Игорь Соловьев.

Перекрестки судьбы. Тропами прошлого



скачать книгу бесплатно

– Минут пятнадцать прошло, не больше.

– И вышел он пустой? Ничего в руках не было?

– Нет, точно не было. Он, из подъезда когда вышел, на ходу прикуривал и сигарету ладонями от ветра закрывал. Так что в руках у него ничего не было, кроме зажигалки.

– Что получается? – Птица откинулся на сиденье. – В семь часов вечера мы с ним беседуем. Через десять минут прощаемся, и он где-то двадцать минут идет к той пятиэтажке. Поднимается со свертком, а через пятнадцать минут выходит уже пустой. А еще через сорок минут меня нашел Глина и сказал, что мое предложение приняли. Вот что я тебе скажу, дорогой мой соратник Шмидт. Хакеры, или тот, кто ими рулит, именно там, в хате этой, за железной дверью сидят!

Глава 5

Подошли к подъезду пятиэтажки вдоль стены, стараясь не светиться под окнами.

– Допустим, мы в квартиру войдем, а что дальше? Они же нас в стволы встретят?

Чем ближе они подходили к цели, тем больше Шмидт нервничал.

– А ты свой карамультук под рукой держи. Сначала отберем у них оружие, а потом говорить будем. Тут надо очень быстро сработать, иначе могут дурное подумать и глупостей наделать.

– Я бы тоже наделал. Шутка ли, вламываются мне в хату два таких чувака, стволами тычут, про старые заказы спрашивают. – Шмидт поудобнее перехватил спрятанный под курткой старенький помповый дробовик с обрезанными, для компактности, стволом и прикладом. Он возил обрез в багажнике машины «на всякий случай». В перечень таких случаев входило: вышибание дверных замков, отпугивание всякой жуткой дичи, которая в изобилии развелась в новой Зоне отчуждения, да еще, пожалуй, салютная стрельба в воздух. В «Морозках» некоторые календарные праздники или значимые личные события отмечались не только алкоголем, но и сдабривались грохотом оружейных стволов. Хмель и молодецкая удаль всегда шли рука об руку.

Птица взял с собой ППС-43, но не для огневой мощи, а, скорее, для демонстрации силы и серьезности намерений. Сокольских вообще не собирался стрелять, ну разве только для самообороны. Шмидта он на эту тему уже заинструктировал до слез:

– Только не пальни! Дерьма потом не разгребем! Был бы способ иначе это провернуть, я бы сделал. Но мы для них кто? «Старатели в пальто», которые лезут не в свое дело. За такие вопросы: зачем приходил, чего он хотел, – незнакомого человека могут запросто на ноль разделить.

Шмидт неопределенно пожал плечами. Было видно, что он уже вообще начал жалеть о том, что подписался на такое мутное мероприятие. Но говорить ничего не стал.

– Окна у них куда выходят? – задумчиво спросил Птица.

– Пес его знает, я же расположения квартиры не видел. – Шмидт открыл дверь подъезда, и они зашли. В нос сразу ударили отвратительные запахи застарелой мочи и помойки.

– Жилой дом, это чувствуется, – поморщился Сокольских, и приятели не спеша двинулись вверх по бетонным ступенькам.

Как попасть в квартиру через железную дверь, парни до сих пор не решили.

– Может, соседей снизу изобразим? Ну, типа, вы нас заливаете! И в дверь долбить начнем, чтоб на нервы действовало, а?

– Какой «заливаете», ты о чем вообще? – Птица перешел на шепот. – По всей Зоне трубы сгнили давно, центрального водоснабжения два десятка лет нет.

Из тазиков, типа, наплескали?

– Ну, сам предложи тогда что-нибудь! – обиделся Шмидт. – Тут твой интерес, в конце концов.

– Не знаю… может, пьяную драку сымитируем? Потом ты как добропорядочный жилец заорешь: «Хулиганы! Я сейчас сюда патруль вызову», – и все такое? Им тут военные явно ни к чему. Может, кто-то из них выйдет, чтобы нас с лестницы спустить.

