Гвендолин Клэр.

Чернила, железо и стекло



скачать книгу бесплатно

Прядь волос выбилась из искусно собранной высокой прически Порции, и она, задумавшись, накручивала ее на палец.

– Мама не дала нам времени познакомиться поближе, но для кого еще могла Каза приготовить апартаменты? Девчонка – криптограф, зуб даю! Кстати, Каза считает, что она останется здесь навсегда.

– Угу, – уклончиво согласился Лео.

От него не укрылся взгляд Эльзы – как у одержимой женщины – на чистящих роботов. И то, как точно она определила систему, которая бы нанесла вред учебному боту.

Могла ли она быть криптографом… и техником одновременно? Неужто в ней дремлет эрудит? Лучше пока не выдавать того, что он успел приметить – по крайней мере, до тех пор, пока он не поймет, что все это вообще означает и к чему может привести.

Мысль об эрудите вызвала в памяти лицо Эриса. Брат внимательно наблюдал за тем, как Лео бьется над какой-то криптографической задачей.

«Ты чего сник, братишка? Это же элементарно, клянусь! Даже Паска с таким заданием запросто справится, а он едва вырос из пеленок».

Воспоминание кололо, как разбитое стекло, и Лео привычно потряс головой, чтобы избавиться от него. Какой смысл думать о братьях, если они мертвы?

4

Если ты одинок, то полностью принадлежишь самому себе. Если рядом с тобой находится хотя бы один человек, то ты принадлежишь себе только наполовину или даже меньше, в пропорции к бездумности его поведения; а уж если рядом с тобой больше одного человека, то ты погружаешься в плачевное состояние все глубже и глубже.

Леонардо да Винчи

Эльза старалась занять себя остаток дня. Она принесла опаленные книги в кабинет, находившийся рядом с гостиной, и положила их на вместительный письменный стол. Затем водрузила Паскалин на приставной столик возле окна. Само окно было большим. Значит, можно будет внимательно рассмотреть Паскалин.

Но ничто не могло отвлечь ее от мыслей о судьбе Вельданы – ее потерянной Вельданы.

Вероятно, похитители Джуми прихватили книгу мира Вельданы с собой, когда сбегали из дома. Или нет?.. Почему-то Эльза не сомневалась, что книга находилась в жилище Монтеня, когда Эльза попала туда.

Портал, открывающийся в реальном мире, всегда находится неподалеку от книги мира. Но где же она все-таки была спрятана? Лежала в хранилище или валялась обугленная где-то в комнате?

Не распаковывая саквояжи, Эльза начала придирчиво осматривать каждый ящик и шкаф в кабинете. Девушка задумалась. Может, ей пригодится что-либо из вещей, которые оставил после себя предыдущий жилец?

Но ей было трудно сосредоточиться: в этот же момент перед ее мысленным взором предстал отвратительный образ: теперь Монтень, прославленный ученый, казался ей предателем.

Эльза стиснула кулаки. Похитителям нужен тот, кто способен открыть хранилище, или хотя бы человек, который знает координаты Вельданы наизусть. Джуми никогда не говорила никому о том, как попасть в хранилище, но у Монтеня был острый разум.

Он мог с легкостью проследить за Джуми, подметить кое-какие детали и изучить их досконально. Почему бы и нет? Или, быть может, похитители заставили его открыть портал насильно? И потом они убили его – он ведь умер, лежа ничком на полу в луже собственной крови?

Хотя, кто знает… Казалось, что в их присутствии он чувствовал себя спокойно и явно не ожидал подвоха. Нет, похоже, они втерлись к нему в доверие, обманули его, подожгли библиотеку… а книга Вельданы осталась лежать незащищенной где-то в комнате, пока та пылала.

