Игорь Родинков.

Идет война народная, священная война



скачать книгу бесплатно

1 июля началось наступление немецко-румынских войск с территории Румынии, вместе с немцами советскую границу перешли 18 румынских дивизий (2 армии). Войска Одесского военного округа образовали Южный фронт, в который вошли 18-я, 9-я и отдельная Приморская армии. Вскоре 18-я и 9-я армии с боями отступили за линию реки Днепр, потеряв при этом 172 тыс. человек, но город Одесса продолжал сопротивление. 19 августа был образован Одесский Оборонительный рубеж, в состав которого вошли Отдельная Приморская армия и Одесская военно-морская база. Началась многодневная героическая оборона Одессы. В тяжелых условиях защитники Одессы мужественно отражали непрерывные атаки немецких и румынских дивизий. В конце сентября Ставка приняла решение об оставлении Одессы в связи с ухудшением положения советских войск в Крыму и необходимостью усиления обороны Севастополя. Утром 16 октября последний транспорт с войсками покинул Одесский порт. Благодаря хорошо организованной обороне Одессы противник потерял под городом свыше 160 тыс. человек, около 200 самолетов и до 100 танков. Безвозвратные потери советских войск составили около 17 тыс. человек.

Итогом летне-осенних боев на советско-германском фронте для немецкого командования стал разгром большого количества советских войск и захват огромных территорий Советского Союза – всей Прибалтики, Молдавии, Белоруссии, почти всей Украины, западных областей Российской Федерации. Враг стоял у стен Ленинграда и Москвы. Однако противник не смог достигнуть своих военных целей в намеченные сроки ни на одном из стратегических направлений советско-германского фронта. Все это говорило о срыве плана «молниеносной войны» против СССР. «Стало совершенно очевидным, что способ ведения боевых действий и боевой дух противника, равно как и географические условия данной страны, были совсем непохожими на те, с которыми немцы встретились в предыдущих «молниеносных войнах», приведших к успехам, изумивших весь мир», – писал начальник Генерального штаба сухопутных войск Германии генерал Ф. Гальдер.

До 30 сентября 1941 года только сухопутная армия вермахта потеряла на советско-германском фронте свыше 552 тысяч убитыми, раненными и пропавшими без вести или около 17% от первоначальной ее численности (для сравнения на других фронтах за этот период Германия потеряла всего 9 тыс. человек). В воздушных боях было сбито 1600 и повреждено более 1000 фашистских самолетов. В связи с этими потерями уже перед битвой за Москву фашистское командование ввело в состав действующих войск все свои стратегические резервы (24 дивизии), которые почти все были переданы группе армий «Центр». Всего вооруженные силы Германии и её союзников потеряли к концу сентября 1941 года около 750 тыс. человек общих потерь.

Красная армия, хотя и понесла огромные потери, сохранила боеспособность и дух сопротивления врагу. Наши безвозвратные потери к концу сентября 1941 г. составили более 2 млн. человек, из них большая часть это попавшие в плен и без вести пропавшие. Кроме того, не менее 1 млн.

человек составили санитарные потери. Потери советской авиации составили 8 тыс. самолетов.

Для того, чтобы усилить отпор врагу, Верховное командование часто прибегало к карательным мерам. Так в приказе Ставки ВГК за №270 от 16 августа 1941 года в частности говорилось о том, что необходимо расстреливать на месте всех дезертиров и паникеров, невзирая на звания и должности, а «семьи сдавшихся в плен красноармейцев лишать государственного пособия и помощи». В это же время началась практика применения позади обороняющихся войск заградительных отрядов, в задачу которым вменялось выявление и расстрел дезертиров.

Земное и небесное в Великой Отечественной войне

Но далеко не карательные меры усиливали сопротивляемость врагу. С самого начала народы Советского Союза восприняли войну, как Отечественную, как войну за свою Родину, за свой дом, за право своего существования. Но за общим патриотическим подъемом в стране тогда мало кто знал и понимал, что эта война несла еще на себе печать духовного противостояния сил добра со злом.

Третий Рейх представлял собою антихристианскую, мистическую силу, которая особенно проявлялась через его вождей. Так, в доверительных беседах в Австрийских Альпах Гитлер говорил некому фон Рауншенгу, что из земли, из Валгаллы (по древнегерманским верованиям дворец, где живет верховный бог германцев Вотан), а попросту из ада, он получает высшую силу, которая позволяет ему управлять миром.