– Я бы не вышел, – скептически отнесся к такой идее водитель Нивы.

Но придумывать ничего не пришлось. Поднявшись на четвертый этаж, они без труда опознали нужную им дверь. Такая, металлическая, тут была всего одна. И она была чуть-чуть, на два пальца, приоткрыта.

В проходной комнате небольшой типовой квартиры на продавленном диване сидел… труп. Полный мужчина, лет пятидесяти. На животе покойника лежал раскрытый ноутбук. Видимо, перед смертью, бедолага попытался им закрыться, и пуля, пробив крышку-экран, попала в живот мужика. Еще одна вошла прямо в лоб. Значит, добивали.

Комната была заставлена системными блоками, и в некоторых, словно трудолюбивые пчелы, гудели и вращались кулеры. На столе – два монитора, в режиме ожидания. На подоконнике – стопки бумаг, файлов, твердых папок. Тут же кучей свалены были жесткие диски, целая гора, штук сто, наверное. Приветливо моргал светодиодом какой-то здоровенный аппарат – смесь сканера, принтера и еще чего-то. Рядом стояла машинка для ламинирования. И кругом было много коробок, от пола до потолка.

– Тут еще один! На газовой горелке еду готовил, в затылок привалили, – крикнул из кухни Шмидт.

Скверная картина вырисовывалась. Не прошло и часа после того, как эти парни дали добро на сделку с Птицей, и их уже расщелкали. Конкуренты? Недовольные клиенты? Сергей пытался понять, кому могла понадобиться эта «мокруха»? «А может, это сделал тот самый посредника? Но ему-то зачем?» – недоумевал Сокольских.

Движение Сергей уловил самым краешком глаза. Что-то промелькнуло в маленькой комнате, в которую можно было попасть только через эту, проходную, где и стоял в этот момент Птица.

Сергей совершил две ошибки: во-первых, не проверил тщательно все помещения, удовлетворившись беглым осмотром; во-вторых, положил свой автомат на стол, взяв в руки какие-то документы, которые привлекли его внимание обилием печатей.

Что-то там в глубине второго помещения, совершенно неожиданно материализовалось, колыхнулся ручеек веревочной занавески, которая отделяла одну комнату от другой, и Птица, запоздало качнулся, прикрываясь системными блоками.

Бдах-бдах! Цилиндрический глушитель, не погасивший даже вполовину звук выстрела, выплюнул две пули, легко пробившие столь нелепую преграду. Чуть бы ниже – и все, тушите свет.

Киллер быстрым шагом двинулся через комнату и выстрелил еще раз. Бдах!

Птица машинально пригнулся. Пуля в очередной раз пробила легкий компьютерный корпус. Свистнула над самой головой и, пройдя впритирку с кожей, выдрала клок волос. Звякнуло разбитое оконное стекло. Стрелявший даже не остановился, оказавшись на одной линии с Сокольских. Убийца на ходу потянул спусковой крючок. Птица инстинктивно моргнул и услышал тихий щелчок.

Армейский пистолет ТТ и его патрон конструктивно не предназначены для использования глушителя. Установка подобного устройства – это всегда чистая кустарщина.

Киллер еще раз машинально нажал на крючок, но пистолет снова не выстрелил. В этот же момент из кухни в коридор выскочил Шмидт. Увидев прямо перед собой неизвестного стрелка, Володя на секунду оторопел, растерялся, и противник немедленно этим воспользовался. Он сильно ударил водителя ногой в живот и выскочил на лестничную клетку. Послышался приглушенный, быстро удаляющийся топот ботинок по лестнице.

С Птицы наконец спало оцепенение. Он метнулся к своему автомату, лежащему на столе, чертыхнулся, споткнувшись о какие-то провода и, перехватив ППС-43, подскочил к Шмидту:

– Цел?

