Игорь Зимин.

Александровский парк Царского Села. XVIII – начало XX в. Повседневная жизнь Российского императорского двора



скачать книгу бесплатно

© Зимин И. В., 2017

© ООО «Рт-СПб», 2017

© «Центрполиграф», 2017

* * *

Введение

Эта книга является продолжением опубликованной в 2015 году работы, посвященной Александровскому дворцу Царского Села[1]1
  Зимин И. В. Александровский дворец в Царском Селе. Люди и стены. 1796–1917. Повседневная жизнь Российского императорского двора. М., 2015.


[Закрыть]
. Обращение к истории Александровского парка с его многочисленными сооружениями и павильонами обусловлено тем, что парк и дворец составляют единое пространство загородной императорской резиденции и изучать историю одного вне истории другого неправомерно.

История Александровского парка имеет более глубокие корни в прошлом, нежели история Александровского дворца. Она восходит к самому началу XVIII в., когда на Саарской мызе устроили Зверинец, так тогда называли ухоженные лесопарки, в которые завозили разную дичь для неспешной охоты монархов и их придворных. Затем во второй половине 1740-х – начале 1750-х гг. близ Зверинца был разбит регулярный Верхний сад. Эти два пространства – Зверинец и Верхний сад – в XIX в. стали основой двух неразрывных составляющих Александровского парка – пейзажной и регулярной.

С постройкой в 1796 г. Нового дворца (так до 1855 г. называли Александровский дворец) парк стали именовать по дворцу – Новым. После решения Александра II об официальном именовании Нового дворца Александровским, парк также изменил свое название, став с 1856 г. Александровским.

Все императоры и императрицы, с начала XVIII в. жившие в Царском Селе, с любовью и усердием обустраивали свои резиденции и парки. Монархи, являясь заказчиками всех сооружений в парке, от вполне прагматичных караулок, оранжерей и теплиц до фантазийных парковых павильонов, фактически определяли архитектурный мейнстрим эпохи. Так, увлечение Екатерины II английскими парковыми фантазиями воплотилось в обширном комплексе архитектурных памятников, выдержанных в стиле шинуазри, или «китайщины». Александр I и Николай II заказывали романтические неоготические павильоны, опять-таки ориентируясь на европейские тренды паркового искусства. В результате на территории пейзажно-регулярного Александровского парка возник причудливый сплав архитектурных увлечений, фантазий и предпочтений, в которых проявился не только талант архитекторов первого и второго ряда, но и отблеск личных увлечений российских монархов.

Историография, посвященная Царскосельским дворцам и паркам, огромна. И у очень многих, кто работает, живет, приезжает в Царское Село, есть свои любимые места в этом уникальном городе.

Обращение к выбранной теме было связано с тем, что я, как и многие, просто люблю этот дворец и парк[2]2
  В свое время автор два года отслужил в Царском Селе в казармах лейб– гвардии Кирасирского полка в должности командира взвода звуковой разведки артиллерийского пока (в/ч 24451). Из историков на военной кафедре ЛГУ им. А. А. Жданова почему-то готовили офицеров-артиллеристов.


[Закрыть]
. Я, как и многие, очень жду окончания реставрации Александровского дворца и радуюсь обновлению парка с его отреставрированными павильонами и открывающимися музеями.

Глава I. От Верхнего сада к Александровскому парку

От регулярного Верхнего сада к пейзажному Новому саду в XVIII в.

Начало истории Александровского парка восходит к временам царствования Петра I, когда в 1710 г. Сарская мыза была подарена Марте Скавронской, будущей супруге Петра I (с 1712) и императрице (1725–1727) Екатерине I Алексеевне. Вскоре на территории мызы построили небольшой каменный дворец[3]3
  Дворец построил в 1718–1724 гг. арх. Иоганн Браунштейн.


