Игорь Ассман.

Пять островов. Приключения, ужасы и любовь на пяти незнакомых островах – это уже слишком



скачать книгу бесплатно

– Мы отплыли последними, – строгим голосом сказал капитан. – Странно, но, похоже, что выжили только мы. Остальные лодки исчезли.

Кэт объяснила им правила общежития, а я – как быстро построить шалаш.

– Ваш выбор? – спросил капитан женщину, после того, как мы обошли все пять островов. – Вы же женщина.

Она остановилась на острове Лиз. Капитан выбрал остров Сэма. Служащий какого-то банка – остров Кэт, а моряку достался мой.

– Хитрые, – сказал мне рыжий, – загребли самый классный остров.

Нам с Кэт он сразу не понравился.

К вечеру к нам прибило еще одного, держащегося руками за деревянный поддон. Это был мужчина, в приличном костюме, лет под пятьдесят. Каким-то образом, он чудом был жив, в довольно нормальном состоянии, и даже держался на ногах. Он был с того же корабля, что и остальные.

– Больше никто не уцелел, – рассказывал он капитану, – нас всех накрыло, но каким-то чудом мой костюм зацепился за гвоздь из этого поддона, и вот я жив.

Отдельного острова ему не было, и его принял на свой капитан. Все быстрым темпом строили шалаши, но топор был один на всех. Капитан сделал свой шалаш, и уже приступил к другому, для женщины. Мне он сразу понравился, это был настоящий джентльмен. А она с благодарностью наблюдала.

Наконец, в полночь, все разбрелись по своим островам и уснули. Мы единственные, кто не спал, а просто получал удовольствие.

Острова снова ожили. Все жители уважали тропинку и законы общежития, кроме этого рыжего матроса.

Однажды, Кэт пожаловалась, что он к ней приставал в моем отсутствии, в то время, когда я ловил рыбу. Кстати, я всем раздал по крючку, и показал, как делать снасть. Я подловил этого рыжего моряка на тропинке, и просто спокойным тоном предупредил его. Он фыркнул, и пошел себе дальше.

Женщина оказалась вдовой, а капитан – вдовцом. Они начали ходить друг к другу в гости, и мы предчувствовали появление новой пары.

Рыжий так и не переставал преследовать Кэт, как только я куда-нибудь отлучался. В конце концов, я вынужден был попросить капитана помочь нам, ведь он был из его команды. На неделю преследования прекратились, но однажды, на рыбалке, я услышал отчаянный крик Кэт, и, бросив все, помчался к нашему шалашу. Оказывается, капитан был к нему ближе, и бежал передо мной. Рыжий моряк, разорвав на Кэт все белье, пытался ее изнасиловать, прямо в шалаше. Капитан вытянул его за ногу из шалаша, достал откуда-то пистолет, и два раза выстрелил. Потом оттянул труп к морю, столкнул в воду и оттолкнул его от берега. Все замерли от неожиданности. Это был суд толпы, как его называли раньше, но сейчас, кроме толпы, на островах никого и не было, и капитан взял на себя ответственность судьи. Все это понимали, и, было видно, что никто действия капитана не осуждал.

Появилось свободное место, вернее остров, и его занял мужчина, приплывший последним, тем более, что шалаш был уже на нем сделан. Общежитие было укомплектовано ровно по количеству мест. Мы с Кэт забрали наш гамак и подвесили его на новом месте.

Это стало любимым местом Кэт. За время прошедших трагедий, она как-то немного повзрослела. Но в ночных утехах осталась той же.

В общежитии было и материальное прибавление: корабельная лодка, да еще и со всеми веслами. Она не принадлежала никому, и каждый желающий мог на ней покататься вдоль островов, что многие и делали, даже мы с Кэт.

Шли дни, и я ждал, что Кэт, наконец, забеременеет, поскольку всю китайскую плантацию смыло полностью. Но ничего такого я не замечал, да и Кэт сама начала волноваться. Прошло уже три месяца, как мы жили с ней открыто, но все было тихо, без известий. Я заскучал. Мое предполагаемое занятие, а именно разбитие щита для постройки лодки, никому не было нужно: лодка на островах была.

Кэт ходила за мной как хвостик. Только иногда, когда она засыпала лежа на гамаке, я оставался один.

Глава 6

Однажды, я пошел на остров капитана, и он пригласил меня к себе. Я начал разговор о том, можно ли отсюда выбраться и как. Этот же вопрос, оказывается, волновал и его, по крайней мере, он о нем думал каждый день.