– Да, давай за ним! – прохрипел тот.

Они выбежали из подъезда с оружием наперевес, и от них сразу шарахнулись в сторону два чуть подвыпивших мужика, несущих огромную канистру с брагой.

– Епт, а вот и еще двое наскипидаренных… – негромко сказал один из них.

– Куда он побежал? – крикнул Птица, сообразивший, что эти двое только что видели стрелка.

– Да вон туда почесал, через забор и дальше садом, – показал направление второй.

– Ты слева, я справа. – Сергей махнул Шмидту и бросился в погоню.

За три минуты они оббежали всю окраину Вильчи и выскочили за ее пределы. Стрелок бежал очень резво, догнать его Птица не мог, но старался хотя бы не потерять из виду.

«За Вильчей находится пустырь, растянувшийся метров на триста до смешанного лесочка. Не отстать бы, а уж в голом поле я его просто из автомата к земле прижму».

Шмидт, поначалу взяв очень хороший темп, быстро сдулся и теперь сильно отстал. Сокольских тоже начал замедляться, сильно закололо в боку.

Убийца, периодически мелькавший в просвете заборов и кустов, вырвался далеко вперед.

Вдруг он резко дернул в сторону. Птица перешел на шаг, стараясь отдышаться.

«Куда это он делся? За остановку, что ли, спрятался?»

Отдельно стоявшие деревья не давали надежного укрытия, кругом были только кустарники, да еще старая, разваливающаяся бетонная остановка. Мозаика из ее стен наполовину выпала, раскрошилась, крыша частично провалилась внутрь. Ржавая арматура растопыренной пятерней печально смотрела в землю.

Что-то тяжело и механически рыкнуло там, за остановкой. Потом еще раз. Сергей насторожился.

Из-за разбитой временем постройки на дорогу, натуженно завывая мотором, выкарабкался грузовой «Зил-130». Знакомый многим с детства облик: голубая кабина, белая морда решетки-радиатора, круглые фары. Грузовик был с кунгом, обшитым металлическими листами. Птица увидел, как к машине от кустарника метнулся давешний стрелок, взлетел с ходу на подножку и нырнул в кабину к водителю.

Когда мощные, широкие колеса грузовика наконец коснулись асфальта, движок «Зила» победно заревел. Машина, прикрытая от Сергея кунгом кузова, набирая скорость, величаво покатила от Вильчи.

– Может, догоним? – Шмидт, несмотря на то что еле ворочал языком после такого марафона, еще находился в азартном возбуждении.


– Нет, пожалуй, не догоним теперь. Свернут куда-нибудь с дороги, на проселок, а мы мимо них проскочим. Да ты все равно больше 60 километров в час на своем вездеходе не разгоняешься, да и те-то на прямых, проверенных участках.

– Я дурной, что ли, больше выжимать? Если на Ниве куда-нибудь даже на такой скорости влепимся, это ж верная смерть…

Когда вернулись к автомобилю, решили напоследок еще раз осмотреть жилье хакеров. Там могли остаться следы чего-нибудь, что подсказало бы, с какой целью посещал это место Ацтек. Призрачная надежда – и все же шанс.

Но когда они медленно проезжали по улице, увидели стоящий возле пятиэтажки армейский «Камаз» и бронетранспортер с солдатами. Из подъезда армейцы выносили носилки, накрытые простынями. Еще на глаза попался крепкий мужчина, который опрашивал свидетелей, занося их показания в широкий перекидной блокнот.

Сталкеры мрачно переглянулись. Шмидт раздраженно дернул рычаг, переключил скорость и развернул машину.

Сводка наружного наблюдения от…

Начато 8.00 – окончено 22.00

В 20.12 в подъезд наблюдаемого дома зашел неизвестный (описание прилагается), фигуранту присвоено обозначение «G».

В 20.29 в подъезд наблюдаемого дома вошли двое неизвестных (описание прилагается), побывавший здесь ранее фигурант «F» и новый фигурант «Н».