Идеологию Третьего Рейха наиболее полно изложил Геринг, когда он писал с полной откровенностью такие слова: «Когда нам говорят, что мы упразднили веру, мы спрашиваем, когда в Германии была более глубокая, более страстная вера, чем сейчас, когда была более сильная вера, чем вера в нашего вождя. Храмы не помогут народу переставшему верить в себя, веря в мой народ и его будущее, я верю во всемогущего. Каждое учение имеет свою эмблему, мы заменили крест портретом Фюрера, наши образы святых – знаменами со свастикой. Евангелие заменено нашей библией – книгой «Майн Кампф». Как раньше считали годы от Рождества Христа, так отныне будут считать годы от рождения Третьего Рейха. Неверно говорить, что национал-социализм хочет основать новую религию, он уже есть новая религия».

Итак, в Германии вместо Бога признавался Космос, вместо сил Любви – сила Земли, подземная сила ненависти. Лику Христа был противопоставлен облик Антихриста или истинного арийца, свирепого, незнающего жалости.

Гитлер знал, что главным препятствием на пути его замыслов станет Россия, которая исторически была защитницей христианских ценностей.

Но каково было положение Русской Православной Церкви накануне войны? Вот уже как третий десяток лет православие подвергалось жесточайшим гонениям. Уже в 1919 году мощи игумена земли Русской преподобного Сергия были большевиками изъяты и осквернены, такая же страшная участь постигла других святых. Десятки миллионов православных были истреблены в огне гражданской войны, красного террора, от голода и репрессий. Вместе с гонением на Церковь беспощадному уничтожению подвергалось все русское. За одно слово – патриотизм в начале тридцатых годов посылали на смерть. Если в России 1917 года действовало 57 духовных семинарий, около 1025 монастырей, более 57000 храмов, то к концу 30-х годов на территории России не было ни одной духовной семинарии, ни одного действующего монастыря и действовало чуть более 500 открытых храмов. Почти все духовенство к этому времени было предано мученической смерти или оказалось в заключении.

По плану большевиков третья пятилетка должна стать «безбожной пятилеткой» и к 1943 году в СССР с Церковью должно было быть покончено.

Многим тогда казалось, что Россия погибла навсегда. Но не было в мире другой силы, которая могла бы сломить хребет фашизму. «Бог поругаем, не бывает», именно Великая Отечественная война прервала эти зловещие планы, война, по словам митрополита Сергия (Страгородского), стала «очистительной грозой» для нашего Отечества.

Но прежде чем пришла победа, было много горя, много крови, много поражений во искупление грехов русского народа.

Вот что писал по этому поводу архиепископ Лука (профессор медицины Войно-Ясенецкий): «О мать моя, поруганная презираемая мать святая Церковь Христова! Ты сияла светом правды и любви, а ныне, что с тобою. Тысячи и тысячи храмов твоих по всему лицу земли Русской разрушены и уничтожены, а другие осквернены: превращены в овощехранилища, заселены неверующими, только немногие сохранились. О мать моя святая Церковь, кто повинен в твоем поругании, только ли строители новой жизни, церкви земного царства, социальной справедливости и изобилия плодов земных. Нет должны мы сказать с горькими слезами, не одни они, а сам народ. Какими слезами оплатит народ наш дорогу, забытую в храм Божий?»

Многие подвижники и святители молились за Россию, когда началась война. Так, митрополит Гор Ливанских Илия затворился у себя в кельи и три дня не ел, не пил, не спал, а лишь молился образу Богородицы. На третий день в огненном видении ему явилась Богородица и дала Божие определение для России:

1. Открыть по всей стране храмы, монастыри, духовные семинарии и академии. Священников возвратить с фронта, отпустить из тюрем, они должны начать служить.

2. Отслужить молебен и совершить крестные ходы с Казанской Иконой вокруг Ленинграда, Москвы, Сталинграда. Эти города не сдавать.

3. Казанская Икона должна идти до границы, и когда окончится воина, митрополит Илия должен приехать в Россию и рассказать, как была спасена Россия.

Это определение, через иерархов Русской Православной Церкви, дошло до Сталина, и он отнесся к нему совершенно серьезно и обещал все исполнить.

Битва за Москву

Москва готовится к обороне

Несмотря на отвлечение в августе, сентябре 1941 г.своих усилий на фланги для немецко-фашистского командования московское направление оставалось главной осью, центром концентрации всех усилий на Восточном фронте. Гитлер всегда держал в «уме» Москву как главнейшую цель войны. Захват Москвы означал для него победоносное завершение войны.

Остановив сухопутное наступление на Москву, Гитлер приказал усилить бомбардировки города. Первый налет немецкой авиации на Москву был совершен 22 июля 1941 г, в нем принимало участие 250 бомбардировщиков. С этого момента началась битва за небо Москвы, которая продолжалась 8 месяцев, в течение которых немцы совершили более 140 налетов на столицу. Небо Москвы оборонял Московский корпус ПВО, который имел 600 истребителей и более 1000 зениток и пулеметов, и силы местной самообороны (250 истребительных батальонов). В этой битве советские летчики и зенитчики сбили 1,5 тысячи самолетов противника, а бойцы истребительных батальонов и батальонов ПВО погасили 40 тыс. зажигательных бомб. Москва была хорошо замаскирована и защищена с воздуха и не понесла больших разрушений и жертв.

За 2 месяца передышки силами москвичей был подготовлен Можайский оборонительный рубеж, который стал главным рубежом обороны Москвы. Кроме того, Москва направила на фронт 12 дивизий народного ополчения. Некоторые из них приняли боевое крещение в Смоленском сражении.

После падения Киева в немецком генеральном штабе был разработан военный план по захвату Москвы под кодовым названием «Тайфун», и уже с 16 сентября началась подготовка по его реализации.

Во-первых, существенно была усилена группа армий «Центр». После боев в Белоруссии и в Смоленском сражении в некоторых пехотных ротах численность личного состава достигала всего 60 – 70 человек (т.е. половину личного состава). С этой целью в состав войск группы армий «Центр» были переданы два армейских корпуса и 2-я армия из резерва Восточного фронта, а также 4-я танковая группа из состава войск группы армий «Север».

Таким образом, число дивизий было увеличено с 50 до 77, из них 14 танковых и 8 моторизованных, что составляло 38% пехотных и 64% танковых и моторизованных соединений, действующих на всем советско-германском фронте. Непосредственно для участия в боях было привлечено 1 млн. солдат и офицеров сухопутных войск, а всего в составе группы армий «Центр» было 1 млн. 800 тыс. солдат и офицеров, 14 тыс. орудий, 1700 танков и 1390 самолетов.

Согласно операции «Тайфун» планировалось наступлением пехотных дивизий уничтожить советские войска в районе Вязьмы и Брянска, а танковыми клиньями с северного и южного флангов окружить Москву, чтобы «ни один русский солдат, ни один житель не смог ее покинуть». Гитлер распорядился произвести специальные приготовления, чтобы с помощью огромных сооружений Москва и ее окрестности были затоплены водой.

Войскам противника противостояли армии Западного фронта (22, 29, 30, 19, 16, 20, 24 и 43 армии), командующий генерал-полковник Конев, Резервного (31, 49, 32, 33 армии), командующий маршал Буденный и Брянского (50, 3, 13 армии), командующий генерал-полковник Еременко. Не смотря на такое обилие армий (15 советских армий против 6 немецких армий) в их рядах было всего 800 тысяч бойцов. Все немецкие полки, дивизии и армии были по личному составу в 2 раза, а то и в 2,5 раза больше наших аналогичных соединений. Часто немецкий полк был равен нашей дивизии. Кроме того, по танкам и артиллерии немецкое превосходство было более чем двукратное. Всего в сухопутных, авиационных и противовоздушных дивизиях, оборонявших Москву, было 1 млн. 250 тыс. человек.

Немецкое наступление на Москву

Немецкое наступление на Москву началось 30 сентября. В этот день из района Брянска на Орел и Тулу перешла в наступление 2-я немецкая танковая армия Гудериана. 2 октября перешли в наступление на Москву все остальные немецкие войска.

С самого начала битва за Москву стала катастрофической для советского командования. Используя подавляющие превосходство в танках и людях в местах прорыва, немецкие войска в районе Брянска окружил три советские армии, еще четыре армии были окружены в районе Вязьмы. Уже в начале октября более половины войск, оборонявших Москву на дальних подступах, было взято в плен или уничтожено, остальные начали отступление к Москве и Туле.

На южном фланге битвы за Москву еще в начале октября немецким войскам удалось расчленить войска Брянского фронта, и значительная часть их соединений попала в окружение. Однако прочно окружить и уничтожить войска Брянского фронта не удалось. В ночь на 8 октября 3-я, 13-я и 50-я армии Брянского фронта пробились из окружения на восток. В результате чего 50-я армия вышла в район Белева, 3-я армия – в район Ефремова, 13-я армия – в район Ельца.

В прорыв на Тулу через Орел и Мценск была брошена 2-я танковая армия Гудериана, в которой было более чем 600 танков. Начав наступление 30 сентября, Гудериан уже 3 октября был в Орле. Но его продвижение под Мценском на две недели остановил 1-й гвардейский корпус генерала Д.Д. Лелюшенко, что дало возможность подготовить к обороне Тулу. В составе корпуса были 6-я гвардейская стрелковая дивизия, 4-я и 411-я танковые бригады, батальон тульских курсантов и другие воинские подразделения. В боях под Мценском особенно проявилось превосходство советского среднего танка Т-34 над немецким средним танком Т-IV.

Но наиболее угрожающим было положение на Западном фронте. За 10 дней наступления немцы продвинулись здесь на 200-250 км, прорвали Ржевско-Вяземский оборонительный рубеж и вышли на линию Калинин – Можайск – Калуга. 12 октября они взяли Калугу, а 14 октября Калинин и вплотную подошли к Можайскому оборонительному рубежу. На тот момент в составе фронта осталось лишь 90 тыс. бойцов, которые обороняли фронт протяженностью в 500 км. 12 октября командующим Западным фронтом был назначен Г.К. Жуков, заменив на этом посту И.С. Конева. 16 октября немцы перешли в новое наступление на войска Западного фронта. В этот момент у Ставки Верховного командования не было крупных резервов, Сталин приказал срочно перебросить с Дальнего Востока и других военных округов все танковые и часть стрелковых дивизий, которые по мере прибытия на фронт сразу же вступали в бой. А до их прибытия в помощь войскам Западного фронта направлялись курсанты военных училищ, запасные полки и новые дивизии московского ополчения. Неувядаемой славой покрыли себя курсанты Подольского пехотного училища, которые ценной своей жизни на несколько дней удержали немцев под Малоярославцем.

В Берлине уже ликовали, предвкушая падение Москвы, казалось, сбываются предсказания и «пророчества» Гитлера о судьбе России, уже на 7 ноября был назначен парад немецких войск на Красной площади. В самой Москве началась паника, 17 октября правительство было эвакуировано в Куйбышев, однако Сталин остался в столице. 20 октября в Москве было введено осадное положение. Казалось, что столица падет. Но вот тут-то и произошло чудо, которое спасло Москву, а затем помогло выиграть войну. Чудо то было в глубинности русского бытия, в заступничестве небесных сил за Россию. В эти тревожные дни в Москву из Ленинграда была привезена икона Казанской Божией Матери, где перед ней служились непрестанные молебны о победе русского оружия. И вскоре враг был остановлен на подступах к Москве и Туле.

Не имея в октябре крупных резервов, советское командование прикрывало наиболее угрожающие направления, оставляя на других участках лишь слабые прикрытия.

Так, волоколамское направление мужественно прикрывала 316-я стрелковая дивизия генерала Панфилова, недавно прибывшая из Казахстана, на Бородинском поле, защищая Можайск, держала оборону 32-я стрелковая дивизия полковника Полосухина, переброшенная с Дальнего Востока. К концу октября немцам удалось на западном направлении продвинуться лишь на несколько десятков километров, заняв города Волоколамск, Можайск, Малоярославец. К 29 октября немцы прекратили свое наступление на Москву с запада.

Вскоре было остановлено немецкое наступление на южных рубежах. Здесь 2-й немецкой танковой армии противостояла 50-я армия, которая уступала немцам в живой силе в 3,6 раза, в артиллерии и танках в 6 раз. 29 октября передовые части Гудериана подошли к Туле с юга. Завязался бой за город, в котором принимали участие бойцы тульского гарнизона и воины 50-й армии. Три дня дивизии Гудериана штурмовали Тулу, по мере того как в город подходили части 50-й армии. Потеряв в боях за Тулу около 80 танков и несколько батальонов пехоты, Гудериан остановил лобовые атаки на город.