[Закрыть]
, при этом обширную часть елового леса, со сторонами в одну версту, примыкавшую с запада к Сарской мызе, обнесли тыном, превратив в Зверинец. Такие Зверинцы, представлявшие собой некий «зоопарк» в облагороженном лесопарке, использовались для неспешной, придворной «охоты». При этом сам Петр I охоту не любил[4]4
  См. подробнее: Девятов С. В., Жиляев В. И., Зимин И. В. и др. Охота и политика. Десять веков русской охоты. М., 2009.


[Закрыть]
, но в Зверинце охотились Екатерина I, Петр II и Елизавета Петровна в компании с придворными дамами и кавалерами.

Место для Зверинца выбрали в 1710 г., когда Петр I и Екатерина впервые посетили Сарскую мызу. Выбранную территорию «дикой рощи» огородили тыном, устроив решетчатые, столярной работы ворота с калитками посредине трех сторон огороженного периметра Зверинца. В центре Зверинца, на пересечении перпендикулярных и диагональных просек («плезиров»), на искусственной горке, соорудили решетчатую беседку, под которой разместился погреб для хранения различных охотничьих припасов.

Следуя законам жанра, в Зверинце на вольном выпасе держали потенциальную охотничью «добычу»: лосей, оленей, маралов, кабанов, зайцев. Охотились в Зверинце и на тетеревов. Для ухода за животными при Зверинце имелся штат служащих царской охоты во главе с вальдмейстером. О том, что Зверинец активно использовался по прямому назначению, свидетельствуют «ремонтные работы», проведенные уже в 1715 г.[5]5
  РГИА. Ф. 487. Оп. 21. Д. 8. Доношения и рапорты приказчика села Царского А. И. Лукоперова в Канцелярию конюшенных дел о ремонтных работах в Зверинце. 1715. При этом И. Яковкин в «Царскосельском летописце» указывает, что 1718 г. – это год начала «Зверинца, нынешнего парка, на квадратной версте и основание погреба посреди него, где выстроен нынешний Монбеж».


[Закрыть]
.


Серов В. Император Петр II с цесаревной Елизаветой Петровной выезжают верхом из с. Измайлова осенью на псовою охоту. 1900 г.


В 1720-х гг. протекавшую через Зверинец речку Кузьминку (р. Киока) перегородили мельничной плотиной, при которой устроили мельничный и житный амбары. В результате этих работ образовался Звериночный пруд с причудливой береговой линией.

В 1728 г. резиденция, перешедшая во владение к Елизавете Петровне[6]6
  И. Яковкин в «Царскосельском летописце» упоминает под 1728 г.: «С начало сего года Село Царское с мызами и приписными, так же многие Новгородские, Псковские и внутри России дворцовые волости, по завещанию Екатерины I и именному Указу Государя императора Петра II, поступило в полное и непосредственное владение Благоверной Государыни Цесаревны Елисаветы Петровны, так что и Указы во все подведомственные вотчины писаны именем Ея Высочества».


[Закрыть]
, представляла собой настолько глухое место, что цесаревна сочла необходимым купить ружья для прислуги, поскольку вокруг бродило непуганое зверье. Поскольку Елизавете Петровне в царствование Анны Иоанновны денег катастрофически не хватало, ее Царскосельские угодья постепенно приходили в упадок. Но в 1739 г. цесаревна изыскала средства, и 8 июля последовало распоряжение, чтобы «наряд для лесной и плотницкой работы в Село Царское крестьян из ближайших, кроме окрестностей Царскосельских, дворцовых Ея высочества волостей для нового обгорожения зверинца и сада; поскольку прежняя горотьба вся оказалась ветха и гнила»[7]7
  Яковкин И. Царскосельский летописец // Отечественные записки. 1827. Ч. 31. С. 442.


[Закрыть]
.

Когда в 1741 г. цесаревна превратилась в императрицу Елизавету Петровну, она начала постепенно обустраивать свое Царское Село. В числе прочего во второй половине 1740-х гг. было запланировано устройство регулярного сада, носившего вплоть до конца XVIII в. именование «Верхний сад».