В 20.41 из подъезда наблюдаемого дома выбежал фигурант «G». В его руках был замечен предмет, визуально схожий с оружием «пистолет модели ТТ образца 33-го года». На предмете располагалось устройство, идентифицируемое группой наблюдения как «прибор бесшумно беспламенной стрельбы».

В 20.42 из подъезда наблюдаемого дома выбежали фигуранты «F» и «Н». У них в руках были предметы, визуально схожие с оружием следующих моделей: ППС-43 и гладкоствольное помповое ружье не установленного производителя.

Приняв одного из сотрудников группы наблюдения за случайного прохожего, фигурант «Н» обратился к нему с просьбой указать направление, в котором побежал фигурант «G».

Не раскрывая себя, сотрудник указал это направление, т. к. каких-либо инструкций, противоречащих этому, не имел и действовал согласно обстановке.

После этого фигуранты «F» и «Н» предприняли преследование фигуранта «G», скрывшись из поля зрения группы наружного наблюдения. Группа продолжила наблюдение за домом.

В 20.43 группой наблюдения было доложено о произошедшем оперативному дежурному.

В «Морозки» вернулись затемно. Невезение в Вильче компенсировалось тем, что добрались домой без происшествий. Никто на них не напал, машина не сломалась, аномалий на пути не оказалось.

Ковыряя вилкой плов с тушенкой, заказанный на ужин в местной кафешке, Сергей обратился к Шмидту:

– Слушай, а у тебя есть еще какие-нибудь знакомые хакеры? Помнишь, ты год назад рассказывал, что твой земляк делал через них какие-то документы на базе?

Володя поперхнулся и спешно запил еду холодным чаем. Поставил на стол керамическую кружку с отбитым краешком и удивленно посмотрел на напарника.

– Птица, ты чего несешь-то вообще? Мало тебе сегодняшней мути?

– А что я такого спросил? – удивился Сокольских.

– Чего спросил? Анекдот про деда и внука с собаками знаешь?

– Это который?

Шмидт хмыкнул, прикурил сигарету от спички:

– Ну, типа, приезжает внук из города к деду в деревню. После того как дед показал все хозяйство, внучок заскучал. Дед говорит: «Почему бы тебе не взять собак и pyжьишко и не сходить в лес пострелять?» Внук обрадовался и пошел. Через час веpнyлся, очень возбужденный, и говорит: «Дед, а y тебя еще собаки есть?» Намек понятен?

– Шмидт, ты не перегибай. Ты думаешь, что из-за меня твоих хакеров тоже постреляют, как тех, в Вильче?

– А я не знаю! – развел руками Шмидт. – Мне людей подставлять из-за твоих дел не хочется.

– Да брось! Мы-то тут при чем вообще? Ты думаешь, это из-за нас их положили? Мы просто оказались не в том месте и не в то время. А теперь я просто хочу узнать, где в последние полгода ошивался Ацтек, наверняка это можно отследить по его персональной электронной метке. Сдавал же он артефакты на продажу, пользовался анализатором аномалий. Все это должно быть отражено в базе. Только и всего.

– Нуууу не знаю даже… – Шмидт явно сомневался.

– Давай просто спросим у твоих знакомых, если возьмутся помочь, я заплачу. Светить эти данные нигде не буду, обещаю. Ты меня знаешь.

– Ладно, хрен с тобой. Послезавтра поедем, попробую поговорить. Если по какой-то причине встретиться не захотят, пеняй на себя, упрашивать я там никого не буду.

– Заметано! – Сергей устало потянулся и, попрощавшись с товарищем, отправился спать.

Через день, как и договорились, они отправились на встречу со знакомыми Шмидта. Ехать предстояло в лагерь «Вербилки». Почему-то некоторые сталкерские стоянки и лагеря носили названия подмосковных железнодорожных станций, расположенных по Савеловскому направлению пригородных электричек.