Вельдана исчезла – по крайней мере, исчезла для Эльзы. Может, ее мир уже разорен… или разрушен. Дом, в котором она прожила всю свою жизнь, земля, которую она так любила, крутые извилистые тропинки, которые Эльза знала как свои пять пальцев… и самое главное – люди. Да, они – все жители Вельданы. И Реван. Слова, которые она сказала ему в тот день, прозвучали холодным упреком. А что, если ее замечание действительно оказалось последним, что он услышал перед смертью? У Эльзы заныло сердце.

Значит, ей придется жить, осознавая, что она никогда не положит конец разладу в их непростой дружбе. Нет, стоп, сказала себе Эльза. Стой, тебе надо остановиться. Но страх, сжимающий грудь, даже усилился. Постепенно он перерос в панику, что только усугубило ситуацию.

Если Вельдана и впрямь исчезла, Эльза уже ничем не сможет помочь Ревану, но, возможно, Джуми еще можно спасти. Да. Эльзе нужно сосредоточиться на поиске и спасении мамы. Должно быть, они специально подожгли библиотеку. Монтень слишком много знал, они не могли оставить его в живых, но зачем устроили пожар?

Может, чтобы устранить доказательства сотрудничества с Монтенем, убрать все зацепки, которые он мог оставить в своих книгах мира. Насколько Эльза помнила, ученый всегда был загадочным типом. Монтень предпочитал проводить эксперименты в границах начертанных миров: он никогда подолгу не засиживался за своим письменном столом в парижском особнячке. Вероятно, ему не хотелось, чтобы Джуми увидела какие-то важные бумаги. Была большая вероятность того, что Монтень спрятал что-то внутри одной из книг, которые спасла Эльза.

Лишь остатки библиотеки связывали ее с похитителями Джуми. Ей надо отреставрировать фолианты и найти наметки в мирах: вот единственный способ обнаружить Джуми.

Эльза едва зажгла керосиновую лампу в кабинете – тусклого сумеречного света уже не хватало, – когда в дверь кто-то постучал. Сердце забилось, и девушка ощутила надежду – возможно, это де Врис? Вдруг он передумал и решил взять ее с собой? Эльза отложила спичечный коробок и поспешила к двери. На пороге стояла Порция Пизано в своем кокетливом французском наряде.

– Ах, это вы! – уныло вырвалось у Эльзы.

Порция выгнула темные брови, но потом вежливо произнесла:

– Время ужина! Я решила зайти за тобой. Пока ты во всем не разберешься, дом может показаться тебе лабиринтом.

Эльза не была уверена, что ей надо ответить, поэтому она отреагировала таким образом:

– Очень хорошо, – и последовала за Порцией вниз по лестнице в столовую.

Конечно, Порция выглядела симпатичной и казалась вполне дружелюбной, но что-то в ней насторожило Эльзу. Чрезмерное любопытство Порции буквально выплескивалось через край, кроме того, девушка все время чему-то усмехалась.

– У тебя приличный итальянский, – заметила Порция по дороге в столовую.

Комплимент – или Порция стремилась выудить у нее информацию?

Эльза слабо улыбнулась.

– Меня учил де Врис, – ответила она, и в этом была доля правды.

– Неужели? – уточнила Порция и хмыкнула. – По-моему, де Врис не слишком хорошо говорит по-итальянски.

Эльзе хотелось огрызнуться: «А тебе какое дело?» – но она вовремя сдержалась и сказала:

– Возможно. Но у меня – способности к языкам.

Коридор привел девушек в просторную столовую с высоким потолком и целой вереницей вытянутых арочных окон.

Эльза застыла на месте. В столовой раздавались громкие возгласы. Сколько детей! И какие же они шумные! – удивленно подумала Эльза.

Девушка быстро оглядела всю ватагу и насчитала девятнадцать человек – плюс сама Эльза и Порция. Возраст детей колебался: здесь были и малыши-ползунки, и шестнадцати-семнадцатилетние подростки.

– Откуда они взялись? – растерянно спросила Эльза.