Поскольку планируемый Верхний сад вплотную примыкал к Зверинцу, то их изначально следует рассматривать в неразрывной связи, учитывая, что уже при Екатерине II Зверинец стал постепенно преображаться в пейзажный парк, а регулярная основа Верхнего сада сохраняется по настоящее время. Собственно Верхний сад, названный так в противовес Нижнему саду у нынешнего Екатерининского дворца, начали обустраивать во второй половине 1740-х гг.


Лансере Е. Е. Императрица Елизавета Петровна в Царском Селе. 1905 г.


Во-первых, привели в порядок сам Зверинец, который являлся привычной площадкой досуга придворных[8]8
  Периодически поголовье животных в Зверинце восстанавливали. Например, 8 января 1743 г. в Зверинец доставили «из Олонецкого уезда 42, да от графа Разумовского 4 оленей для зверинца Царскосельского». См.: Яковкин И. Царскосельский летописец // Отечественные записки. 1827. Ч. 30. 27 марта 1752 г. в Зверинец пригнали 100 оленей, причем «для присмотру за ними присланы Самоеды и оставлены при Зверинце».


[Закрыть]
. В 1749 г. в центре Зверинца началось строительство роскошно декорированного павильона Монбижу (от фр. mon bijou – моя драгоценность; арх. С. И. Чевакинский и Ф.-Б. Растрелли), блестящего образчика елизаветинского барокко, который на многие годы стал композиционным центром этой части парка[9]9
  16 августа 1749 г. состоялся именной указ Елизаветы Петровны, которым предписывалось «за зверинцем» построить «господину архитектору Чевакинскому каменный дом», в котором «вместо деревянной беседки на том же месте построен каменный дом с куполом около оного зделан канал, при том же доме зделана каменная кухня и кофишенская».


[Закрыть]
.

В 1752–1756 гг., по проекту арх. Ф.-Б. Растрелли, Зверинец обнесли кирпичной стеной высотой в 4,5 аршина (чуть больше 3 м). Посредине трех стен, как и ранее, устроили ворота. По четырем углам Зверинца возвели бастионы (инж. П. Островский), на которых соорудили беседки-люстгаузы[10]10
  Люстгауз – парковый павильон-беседка. Первые два бастиона-люстгауза были построены по восточным углам зверинца в 1748–1755 гг. С зимы 1753 г. начали подвозить землю «для устроения Бастионов по трем углам Зверинца».


[Закрыть]
. От дворца, который для Елизаветы Петровны начал строить Ф.-Б. Растрелли, до Монбижу проложили широкую липовую аллею, которая проходила через Верхний сад. После завершения строительства «яхт-камеру» Монбижу (т. е. центральный охотничий зал) украсили картинами, написанными немецким художником Иоганном Фридрихом Гроотом (всего 43 картины). В 1755 г. в юго-западном углу зверинца построили церковь.


План Царского Села. Фрагмент с регулярным Верхним садом и Зверинцем. Арх. Ф.-Б. Растрелли. 1750-е гг.


Во-вторых, в конце 1740-х гг. решили крайне острую проблему водоснабжения резиденции. Для этого прорыли Виттоловский канал (в 1748–1749 гг.), начинавшийся от ключей близ деревни Большое Виттолово[11]11
  Высочайшее повеление «О новых покушениях и исследованиях для приведения хорошей обильной воды в сады Царскосельские» состоялось еще 1 октября 1745 г.


[Закрыть]
. Из Виттоловского канала, частью которого была р. Кузьминка, вода стала поступать и в каналы будущего Александровского парка. В январе 1750 г. через Кузьминский ручей «на дороге в Пулковскую мызу подле Зверинца» был построен «безопасный деревянный мост».