«Вербилки» были особым и довольно любопытным местом. Находился лагерь обособленно от прочих путей сообщения, на самой границе болот. Стихийно выросшее поселение, на остовах какой-то безымянной деревни. «Вербилки» являлись «игровой» зоной, где в изобилии можно было найти бордели, кустарные казино, игровые дома. Народ там обитал соответствующий: проститутки, уголовный элемент и, конечно, азартные старатели, приходящие туда получить все те удовольствия, за которыми в благополучной Америке едут в Лас-Вегас. Если разжившемуся деньгами сталкеру хотелось острых ощущений и плотских удовольствий, то лучшего места, чтобы «подергать удачу за хвост», было не найти. Военные с некоторых пор там почти не появлялись, ну разве что неофициально, им ведь тоже не чужды были человеческие слабости. Но вообще, в ОВК это не приветствовалось, поэтому такие походы никто из служивых не афишировал.

До «Вербилок» добрались за полтора часа. Оставили машину на импровизированной стоянке, где уже находилось несколько гражданских автомобилей, и дальше пошли пешком. Для удобства «гостей» через хлюпающую топь были накиданы добротные деревянные доски и настилы. Через полкилометра такой тропы Сокольских и Шмидт увидели столб с прибитым щитом: «Ночлег. Еда. Оружие». И чуть ниже: «Вольный анклав Вербилки». А дальше показалось само поселение, которое представляло из себя нагромождение деревянных домов, строительных бытовок, каких-то дощатых конструкций и бараков. Над всем этим тут и там торчали неоновые вывески рекламы: «BAR», «Casino», «Игра и фортуна», «Сауна» и прочие. Над домами торчала вышка с ветряным генератором. Приятели заметили и антенны спутниковых тарелок. Непонятно только было, как и что они тут ловили.

Шмидт уверенно повел Сергея по петляющим улочкам, сформированным стихийно возведенными постройками. Встретив по пути несколько поддатых старателей, напарники вошли в двухэтажное питейное заведение с оригинальным названием «Северная звезда». Обитая дешевым дерматином дверь под действием тугой пружины захлопнулась за ними, и приятели прошли в помещение.

Барная стойка, два зала: один общий, со множеством пластиковых столов, и второй с претензией на «вип», с четырьмя деревянными столами и скамейками. В помещении царил полумрак, оконца были маленькие, пыльные, почти не пропускавшие дневной свет. Для экономии электричества повсюду горели керосиновые лампы. В качестве средств пожарной безопасности в углу кучей были свалены облупленные красные огнетушители, и стоял большой ящик с песком.

В общем зале сидели трое обычных старателей, а в «вип»-уголке разместилась компания товарищей с явно криминальным прошлым. Лиц их Сергей разглядеть не мог, так как сидящие к нему спинами, закрывали остальных. Но по общей манере их негромкого разговора и интуиции в целом легко определялось, что это были именно «деловые», «братва», «черная масть».

Сергей взял себе стакан минералки, расположившись за барной стойкой, пока Шмидт о чем-то тихо расспрашивал знакомого ему бармена. Пока Сокольских неторопливо тянул воду из стакана, хлопнула входная дверь, и в бар зашел новый посетитель.

– Птица!! Ты, что ли? Какими судьбами тут? – Вошедший, едва отряхнув о порог грязь с обуви, радостно двинулся к сталкеру.

Сокольских сразу узнал его. Это был совсем молодой парень по имени Айдар Гарипов, известный как Ткач. В Зону отчуждения он попал, кажется, лет в 17, но, несмотря на возраст, оказался талантливым и везучим, постепенно став своим в доску среди сталкерской братии. Была пара эпизодов, в которых Сергею вместе с Ткачем и еще несколькими сталкерами когда-то довелось хлебнуть общих приключений.

– Привет, Айдар! – Сергей пожал руку молодому старателю. – Так, дела кое-какие сюда привели. А ты теперь тут обретаешься?