Синьора Пизано была единственным взрослым человеком, которого Эльза видела в «доме безумцев», но она физически не смогла бы быть матерью всех этих детей.

– Трое из них – мои родные братья и сестры, – невпопад затараторила Порция. – Большинство детей из семейства Тосканы, а оставшиеся – дальние родственники. Паццереллоны умерли молодыми – кое-кто погиб в момент неудачных экспериментов в лаборатории или просто пренебрег своим здоровьем. Вот почему у нас в доме всегда толчется столько народу. Каза делла Пация прекрасно подходит для сирот! – Свои объяснения Порция сопровождала излишней итальянской жестикуляцией.

– Паццереллоны? – переспросила Эльза, проверив этимологию слова, прежде чем Порция смогла ответить. – Ах, это значит «безумные люди».

Жаргонный термин? По каким-то причинам навыки Эльзы в изучении итальянского становились лучше, когда она «включалась» в литературный язык, а не в местный диалект.

Порция улыбнулась.

– Как я и говорила, у тебя превосходное знание итальянского!

И она подтолкнула Эльзу к двум юношам, которые оживленно разговаривали между собой. Одного из них, с медно-рыжими волосами, Эльза встречала в коридоре. Его звали Лео. Другой оказался черноволосым и смуглым. Парень мог бы сойти за вельданца, если бы не был столь высок. Эльза удивилась и почувствовала облегчение: постоянно быть окруженной людьми, которые выглядят по-разному, весьма утомительно!

И ей пришлось напомнить себе, что, несмотря на внешность, он был одним из них. Жителем Земли.

– Эльза, это Фараз Ханаши, а это Лео Трователли.

Эльза не знала местных традиций, поэтому не протянула руку ни одному из парней, но вежливо кивнула Фаразу.

– Рада познакомиться, – проговорила она.

– Взаимно, – ответил он.

Лео взглянул на Порцию, и на его губах заиграла обаятельная улыбка, которая через мгновение исчезла.

– На самом деле я и Эльза – старые друзья. Мы давно знакомы – целых четыре часа или примерно около того.

Порция закатила глаза.

– Господи, избавь нас от венецианцев, которые далеко не так умны, как они думают!

– Нет, ты слышал? – громко шепнул Лео, обратившись к Фаразу. – Она сказала, что я умный.

– Похоже, у тебя проблемы со слухом! – фыркнула Порция.

Внезапно общий гвалт в столовой перекрыл звучный голос Казы:

– Сядьте, хныкающее потомство! Живо за стол!

Дети принялись рассаживаться по своим местам и помогать ползункам.

Эльза начала тревожно озираться по сторонам в надежде увидеть синьору Пизано, но хозяйка «дома безумцев» куда-то запропастилась.

Тем временем Порция, не мешкая, схватила Эльзу за руку и увлекла ее за собой в конец длинного стола. Они расположились как раз напротив Фараза и Лео, ну а дети помладше сгрудились чуть подальше, пропустив подростков вперед и лишь потом сев на свои места.

Эльза заметила, что во главе стола не было стульев. Возможно, в Тоскане так не принято, решила Эльза.

Она продолжала с интересом глазеть направо и налево. Интересно, как они будут накладывать еду, которой пока еще нет и в помине?

– Здесь нет обычных слуг. Да и Каза тоже не из их числа. Наш дом полностью автоматизирован, – объяснила Порция.

– Автоматизирован? – Вопрос Эльзы перебило позвякивание тарелок и столовых приборов.

Множество металлических реек, напоминающих миниатюрные железнодорожные рельсы, свесились со стены и соединились со столом. Одновременно с этим часть стены отъехала в сторону, и Эльза увидела глубокий темный отсек. Девушка вытянула шею, чтобы хоть что-то рассмотреть, но так ничего и не различила.

Лео с горящими глазами перегнулся через стол:

– Думаю, тебе понравится наше вечернее представление!

Из отверстия в стене раздалось мягкое механическое жужжание. Звук усилился, и вдруг из отсека-туннеля выехал вроде бы игрушечный паровоз с грузовыми вагонами-платформами. Эльза невольно ахнула: на каждой платформе стоял сервировочный поднос с горячей едой.

Паровоз, пыхтя, катил по столу. Достигнув конца, он фыркнул и остановился.

Дети начали греметь подносами: теперь сироты походили на стаю голодных волков.

– Не забывайте о манерах! – прикрикнула на них Порция. – Накрывают Санте, Оливия и Бурак! Остальные, уберите руки и потерпите минуту!

Девушка встала, прошла к концу стола и начала снимать подносы.

Когда она положила еду в тарелку Эльзы, та почувствовала смущение: как-никак, а в Вельдане она привыкла обслуживать себя сама. Тем не менее поезд полностью захватил ее мысли, поэтому она не протестовала. Эльза теребила пальцами край скатерти. Она так сильно хотела разобрать заводной паровозик, что ей даже расхотелось ужинать.

Когда все было накрыто и Порция снова уселась рядом с Эльзой, Лео решил возобновить беседу.

– Значит, ты не из Италии, да? – спросил он Эльзу.

Фараз наклонился к нему и что-то пробубнил, однако Эльза расслышала его слова:

– Это жульничество, если ты напрямую все у нее выпытаешь.

Лео оттолкнул приятеля локтем, не отрывая взгляда от Эльзы и призывая девушку к ответу.

– Нет, – медленно ответила она. – Я не из Италии. Кстати, совсем недавно я была в Париже и в Амстердаме.

Эльза надеялась, этого будет достаточно. Пусть он перестанет задавать свои вопросы и отвяжется от нее!

– Ой! – воскликнула Порция. – Какое невежество с моей стороны, я должна была упомянуть при знакомстве: Лео – техник, Фараз – алхимик, ну а я – криптограф. – И она прижала руку к груди. – Если тебе понадобится помощь, ты знаешь, к кому надо обратиться.

– Хорошо. – Сначала де Врис, теперь Порция – почему все думают, что ей требуется помощь?

Порция невинно взглянула на Эльзу.

– А чем ты занимаешься?

Эльза пристально уставилась на Порцию, подыскивая способ, как бы потактичнее выкрутиться из ситуации и не сболтнуть ничего лишнего.

И, наконец, она произнесла:

– Криптография.

Конечно же, это была правдивая информация, но отнюдь не вся, которой она могла бы поделиться с обитателями «дома безумцев».

А скрытность и предусмотрительность ей теперь не повредит.

Затем Эльза взяла вилку и постаралась сосредоточиться на еде, что в принципе оказалось совсем не сложно, поскольку блюдо было совершенно незнакомым.

На первое паровозик привез подносы с белым рисом и какими-то морепродуктами в сметанном соусе. Эльза немного занервничала: хотите верьте, хотите нет, но дары моря смахивали на выпотрошенных моллюсков. Однако кушанье оказалось вкусным, несмотря на пугающие детали и специфический аромат, – и в целом понравилось Эльзе.

– Доедай ризотто, Альдо! В Неаполе люди голодают, – пожурила Порция одного из детей.

Щеки Эльзы зарделись: девушка перестала ковыряться в тарелке и отправила вилку с ризотто себе в рот.

Мысль о том, что кому-то не хватает пищи, была ей в новинку. Джуми никогда не допускала того, чтобы вельданцы голодали. Они всегда оставались сыты, даже когда новые поля в их мире только-только были начертаны на земле. Эльза была искренне удивлена.

Прожевав ризотто, Эльза спросила:

– А жители Неаполя правда голодают?

Темные брови Порции от изумления взлетели вверх, но Лео сразу ответил:

– Королевством обеих Сицилий управляет французская династия. Власть не инвестировала средства в промышленность и инфраструктуру так, как здесь, в королевстве Сардиния. Рабочий люд перегружен налогами, а из-за отсутствия промышленности в городах нет работы, поэтому да – народ живет впроголодь.

