Ханна Мэтьюсон.

Перевернутый город



скачать книгу бесплатно

Родителям, которые всегда рады видеть меня дома


Hannah Mathewson

WITHERWARD


Published by Titan Books

A division of Titan Publishing Group Ltd

© Hannah Mathewson 2021. All Rights Reserved.


© Онищук А., перевод на русский язык, 2020

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2021


I. Кукушка

Cuculus canorus

Кукушка – птица, обитающая в лесах Европы, Азии и Африки, – во многих культурах является символом желания и тоски. Самка кукушки откладывает яйца, по окрасу похожие на яйца других птиц, а затем подбрасывает их в чужие гнезда.


Глава 1

Ильзе больше не нужно было воровать чужие кошельки, но некоторые люди этого заслуживали.

Задира, стоящий рядом с ней, явно напрашивался. Не потому что выступающий мальчик выглядел голодным, а в его перевернутой кепке было мало мелочи. И не из-за того, что он пытался завоевать признание толпы избитыми карточными фокусами. Дело было даже не в том, что Ильза, которая тоже выступала перед публикой, сочувствовала мальчишке каждый раз, когда тот краснел из-за улюлюканий мужчины.

Просто этот задира отвлекал Ильзу от наблюдений.

Желая убедиться, что в технике мальчика нет ничего необычного, она протиснулась вперед сквозь небольшую толпу, собравшуюся на тротуаре. Очень редко, может быть, раз в сто дней, Ильза замечала то, чего быть не должно. Например, мужчину, слишком быстро движущегося в толпе, или девушку, без труда расслышавшую, что Ильза и Марта, стоявшие в полусотне шагов, шептали о ней. Еще была чашка, вдребезги разбитая об пол в кафе, но спустя мгновение – снова целая.

Ильзе вряд ли стоило всегда быть настороже, но если в Лондоне и жили другие люди со странными талантами, их нужно было искать прежде всего среди фокусников, поэтому Ильза тщательно изучала каждого из них.

Маленькому фокуснику было не больше десяти или одиннадцати лет, и колода в его руках казалась огромной. Карта парила в воздухе неловко, да и способ исполнения хромал на обе ноги. Секрет трюка можно было разгадать, если знать, куда посмотреть. Фокус с тузами хоть и затянулся, но все-таки получился, и публика осталась довольна.

Ильза не знала, был ли следующий трюк мальчика простой ловкостью рук. Мужчина справа от нее поднял руки и, соорудив рупор у рта, громко загалдел, при этом не только закрыв Ильзе обзор, но и привлекая к себе внимание других зрителей. За это он в скором времени лишится кошелька.

Марта громко вздохнула: она теряла терпение. Однако, когда Ильза подмигнула ей и указала на выпирающий карман незнакомца в нескольких сантиметрах от ее руки, у второй девушки тут же заблестели глаза.

В отличие от Ильзы Марта не отошла от воровских дел.

Девушка сладко улыбнулась парочке, стоявшей позади Ильзы, и пододвинулась так, чтобы закрыть им обзор. Незаметно дотронувшись до локтя подруги, Марта дала понять, что все в порядке, и Ильза ловко сунула руку в карман задиры.

Пальцы девушки сомкнулись на кошельке. Не колеблясь, она быстро и осторожно вытащила его и переложила к себе в сумочку. Внезапный всплеск аплодисментов стал хорошим отвлекающим фактором, позволившим девушкам незаметно ускользнуть. Они уже почти ушли, когда внимание Ильзы снова привлек мальчик и причина, по которой ему аплодировали.

Мальчик показывал простой фокус с заменой карты. Он щелкнул пальцами, и зажатая между его большим и указательным пальцем тройка пик превратилась в бубнового валета. Ильза сама с легкостью могла показать подобный трюк. Фокуснику всего лишь нужно было спрятать одну карту за другой, а затем поменять их местами во время щелчка пальцев. Она продолжила наблюдать за сменой карт. Бубновый валет стал крестовым тузом, который в свою очередь сменился бубновой семеркой, а она – червовым королем, и так далее. Пока Марта нетерпеливо тянула подругу за рукав пальто, Ильза наблюдала за тем, как мальчик сменил восемь, двенадцать, пятнадцать карт, снова и снова щелкая пальцами, пока между ними не промелькнула практически вся колода.

Подобное было невозможно. Удерживать даже три или четыре карты, чтобы они казались одной, было работой не из легких, но манипулировать таким большим количеством карт тремя пальцами? С толпой, окружающей с трех сторон? Такого карточного фокуса Ильзе видеть не доводилось.

У девушки перехватило дыхание. Возможно, мальчик был не таким, как все. Возможно, он был таким, как она.