Проект яхт-гауза Монбеж. Арх. Ф.-Б. Растрелли


Бенуа А., Лансере Е. Приезд Императрицы Елисаветы Петровны рано утром с тетеревиных токов в «Монбеж»


Одна из картин И.-Ф. Гроота, написанная для Монбижу


Махаев М. Охотничий павильон в Царском Селе. 1754–1755 гг.


Фрагмент карты 1817 г. с изображением Александровского дворца, Верхнего сада и Зверинца, в центре которого назначенный к перестройке павильон Монбижу


К середине 1750-х гг. интерьерные работы в Монбижу были в целом закончены. Во всем блеске Монбижу был запечатлен на гравюре художника М. Махаева (1755 г.)[12]12
  Специально для зарисовки этого объекта художник провел в Царском Селе август 1754 г.


[Закрыть]
.

В-третьих, в 1748 г. началось обустройство самого Верхнего сада, который был выдержан в единственно возможном тогда французском регулярном парковом стиле. Автором проекта Верхнего сада, вероятно, был садовник Корнелиус Шрейдер[13]13
  В ряде источников упоминается, что авторами планировки Верхнего сада являются Н. Жирар и арх. С. И. Чевакинский.


[Закрыть]
, а непосредственно разбивал сад садовый подмастерье М. Кондаков и другие помощники знаменитого мастера. Тогда Верхний сад представлял собой квадрат со стороной в 400 саженей (280 метров), который был разделен крестообразно пересекающимися аллеями на четыре квадратных боскета. В результате квадрат Верхнего сада примыкал к квадрату Зверинца.

Поскольку основой идеологии симметрично выверенных регулярных парков было стремление сделать природу не похожей на саму себя в естественном виде, то садовникам предстоял немалый труд. Об этом свидетельствует распоряжение Елизаветы Петровны (26 сентября 1748 г.), в котором она приказывала привлечь 1000 чел. солдат и крестьян для выкапывания деревьев в лесу и перевозки их на территорию разбиваемого Верхнего сада. Об объемах работ свидетельствует то, что к середине октября 1748 г. в Верхнем саду высадили 935 штамбовых[14]14
  Штамбовое дерево – обязательный элемент регулярных парков XVIII в. У таких деревьев формировалась искусственная крона. Как правило, ветви деревьев притягивались книзу. Для того чтобы сформировать такую крону, необходимы многолетние усилия квалифицированных садовников.


[Закрыть]
берез.

Симметрия Верхнего сада органично подчеркивалась «рамкой» Крестового канала[15]15
  Крестовый канал – 1748–1749 гг., инж. П. Островский.


[Закрыть]
, проложенного одновременно с Виттоловским каналом: «22 августа 1748 года садовнику Шрейдеру дан именной указ, чтоб в Новом саду по апробированному чертежу были произведены следующия работы: земля выровнена для посадки деревьев (для этого можно было употребить всех солдат), вокруг всего сада выкопан канал, сделан особый спуск для скопляющейся в каналах воды, выложен канал по утвержденному профилю вышиной отвесно на 4 фута, а откосы стенок углом в 45 градусов»[16]16
  Бенуа А. Царское Село в царствование императрицы Елизаветы Петровны. СПб., 1910. С. 200.


[Закрыть]
.

Землю, вынутую при прорытии Крестового канала, пустили на возведение насыпной горы Парнас. С 1751 г. Крестовый канал начали использовать для водных «путешествий», поскольку 9 августа в него были спущены «два трешкоута для плавания по оному каналу».

В-четвертых, планировщики Верхнего сада, превратили упомянутые четыре боскета в стилистически самостоятельные территории. Например, в первом боскете насыпали искусственную конусовидную гору[17]17
  Гора Парнас была насыпана при расширении и углублении прудов и Крестового канала в 1755 г.


[Закрыть]
, получившую название Парнас[18]18
  В греческой мифологии Парнасом называлась гора, на которой обитали Аполлон и музы.