– Да, уже несколько месяцев. Был у нас один удачный заход, нашли богатое на артефакты место. Я, Спица и Туман. Да ты их помнишь, наверное. Ну вот, на вырученные деньги приобрели интересную машину, «вездеход-болотоход». Вещь немыслимая в здешних условиях! Пройдет, где хочешь, ну разве что не через аномалию. В общем, думали, что все, теперь будем как такси монеты зарабатывать. А что, на такой машине в самые дебри пролезть можно, ей хоть бы хны, проплывет, пролезет, и хрен ее прокусишь! Самое то для дальних экспедиций.

– Чувствую, сейчас последует какое-то «но»… – вставил Сергей.

– Именно. Но прожорливая… Целыми бочками соляру кушает. Да мы бы по деньгам отбили. Тут другое. Машина хоть и с консервации, внутри много чего менять надо. Большую часть сделали, но тут у нас деньги закончились. Так что ни туда, ни сюда. А тут еще Спица ногу сломал, а вдвоем с другим напарником мы в Зону пешком ходить опасаемся. Приходится всякой мелочью заниматься, чтобы хоть немного денег заработать. Вот подрядились сейчас воду и продукты с колонной сюда возить. Не опасно в целом и заработок, пусть небольшой, но капает.

– Ну, понял тебя. Двигаешься к успеху.

Птица широко улыбнулся, но внутри у него росло напряжение. И не Ткач был тому причиной. Когда Айдар громко назвал его Птицей, Сергей уловил, как замолчали и многозначительно переглянулись братки в своем «ВИП»-зале. Его имя явно им было знакомо, хотя Сокольских с ними раньше не пересекался. Ничего хорошего это не сулило.

Словно подтверждая его мысли, один из сидевших за столиком, высокий, бритый наголо парень, встал и подошел к барной стойке.

– Уважаемый, – обратился он к Сергею. – Я душевно извиняюсь, что отрываю вас от беседы, но вы действительно тот самый Птица?

– А к чему вопрос?

– У людей, – бритый показал рукой на свою компанию, – есть разговор к Птице из «Морозок». Это вы?

– Да, я из «Морозок». Что за разговор? – Сергей уже всерьез напрягся, жалея, что, вылезая из машины, убрал ТТ назад, за пояс.

Бритый миролюбиво показал широкие ладони:

– Всего пара вопросов. Может быть, присядем за наш стол? Здесь место спокойное, нас все знают, исключительно мирная беседа. Так как, можете уделить нам немного своего времени?

С этими словами браток вопросительно посмотрел на Птицу, Айдара и Шмидта.

Айдар пожал плечами и, в свою очередь, взглянул на Сергея, ожидая его решения. Шмидт сделал вид, что его это как бы и вовсе не касалось, продолжая тихо что-то обсуждать с барменом.

Птица подумал и сказал:

– Обсудим, коли так. Отчего бы не поговорить, раз у людей вопросы.

Он кивнул Ткачу: мол, еще свидимся, – и пошел вслед за бритым к столу с «ВИП-персонами».


Незнакомая компания подвинулась, освобождая ему место, и Сокольских присел на деревянную скамью, с краю, спиной к общему залу и барной стойке.

Соседей справа Сергей не успел как следует разглядеть, а вот сидящие напротив с интересом разглядывали его самого.

Верховодил тут пожилой сухощавый человек с пегими редкими волосами и выцветшими татуировками на пальцах. Он курил сигарету, сильно затягиваясь, так, что табак в ней трещал и вспыхивал яркими оранжевыми точками.

– Я – Витя Серебряный, в авторитете. Это близкие мои: Конь, Ялта, Зуб, Саша-сибиряк и Клин.

Названные им братки даже не шевельнулись. Они просто молча изучали Сергея, глядя на него как-то по-особому, словно на муху: вот села на стол, крылья сложила, можно прихлопнуть, а можно пока понаблюдать.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6