Владелец кошелька начал переминаться с ноги на ногу, словно почувствовав, что что-то не так. В любой момент он мог начать проверять свои карманы.

– Ильза, – настойчиво шипела Марта, но ее подруга не могла двинуться с места. В завершение фокуса мальчик подбросил колоду в воздух, позволяя картам разлететься над зрителями. Ильза пыталась проследить за одной из них, пока та медленно опускалась вниз, но ничего не получилось из-за движения в толпе. В поисках карт люди хлопали по своей одежде и осматривали асфальт под ногами. В итоге Ильза не уследила за картой, и та исчезла – как и прочие пятьдесят две.

Осознание произошедшего распространялось среди людей медленно и сопровождалось нервными смешками. Карты исчезли. Толпа видела и слышала, как они падали на землю, но теперь их там не было. Для простого фокуса это было чем-то невероятным, но до настоящей магии подобный трюк недотягивал.

По крайней мере, так думали окружающие. В отличие от них, Ильза видела настоящую магию. Она ею владела. Зеваки начали расходиться, и Марта затерялась в толпе, пока их жертва судорожно оглядывалась по сторонам. Ильза же преградила путь мальчику-фокуснику. Он, торопясь уйти, быстро выгребал из своей кепки деньги, но девушка встала перед ним, копошась в своей сумочке в поисках украденной мелочи.

– Это ведь был не просто карточный фокус, да? – спросила она.

Мальчик удивленно моргнул, но ничего не ответил. Его руки дрожали, когда он складывал крохотный переносной столик.

– Я знаю, что это был не просто фокус, и знаю, как ты это сделал.

Ильза лгала. Она ничего не знала. Тем не менее девушка видела, как ее шанс что-либо выяснить исчезает, и это приводило ее в отчаяние.

– Пожалуйста… – начала девушка, но мальчик уже бросился прочь. Если он сбежит, Ильза никогда не найдет ответы на свои вопросы, поэтому, подхватив юбку одной рукой, она бросилась в погоню.

Дневные спектакли заканчивались, поэтому улицы Вест-Энда[1]1
  Вест-Энд – западная часть центра Лондона, к западу от стены Сити, в которой сосредоточена театральная и концертная жизнь, музеи, правительственные учреждения, университеты и колледжи, а также элитная недвижимость и фешенебельные магазины.


[Закрыть]
были полны людей. У Ильзы не получалось перемещаться быстро, но и у мальчика тоже. Он свернул за первый попавшийся угол, и Ильза последовала за ним. Она видела, как он забежал в узкий переулок.

Когда-то Ильза была на месте мальчишки. Она тоже пряталась в этих потайных закоулках от полицейских и других воров, не говоря уже о сутенерах и пьяницах, поэтому девушка знала, что переулок заканчивался тупиком. Мальчику больше некуда было бежать, если он, конечно, не собирался лезть по стене в отель «Берингер».

Стараясь дышать тихо, а ступать еще тише, девушка подошла к углу. Но мальчишка, должно быть, все равно услышал ее приближение, потому что выскочил из переулка и едва снова не убежал. В последний момент, чуть не промахнувшись, Ильза схватила его за воротник куртки и дернула назад так сильно, что мальчик потерял равновесие. Складной столик с клацаньем упал на брусчатку.

– Отпусти меня, черт подери! – закричал мальчик, пытаясь вырваться из хватки.

– Кто ты такой? Откуда ты? – Девушка поставила его на ноги и встряхнула, будто надеясь вытрясти из него ответы. – У меня есть деньги. Пожалуйста, скажи.

– Ильза?

Ильза подскочила от неожиданности и резко обернулась, но не отпустила мальчишку. Марта стояла у входа в переулок, схватившись за стену для опоры. Ее щеки раскраснелись от усилий, вложенных в погоню. Брови девушки сошлись вместе в недоумении, когда та перевела взгляд с Ильзы на мальчика, а затем снова на подругу.

– Что ты…

Глаза Марты округлились, и девушка резко замолчала. В тот же миг Ильза почувствовала, что мальчик выскользнул из ее хватки. Она попыталась схватить его снова, только вот он испарился, как и его карты в последнем фокусе. Пальцы девушки сомкнулись на пустоте. В переулке осталась только она и Марта.

У Ильзы не было времени на раздумья, она и так понимала, что произойдет дальше. Девушка метнулась к подруге и ладонью закрыла ей рот до того, как Марта успела закричать.

– Не надо привлекать внимание полиции, Марта. Особенно сейчас, когда у меня в сумке бумажник того парня.

Марта протестующе замычала и указала на место, где исчез мальчик.