[Закрыть]
. Спиральная дорога на вершину горы завершалась смотровой площадкой. Второй боскет поначалу рассматривался как площадка для развлечений придворных (качели-карусели), но в 1778 г. Екатерина II распорядилась вырыть в центре боскета два пруда с искусственными островами, соединенные узким проливом, получившими название «Прудки»[19]19
  «Прудки» – арх. И. В. Неелов, 1778 г. Островки соединялись с «материком» тремя деревянными (впоследствии металлическими) мостами: один в центре куртины, второй перекинут с берега к островку (арх. Дж. Кваренги), третий – «косой мост» на протоке из Крестового канала (арх. А. Ф. Видов заменил деревянную конструкцию на металлическую в 1882 г.).


[Закрыть]
. В третьем устроили под открытым небом земляной амфитеатр в «античном духе». Позже, при Екатерине II, в этом боскете, на месте Елизаветинского «воздушного театра», выстроили Китайский театр. В четвертом боскете устроили «Скарпир» – круглую насыпную площадку с откосами, на которой возвели деревянную галерею, состоящую из отдельных беседок[20]20
  Этот боскет был разделен перпендикулярными и диагональными аллеями, сходящимися к центральной площадке. В середине боскета находилось возвышение с зеленым откосом и шестью каменными лестницами. Упомянутые беседки с мраморными полами были вызолочены и богато декорированы. В 1770-е гг. беседки убрали и соорудили в центре боскета «резное дубовое дерево» с железной шатровой кровлей, расписанной изнутри «под цвет облаков». Со временем эту беседку стали называть «Грибок». Это же название закрепилось и за всем боскетом.


[Закрыть]
. Фактически этот боскет представлял собой простенький лабиринт.

К началу правления Екатерины II Верхний сад представлял собой ухоженный садово-парковый ансамбль, обильно декорированный любовно подобранными растениями. Согласно описи 1762 г., «в оном же верхнем саду, по обеим сторонам за каналами, 13 куртин[21]21
  Куртина в регулярном парке – это открытый участок газона, обрамленный стрижеными кустами или деревьями.


[Закрыть]
, из коих 8 обсажены липовыми шпалерами и внутри посажены фруктовые деревья, а остальные 5 куртин обсажены в шпалер же вишневыми деревьями, в середине».

О количестве и видах фруктовых деревьев, росших на территории сравнительно небольшого Верхнего сада, их тщательном подборе и плотности посадки свидетельствуют следующие данные: «859 плодоносных яблонь, 994 больших и средних вишен, 25 алых, 26 московских, 29 испанских, 228 кустов орешника, 2184 куста красной смородины, 1219 сажень в длину черной смородины, 697 сажень малины, 77 сажень крыжовнику, 59 кустов розанов, 65 – сирени, 35 – барбарису, 424 больших штамбовых лип, 2064 штамбовых берез».



Боскет Грибок. Современный вид


В 1760-х гг. Екатерина II, развивая пространства Царскосельских парков, была сосредоточена на территориях, непосредственно примыкавших к Екатерининскому дворцу. Тем не менее, как упоминалось выше, в одном из регулярных боскетов вырыли «Прудки» с их причудливой береговой линией и романтическими островками, соединенными мостами. Фактически это была некая «проба пера», связанная с формированием фрагментов пейзажного парка, который должен был прийти на смену регулярной планировке, столь раздражавшей императрицу.

Но были и утраты. Поскольку вкусы Екатерины II во многом были противоположны вкусам Елизаветы Петровны, то пострадал столь любимый последней Монбижу. В 1764 г. со стен его залов по распоряжению Екатерины II сняли часть «охотничьих полотен» И.-Ф. Гроота и разместили их в одной из циркумференций[22]22
  Циркумференция – низкий корпус с дугообразным планом, примыкающий к главному дворцовому корпусу.


[Закрыть]
Екатерининского дворца. В 1765 г. еще пять картин Гроота из Монбижу передали в Академию художеств.


