Игорь Ассман.

Унесенное прошлым



скачать книгу бесплатно

– Приехали, – подумал я. – Ни до чего мы так не дойдем, попробуем жесты.

Я начал тыкать в себя пальцем, мол, я – друг, делал вид, что обнимаю кого-то из них, и так далее и тому подобное. Посмотрев на меня издалека, можно было бы подумать, что я – выпускник театрального училища. Наконец я устал и посмотрел на вождя.

– Ничего… вообще ничего. Лицо вождя оставалось абсолютно таким же, каким я увидел его в первый раз. Что же делать?

Выход пришел сам и неожиданно. Над нами пролетала довольно таки крупная птица, гораздо длиннее нашего аиста и толстая, как поросенок, таких я точно никогда не видел. Моя голова щелкнула и выдала решение. Выстрел из автомата – и я увидел лежащими на земле не только убитую птицу, но и всю толпу. Наконец люди медленно начали поднимать головы, бесспорно звук выстрела поверг их в шок. Я стоял там же, где и стоял, с нейтральным выражением на лице. Посмотрев на вождя, я опять заметил, что его лицо осталось прежним. – Непробиваем, – подумал я.

У остальных на лице был страх, но, видя абсолютно спокойное лицо вождя, все начали тоже успокаиваться. Вождь произнес несколько слов, обращаясь к кому-то из толпы, оттуда вышел коренастый мужчина и, подойдя к птице, осмотрел ее. Не знаю, каков был его ответ, но все опять стали на свои места и смотрели на меня.

– Что они от меня хотят? – подумал я. Но тут же понял. Подойдя к птице, я ножом вспорол ей брюхо, и, повернувшись к вождю, показал ему жестами: птица – рот, и так несколько раз. Уффф, мои мучения, наконец, закончились успехом. Вождь понял, дал команду и несколько человек бросились к птице и начали ее свежевать. Другие готовились разжигать огонь.

Это была первая победа, первый контакт, которого я так ждал. Он произошел абсолютно не так, как я думал, но он был. И это – самое главное. Я ликовал внутри и благодарил свою башку за своевременный совет. Мало того, получилось, что я еще сделал услугу племени, хоть и небольшую. И это была двойная победа. – Не останавливайся, – сказал я себе. Расширяй контакт, пока есть такая возможность.

Я подошел к вождю и показал ему жестом: «пить», что он сразу понял. Пару слов, и мне поднесли воду в какой-то чаше из незнакомого растения. Вода была свежей, прозрачной и холодной. Я заметил, что простые жесты он понимал сразу, и это был шанс на продолжение контакта.

– Все идет по плану, – с удовольствием подумал я. Еще бы поесть и спать. Я так устал, видно больше из-за нервов, что вырубился бы в любом удобном месте. – А может вернуться и переспать в будке? – подумал я. – Мысль неплохая, но не подходит. Во-первых, они могут вычислить будку, во-вторых, завтра утром придется опять приходить неоткуда и начинать контакт по новой. Нет, раз уж контакт пошел – его надо держать.

Я вернулся к вождю и, сложив две ладони возле уха, вопросительно на него посмотрел. На мое удивление в этот раз вождь встал и пошел сам, а я двинулся за ним. Походка у него была статной и солидной. Остановившись возле одной из пещер в горе, он показал на нее рукой.

Затем медленно, не говоря ни слова, развернулся и вернулся на свое место. Я же поспешил влезть в это довольно узкое отверстие и в полумраке смог разглядеть мою будущую спальню. Вырытая кое-как в земле пещера имела около двух с половиной метров в глубину и метра два в ширину. Почти пять квадратных метров! Да тут можно и семьей обзаводиться, – усмехнулся я. Только встать в полный рост не получается, высота где-то метр пятьдесят. Может им и нормально, ведь на вскидку такой рост им и дашь. На земле лежала шкура какого-то неведомого мне животного. Я потрогал ее и даже понюхал. Животное должно было быть очень большое, и шкура была достаточно толстая, чтобы, постелив ее на земле, не схватить завтра радикулит или воспаление легких. Что ж, дареному коню в зубы не смотрят.