– Это фокус, – соврала Ильза. – И даже не самый интересный. Я такой же проделываю каждый день во время представления.

Марта оторвала руку Ильзы от своего лица.

– Это был не какой-то там фокус, – сказала она, и в ее глазах отразились беззащитный трепет и намек на страх. – Мадам Розали рассказывала мне о таких людях. Это был духовный посланник! Из потустороннего мира!

Ильза поморщилась. Она знала лучше других, что подобную вероятность не стоит сбрасывать со счетов, но мадам Розали если и оказывалась права, то совершенно случайно, поскольку эта женщина была шарлатанкой. Ильза как-то сказала об этом Марте, но подруга лишь закатила глаза и назвала ее скептиком. Марта даже не подозревала, насколько тщательно Ильза изучила медиума. Она наблюдала за «племянницей» этой женщины. Ильза не сомневалась, что девушка была нанята для афер медиума и специально стояла перед потайной стеной своей гостиной, чтобы сквозняк в нужный момент гасил пламя свечи. Ильза также видела, как пальцы Розали двигают указатель по спиритической доске, пока ее посетители стоят с открытым от удивления ртом.

Почитаемый Мартой медиум была одним из сотни тупиков, в который Ильза зашла в поисках ответов. Хотя она не исключала существования духовных посланников или тех, кто мог переходить в потусторонний мир, Ильза знала, что сама она не умеет общаться с мертвыми. А это означало, что в мире существовало больше магии, чем думали подобные мадам Розали люди.

От Марты не ускользнуло выражение лица подруги.

– Не говори мне, что ты до сих пор в это не веришь? – Она указала на то место, где исчез мальчик. – Что, по-твоему, только что произошло? – Затем ее взгляд стал подозрительным. – И почему ты вообще побежала за ним?

Ильза взяла Марту за руку и потащила прочь из переулка, пытаясь выиграть время, чтобы придумать какое-нибудь объяснение.

Марта была настоящим другом и умела хранить тайны. Она была первой девочкой, с которой Ильза подружилась, заселившись в комнату напротив на самом нижнем этаже пансиона. Марта была старше Ильзы на два года, поэтому она решила взять на себя заботу о новой девочке и с самого первого дня стала неотъемлемой частью жизни Ильзы.

– Где твоя семья? – спросила Марта, копошась в жалких пожитках Ильзы, уместившихся в один саквояж.

– У меня нет семьи.

– Я тоже сирота, – сказала она с неестественно радостной улыбкой, которая ничего не скрыла от Ильзы. Она знала, что их судьбы похожи, еще до того, как девочка плюхнулась на узкую койку и поделилась своей историей. Они обе жили на улице: Марта после того, как умерла ее мать, а Ильза после побега из приюта, в котором выросла. Они обе занимались карманным воровством и умело избегали сутенеров. Именно такие трудности и испытания Марта была в состоянии понять, но своим самым необычным секретом Ильза с ней поделиться не могла.

Именно поэтому у девушки были свои версии того, что они только что увидели. Версии, которые она ненавидела, но не могла игнорировать. Эти идеи в сознание Ильзы заложила вырастившая ее женщина – настоятельница приюта, из которого она сбежала в возрасте девяти лет.

«Дьявольское отродье» – так она называла Ильзу.

Любое желание рассказать Марте правду улетучивалось, как только Ильза предавалась воспоминаниям. Для настоятельницы мистицизм и медиумы были едва ли не вершиной зла, уступая первое место самой Ильзе – отпрыску дьявола, которого послали в земной мир. Об этом девочка узнала, когда была еще слишком мала, чтобы сомневаться в словах даже самых жестоких взрослых. Она верила, что именно так написано в Библии, как верила и всему прочему, что говорила настоятельница. Однако когда Ильза набралась смелости спросить священника, тот никогда не слышал о таком понятии, как «дьявольское отродье».

Ильза знала, что она вовсе не злая. Она не ходила в церковь, не изучала Библию, ругалась и лгала; и да, может быть, сегодня она украла у мужчины кошелек из вредности, но это был не самый худший из ее поступков. Тем не менее девушку терзали подозрения, что в тех ужасных вещах, которые шипела ей настоятельница, была толика правды. Слова «демон» и «дьявольское отродье» прочно засели в глубинах ее сознания. Ильза старалась отыскать подтверждение или опровержение этой гипотезы. Если не существует такого понятия, как «дьявольское отродье», кто же она тогда? А если существует, то кто она в подобном случае?