Обновление Верхнего сада началось в 1770-х гг., когда увлечение императрицы стилем «шинуазри»[23]23
  Шинуазри, шинуазери (от фр. chinjiserie, китайщина) – использование мотивов и стилистических приемов средневекового китайского искусства в европейской живописи, декоративно-прикладном искусстве, костюме, в оформлении садово-парковых ансамблей XVIII в.


[Закрыть]
вылилось в идею строительства Китайской деревни[24]24
  О Китайской деревне подробнее речь пойдет ниже.


[Закрыть]
. Одновременно с началом реализации стилизованного «под Китай» масштабного проекта начинается трансформация пространства регулярного Верхнего сада в пейзажный. Поскольку стилистика пейзажного парка пришла в Россию из Англии, то с начала 1770-х гг. Верхний сад в документах периодически стали именовать Английским.

В трансформации Верхнего сада в Английский сад, безусловно, проявились вкусовые предпочтения Екатерины II, последовательно «выкорчевывавшей» следы елизаветинского барокко в своем личном пространстве. Об увлечении Екатерины II стилистикой английских пейзажных парков ярко свидетельствует ее письмо к Вольтеру, написанное летом 1772 г.: «В настоящее время я люблю до сумасшествия английские сады, кривые линии, нежные скаты, пруды наподобие озерков и резко определенные береговые очертания и питаю глубочайшее отвращение к линиям прямым, похожим друг на друга. Я ненавижу фонтаны за ту пытку, которой они подвергают воду, заставляя ее следовать направлению, противному ее естественному течению; статуям отведены места в галереях, в передних и т. д. – одним словом, англомания овладела вполне моею плантоманиею».

В результате в 1770-х гг. Верхний сад начинают постепенно приводить «в естественное состояние». Поначалу проявлялось это в том, что деревья и боскеты перестали подрезать и они постепенно начали утрачивать геометрическую четкость своих очертаний. Свидетельством тому распоряжение императрицы от 16 апреля 1770 г.: «В старом и Новоразведенном садах дерев не подрезовать, кроме средней дороги от дворца к Армитажу, оную только с боков подстригать».

В 1770 г. началось возведение Малого и Большого Капризов. В июне 1770 г. В. И. Неелов сообщал о том, что ему поручено построить «проезд или ворота наподобие грота со сводом и насыпать землею из озерка и канальцев на обе стороны горою, чтоб сделать ход или коммуникацию от гор в Новый сад». В 1771 г. вокруг части Верхнего сада была проложена объездная дорога, шедшая вдоль стены Зверинца[25]25
  Дорогу от Царского Села до Пулковской горы, проходившую от «большой каменной оранжереи подле каменной Звериночной стены», начали строить еще весной 1752 г. 18 октября 1764 г. «повелено устроить новую дорогу через Зверинец и мимо Пулковской горы на старую перспективную в Петербург дорогу».


[Закрыть]
.

Об этой дороге и фрагментах парка упоминает И. Г. Грегори: «Едучи от Санкт-Петербурга, проезжаешь в лесу мимо стены зверинца через две высокие, наподобие естественных развалин из мохового торфа возведенные, главные входа, на одном из коих есть Китайская караульня, и проходишь на большую площадь перед замком. Здесь по правой стороне дороги есть сад, а по левой прекрасная Китайская деревня, состоящая из 15 неравных домов или около, чрез которую идет дорога в зверинец чрез Китайский мост, построенный высокую дугою с маленькою башнею. Здесь поблизости находится также построенный в 1779 году театр»[26]26
  Грегори Иоганн Готлиб Описание российско-императорского города Санкт-Петербурга и достопамятностей оного. М., 2001. С. 537.


[Закрыть]
.

В ходе работ по сооружению Большого и Малого капризов просчитывалась и инженерно-гидротехническая составляющая (инж. И. К. Герард). Так, у Подкапризовый дороги выкопали Продолговатый пруд и уложили подземную трубу под Малым капризом, связавшую в единую гидротехническую систему пруды и каналы Старого (Екатерининского) и Нового садов.