Таким образом, первое немецкое наступление на Москву к началу ноября выдохлось, растянутость коммуникаций, осенняя распутица, а главное, доблестное сопротивление советских войск в районе Вяземского и Брянского котлов, у стен Москвы и Тулы не позволили группе армий «Центр» успешно продолжить наступление. Немцы остановились на линии Калинин (ныне Тверь) – Тула.

7 ноября состоялся традиционный парад советских войск на Красной площади. Прямо с парада войска отправлялись на фронт, где установилось временное затишье.

Советское командование использовало передышку: войска получили пополнение, были созданы новые оборонительные рубежи. Только Западный фронт получил с 1 по 15 ноября в качестве пополнения 100 тысяч солдат и офицеров, 300 танков, 2 тысячи орудий.

Однако немцы тоже получили под Москвой подкрепления и имели почти в 2 раза больше солдат и офицеров, в 2,5 раза больше артиллерии и в 1,5 раза больше танков. Против войск Западного фронта они сосредоточили 51 дивизию, из них 20 танковых и моторизованных. Под Тулой у немцев было 14 дивизий в составе 2-й танковой армии.

Гитлер приказал возобновить наступление на Москву, но немецкое командование было обеспокоено ведением наступления в зимних условиях, к этому немецкая армия была неподготовлена – не было зимней одежды, танки работали на летнем виде топлива. Но Гитлер заявил, что морозы – это его проблема, и, по его «пророчествам», зима будет легкой.

16 ноября из района Волоколамска и Тулы немцы начали новое наступление. Но на этот раз фронт их наступления значительно сузился, а сопротивление советских войск резко возросло.

На волоколамском направлении немцы наступали на позиции 30-й и 16-й армий. Так уже в первый день нового немецкого наступления у разъезда Дубосеково, что в 7 км юго-восточнее Волоколамска произошел исторический бой 2-го батальона 1075 стрелкового полка 316 дивизии генерала Панфилова с 50 немецкими танками. В ходе ожесточенного боя было подбито и сожжено 24 вражеских танка и более чем на 4 часа задержана танковая группа противника, что не позволило ей в этот день прорваться к Волоколамскому шоссе, ведущему к Москве. Наиболее массированный танковый удар пришелся по 4-й роте, которая уничтожила 14 танков. Многие воины батальона погибли, но части дивизии сумели отойти на заранее подготовленный рубеж обороны. В те дни всю страну облетели слова политрука Клочкова: «Велика Россия, а отступать некуда, позади Москва». В этих же боях под Волоколамском погиб генерал И.В. Панфилов. Позже 28 воинам из 2-го батальона было присвоено звание Героя Советского Союза. Этот бой и вошел в историю как подвиг 28 героев-панфиловцев.

Большую помощь героям панфиловцам и всем бойцам, оборонившим Москву, помогало в борьбе с немецкими танками новое оружие – противотанковое ружье. К осени 1941 г. на вооружение пехотных подразделений поступили два мощных по тому времени противотанковых ружья калибра 14,5 мм: противотанковое самозарядное ружье системы Симонова (ПТРС) и противотанковое однозарядное ружье системы Дегтярева (ПТРД). Это были простые и достаточно надежные средства борьбы с легкими (Т-I, Т-II) и средними (Т-III) танками противника.

За три недели боев немецкие войска продвинулись на волоколамском направлении на 50-80 км, заняв города Клин, Солнечногорск и Истру, но не добились решительного успеха. Ближе всего немцы подошли к Москве в районе деревни Крюково (23 км северо-западнее столицы). Им удалось дойти и до Волго-Московского канала в районе Красных Полян, где уже немецкие генералы из биноклей видели башни Кремля, но вскоре они были выбиты оттуда контратакой советских войск. В ночь с 30 ноября на 1 декабря колона немецких мотоциклистов прорвалась через канал Москва–Волга и подошли к городу Химки. Но штыковой атакой сводного офицерского полка курсантов Военно-политической академии немцы были сброшены с этого берега и моста. При этом пали все до единого 1500 офицеров полка в звании от капитана и выше.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6