– На картах, эти острова вообще почему-то не отмечены, – сказал он. – Зато западнее, ближе к Новой Зеландии, должно быть много других островов, куда хоть иногда, но заходят корабли. Но далеко ли до них, я не имею понятия. Карты у меня с собой не осталось. – С сожалением сказал он.

– А если попробовать поплыть туда, в ту сторону этих островов, полдня, а потом к вечеру вернуться? – Спросил я.

– Попробовать можно. По солнцу я обязательно вернусь. Но вот в какую точно сторону плыть, я не могу сказать.

Мы отложили этот вопрос на неопределенное время, пока, однажды, капитан не появился у нас с Кэт.

– Попробуем завтра? – спросил он.

Я кивнул.

– Я с вами, – сразу вставила свое слово Кэт.

Так мы и договорились.

Наутро, поднявшись рано, мы сели втроем в лодку, и начали плыть в предполагаемом капитаном направлении. Мы с капитаном менялись веслами, а Кэт подавала нам воду и вытирала пот с лица. Жарило солнце.

– У тебя хорошая жена, – сказал капитан, – как это вас угораздило?

– Мы познакомились тут, на этих островах, – сказал я, посмотрев на Кэт, которая довольно улыбалась.

– Молодцы. Вот это семья!

Время шло, мы гребли не останавливаясь, но море было чистым и гладким, как и горизонт. Наконец, мы развернули лодку и поплыли обратно. Капитан был прав, свои пять островов мы нашли без проблем.

– Через недельку повторим, – сказал он. – Это дело удачи. – Вечером он пошел в гости к своей даме.

Мы же с Кэт, поужинали и забрались в шалаш, веселясь и играясь как два тигренка, только один был побольше, а у второго когти были длиннее. Кэт была неугомонна, предела энергии в ней не было. Наконец мы постепенно утихомирились, и занялись более приятным делом, с той же энергией.

Через два дня мы заметили на горизонте какой-то корабль. Это было неожиданно и невероятно. Капитан сделал пару выстрелов, но корабль проплыл мимо, и скоро исчез за горизонтом. Капитан долго следил за ним.

– Джон, – сказал он мне потом, – корабль нас не услышал и не увидел, но я заметил направление, в котором он шел. В следующий раз мы учтем это.

Через несколько дней капитан появился опять. На этот раз он был немного смущен. Разговор зашел об отплытие на лодке завтра.

– Вы не будете против, если с нами в лодке поплывет еще один человек? – немного смущенно спросил он.

Мы с Кэт сразу поняли, в чем дело.

– Конечно, нет, капитан, – сказал я, – готовьтесь на утро.

Рано утром мы отплыли. Конечно, с нами была Лили, подруга капитана. Это была хорошо воспитанная женщина, с остатками былой красоты. Видимо она была немного моложе капитана, но у них у обоих было много общего. Если Кэт почти ничего не весила, то присутствие Лили уже ощущалось. Капитан взял курс немного в другую сторону, чем в прошлый раз, как мне показалось, наугад. Как и всегда, мы с ним менялись. Лили уже о чем-то разговаривала с Кэт, а капитан периодически посматривал на горизонт. Солнце уже стояло в зените, и нам оставалось плыть еще около двух часов, перед тем как развернуться и возвращаться обратно. Но за полчаса до разворота, капитан неожиданно показал рукой, и мы увидели вдалеке какую-то темную точку. Наверное, это был остров, но в принципе, это могло быть все, что угодно, рассматривая его так далеко. Я начал грести сильнее, и через полчаса сомнений не осталось, мы уже видели кроны деревьев. С виду остров был больше, чем вся наша гряда из пяти островов, он был высокий, длинный и зеленый. У его подножья был виден песчаный берег, типа нашего, куда мы и направлялись.

Оказывается, что не только мы заметили остров, но и с острова заметили нас. На песке появились темные точки, которые по мере приближения оказались какими-то туземцами, или просто местными жителями. Значит, остров был заселен. В какой-то момент капитан резко остановил лодку. Недалеко от нас начали падать в воду стрелы, а мы уже четко видели стрелявших. Темнокожие, с лиановым обручем на бедрах, с которого свисали узкие и широкие листья каких-то растений.

– Что будем делать? – спросил капитан, – ближе подплывать опасно.

В этот момент вдруг вскрикнула Лили. Одна из стрел впилась ей в бок, вернее, между ребер. На этом месте сразу же появилось сначала маленькое пятнышко крови, которое постепенно увеличивалось. Капитан разорвал одежду по шву в этом месте, и хмуро покачал головой. Лили зажала рану рукой.

– Джон, встань подальше, пока еще одна стрела не зацепит кого-нибудь из нас.