Марта все еще ждала ответа, и Ильзе хотелось рассказать ей правду, но каждый раз, когда она думала довериться подруге, перед ее глазами представали самые худшие варианты развития событий. Например, как Марта рассказывает об этом не тому человеку, и до мисс Митчем доходят слухи, которые помогают ей выследить Ильзу. Однако больше всего ей было невыносимо думать, что сама Марта начнет ее бояться, узнав, что Ильза владеет магией.

– Мне показалось, что я его знаю, – соврала Ильза с тяжелым сердцем.

– Ни пуха ни пера, – сказала Марта, когда они через некоторое время остановились возле театра «Изольда». Они называли его «мастерской», притворяясь, что имеют более респектабельные профессии. Мастерской Марты были оживленные улицы Сохо[2]2
  Сохо – район Лондона.


[Закрыть]
, где она сталкивалась с пьяницами, невинно хлопала ресницами и присваивала себе содержимое их карманов.

– О боже, Ильза. Дай я поправлю твои волосы, – она начала вставлять на место выбившиеся из волос подруги шпильки.

– Я сама все поправлю внутри. У тебя прическа и того хуже, – заметила Ильза.

У них с Мартой волосы были практически одного светло-золотистого оттенка, отчего многие ошибочно принимали их за сестер. Однако у Марты волосы были более гладкими, и сейчас, растрепавшись, они образовывали ореол из тонких завитков.

Марта подавила смешок.

– Да никто и не заметит.

Ильза знала, что подруга скоро забудет про мальчика. Она расскажет своим подружкам о том, что видела духовного посланника, и те начнут пищать и задавать вопросы. Кто-то предложит провести спиритический сеанс, и история, как и прочие, превратится в городскую сплетню, чтобы в следующий раз двоюродный брат мужа сестры чьей-то подруги мог рассказать за ужином байку о чем-то сверхъестественном и опасном.

Однако воровство было связано с настоящими опасностями, такими, как тюрьма. Ильза сжала руку Марты и поцеловала подругу в щеку. Каждый раз, провожая ее, она гадала, вернется ли Марта сегодня ночью или нет. Она не раз пыталась устроить подругу работать в «Изольду», но управляющий – мистер Джонстон, – должно быть, заподозрил в ней воровку или проститутку, потому что раз за разом признавал ее кандидатуру «неподходящей». Тем не менее Ильзе удалось убедить Марту ужинать с ней в те недели, когда у подруги не было денег на еду. Так у них получалось сводить концы с концами. Во всяком случае, сейчас они питались лучше, чем когда были шастающими по улицам беспризорницами.

– Будь осторожна, Марта, – сказала Ильза. Слабо улыбнувшись в ответ, ее подруга поспешила вниз по улице. Когда Марта затерялась в толпе, Ильза подавила страх за подругу, зашла в театр и проскользнула за кулисы.

Глава 2

Ильза могла выкинуть мысли о Марте из головы, но вот о мальчике, выскользнувшем у нее из рук, забыть было не так-то просто.

Годы, проведенные в погоне за подсказками, помогли Ильзе научиться понимать, когда нужно кого-то очаровать. Обычно она была мягче и задавала более логичные вопросы. Но в этот раз запаниковала.

При желании Ильза могла исчезнуть, но не бесследно испариться в воздухе. Она также не могла заставить исчезнуть колоду карт. Возможно, мальчик не знал, кто такая Ильза и на что способна, но девушке хотелось знать наверняка. Семнадцать лет – слишком долгий срок без ответов.

Девушка поспешила в импровизированную гримерную в надежде поделиться новостями о неожиданной встрече с мистером Блюмом. Блюм, также известный в профессиональных кругах как Великий Бальтазар, был единственным человеком в мире, знающим секрет Ильзы. За пять лет их совместной работы он ни разу не относился к девушке как к чудовищу. Ильза вспомнила надзирательницу приюта, которая, до крови впиваясь ногтями в руку девушки, тащила ее для наказания, и почувствовала прилив теплых чувств к некогда великому фокуснику.

Когда Ильза вошла в гримерную, Блюм пытался расправить свой шейный платок, но тем самым делал только хуже. Полупустая бутылка виски на туалетном столике все объясняла. Ильза вздохнула.

– Сэр, позвольте мне. – Девушка поставила перед Блюмом табуретку и начала приводить в порядок его шейный платок, жилетку, волосы. Благодаря постоянной практике Блюм знал меру в употреблении алкоголя. Он никогда не спотыкался и не покачивался, и если Ильзе удавалось придать фокуснику подобающий вид, то лишь смазанность его речи могла выдать тот факт, что он выпил.

– Сегодня я видела, как мальчик растворился в воздухе, – сказала девушка, разглаживая воротник. Бледно-голубые глаза мужчины прищурились.