Примечательно, что на рубеже 1760–1770-х гг. в документах территорию Верхнего сада начинают устойчиво именовать Новым садом («Новоразведенным»). Видимо, это было связано не только с переменой первых лиц на Олимпе власти, но и со стилистическими изменениями, связанными с утверждением классицистических подходов в садово-парковой архитектонике.

Екатерина II, прогуливаясь по уже своему Верхнему (Новому) саду, мимоходом инспектировала и оценивала проведенные архитекторами (В. И. Неелов) и садовниками (И. Буш[27]27
  Садовый мастер Иоганн Буш начал работать с арх. В. И. Нееловым с 1771 г.


[Закрыть]
) работы. О таких прогулках мимоходом упоминается в камер-фурьерских журналах за 1771 г.: 10 мая «в 5-м часу пополудни соизволила Ея Величество, в одноколке, для прогуливания, шествовать за Зверинец, по петербургской перспективе»; 15 июня «в обыкновенное время пополудни соизволило Ея Величество со всеми персонами для гуляния следовать в верхний сад и быть на Парнасе…».

Поскольку на 1770-е гг. пришелся пик увлечения Екатерины II парковой «китайщиной», это увлечение оставило отчетливые следы на территории Нового сада. В мае 1776 г. она повелела арх. В. И. Неелову «построить в Царском, в Новом саду через канал и к Капризу каменную Китайскую беседку на арках, на четыре всхода, облицованную малиновым, желтым и голубым глазурированным кирпичом». В эти же годы через Крестовый канал перебросили Китайский, Драконов и др. мосты.

Наряду с новыми парковыми проектами поддерживались и старые. Например, 22 января 1778 г. императрица распорядилась выделить «на починку Зверинской стены две тысячи рублей»[28]28
  РГИА. Ф. 487. Оп. 21. Д. 126. Л. 29. Именные указы императриц Елизаветы Петровны и Екатерины II Конторе вотчинного правления и Конторе строений села Царского. 1748–1792.


[Закрыть]
. Замечу, что хотя из Кабинета и выделили деньги на ремонт «Зверинской стены», но к этому времени Зверинец как площадка для традиционной придворной охоты утратил свое значение, да и сама охота была постепенно перенесена в Гатчину. Фактически к началу 1780-х гг. Зверинец был «приговорен» стать основой будущего пейзажного парка.

И. Г. Грегори писал о Зверинце: «Зверинец лежит напротив замка. Он имеет довольную величину, окружен каменною стеною, украшен приятными дорожками для прогулки в смешанном лесу, великолепными охотничьими павильонами и т. п., в нем однако же весьма мало красных зверей, на охоту коих никогда не ходят»[29]29
  Грегори Иоганн Готлиб. Описание российско-императорского города Санкт-Петербурга и достопамятностей оного. М., 2001. С. 544.


[Закрыть]
.

Говоря об архитектурных решениях императрицы, следует иметь в виду, что Екатерина II широко пользовалась архитектурными альбомами, из которых черпала не только идеи, но и выбирала понравившиеся ей архитектурные силуэты для их последующей «реализации» на просторах Царскосельских парков.

Сформировавшиеся к 1780-м гг. пейзажные парки требовали огромных трудозатрат для поддержания их в «естественном состоянии». Эти пейзажные парки напоминали «простенькую» женскую прическу, со «случайно выбившимися» прядями пейзажных композиций, а любая дама прекрасно знает, сколь трудна в исполнении может быть подобная «простота». Поэтому совершенно не случайно 1 июня 1782 г. Екатерина II принимает решение «Отпускать ежегодно из Кабинета в Контору Строения Села Царского по 800 руб. на содержание подмастерьев, выписанных из Англии для здешнего сада»[30]30
  РГИА. Ф. 468. Оп. 43. Д. 104. Л. 9. Копии указов императрицы Екатерины II Кабинету о назначении и выдаче денежных сумм. 1765–1796.