Я отплыл. Но туземцы не расходились. Они ждали нас.

Стрела вошла всем наконечником, и вытащить ее рывком не удалось бы. Кровь медленно текла из раны.

– Она не переживет обратный путь, – мрачно сказал капитан, – надо как-то высаживаться на берег, хотя я и не уверен, ни в чем. Джон, разверни лодку и потихоньку греби к берегу. – В голосе у капитана была какая-то уверенность, и я делал все, что он говорил, не задавая вопросов. – Всем лечь на дно!

Капитан достал свой пистолет и выстрелил просто в сторону острова. Грохот разнесся эхом, и, оттолкнувшись от острова, эхо вернулось к нам обратно. Туземцы исчезли мгновенно, будто их и не было. Используя этот момент, я налег на весла, и мы уперлись в песок. На берегу догорали остатки маленького костра. Мы вытащили Лили и положили на песок, она еще что-то пыталась сказать.

Я не знал, что делать в таких случаях. Но капитан, видимо знал. Повернув ее на бок, раной кверху, он внимательно осмотрел это место. Потом бесцеремонно оторвал больше чем половину Лилиной юбки. Достав небольшой нож, он аккуратно сделал два надреза, что бы расширить рану. Мы с Кэт не могли на это смотреть и отвернулись. Бедная Лили просто стонала. Что там было дальше, мы не видели.

– Все, – сказал капитан и откинул стрелу в сторону.

На месте бывшей стрелы, зияла широкая рана, откуда текла кровь.

– Джон, – попросил он меня, – поищи в лодке, там должна быть пустая гильза от пистолета, если она не улетела в воду.

Да, я нашел ее, и подал. Такую рану надо было зашивать, – подумал я, – но не нитки, ни иголки, у нас в помине не было. Капитан взял гильзу, нашел пару камней и, каким-то образом, отбил у нее круглую головку с капсюлем. Потом оставшуюся медную трубочку сплющил, и начал острием камня разделять на ее две половины. Потом, из каждой половины, сгибая и разгибая, он сделал тонкую полоску меди. Она была достаточно твердой. И наконец, немного загнул каждую с обоих концов.

– Скобы! – осенило меня.

Он подержал их на ноже над догорающим костром, пока нож и самодельные скобы не раскалились. Взяв еще тлеющую деревяшку, он смело провел ее по краям раны. Лили вскрикнула и потеряла сознание.

– Джон, сжимай рану, – сказал он мне, а сам аккуратно воткнул четыре скобы в тело. Я чуть сам не потерял сознание только от вида происходящего. Но рана стянулась, и уже не выглядела так ужасно.

Неожиданно, из кустов появилось темнокожее чудо. Это был один из туземцев, у которого не было никакого оружия, но зато он держал в руке горстку каких-то листьев и протягивал ее нам. Капитан поднялся, подошел и взял листья. Он положил их на рану, а потом еще раз разорвал оторванный кусок юбки Лили, плотно перемотал ей всю грудь с раной на боку. Лили не приходила в сознание, и мы втроем отнесли ее в тень дерева. Кэт капала ей воду на губы, что бы те не потрескались.

– Я сделал все, что мог, – наконец, сказал капитан. – Теперь все зависит только от нее. Главное, что бы ни попала инфекция.

К нам потихоньку откуда-то стягивались и остальные туземцы. На вид они были безобидными, по крайней мере, какой-то угрозы или злости в их глазах не было видно. Не обращая на них внимания, мы сделали простейший навес на случай дождя, благо, что палок здесь было очень много. Лес был абсолютно другим, чем на наших островах, вернее, у нас там леса вообще не было.

– Придется пока остаться тут, – сказал капитан, – но если вы хотите, – плывите обратно. Я сам послежу за ней.

– Капитан, – обратился я, – может, вы с Кэт сплаваете обратно, за двумя оставшимися? Тогда мы все переселимся сюда. Не думаю, что Лили выздоровеет за пару дней. – Я боюсь плыть, что бы ни заблудиться.

Капитан подумал и согласился. Было видно, что Кэт хотела остаться со мной, но капитану тоже нужна была помощь на всякий случай, а оставлять Кэт с Лили, среди туземцев я не хотел. Они уплыли, а я сидел рядом с Лили, окруженный пятью темнокожими воинами. Они вели себя мирно, но любопытство одолевало, иногда кто-то из них трогал пальцем мои туфли или ткань. Они пытались мне что-то сказать, но я ничего не понимал. Почему-то они показывали рукой как бы на другую сторону острова. Может быть, у них там было жилье. Все они были не высокие, с черными жгучими волосами. Почти у каждого висели бусы из ракушек. Потом они все сразу исчезли.

Лили начала потихоньку стонать, значит, она приходила в себя, но глаза не открывала. Я прилег рядом и смотрел в небо. В чем-то мы сдвинулись с места, по крайней мере, этот остров был уже ближе к нашей цели. Жалко было только Лили, я не представлял, как у нее все болит и горит внутри.

Вскоре появились еще два туземца. Они принесли какие-то странные плоды, и питьевую воду в большой ракушке. Я поблагодарил их, как мог, не зная только, поняли они это или нет. Попробовав плод, я съел его весь. Вкус был похож на киви, с маленькими зернышками внутри. Остальные я оставил для Лили. Стемнело, и я уснул. Ночью я просыпался из-за стонов Лили, но потом опять засыпал.

Глава 7

Лодка появилась назавтра под вечер. Кэт выпрыгнула раньше и бросилась ко мне. Потом высадились все остальные. Первым делом, мы взялись за постройку шалашей, и к ночи все имели крышу над головой. Кэт вела себя так, будто мы не виделись месяц. Уставши, мы, наконец, легли рядом.

– Джон, а что дальше? – спросила она.

– Все зависит от Лили. Мы ведь не бросим ее здесь.

Назавтра, мы с капитаном отправились изучать остров. Перебравшись на ту сторону через лес, мы увидели внизу типичное селение туземцев. Там были хижины: одни на сваях, другие без. Нас сразу приняли хорошо. Капитан был единственным, кого немного побаивались. Вождь был примерно возраста капитана, и пригласил нас к себе. Оказывается, он еще что-то знал по-французски, как и капитан. Он родился во Французской Полинезии, и, проделав за свою жизнь неблизкий путь, очутился здесь. К сожалению, его словарный запас со временем оскудел, но кое-что он еще помнил. Лично я вообще не понимал их речь, французского языка я тоже не знал. Они разговаривали еще очень долго, часто просто жестами. Иногда вождь показывал рукой в какую-то сторону.

Когда мы попрощались и ушли, капитан мне передал их разговор. На следующем, еще большем острове, живет племя, из которого они когда-то ушли. Это злое и воинственное племя, и вождь предупреждал, что бы мы ни в коем случае к ним не попали. Потом шла гряда еще каких-то двух островов, но туда тоже нельзя было заходить. Но самое главное, вождь показал рукой в направлении Большой Земли, а это было то, что надо. Только туда, по словам вождя, надо было плыть семь дней подряд.

– Мы так близко, Джон, – сказал капитан, – и все-таки пока еще так далеко.

– По мне, капитан, лучше куда-то двигаться, чем умереть стариком на маленьком островке, – сказал я.

В этом мы с ним были полностью согласны.

Когда мы вернулись, Лили уже открыла глаза. Было видно, что каждый вдох и выдох приносили ей боль, но она уже не стонала, а только морщилась. Ночами мы с Кэт утопали в любви, а днем купались и гуляли по острову. Так прошел месяц.

Лили подпускала к себе только капитана. Она была очень стеснительна, но узнав, что капитан ее оперировал, она доверилась только ему.

– Через неделю будем уже снимать скобы, – сказал он. – Тогда можно будет плыть дальше, к следующему острову.

Мы уже успели привыкнуть и к этому большому острову, на другую его часть мы не ходили, нам вполне хватало и этой. Хотя, иногда, у нас появлялись гости, и, посидев час или два, удалялись к себе.

Наконец, в один день, капитан вытащил у Лили все скобы, и еще раз прижег рану тем же самым образом. Лили, зажав рот двумя руками, стойко вынесла все эти процедуры. Повязку он пока с нее не снял. Лили чувствовала себя неудобно в укороченной капитаном юбке, все время, одергивая ее.

Наконец, через день, мы отплыли в полном составе. Капитан четко следил за курсом, помня о предупреждении вождя. Примерно к вечеру, когда солнце еще не село, мы заметили вдалеке темное пятно.

– Это – тот остров, – уверенно сказал капитан. – Главное, что бы нас, не заметили.

Мы все повернулись и внимательно смотрели в ту сторону. Заметить нас оттуда было практически невозможно, но все наши головы были повернуты туда. Это нас и погубило. Неожиданно, с другой стороны послышался дикий крик, и все повернулись на него. Прямо к нам приближались три каноэ, или пироги. Сзади каждой сидел туземец с раскрашенным лицом и греб одним веслом. Спереди же находился другой, с натянутым луком и стрелой наготове. Как мы их пропустили? Видимо они просто плыли домой, но заметив нас, повернули свои лодки. Капитан сразу потянулся за пистолетом, но в этот момент, в борт нашей лодки вонзилась стрела. За минуту они могли перебить нас всех, и нам ничего не оставалось, как бросить весла и просто поднять руки. Лодки подошли вплотную, и один из туземцев перелез к нам. Лица у них были злые, а тон разговора, – грубый.

– Попались, – зло произнес капитан. – Сам виноват, старая кляча.

Ничего не оставалось, как грести в сторону берега. Три лодки сопровождали нас. У всех нас поникли головы. Достигнув берега, мы заметили еще много таких же лодок или каноэ, вытащенных на берег. Нас встретила целая куча туземцев, их радости не было конца. Лианами нам всем связали руки, и повели вдоль берега. Иногда, кто-нибудь из туземцев, бил по спине толстой лианой отстающих. Сомнений, что мы попали в очень плохое место, не оставалось ни у кого. Наконец мы вошли в саму деревню. Здесь было много домов, вернее хижин, у каждого из них сидели женщины, старики, и бегали дети. В центре было оставлено место, размером в волейбольное поле, куда нас и привели. Мы увидели кострище, от него еще тянуло жаром, видимо оно осталось с прошлой ночи или сегодняшнего утра. Но самое жуткое, что мы заметили сразу, было то, что граница всего поля была выложена человеческими черепами, как большими, так и детскими.

Каждого из нас выше пояса перетянули лианами, и мы не могли пошевелить ни рукой. Мы сели на песок и стали ждать. Наконец появились два толстых туземца пожилого возраста. По раскраске я понял, что один из них, это вождь, а второй – скорее всего шаман. Они обошли каждого из нас шестерых, внимательно разглядывая наши лица, а потом просто удалились. Зато вскоре к нам подошли воины, и повели всех вверх по горе. Я увидел вдалеке какие-то каменные руины, это явно было сделано человеком, и не этими туземцами, а какой-то древней цивилизацией. Тут были и статуи со стершимися от времени лицами, и маленькие полуразрушенные строения из каменных блоков.

Подведя нас к какой-то прямоугольной яме, со стенами, обложенными большими гладкими камнями, с нас сняли лианы, и просто толкали в спину. Мы прыгали вниз. Высота была метра четыре, и банковский служащий серьезно подвернул ногу. Остальные отделались легкими ушибами. Оказывается, мы были тут не одни. В углу, прижавшись, друг к другу, сидели два других туземца, видимо с другого острова. Пленники были в кошмарном состоянии, и я представил, что будет из нас через некоторое время. Крыши не было, зато на земле мы нашли много печальных свидетельств, о тех, кто побывал здесь до нас. Я даже нашел бусы, а Кэт – миниатюрную самодельную куклу.

– Сколько же пленников прошли через эту яму? – Угрюмо спросил капитан. – Здесь все усыпано их принадлежностями.

– Кстати, – добавил я, – здесь были и европейцы.

– Наверное, таких же, как и мы. – Вставила Лили.

Кэт просто прижималась ко мне всем телом и молчала. Я подумал, что раньше это помещение, наверное, использовали как склад или погреб, оно было большое и по нему можно было даже ходить. Первая мысль была у всех, как вылезти отсюда, но высота не позволяла, даже если становиться одному на плечи другому. На полу росла трава, и мы оборвали ее всю, что бы как-то подстелить. Ночь мы все провели в полудреме. А утром, сверху показался один из воинов, и кинул нам какие-то плоды. Потом, из какой-то чаши, сделанной из кокоса, он лил нам воду, и каждый из восьмерых пленных подставлял ладони, что бы захватить тонкую струйку. Туземцы подошли последние.

Мы молились, что бы только не было дождя, так как никакой крыши над головой у нас не было, и видно Бог услышал нас. Неделю мы просидели в заточении сухими, пока в один солнечный день, когда солнце садилось к закату, сверху не появилось несколько воинов. Один из них скинул нам длинную и толстую лиану с узлами. Но никто не хотел пониматься первым. Тогда второй просто облил нас водой.

– Я пойду, – твердо сказал капитан и направился к лиане. Он зацепился руками за один из узлов, и те, сверху, просто вытащили его, но не ушли, а кинули веревку опять. Я понял, что вылезать придется всем, даже пленным туземцам. Я пошел следом, а через полчаса мы все в ввосьмером стояли на земле с опять завязанными руками. Нас повели на центральную площадку, и рассадили вдоль черепов.

– Хорошая компания, – заметил я.

– Мне кажется, – сказал капитан, – что завтра в яме нас будет уже меньше.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5