– Фокус?

– Это не было похоже ни на один известный мне фокус, – ответила Ильза и поведала Блюму о невероятном трюке с заменой карты, о том, как потребовала у мальчика ответы и как он исчез. – Я держала его за плечи, а потом оказалось, что держу в руках воздух. И все.

Актеры варьете, с которыми Ильза и Блюм делили выручку, закончили представление. Ильза умолкла, дожидаясь, пока мимо них пройдет спустившийся со сцены комедийный дуэт.

– Вы когда-нибудь видели что-то подобное?

Блюм наверняка заметил надежду в глазах девушки, и Ильза прочитала ответ на его лице. Он верил в существование настоящей магии, поскольку многое в жизни повидал, но в этот раз Блюм покачал головой.

Расстроенная, Ильза нырнула за ширму и переоделась в свой сценический костюм. Когда ей было двенадцать, она носила брюки, красный фрак и цилиндр, подобно миниатюрному шпрехшталмейстеру[3]3
  Шпрехшталме?йстер – ведущий в цирке.


[Закрыть]
в цирке. Однако когда из ребенка Ильза превратилась в девушку, мистер Джонстон настоял на более облегающем, коротком и соблазнительном одеянии. Теперь сценический костюм Ильзы состоял из атласного лифа, юбки из бисера, едва доходящей до бедер, и веера красных перьев, который прикрывал ягодицы. Такой наряд считался абсолютно неприличным, но Ильзу это радовало. Все средства были хороши для того, чтобы отвлечь внимание от того, что она на самом деле делала на сцене.

Ильза размышляла вслух об исчезнувшем мальчике, пока затягивала подвязки и наливала себе немного виски Блюма.

– Такой юный, – сказал фокусник. – Думаешь, он, как и ты, уже родился с талантами?

– Да. Иначе и быть не может.

У Ильзы было больше вопросов, нежели ответов, но одно девушка знала точно: она не выбирала, рождаться ей одаренной или нет. Да, она упражнялась, чтобы усовершенствовать свои способности, но если бы могла выбирать, в ее детстве не было бы так много страданий.

– В любом случае, он наверняка тренировался, – тихо заметил Блюм.

Пространство за сценой начало наполняться другими артистами. Все они были поглощены разговорами о выступлениях и реквизите, но Блюм все равно понизил голос и наклонился к Ильзе настолько близко, что она отчетливо различала запах виски в его дыхании.

– Возможно, у него даже был учитель. Тот карточный фокус, о котором ты мне рассказала… Надеюсь, ты не обидишься, Ильза, дорогая, если я скажу, что в его возрасте ты не владела подобной техникой.

Ильза не обиделась. На самом деле девушка и сама так думала. Когда Блюм нашел ее, она показывала «трюки» на улицах, но далеко не так искусно, как это проделывал юный фокусник. Если мальчика кто-то обучил, то не только он обладал особым талантом. От этой мысли сердце Ильзы забилось чаще.

– После представления я найду его. Я должна.

Блюм кивнул и что-то мрачно буркнул себе под нос. Он говорил невнятно не из-за того, что был пьян, а потому что не хотел обидеть Ильзу. Как и сама девушка, он прекрасно понимал, что в городе с миллионами жителей шансы найти одного мальчика – мальчика, который умеет исчезать, – были такими же ничтожными, как и вероятность того, что Блюм хоть когда-то выплатит свои долги. Тем не менее за долгие месяцы это была первая зацепка, связанная с настоящей магией, так что даже ее было достаточно, чтобы у Ильзы появилась надежда.

* * *

Как только Великий Бальтазар вышел на сцену, Ильза проскользнула в заднюю часть зрительного зала. Шум аплодисментов и мерцание театральных огней служили идеальным прикрытием, но даже без них никто не заметил бы появления ассистентки фокусника. Особый дар Ильзы помогал ей в этом.

– Дорогие леди и джентльмены! Благодарю за то, что сегодня вечером вы удостоили меня своим присутствием, мои дорогие, прекрасные гости. – Бальтазар протяжно и счастливо выдохнул. В этот момент Ильза осознала, что сегодня вечером он дошел до состояния «сентиментального пьяницы», а оно было самым ужасным. Лучшим считалось состояние «почти трезв», а «угрюмый страдалец» при удачно сложившихся обстоятельствах мог создавать на сцене атмосферу таинственности. Но «сентиментальный пьяница» вызывал у зрителей недоумение, совсем не похожее на привычное благоговение и мистику, которые должно вселять выступление фокусника. В ответ на приветствие Бальтазара зал отреагировал гробовой тишиной.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

сообщить о нарушении