[Закрыть]
. В своих именных указах Екатерина II входила даже в незначительные детали устройства своих любимых парков, предписывая «английскому[31]31
  В литературе указывается, что садовый мастер Иоганн Буш (1725–?) родился и вырос в Германии. После трехлетнего обучения на садовода при ганноверском великокняжеском дворе, его в 1743–1744 гг. направили сначала в Голландию, а затем в Англию, откуда он и приехал в Россию. Именно этим объясняется то, что Екатерина II именует Иоганна Буша «англичанином», а в документах имя садовника Иоганн превращается в «Джона». В 1775 г. Иоганн Буш занимает должность садового мастера. Садовый мастер И. Буш работал в России до 1789 г. Свою должность перед отъездом он передал своему сыну Джозефу Бушу.


[Закрыть]
садоводу Бушу иметь попечение об траве около берегов пруда» (1778)[32]32
  РГИА. Ф. 487. Оп. 21. Д. 126. Л. 37. Именные указы императриц Елизаветы Петровны и Екатерины II Конторе вотчинного правления и Конторе строений села Царского. 1748–1792.


[Закрыть]
.

Новый сад получил мощный импульс развития в ходе (1792–1796 гг.) строительства Нового (с 1856 г. Александровского) дворца. Тогда границы Нового сада определялись следующим образом: на западе – Крестовый канал; на севере – каменная стена Зверинца; на юге – Петербургская дорога с каналом вдоль нее, питаемым водой из Кухонного пруда; на востоке – ров, вал и канал дворцовой слободы, за которыми простирались поля «кузьминских крестьян». Основой планировки регулярного Нового сада продолжал оставаться крест – пересечение Липовой аллеи, начинавшейся у Большого Китайского моста, и широкой аллеи, начинавшейся от Полуциркульного зала Александровского дворца.

Когда на месте бывших яблочных куртин начали строить Новый (Александровский) дворец, мода на регулярные парки ушла в прошлое, поэтому бо?льшая часть парка оформлялась в стилистике пейзажных парков. В этом парке уже имелись искусственные пруды с причудливой береговой линией и маленькими островками, живописные лужайки и насыпные холмы. Руководил этими работами садовый мастер Джозеф Буш-младший.


Если говорить о прудах, то важной частью формирующегося пейзажного парка стали три пруда неправильной формы, получившие названия Кухонного, Детского и Фасадного, буквально окружавшие Александровский дворец. На этих прудах, учитывая юный возраст великого князя Александра Павловича и его супруги Елизаветы Алексеевны, устроили забавы. Так, в русле «протекающей в Кузьмино воды», летом 1796 г. возвели два малых и один большой каскад с плотинами. Плотины обеспечивали необходимый уровень воды для купальни великого князя Александра Павловича. Строительством каскадов и бассейна занимался инженер-майор Александр фон Толь. Согласно указу Екатерины II от 7 июня 1796 г., руководство строительством бассейна «из дикого тесанного камня»[33]33
  РГИА. Ф. 487. Оп. 18. Д. 101. Л. 1. О постройке плотины и купальни в Новом Царскосельском саду. 1798.


[Закрыть]
возлагалось на генерал-поручика П. И. Турчанинова. Деньги на строительство в сумме 16 556 руб. выделили из Кабинета. В результате при большом каскаде построили «купальный бассейн» длиной 30 саж. и шириной 13 саж. (примерно 6,5 м на 3 м), с дном, выложенным тесаной путиловской плитой. Реализацию проекта завершили в октябре 1796 г.[34]34
  РГИА. Ф. 468. Оп. 37. Д. 340. Л. 4. О построении по высочайшему повелению в Новом Царскосельском саду государя цесаревича и великого князя Александра Павловича большой плотины и купальни.1796.


[Закрыть]



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное