Собственного Дворца – поздравить Его Величество с Пасхою– 800 руб.» (3 апреля 1835, ОР РНБ. Ф. 650. Д. 1070. Л. 6 об. Гардеробные суммы Николая I за 1836-37 гг.); «унтер-офицерам, поздравившим с Пасхой, – 600 руб.» (1837 г.).


[Закрыть]
, выплачивались «именинные»[356]356
  Именинные: «Унтер-офицеру Арсенала Собственного Дворца Ивану Федорову именинных 100 руб., остальным по 50 руб.» (ноябрь 1833, ОР РНБ. Ф. 650. Д. 1069. Л. 37 об. Гардеробные суммы за 1833–1835 гг.); «унтер-офицеру Арсенала Собственного Дворца именинных – 50 руб.» (7 января 1835, ОР РНБ. Ф. 650. Д. 1070. Гардеробные суммы Николая I за 1836–1837 гг.).


[Закрыть]
и небольшие пособия при увольнении[357]357
  Отпускные: «Уволенному унтер-офицеру на путевые издержки – 100 руб.» (Июнь 1835, ОР РНБ. Ф. 650. Д. 1070. Гардеробные суммы Николая I за 1836–1837 гг.); «Унтер-офицеру при увольнении – 25 руб.» (июль 1835).


[Закрыть]
. Впрочем, ангелами старые служаки не были, но различные чрезвычайные происшествия за многие годы существования Арсенала если и случались, то крайне редко[358]358
  Например, в ноябре 1882 г. унтер-офицер Арсенала Семен Желтойсов был предан суду за кражу См.: РГИА. Ф. 1339. Оп. 1. Д. 25. Л. 3. О передаче заведования библиотекой Аничкового дворца действительному статскому советнику Гримму. 1881–1884 гг.


[Закрыть]
.

Когда в 1865 г. Аничков дворец перестраивали для великого князя Александра Александровича, судьба Арсенала и его унтер-офицеров висела на волоске, поскольку для них не хватало квартир[359]359
  В одном из документов упоминается, что «при двух арсеналах» состоят 24 унтер-офицера, и квартир для них нет. См.: РГИА. Ф. 1339. Оп. 1. Д. 3. Лл. 2–5. По устройству Собственного Его Величества Дворца, для помещения Государя Наследника Цесаревича и двора Его Высочества. 1864–1880. Л. 7. 1865 г.


[Закрыть]
. В результате 27 августа 1865 г. Александр II распорядился, что «помещения арсенальных унтер-офицеров, коим таковые могут быть отведены лишь в том случае, если через сие не будут стеснены лица, необходимые собственно для Двора Его Императорского Высочества»[360]360
  РГИА. Ф. 1339. Оп. 1. Д. 3. Л. 15. По устройству Собственного Его Величества Дворца, для помещения Государя Наследника Цесаревича и двора Его Высочества. 1864–1880 гг.


[Закрыть]
.

В результате всех преобразований число унтер-офицеров сократили. К 1855 г. арсенальные унтер-офицеры Аничкова дворца выполняли самые разные задачи. Например, унтер-офицеры Иванов и Печенкин состояли при комнатах Николая I. Унтер-офицер Екимов – при Церкви Аничкова дворца. При Арсенале Аничкова дворца служили 5 старших и 15 унтер-офицеров. При Новом Арсенале – 6 человек, при Царскосельском Арсенале – 5. В списке, составленном в начале 1867 г., в Арсенале Аничкова дворца служили 15 унтер-офицеров, еще 4 унтер-офицера служили при Царскосельском Арсенале[361]361
  При Царскосельском Арсенале служили в 1867 г. унтер-офицеры, получая жалованье на всех 111 руб. 67 коп. в год: Прокопий Писонин, Федор Попов, Никита Кожемяка и Андрей Горощенко. Жалованье унтер-офицеров составляло от 3 руб. 68 коп. до 9 руб. 57 коп. Жалованье большинства – по 7 руб. 15 коп.


[Закрыть]
, а в 1872 г. отставных унтер-офицеров «при Арсенале» значилось только 13 человек[362]362
  РГИА. Ф. 1339. Оп. 1. Д. 23. Л. 22. О назначении военного инженер-капитана Чернева Смотрителем Зданий Собственного Его Величества (Аничковского) Дворца. 1872 г.


[Закрыть]
.