Тут я услышал, как меня зовут, по крайней мере, кто-то стоял напротив пещеры. Я высунулся. Перед входом стоял мужчина и подавал мне хороший кусок жареного мяса, видимо с той птицы. Я, конечно, взял его и моментально съел в пещере. Мясо было отличное, сочное, но соль они, видимо, еще не знали или не использовали. Я прилег и подумал: – А ведь день прошел удачно, нельзя жаловаться. И попил, и поел, и даже квартиру дали. Пока – все отлично, но вот интересно, они там у нас думают меня забирать обратно или нет? Если бы все было нормально, то меня бы вернули через час, как максимум. Но если, а на это очень похоже, там произошло такое ЧП, что рвануло все, и даже меня с будкой откинуло черт знает куда, – значит, восстанавливать будут год, где-то так. То есть, будучи реалистом, надо отбросить надежду на возвращение и ждать, или выживать, год.

Сон прошел. Я выполз из пещеры и решил прогуляться. Вся гора была в таких же пещерах в два яруса, хорошо, что мне попался первый этаж. Проходя и глядя на обрыв с пещерами, я автоматически почувствовал какое-то несоответствие. Мне показалось, что пещер очень много и я стал считать. Сорок четыре – закончил я, и последние, штук десять, были какие-то заброшенные, как будто там уже сто лет никто не живет. Странно, ведь видел сегодня более двадцати человек. Для кого же остальные? Или куда делись остальные? И спросить не спросишь… Я подумал, что загадок тут хватает. Это – уже вторая, первая была – куда делись женщины. —Когда-нибудь узнаю, – подумал я и пошел обратно.

На поляне догорал огонь, видимо, птица подходила к концу, но все продолжали сидеть, и о чем-то разговаривать. Я остановился недалеко и стал наблюдать.

Вождь сидел на своем месте, видно, еду ему принесли. Интересно, – подумал я, – он спит в одной из пещер или у него есть какая-то персональная спальня? И почему он все время сидит на одном месте? Так можно и геморрой заработать. Я перевел взгляд на женщин.

Женщины тут не имели никаких прав, кроме деторождения. Муж чины относились к ним как к пустому месту. Есть они могли только то, что им оставили мужчины, самая грязная работа была тоже их. Дети – только их забота, и так далее. Но почему их так мало? Никакой пропорции. И детей мало. Странно все это.

А мужчины? Если бы я сегодня не сбил птицу, что бы они все ели? Или зверья вокруг было мало, или охотники они такие. Конечно, с таким оружием, как у них, сильно не поохотишься. Да и то, на какую-то мелкоту. Короче впечатление о племени было так себе. Наверное, примитивнее и быть не может. И всегда на грани выживания или вымирания. Я плохо помнил историю, но, по-моему, это называлось каменным веком. Ведь все, что они использовали – это палки и камни. А может я ошибаюсь…

Неожиданно издалека раздался свист, потом еще один. Я посмотрел в ту сторону, но никого не увидел. Я отметил еще одну их способность: свистеть. Правда, не знаю, кто свистел. Может у них где-то там всегда дежурит человек?

Повернувшись к людям, я увидел немую сцену: все 5 женщин стояли на коленях и рыдали. Я подбежал к ним. Так рыдают, если кто-то умер, или если умирать тебе. Слезы катились ручьем, у меня даже похолодело на сердце. Но я не понимал, что случилось, и смотрел на лица других. Мужчины поникли, и тяжелая печать лежала на их лицах, они смотрели в землю.