Порция бросила на него предупреждающий взгляд и проворковала нежным голоском:

– Думаю, хватит болтать о политике за столом! Это ужасно скучно, меня даже в сон потянуло!

Эльза не понимала, почему Порция захотела сменить тему, но в любом случае решила не задавать лишних вопросов. Она уже на собственной шкуре прочувствовала, каково это – быть чужаком. Не надо, чтобы из-за ее невежества разговор стал напряженным. У них и так полно запретных тем!

Когда дети расправились с ризотто, Порция поставила на стол несколько сервировочных блюд и поделила еду поровну. Теперь в тарелках лежала жареная птица, приправленная грибами и травами, а сбоку зеленели листья салата.

Эльза обрадовалась. Кушанье, по крайней мере, напоминало домашнюю еду. Джуми никогда не проявляла исключительных кулинарных способностей или интереса к готовке: главными для нее были неукоснительные потребности в питании и распорядок приема пищи, но мать Ревана, Банину, могла творить чудеса с дикими травами и грибами, которые Эльза собирала во время своих вылазок в окрестности Вельданы.

Банину, согнувшаяся над очагом, маленькие Эльза и Реван, сидящие на коленях на скамье (иначе они не доставали до стола) и рвущие пальцами сочные зеленые стрелки дикого лука. Банину умело использовала свой стальной нож, привезенный с Земли, и в мгновение ока могла приготовить все, что душе угодно.

Эльзе стало горько: ей тотчас сдавило горло, и девушка постаралась прогнать счастливые воспоминания прочь. Лучше не зацикливаться на прошлом, особенно сейчас, когда сидишь за столом в окружении незнакомцев.

На десерт паровозик привез желтые фрукты с терпким привкусом и нечто странное – какую-то сладкую мягкую массу, сделанную непонятно из чего и пышную, словно вата.

Эльза задалась вопросом, позволят ли ей выйти из-за стола. Но вскоре с едой было покончено, и детям разрешили поставить их тарелки на пустые сервировочные подносы паровозика.

Пока сироты вскакивали со своих мест, Порция раздавала указания:

– Санте, отведи малышей в детскую, пожалуйста! Альдо, надеюсь, ты не забыл, что отбой будет уже через час? Я обязательно поднимусь наверх и проверю, как вы там! Имей в виду, к тому моменту тебе лучше прекратить читать!

Однако, несмотря на то что Порция вещала о времени отбоя, Лео и Фараз задержались в столовой, что-то горячо обсуждая между собой. Они вели себя друг с другом непринужденно, и Эльза почувствовала неловкость, но делать нечего – она должна была учитывать просьбу де Вриса о том, что надо познакомиться с обитателями «дома безумцев» поближе. Конечно, она не хотела казаться навязчивой, но решила пока не покидать столовую и встала неподалеку.

В основном она наблюдала за юношами: они, похоже, были знакомы так давно, что неосознанно подражали голосу и жестам друг друга.

Лео вытащил карманные часы: юноша лениво поигрывал с ними и вообще не смотрел на циферблат.

Когда сироты разбежались и столовая опустела, Порция направилась к Эльзе.

– Все? – осведомился Фараз, поглядывая на Порцию, когда девушка проходила мимо него.

– Настал час для моего дешевого трюка! – похвастался Лео.

– Дешевого трюка? – переспросила Эльза, надеясь, что тревога не отразилась на ее лице, а голос не выдал ее.

– Он оценивает новеньких и делает соответствующие выводы, – важно заявил Фараз и тряхнул головой.

Лео похлопал друга по плечу, ухмыляясь:

– Будьте так любезны – отступите назад и освободите место для гения дедукции!

– Ты, возможно, не заметила, что Лео постоянно должен быть в центре внимания, – сухо произнесла Порция. – Видишь ли, это нечто вроде здешнего посвящения. И весьма популярно на вечеринках.

Несмотря на внешнее позерство и колкости, Порция и Фараз, казалось, не только проявляли терпимость, но прямо-таки жаждали услышать умозаключения Лео. Эльза была обескуражена.

В столовой воцарилась тишина. Наконец Лео открыл рот и заговорил.

– Итак, – начал Лео и прищурился, глядя на Эльзу. – Платье скроено из отличной ткани, но сидит явно не по фигуре, поэтому оно, скорее, ношеное. Эльза не из рабочего класса, но и не из богатой семьи. Прекрасно говорит по-итальянски, но ковыряется в еде, будто та может укусить в ответ… Полагаю, Эльза получила хорошее образование, но выросла в заточении – еще толком мира не видела. Ах да, нерешительно ведет себя с ровесниками. Не слишком общительна. Подозреваю, она проводила слишком много времени среди взрослых и недостаточно – со своими сверстниками.

Эльза совсем смутилась, но прикусила язык. Неужели она была такой неловкой и неуклюжей?

Она отвела взгляд и опустила голову, уставившись в пол.

– Какой впечатляющий трюк! – вырвалось у нее.

– Ой, посмотрите! – ликовал Лео. – Фальшивое почтение! Ты считаешь себя лучше других, но привыкла это скрывать.

Терпение Эльзы иссякло. Она выпрямилась в полный рост и тихо произнесла:

– Машинное масло под твоими ногтями.

– Что?

– Машинное масло. Ты с утра до ночи возишься с механизмами, но считаешь, что тебе не нужно тщательно мыть руки: дескать, все равно рабочую грязь не смоешь. Твои ногти обгрызены – понимаю, нервная привычка дает о себе знать… но ты не позволяешь, чтобы другие люди ловили тебя за этим занятием. Ты надеваешь милую маску самоуверенности, но втайне печешься о том, как тебя воспринимают окружающие.

Лео побледнел, а Эльза продолжала:

– А карманные часы, с которыми ты постоянно возишься… ты собираешься сверять по ним время или нет? Хотя бы на этой неделе? Они – старые, серебряная крышка чуть-чуть поцарапана – наверное, семейная реликвия, подаренная тебе тем, кто дорог, тем, кто постоянно присутствует в твоих мыслях. – Эльза помолчала, желая разобраться с часами до конца, но решила, что было бы глупо говорить твой отец умер ради выпендрежа.

Поэтому она позволила их взглядам встретиться и произнесла:

– Я сказала только о твоих руках. Мне продолжить?

Лео сглотнул.

– Мы тебя поняли, – процедил он.

– Превосходно. Я ценю тот факт, что наша беседа прошла мирно.

– Довольно, – сказал Лео, его тон выражал море значений в одном слове. Голос звучал смущенно, яростно и одновременно заинтересованно.

– И, да – я не из здешних мест, – добавила она с удовлетворением. – Кстати, я вообще не с Земли.

Она отвернулась от них – а они были действительно шокированы – и неспешным шагом покинула столовую. На ее губах играла улыбка.

Возможно, у нее не получится вписаться в их мир, как надеялся де Врис, но, коль уж дело дошло до словесной стычки, она могла постоять за себя.

Она недосягаема для них. Вот чему учила ее Джуми.

* * *

Алек де Врис добрался до штаб-квартиры Ордена во Флоренции уже после заката. Ноющее бедро дало о себе знать, пока он поднимался на крыльцо парадного входа.

Одеревеневшие суставы скрипели: неподвижное сидение в поезде на прошло даром! Он стал слишком стар для всех этих треволнений и интриг.

Но он нужен Джуми.

Ученый потянул секретный рычажок, скрытый в замысловатом каменном фасаде, и дернул резко его вниз. Дверь распахнулась с характерным щелкающим звуком.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7