Арсенал. Современное фото


Главной задачей унтер-офицеров являлось обслуживание коллекции и всего снаряжения, хранившегося в Арсенале. Работа была очень разной, например, летом 1868 г. «вместо совершенно сгнивших деревянных покрышек над орудиями, находившимися в саду при Арсенале Собственного Его Величества Дворца», изготовили 15 новых «покрышек», а также 8 «покрышек» для лафетов орудий[363]363
  РГИА. Ф. 1339. Оп. 1. Д. 56. Л. 46. О капитальном ремонтировании зданий Собственного Его Величества Дворца, в 1868 г.


[Закрыть]
. Ежегодно на содержание коллекций Арсенала и их ремонт выделялись определенные средства, которые расходовались на самые разные дела. Например, в 1856 г. деньги среди прочего потратили на изготовление древков для знамен и подставки для киверов, починку кожаных вещей, изготовление шкафов для хранения мундиров, изготовление ярлыков для оружия и колпаков «для закрытия корабельных моделей»[364]364
  РГИА. Ф. 1338. Оп. 1. (62/125). Д. 63. Л. 3. О расходах по Арсеналам и библиотеке. 1856 г.


[Закрыть]
. На выделяемые ежегодно средства закупались гвозди, нитки, дратва, шелк, перья для обметания пыли и пр.

Фактически Арсенал Аничкова дворца уже при Николае I перерос формат личной коллекции оружия и превратился в полноценный музей, в котором хранились не только коллекционные, но и вполне функциональные вещи, например, манерки и фляги. Так, согласно ведомости, в 1866 г. их хранилось в Арсенале около 300 штук[365]365
  Согласно ведомости, «манеркам и флягам, находящимся в Арсенале на 1866 год», их значилось: водоносных фляг 200 шт.; фляг французских стеклянных – 83 шт. А в ведомости «меховым вещам», причем пришедшим «в ветхость совершенно», перечислялись: шапки французских гренадеров, переделанных для кадетов – 61 шт.; шапок солдатских л. – гв. Сумского полка, проектированных около 1819 г. – 85 шт.; проект французских медвежьих шапок – 3 шт. и проект шапки л. – гв. Измайловского полка 1837 г. – 1 шт. Также в ведомости упоминается австрийский ранец телячий егерский – 1шт. См.: РГИА. Ф. 1339. Оп. 1. Д. 73. Л. 17. Дела, принятые в 1902 году от бывшего архитектора и смотрителя дворца коллежского советника Шильдкнехт.


[Закрыть]
. Периодически подобные массовые экспонаты «списывались». Например, 13 октября 1840 г. Николай I распорядился уничтожить 150 телячьих ранцев, «испорченных от моли» и «к употреблению совершенно не годных»[366]366
  РГИА. Ф. 1339. Оп. 1. Д. 24. Л. 27. Списки вещей, находившихся в Собственном Его Величества Аничковом Дворце. 1801–1898 гг.


[Закрыть]
.

Домовая церковь Аничкова дворца

Домовая церковь – обязательная и очень значимая часть всех императорских резиденций. Объем церкви изначально планировали при строительстве резиденции в начале 1740-х гг. В 1747 г. императрица Елизавета Петровна поручила архитектору Ф.-Б. Растрелли составить проект отделки церкви, включая трехъярусный иконостас. Отделку предполагалось завершить к празднованию Пасхи 1748 г.[367]367
  Демичева Н.Н., Аксельрод В.И. Зодчие и строители Аничкова дворца. СПб., 1994. С. 38.


[Закрыть]
В отделке церкви приняли участие столярный мастер Готлиб-Эйлер; резных дел мастер Дункер, позолотных – Лепренц и живописных – И.Я. Вишняков, А.П. Антропов, И.И. Бельский[368]368
  РГИА. Ф. 1338. Оп. 1 (11/68). Д. 11. О сделании в церковь имеющуюся во флигеле, места для Ея Императорского Величества столярною и резною работаю. 1749 г.


[Закрыть]
. Плафоны в церкви расписали декораторы Д. Валериани и А. Перезинотти.

Однако отделка церкви затянулась до 1750 г., хотя начало «позолотным работам по меди» на куполах резиденции дано распоряжением императрицы еще в сентябре 1747 г. В документе прописывалось: «На первом куполе, где быть кресту, – на крест 22 червонца, на яблоко – 44, на сияние – 24,5; на две накладки – 3,5». Золотился и второй купол, «где быть звезде». Всего на золочение обоих куполов Кабинетом Е.И.В. отпущено «300 иностранных червонцев… весом два фунта 48 золотников и три четверти золотника». К 31 декабря 1747 г. золочение куполов резиденции было завершено, на что «мастер Шик» употребил 202 червонца, весивших 1 фунт 68 золотников[369]369
  РГИА. Ф. 1338. Оп. 1.11.68. Д. 9. Лл. 1, 3, 35. О золочении сделанных на больших палатах, на флигеле двух куполов главы, обложенного медью креста и прочих штук, иноземцем Иоганном Людвигом Шиком, из казенного червонного золота. 1747–1748 гг.


[Закрыть]
. После трех лет работ по отделке интерьеров церкви ее освящение состоялось 1 августа 1751 г. во имя Воскресения Христова в присутствии императрицы Елизаветы Петровны[370]370
  Демичева Н.Н., Аксельрод В.И. Зодчие и строители Аничкова дворца. СПб., 1994. С. 39.


[Закрыть]
.

Церковь, располагавшаяся в двухсветном объеме в семь осей в северном флигеле дворца, была отделана с характерной для зрелого барокко роскошью: резной золоченый трехъярусный иконостас, живопись лучших мастеров, резная золоченая отделка стен и купола[371]371
  Там же.


[Закрыть]
.

С 1794 по 1796 г. архитектор Е.Т. Соколов, приспосабливая дворец для нужд Кабинета Е.И.В., перестроил северное крыло: двусветный объем церкви разделил междуэтажным перекрытием, устроив в бельэтаже три новых помещения, заново отделал церковь в верхнем этаже, разобрав купол. Росписи исполнил Дж. Б. Скотти.

В 1809–1810 гг., когда хозяйкой дворца стала великая княгиня Екатерина Павловна, архитектор Л. Руска вновь отделал дворцовую церковь. Перенеся церковную лестницу на две оси к востоку, он ограничил помещение церкви пятью осями. Тогда же сделали новый иконостас и образа, старый же передали во Владимирскую церковь. Церковь освятили 12 апреля 1811 г. во имя великомученика Георгия, небесного покровителя супруга владелицы – принца Георга Ольденбургского. Но вскоре церковь сильно пострадала во время пожара 1812 г., после чего реставрацией икон и росписью интерьеров занимались Б. Медичи и Ф. Торичелли[372]372
  Там же.


[Закрыть]
.


Аничков дворец со стороны Невского проспекта


План церкви в Аничковом дворце на третьем этаже. Арх. Л. И. Руска


В 1817 г. церковь Аничкова дворца вновь отделали по проектам К.И. Росси. Роспись церкви снова выполнил Дж. Б. Скотти, иконы написал И.Ф. Тупылев. В этом же году церковь освятили во имя Св. Александра Невского.

Убранство церкви время от времени подновлялось и дополнялось. Например, в «Книге о приходе и расходе экономической суммы по Собственному Его Величества Дворцу» за 1828 г. упоминается, что фабриканту Шрейберу «за сделанную для церкви люстру» выплатили 4200 руб.[373]373
  РГИА. Ф. 1338. Оп. 1 (32/77). Д. 9. Л. 15. Книга о приходе и расходе экономической суммы по Собственному Его Величества Дворцу 1828 г.


[Закрыть]
, в феврале 1838 г. последовало распоряжение императора «О сделании вновь ризницы для церкви Собственного Дворца»[374]374
  РГИА. Ф. 1338. Оп. 3. Д. 10. О сделании вновь ризницы для церкви Собственного Дворца. 1838 г.


[Закрыть]
. Возможно, это связано с тем, что с декабря 1837 г., после пожара в Зимнем дворце, Аничков вновь стал главной резиденцией императорской семьи. В камер-фурьерском журнале в пятницу 31 декабря 1837 г. записано: «Митрополит Серафим с братиею монашества славил Христа в Собственном дворце»[375]375
  РГИА. Ф. 516. Оп. 1 (120/2322). Д. 138. Л. 16. Журнал камер-фурьер-ский. Декабрь 1837 г.


[Закрыть]
.

Естественно, все это время в церкви Аничкова дворца шли службы (по воскресеньям и высокоторжественным дням и прочим праздникам), на которых присутствовала императорская чета. Порядок придворных служб время от времени менялся. Например, 31 декабря 1829 г. последовало высочайшее распоряжение, чтобы «при выходах Государыни Императрицы в церковь непременно находились пажи»[376]376
  РГИА. Ф. 1338. Оп. 2. Д. 155. О том, чтобы при выходах Государыни Императрицы в церковь непременно находились пажи. 1829 г.


[Закрыть]
.

В дневнике Николая Павловича постоянно встречаются упоминания о посещении домовой церкви Аничкова дворца: «у жены, взошел в церковь, обедня, жена приходит позже, закончилось, вышел» (1 апреля 1822 г.); «христосовался с офицерами инженерного корпуса» (3 апреля 1822 г.); «затем в церковь, заупокойная служба по батюшке[377]377
  Панихида в день рождения Павла I.


[Закрыть]
» (20 сентября 1822 г.); «поднялся с детьми в церковь и жена, Криницкий, разрешительная молитва, затем обедня» (8 октября 1822 г.); «Поднялся с женой в церковь, обедня, водосвятие… священник освящать комнаты» (5 января 1823 г.); «Поднялся с женой к обедне» (8 апреля 1823 г.).

Как друг семьи, в домовой церкви Аничкова дворца часто бывал В.А. Жуковский. 18 апреля 1834 г. он записал в дневнике: «У заутрени, потом у обедни в Аничковском дворце. После обедни был у великой княгини… Исповедовался в Аничковском дворце. Императрица, прощаясь со мною, сказала: „Я Вас прошу помнить о моих молитвах“»[378]378
  Жуковский В.А. Дневники. Письма-дневники. Записные книжки. 1804–1833. Полное собрание сочинений. Т. 12. М., 2004.


[Закрыть]
.

Когда в 30 августа 1822 г. в стенах Аничкова дворца родилась великая княжна Ольга Николаевна, ее крещение прошло в домовой церкви резиденции 13 сентября 1822 г.: «Оделся в полную генеральскую форму… малютка Ольга отправляется в корзинке с Папа, старуха, г-жа Гесс, Тауберт, Кристи-мать, кормилица и Мэри, Фроман, слезы Мэри, Головин, Мартынов, выхожу по железной лестнице вместе с Деллингсгаузеном, к Матушке, говорил с А. Голицыным об Ольгиных именинах, решено, что 11[379]379
  11 июля, день церковного величания Св. Ольги, тезоименитство.


[Закрыть]
, находит, что у меня рассерженный вид, Тетушка, Мария, Нелидова, приносят Ольгу, иду к графине ее принять, к Матушке, все устраивается, вереницей в церковь, старуха ее несет, Алексей Куракин и Дмитрий Лобанов, поддерживаю, подаю руку графине, остаюсь в коридоре, говорил с Сазоновым и Засядько, Яковом Лобановым и пр., вошел в церковь во время Tedeum, поблагодарил Матушку, Императрицу, архиепископское богослужение, успокаивают, причащают Ольгу, затем лента св. Екатерины, благодарю за нее, Матушка дарит ей иконы».

Фактически перед нами детальное описание процедуры крещения дворцового формата. Отмечу, что на процедуре крещения присутствовал весь штат «малютки Ольги»: «старуха» – это гофмейстрина и кавалерственная дама Александра Николаевна Волконская (1756–1834), матушка декабриста Сергея Волконского; «г-жа Гесс» – акушерка, принимавшая роды; «Тауберт» Наталья Васильевна – полковница и надзирательница за гувернантками при великокняжеских детях; «Кристи-мать» – матушка гувернанток великокняжеских детей: Кристи Анны Александровны (бонна-англичанка, с 1821 г. состояла при великом князе Александре Николаевиче и великой княжне Марии Николаевне) и Кристи Евгении Ивановны (гувернантка при великокняжеских детях).

Также Николай Павлович упоминает, что «Матушка дарит ей иконы». Речь идет в том числе о мерной иконе, которая изготавливалась по росту новорожденной и должна сопровождать ее на протяжении всей жизни. В 1796 г., когда родился сам Николай Павлович, бабушка – Екатерина II также подарила младенцу мерную икону Спустя годы в своем духовном завещании, составленном в 1844 г., Николай Павлович упомянул о своей «родовой» иконе, распорядившись ее судьбой: «Образ Чудотворца Николая, в рост мой при рождении, должен всегда оставаться в Аничкове»[380]380
  Духовное завещание в Бозе почившего Государя Императора Николая Павловича. 4 мая 1844 г.


[Закрыть]
. Когда в 1857 г. у Александра II родился сын, названный в честь Сергия Радонежского, то сразу по его рождении известному иконописцу М.С. Пешехонову заказали образ преподобного Сергия Радонежского «в рост Его Высочества, как того требовал старинный благочестивый обычай»[381]381
  Великий князь Сергей Александрович: биографические материалы. Кн. 1: 1857–1877. М., 2006. С. 14. Серебряный вызолоченный оклад для этой иконы был выполнен петербургским золотых дел мастером Кейбелем. После гибели великого князя Сергея Александровича, по традиции, икону поместили в храм-усыпальницу в Чудовом монастыре.


[Закрыть]
.

Надо сказать, что церковь посещали не только первые лица Империи и их свита, но и все насельники Аничкова дворца, от кухонных мужиков до аристократов. Но для аристократов «со стороны» требовалась особое на то соизволение. Простолюдины, служившие при дворце, свободно посещали церковь только в отсутствие там императорской четы. Например, в 1853 г. семейству князя Голицына дано «дозволение… посещать церковь Собственного Дворца»[382]382
  РГИА. Ф. 1338. Оп. 3. Д. 5. О дозволении семейству князя Голицына посещать церковь Собственного Дворца. 1853 г.


[Закрыть]
, а на Пасху составлялись обширные списки тех, кому разрешили присутствовать на заутрене вместе с императорской четой.

Также надо было получать особое разрешение на проведение венчания. Причем в церкви Аничкова дворца венчались самые разные по своему статусу люди. Именно в церкви Аничкова дворца в 1801 г. тайно[383]383
  Этот брак был оповещен в 1803 г., вслед за рождением их сына, признан и одобрен императором.


[Закрыть]
обвенчался граф Дмитрий Николаевич Шереметев с актрисой Прасковьей Ивановной Ковалевой-Жемчуговой[384]384
  Крепостная актриса до 1798 г.


[Закрыть]
. 11 ноября 1825 г. Николай Павлович с супругой присутствовал на свадьбе фрейлины «Вареньки» Ушаковой[385]385
  Ф.В. Барыкова; впоследствии – наставница светл. княжны Марии Максимилиановны, герцогини Лейхтенбергской (1841–1919), дочери великой княгини Марии Николаевны (1819–1876).


[Закрыть]
. Как записал Николай Павлович, «…вышли из белой и поднялись в церковь, с женой рядом с Варенькой, подвожу ее к корнету Барыкову из конной гвардии… кружок и ужин в красной». В 1830 г. в церкви венчался близкий к императорской семье композитор А.Ф. Львов, автор гимна «Боже, Царя храни». Изредка разрешение на венчание могли получить и обычные люди.

Эта традиция имела место и при последующих царствованиях. При этом с 1856 г. разрешено венчаться в церкви Аничкова дворца «разным лицам»[386]386
  РГИА. Ф. 1338. Оп. 1 (62/125). Д. 1. О дозволении разным лицам венчаться в церкви Собственного Его Величества Николаевского дворца. 1856 г.


[Закрыть]
. Например, в 1866 г. в церкви Аничкова дворца венчался старший фельдшер Обуховской больницы[387]387
  РГИА. Ф. 1339. Оп. 1. Д. 73. Л. 69. Дела, принятые в 1902 г. от бывшего архитектора и смотрителя дворца коллежского советника Шильдкнехт.


[Закрыть]
, 3 февраля 1880 г. в домовой церкви венчалась фрейлина Марии Федоровны графиня Апраксина. В этот день цесаревич Александр Александрович записал в дневнике: «День свадьбы гр. Апраксиной и кн. Оболенского… Потом вернулся домой и переоделся на свадьбу. В 3 ч. была свадьба Оболенского и Апраксиной в нашей церкви. Папа и Мини были пощаженными] от[цом] и мат[ерью] у Апраксиной, а я вместе с матерью Оболенского у него. Приглашенных было очень много, церковь была переполнена, и все обошлось благополучно и хорошо. Потом все собрались внизу в приемных и поздравляли молодых… В 5 пили чай у Минни с Апраксиной и Оболенским, и простились с ними, так как сегодня же вечером они отправляются за границу… В 11 ч. вернулись домой, и была у нас гр. Воронцова, а в 1 час легли спать» (3 февраля 1880 г.).

Николай II не единожды отмечал в дневниках свое присутствие на свадьбах в домовой церкви Аничкова дворца: «В 1/2 3 в нашей церкви была свадьба Синельникова с дочерью Дурново» (27 февраля 1888 г.); «В 4 ч. была свадьба Жоржикса с Вонлярской, очень оригинальная» (2 марта 1888 г.). 26 апреля 1896 г. император Николай II присутствовал с супругой в домовой церкви, поскольку должен был «в качестве посаженного отца благословить дочь Фредерикса»[388]388
  Фредерикс Евгения (Евгения Валентина Жозефина, 1867–1950) – фрейлина (1890), с апреля 1894 г. замужем за генерал-майором Свиты Е.И.В., дворцовым комендантом В.Н. Воейковым.


[Закрыть]
.


Интерьер церкви в Аничковом дворце.

Худ. К.А.Ухтомский


Последнее венчание великокняжеского уровня состоялось 9 февраля 1914 г., когда императрица Мария Федоровна присутствовала на обряде венчания свой внучки, великой княжны Ирины Александровны с князем Ф.Ф. Юсуповым-Сумароковым-Эльстоном: «Сегодня здесь, в церкви, была свадьба моей милой маленькой Ирины»[389]389
  Дневники императрицы Марии Федоровны (1914–1920, 1923 гг.). М., 2006. С. 27.


[Закрыть]
.

В 1845 г. церковь отделали заново, вновь обновив ризницу[390]390
  РГИА. Ф. 1338. Оп. 3. Д. 145/76. О сделании новой ризницы в Церковь Собственного Его Величества Дворца. 1846 г.


[Закрыть]
. В апреле 1845 г. император Николай I поручил архитектору И.П. Витали изготовить 12 гипсовых скульптур ангелов, «малого размера, какие сделаны для Исаакиевского собора»[391]391
  РГИА. Ф. 1338. Оп. 3. Д. 42. Л. 1. О 12 фигурах, изображающих ангелов, заказанных для церкви Собственного Дворца. 1845 г.


[Закрыть]
, а архитектору З.Ф. Дильдину поручил «представить рисунок тому, как удобнее разместить сии фигуры». В результате архитектор предложил поставить «фигуры в простенках окон церкви попарно на пьедесталах» с лепными обрамлениями в виде ниш[392]392
  Там же. Л. 5.


[Закрыть]
, к 22 мая 1845 г. работы закончили. Эти ангелы и интерьер церкви мы можем увидеть на акварели К.А. Ухтомского.


Малая Шапель в Александровском парке Царского Села


Мадонна с младенцем. Коттедж. Петергоф


Возможно, эти работы в домовой церкви связаны с трагедией в семье императора, потерявшего младшую дочь летом 1844 г. Как известно именно по модели И.П. Витали в мастерской А. Трискорни создана мраморная композиция «Мадонна с младенцем», помещенная в 1845 г. в нише северного фасада Коттеджа в Петергофе. В те же годы в Александровском парке Царского Села сооружена Малая Шапель со скульптурой Александры Николаевны с младенцем на руках. В 1845 г. Карл Брюллов написал икону «Святая царица Александра, вознесенная на небо». Вполне возможно, какой-либо из ангелов в домовой церкви Аничкова дворца нес в себе черты умершей великой княгини Александры Николаевны.

Эта история получила неожиданное продолжение в начале 1866 г., когда Аничков дворец ремонтировался к свадьбе цесаревича Александра Александровича. Тогда приняли решения, касавшиеся ремонта и убранства домовой церкви. В разделе «Замечание об ангелах» указывалось, что ангелов великое множество, но поименно известны только восемь, а в домовой церкви имеется двенадцать гипсовых фигур ангелов, чьи образы «очевидно… принадлежат фантазии художника», поскольку «По духу православной церкви почитание изваянных, хотя бы священных изображений, возбранено и весьма мало примеров в православных храмах, где встречаются подобные изваянные изображения даже для украшения»[393]393
  РГИА. Ф. 1339. Оп. 1. Д. 13. Л. 1. О перестройки церкви Аничкового Дворца. 1866.


[Закрыть]
. В результате ангелов убрали, отправив фигуры на хранение в Таврический дворец.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14