– Да что же здесь происходит? – сказал я вдруг вслух. – Женщины рыдают, мужчины стоят, как на похоронах. А вождь? Я повернулся в его сторону. Первый раз я увидел на лице вождя столько ненависти. Я бросился к нему и какими угодно жестами просил объяснить, что происходит. Ведь пять минут назад у всех было отличное настроение. Он видно понял мой вопрос, но я не понял его ответ. Акира.. жуа…. Я не знал ни того, ни другого, мне оставалось только ждать. Что-то произошло или должно было произойти и прямо сейчас. Я понял, что тот свист означал тревогу, но какую?

Рыдание женщин не прекращалось, всех детей попрятали по пещерам.

– Что за черт, – подумал я и вспомнил, как в сказках ненасытному дракону надо было все время приносить дань: молодую девушку. Но молодых девушек в племени не было.

Наконец, вдалеке показалась группа людей, они были темнокожими и сутулыми. Каждый держал что-то в руке. Черная копна волос почти закрывала лица. Через две минуты они уже стояли на поляне. Это было что – то среднее между человеком и обезьяной. Косматые нечесаные патлы были почти до пояса и закрывали лица, мешая смотреть. Походка была сутулая, обезьянья. Все тело было покрыто волосами. Если бы это была шерсть – я не сомневался бы, что они – самые натуральные обезьяны. Я видел в зоопарке обезьян, но они были симпатичными. Эти же вызывали чистое отвращение. – Мерзкие человекообразные, – пробормотал я, чувствуя, что их визит принесет только горе.

Тем временем выделился один и подошел к вождю. Начался какой-то спор. Тон менялся и становился все выше и выше. – Неужели подерутся? – подумал я. В это время четверо остальных, как хозяева, подошли к женщинам. Двое, выбрав одну помоложе, подхватили ее под руки и попытались поднять. Двое других делали то же самое с другой. У всех на поясе были веревки из лиан.

– Они их заберут, понял я. А у одной – маленький ребенок. Я не понимал, почему стоят остальные? Ведь их было всего пятеро, и даже не было оружия. Кровь у меня закипала. Я не привык видеть, что так можно относиться к женщинам. Сзади слышался спор вождей. Но женщины не вставали на ноги, они рыдали и кричали. Тогда один из гостей достал что-то типа плетки и со всей силы ударил одну из женщин по животу. Зажегся красный рваный след и женщина затихла. Никто из племени не сделал ни шагу, чтобы ее защитить.

Ну что, пацаны, пора прекращать, – ясно засело у меня в голове. Виски пульсировали. Сняв предохранитель, я подошел к вождю и сделал выстрел пришельцу прямо в голову. Как всегда, звук выстрела ввёл всех в оцепенение. Пришелец рухнул на землю, люди присели, даже четыре обезьяны тоже. Подойдя к остальным четверым, я повторил то же самое. Четыре трупа распластались на земле, и я подошел к каждому, потрогав за шею. Мертвее не бывает. Пока немая сцена продолжалась, – я по очереди взвалил себе на плечо каждое тело, поднес его к ущелью и сбросил вниз. Поляна вернула свой прежний вид, только стонала женщина с рубцом на животе. Остальные женщины перестали рыдать и склонились над лежащей. Я стоял с автоматом и не знал, что я наделал. Может, это были их разборки, и все было в порядке вещей? А может я помог, убив эту пятерку?

Ко мне подошел вождь, его лицо выражало и грусть, и радость, и благодарность, и ненависть одновременно. По крайней мере, таким я его еще не видел никогда. Я не понял, что он мне говорил, и он постарался продолжить жестами. Как ему меня, так и мне его понять было нелегко, но я приложил все свои усилия. Как я понял, Акира – это племя, которое живет на той стороне горы, далеко. Это – большое племя. Сейчас я убил их представителей, которые часто приходят и забирают их женщин (жуа), и завтра они придут большим отрядом, заберут всех женщин и убьют всех нас.

– Хорошенькая перспектива! – ухмыльнулся я. Так вот в чем дело! Раз я вмешался в их разборки, – мне и заканчивать. Значит завтра будет бой, но я его не боялся. Я вспомнил, что я видел на той стороне, когда вылез из будки. Болото, дорога, море. Через болото они не пойдут, у них остается только дорога. А это – совсем другое дело. Если бы они шли или бежали широкой полосой, – было бы гораздо труднее. Но если они будут идти затылок в затылок – одна пуля может уложить даже двоих. Короче, все нормально, но подготовиться надо основательно, насколько я понял – это племя раза в два больше.

Я показал вождю рукой на автомат и жестами убедил его, что завтра я их всех убью. Вождь развел руками и замолчал. Не знаю, поверил ли он мне или нет. Я знаком пригласил его последовать за мной, довел до заброшенных пещер и вопросительно посмотрел на него. В моих глазах стоял вопрос: где те люди, которые когда-то тут жили? Он опустил голову. Он знал, но не хотел отвечать. Мы вернулись, женщины уже сидели впятером. Они посмотрели на меня, и я прочитал в их глазах и благодарность, и страх. Видимо, они понимали, что просто так все не закончится. Вождь в это время задумался, но потом принял какое-то решение. Он обвел рукой женщин и сказал: Манжу! Я не понял, и только после многочисленных жестов до меня дошло: он предлагает мне выбрать любую женщину за то, что я их спас, и забрать ее к себе в пещеру. Такого я не ожидал. Во-первых, мне было дико забрать любую женщину к себе в пещеру, вроде как резиновую куклу. И во-вторых, я понимал, для чего. Но я просто не мог спать с первой попавшейся женщиной, хоть убей. На меня напало оцепенение, и я не знал, что делать. И в-третьих, все женщины были старше меня (мне было почти 19). В-четвертых, как говорил мой старый друг: ее мордоворот увидишь – не проснешься. И последнее: мне не хватало только женщины, чтоб спокойно закончить сегодняшний день, не представляя, что будет завтра.

Я посмотрел на вождя: он ждал. Обидеть его было нельзя, его жест был щедр. Я чувствовал, что он меня наградил, сделал исключение, и так далее.

Мой мозг закипал. Надо было выкручиваться. Не принимать предложение, и не отказать. Но как можно было это сделать? Голова – это великое творение, и уже почти в безысходном положении я воспрянул. Дело в том, что когда горел костер, языки пламени освещали самые темные углы. Бросив взгляд в сторону вождя, мне показалось, что кто-то сидит за его спиной. Поэтому он как бы не упирался в стену, а его место было от стены где-то на метр. Когда же я выманил его на прогулку вдоль пещер – я опять бросил взгляд в тот угол и язык пламени осветил мне, сидящую на корточках, молодую девушку, с вроде бы как с очень симпатичным личиком. Странно, что вождь представил мне, да и тем варварам, только пять женщин. Этой девушки не было видно, так как она всё время пряталась за его спиной. Кто она? Женой она быть не могла, если у них даже были браки, в чем я лично сильно сомневался. Он ей годился в отцы, значит, она была его дочь? Только этим можно было объяснить такое исключительное положение. Дочь, – подумал я. Поэтому она и симпатична, и не походит ни на одну женщину из племени. А вот и выход! Я попрошу его дочь, и он, конечно, не согласится. Тогда ситуация уляжется тихо и мирно. Ай да голова, ай да спасибочко! Мысленно я себе аплодировал. Пора было начинать.

Еще раз обведя всех женщин глазами, я повернул голову к вождю и покачал головой из стороны в сторону. На всякий случай я добавил разные другие типы отрицательных жестов. Тот понял, и в глазах у него вспыхнул огонь. Чтобы предотвратить гневную речь и опередить его, я показал ему, чтоб он шел за мной. Дойдя до темного угла за тем местом, где он обычно сидит, я прямо показал пальцем на сидящую девушку. Она действительно была молода и симпатична. Я вопросительно посмотрел в глаза вождю.

Что тут началось! Поток фраз коробил мой слух, тем более что я ничего не понимал. Я просто стоял и ждал, когда это кончится, чтобы спокойно одному пойти спать. Но тут я услышал вдруг другой голос, нежный, но твердый. Явно говорила девушка. Отец переключился на нее, теперь они спорили уже между собой, оставив меня в покое. Интонация разговора все время менялась, пока все не затихло. Отец сел и задумался. Девушка, как мне казалось, смотрела на меня широко раскрытыми глазами, в которых отражался интерес. Я заметил, что все остальные разбрелись по своим пещерам. Ну, – внутренне спрашивал я вождя, – почему ты не скажешь «нет» и мы пойдем все спать?

Мы были втроем и все молчали. Молчание затянулось довольно надолго. Я не понимал, что они вообще решают и о чем так долго думают. Первым тишину нарушил вождь, что-то спросив у дочери. Диалог между ними возобновился, но я почувствовал, что он стал как бы мягче, семейный. Они говорили долго, на этот раз – как отец с дочерью. В конце концов он ей задал один вопрос, ответ на который должен был завершить этот длинный разговор. Она ответила, он ей что-то сказал и закрыл глаза. В это время девушка поднялась и направилась прямо ко мне. Я стоял, как истукан, когда она подошла вплотную и одной рукой нежно обняла меня за талию, а потом и вовсе прижалась ко мне. Я думал, что это – сон. Но чувствовал ее и видел ее глаза. Так мы простояли минут пять. Затем к нам неслышно подошедший вождь, обнял нас обоих и выдал тираду на своем языке. На мой взгляд, по интонации это звучало благословлением, но я мог ошибаться. Отвернувшись, он побрел к своей пещере, а девушка, бросив меня, пошла за ним.

Я стоял как истукан: только что девушка меня обнимала, а теперь вдруг исчезла. Ну вот и все, – вздохнул я. – Пусть там разбираются, как хотят, по крайней мере я не отказал вождю, а что там у них – меня не касается. Только спать.

Я пошел к своей пещере, уставший, как после рытья траншеи, боясь не ошибиться. Втиснувшись, я распластался на шкуре, мечтая только о сне. Такого дня у меня в жизни не было. После спокойной службы у вагончика – столько событий за один день, что можно написать роман. А что завтра? И снова в бой? В бой, так в бой.

Я уже начал засыпать, как неожиданно вход в пещеру осветился тусклым пламенем. Сначала я увидел лучину, а потом лицо той девушки. – Неужели все это – правда? Правдее не бывает, девушка уже полностью втиснулась вовнутрь. Воткнув лучину в землю, непокрытую шкурой, она весело посмотрела мне в глаза. Я тоже смог разглядеть ее, и, честно говоря, она мне понравилась. Невысокая, стройная, с черными волосами, но светлой кожей, вздернутым носиком и тонкими губами. Особую красоту ей придавали немного раскосые темные глаза. Они искрились, наверное, от горящей лучины. Странно, но такого типа глаз я не видел ни у кого из племени. Может, мешанка?

Изучив лицо, мои глаза автоматически скользили вниз, пока не уперлись в голые груди. Я сразу отвел глаза, почему-то стало стыдно. Хотя ее молодые, упругие груди с оттопыренными сосками остались в голове.

Я начал понимать ситуацию. Это – уже не было подарком со стороны вождя. Поэтому и столько споров. Я понял, что они оба, отец и дочь, были из другого племени. Не знаю, когда они пришли сюда, но тут они и остались. На вид девушке было лет шестнадцать, и, наверное, у них это уже был возраст на выданье. Если посмотреть позицию отца, то я его понимал. Отдать свою дочь за одного из племени – было поставить точку на ее будущем. Но тут вдруг откуда-то с неба сваливается белый парень с голубыми глазами, и вливается в племя. Умный, с каким-то странным оружием, и в конце концов просит руки его красивой и единственной дочери. Первая реакция, конечно, негативная, но потом разум взял своё и он решился. Наверное, такая же или похожая ситуация случилась и с его дочерью, только уже с ее точки зрения. Значит, он мне отдал ее в жены, а не как подарок. Вот это да! Не успел спуститься в племя, как тут же меня женили, да не на ком-либо, а на единственной дочери вождя. И как это воспринимать, положительно или отрицательно?

Видя, что я и дальше буду молчать, девушка ткнула в себя пальцем и сказала: Тинкета. Потом ткнула мне в грудь и вопросительно посмотрела. – Виктор, – ответил я. Она захлопала в ладоши. Знакомство состоялось. Виктор, – повторила она достаточно чисто. Потом тем же пальцем она ткнула в ботинок и посмотрела на меня. – Ботинок, сказал я. Это – брюки, я потрогал их пальцами, – майка. А это – автомат, нож, пистолет. Она внимательно слушала. Не знаю, что происходило со мной в этот момент: я уже давным-давно не спал с женщинами, и сиюминутная близость начинала меня волновать, тем более, что девушка была молода и красива, можно даже сказать, что она мне понравилась. В то же время я засыпал, только усилием воли какое-то время я мог держать глаза открытыми, но ненадолго. Погружаясь в сон, я слышал как Тина (так я ее сократил) повторяла абсолютно точно слова: Виктор, автомат, ботинок, майка… Молодец, – подумал я и провалился.

Глава 4. Бой

Я проснулся, но несколько минут не открывал глаза, перелистывая в голове то, что произошло вчера. На секунду мне показалось, что открыв глаза, я увижу родную казарму, а то, что было – останется странным сном. Но этого не произошло. Более того, в полумраке я увидел сидящую Тину, из глаз которой катились слезы. Я вскочил и придвинулся к ней, она сидела на корточках и не смотрела на меня.

– Тина, что случилось? – Я потряс ее за плечо. Я в чем-то виноват? Я знал, что она не поймет вопроса, но надеялся, что может догадается. А может что-то опять произошло в племени? Тина смахнула слезы и подняла глаза. В них светилась едва заметная грусть. Неожиданно она положила свою ладонь мне на грудь и произнесла: Виктор. Опустив руку, она взяла мою ладонь и прижала к своей груди, чем ввела меня в замешательство, хотя ощущение было очень приятным. Затем, она подняла перед моим лицом две свои ладони. Сначала она держала их параллельно на расстоянии, потом сблизила их, в конце концов, прижала друг к другу и произнесла: Виктор, Тинкета. И немой вопрос в ее глазах.

Я все понял: вчера она пришла в мою пещеру, старалась завести любой разговор, ждала хоть какой-либо близости, а я даже не обнял ее, не погладил, а просто по-свински уснул. И, наверное, сейчас она думает, что она мне полностью безразлична и поэтому плачет. – Конечно, она права, – думал я, но я даже не помню, как уснул. И сейчас мне надо было как угодно, но искупить свою вину за вчерашнее.

Я взял ее за руку и повлек на шкуру, она не сопротивлялась, а как бы ждала, что же будет дальше. Я опрокинул ее и страстно поцеловал в губы. Она никак не среагировала, наверное, поцелуи в губы только у нас. А что же у них? Я спустился и поцеловал ей грудь, и почувствовав взволнованное дыхание, понял, что здесь я попал. Я целовал ей груди без остановки и чувствовал, что я сам уже остановиться не смогу. Мы слились в одно целое, и я почувствовал сумасшедшее блаженство. Тина извивалась и только тихонько стонала. Конец пришел быстро, но Тина обхватила меня руками и не отпускала. Минут через десять все возобновилось, дольше и страстнее, до тех пор пока я полностью не иссяк.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7