Гвендолин Клэр.

Чернила, железо и стекло



скачать книгу бесплатно

В любом случае Вельдана для Эльзы стала миром вне досягаемости. Домой она не вернется. Такова реальность, к которой нужно привыкнуть. Эльза снова глубоко и шумно вздохнула, решив не поддаваться ужасу при мысли о потере родного дома.

– Тогда мы сосредоточимся на поисках Джуми.

И они продолжили осматривать пепелище. Это оказалось нелегким делом, особенно принимая во внимание хаос, оставленный после пожара. Был уже полдень, когда Эльза заметила треугольный предмет среди обломков мебели. Девушка опустилась на колени и вытянула руку, чтобы достать его. Обуглившийся кусок кожи рассыпался, струясь по пальцам, и Эльза поняла, что нашла калькулятор Паскалина. Медная лицевая панель расплавилась от жара, но ряд циферблатов внутри – каждый в форме крошечного восьмеричного колеса – оказался целым и невредимым.

– В детстве я с таким играла. Джуми давала мне его, когда занималась книгой мира Вельданы.

Де Врис оживился и быстро подошел к Эльзе.

– Однажды я разобрала его, чтобы посмотреть, как он устроен, – добавила Эльза, показывая калькулятор де Врису. – Джуми чуть удар не хватил, когда она увидела, что он разобран по частям. Думаю, Монтень пришел бы в ярость, если бы об этом узнал, но я моментально собрала калькулятор и даже ничего не сломала.

Де Врис ничего не сказал. В воздухе повисла неловкая пауза, которая затянулась на несколько минут. Когда Эльза оторвала взгляд от Паскалина, де Врис пялился на нее так, будто увидел впервые.

– Что случилось? – спросила сбитая с толку Эльза. – Вы, наверное, испытываете… скажем так… неприязнь к Паскалинам?

Внезапно де Врис заявил:

– Нам надо отсюда уходить, Эльза.

– Прямо сейчас? Но зачем? – упорствовала она.

Она не понимала резкой смены настроения де Вриса, что выводило ее из себя.

Де Врис хмыкнул и что-то пробурчал себе под нос и, наконец, обратился к Эльзе. Она заметила, что он пытается подбирать слова.

– Джуми когда-нибудь говорила тебе о… безумии?

– Да. Если кто-то прекрасно разбирается в чем-то таком, как криптогафия, то здесь, на Земле, их считают сумасшедшими.

– Все не так просто, Эльза. Да, в безумии есть гениальность, но оно также чревато однобокостью. Одержимостью. Никому не удавалось добиться успеха в криптографии, не будучи слегка одержимым. Джуми была такой, и ты, Эльза – такая же, как твоя мать.

Эльза вздрогнула. Она почувствовала себя как-то неуютно. Что он, вообще, имеет в виду? И разве это важно – особенно сейчас?

– Ну, наверное, – протянула она.

– Мы не можем оставаться во Франции, – встревоженно проговорил де Врис. – У твоей матери была дурная слава. Если националисты тебя схватят, ты проведешь остаток жизни в тюрьме – будешь без конца чертить схемы в книге мира Третьей Республики. Да и Амстердам не лучше Парижа. Боже, какой же я был дурак!

– И остались таким, – поправила его Эльза. – Значит, у моей мамы дурная слава?

Де Врис бросил на нее печальный взгляд.

– Увы! Извини за откровенность, Эльза.

Эльзе определенно не нравилось положение вещей – кроме того, теперь она вообще не понимала де Вриса, что только ухудшало ситуацию.

Что он там говорил про Францию и про опасности, которые угрожают ей, Эльзе?

А ведь если ее мама и доверяла кому-то на Земле, то это был исключительно де Врис, и, казалось, он искренне переживал за нее.

На данный момент Эльза была сыта по горло.

– И куда мы отправимся? – спросила она.

Задумавшись, он сжал губы:

– Ты говоришь по-итальянски?

– Пока нет, – ответила Эльза. – Но буду.

– Abbiamo bisogno di pratica[1]1
  Нужно практиковаться (итал.). (Здесь и далее прим. ред.)


[Закрыть]
, – затараторил он.

– Не так быстро, – ответила Эльза по-голландски. – Мне нужно послушать новый язык, прежде чем я его освою.

Де Врис улыбнулся, будто ее ответ насмешил его.

– Я просто сказал, что нам необходимо попрактиковаться. – Де Врис прочистил горло и добавил серьезным тоном: – У меня есть друзья в королевстве Сардинии – мы отправимся туда – в город Пиза. Среди четырех итальянских провинций Сардиния – самая безопасная, ну а Пиза издавна считается убежищем гонимых ученых.

Она кивнула.

– Хорошо.

Перед уходом Эльза бережно взяла в руки сломанный Паскалин, намереваясь взять старенький калькулятор с собой. Она уже так много потеряла, но не собиралась сдаваться.

Она попытается починить Паскалин.

Они вернулись в Амстердам, использовав портал и координаты книги пути, причем напугали до полусмерти двух дам почтенного возраста с зонтиками, когда появились на тротуаре из ниоткуда. Женщины украдкой бросали взгляды на де Вриса и Эльзу, оглядываясь через плечо и нервно улепетывая прочь по улице.

Очутившись в квартире ученого, Эльза умылась и выбрала себе мамину европейскую одежду. Она переоделась в камизу, похожую на тунику с рукавами, зашнуровала на себе узкий корсет и нацепила несколько длинных юбок. Белая блуза с высоким воротником и приталенный жакет завершили ее новый наряд. Одежда была неудобной и непрактичной, и девушка внезапно поняла, что никогда не расспрашивала Джуми о поездках по Европе. Эльза думала, что знает все о матери, и невольно смутилась. Надо же: прожить всю жизнь рядом с Джуми и оставаться в неведении!

От страха заболел желудок. Чего еще она не знает о матери… и о мире?

Эльза взяла себя в руки, застегнула пуговицы жакета и собрала кое-какие вещицы Джуми, которые могли пригодиться на Земле. Де Врис протянул ей два саквояжа: один побольше – для кипы уцелевших книг, другой поменьше – для Паскалина и личных вещей ее матери. Эльза с любопытством взглянула на него, но де Врис быстро ретировался из комнаты, прихватив с собой чемоданы. А ему-то зачем столько багажа? Эльза предполагала, что он сразу же вернется в Амстердам после того, как представит ее своим друзьям, хотя де Врис, похоже, был не намерен ничего объяснять.

– Я готова, – сказала Эльза. – Вы раньше бывали в Пизе?

– Угу, – промычал де Врис с неохотой, что натолкнуло Эльзу на мысль, будто с этим связана какая-то темная история.

Очевидно, теперь де Врис не собирался откровенничать, поэтому Эльза решила на него не давить.

– Я бы хотела кое-что выяснить, – мягко произнесла Эльза. – Просто опишите мне какое-то определенное место. Что-нибудь уникальное. – Она открыла книгу пути на чистой странице. – Есть в Пизе какое-нибудь интересное здание?

Он улыбнулся:

– Да, можно сказать, что есть.

Де Врис описал архитектурные детали, и Эльза записала их в нужном порядке, хотя мысли ее где-то блуждали, возвращаясь к событиям, которые произошли накануне. Неужели чужаки забрали Джуми из-за ее одержимости наукой? Было бы гораздо легче похитить кого-то здесь, на Земле, если им требовался криптограф.

Значит, они нуждались именно в Джуми, но для какой цели? Как Эльза могла вернуть Джуми, если даже не знала, кто забрал ее и зачем?

Как много вопросов, и, по-видимому, никаких ответов.

3

Можешь забрать себе весь мир, но оставь мне Италию.

Джузеппе Верди

Они вышли из темного портала в светлый тусклый мир. Эльза принялась озираться по сторонам: они стояли на плоской равнине, окутанной клубами белого полупрозрачного тумана.

Де Врис прищурился, вытер платком запотевшие стекла очков и вздохнул.

– Вряд ли мы оказались там, где надо, – удрученно произнес он.

– Да, – чопорно согласилась Эльза. – Нам не удалось попасть в Пизу.

Он побледнел.

– Хочешь сказать, ты знала, что нечто подобное может произойти?

– Перестаньте волноваться! – отмахнулась Эльза. – Книга пути устроена так, что если описание места назначения недостаточно точное, то она перемещает нас в созданный мир, руководствуясь своими координатами. Конечно, бывает и такое, что можно угодить в плохой портал, но вероятность этого ничтожно мала. Доказано, что книга пути – самое надежное и безопасное средство перемещения в пространстве.

– Тот факт, что книга не привела нас к безвременной кончине, нельзя назвать утешающим. Между прочим, сама идея перемещения по Земле сводит меня с ума. Я в ужасе, Эльза!

– А вы настоящий паникер, – усмехнулась Эльза. – Вам кто-нибудь об этом говорил?

– Да, – сказал он. – Твоя мать. И очень часто.

Эльза поставила саквояжи на землю и села рядом, скрестив ноги.

Почва оказалась идеально ровной, как отполированный камень, но не такой жесткой. В действительности она была почти мягкой. Эльза надавила на нее кончиками пальцев – и посмотрела на отпечатки, оставшиеся на земле.

Они медленно исчезали: материя восстанавливалась и принимала прежнюю форму, словно губка.

– Здорово, правда? Мир может спонтанно создавать характеристики, которые даже не указаны в тексте.

– Боюсь, что изучением тех или иных особенностей в последние годы никто не занимался, – заявил де Врис.

– Да. Вы правы. Из-за Джуми.

Создавать людей тоже непросто: если их характеристики были четко прописаны в тексте книги, они уподоблялись куклам, способным задавать бытовые вопросы и неосознанно отвечать на них. Они не обладали настоящим разумом. Вельданцы стали первыми «начертанными» людьми, созданными как подтекст использования теории возникновения имущества.

Вельдана создавалась вместе с домами, с источниками питьевой воды и с аграрными культурами, но о людях в тексте не было написано ни слова. Они лишь подразумевались – как некая сопутствующая инфраструктура.

Вельданцы считались главным научным прорывом в криптографии. Но когда Джуми дала отпор, требуя независимости для ее творений, научное общество запретило создание таких населенных миров, как Вельдана.

Эльза порылась в своем поясном мешочке и, наконец, извлекла из него перо, чернильницу и книгу пути.

– Ты ведь не собираешься ничего предпринимать, пока мы будем заперты? – ошеломленно спросил де Врис. – И на что ты надеешься? Мы будем проектировать двигатель воздушного корабля, который станет болтаться в воздухе?

– Успокойтесь. Я буду действовать с умом и вытащу нас отсюда. Как вам удалось стать одним из выдающихся криптографов Европы с таким настороженным отношением?

– Я живу дольше всех выдающихся ученых современности, – сварливо ответил он.

Сосредоточившись и наклонившись над книгой пути, Эльза переписывала на новую страницу все ранее известные ей координаты города Пиза. Тогда она была рассеянна и небрежна, поэтому теперь она соблюдала правила пунктуации и попросила де Вриса назвать дополнительные детали, чтобы полнее описать место прибытия. Спустя пять минут Эльза произнесла:

– Готово. Думаю, сейчас все сработает. Попробуем?

– Ты уверена, что мы выживем?

– Хм… На девяносто семь процентов… вас устраивает? – ухмыльнулась Эльза.

Она вручила ему книгу, чтобы де Врис мог держать ее открытой, пока чернила не высохнут, затем спрятала письменные принадлежности и выпрямилась.

Де Врис хмыкнул.

– Ты хотя бы шутишь, Эльза, Хотя, по-моему, сейчас совсем не время для шуток.

Эльза посерьезнела. Ее настолько захватило их приключение, что она даже подзабыла о похищении матери. Чувство вины пробудилось вновь. У Эльзы защемило сердце, и девушка поклялась себе: больше никаких улыбок, пока Джуми не вернется.

Она ввела уточненные координаты в портальное устройство, активировала портал и убрала устройство подальше. Взяла саквояжи и шагнула вперед.

Она не обернулась, чтобы проверить, идет ли де Врис за ней.

Но он шел, конечно же, позади нее. Она слышала его шаги.

Эльза вынырнула из темноты, а через несколько секунд рядом с ней появился де Врис.

Эльза изумленно осмотрелась по сторонам. Они стояли на широкой площади рядом с величественным кафедральным собором. Сквозь каменные плиты площади пробивалась трава. Фасад здания состоял из множества колонн и арок, вырезанных из светлого камня. Слева, рядом с главным входом, располагалась куполообразная купель, выполненная в том же стиле, что и сам собор. Справа от них многоярусная колокольня опасно отклонялась вниз.

– Какое шаткое строение! – воскликнула Эльза.

Де Врис повертел головой.

– Падающая башня. Она известна отчасти из-за того, что обречена.

– Как отвратительно!

Она старалась, чтобы ее голос звучал непринужденно, хотя во всех этих старинных памятниках архитектуры, казалось, было заключено нечто леденящее кровь. Эльза подумала, что сооружения наверняка специально создавались для того, чтобы внушать людям ужас и что завладевшие ею ощущения принадлежали не ей самой, а воображению архитектора, которого уже давно нет в живых. Но, по правде говоря, что-то в натуре Эльзы не позволяло ей не заинтересоваться падающей башней.

Сколько веков простояла эта башня, сколько людей жило, умирало и превращалось в прах в громадной тени, которую она отбрасывала на Пизу?

Пожалуй, никто бы не вынес этого ощущения. Груз прожитых лет, а потом забвение – вот и все, что есть у человека.

На помощь ей пришел де Врис: он потащил девушку за собой и вывел на широкую улицу, вымощенную серым камнем.

Эльза порадовалась тому, что де Врис уверенно двигался вперед. Она могла гулять в чащобе и не потеряться, но разбираться в городской топографии – это то, чему ее никогда не учили. И сама она не придавала значения городской разметке.

Но сейчас, когда она оказалась за пределами Вельданы и Земля стала единственным подходящим обитаемым миром, Эльза почувствовала себя глупой. И почему она не стремилась овладеть навыками ориентирования в земном пространстве?

– Королевство Сардинии – лишь одна из четырех независимых провинций, правящих разными частями Италии, – объяснял де Врис на ходу. – Нам повезло! У меня здесь есть друзья – правительство Сардинии весьма дальновидно и готово поддерживать ученых.

– Не так, как в других провинциях, да? – уточнила Эльза.

Де Врис скривился. Может, ему пришлось пережить неприятности, связанные со всякими нелицеприятными делами?

В конце концов, он прочистил горло и сказал:

– Верно, Эльза. Они используют безумных ученых, когда им это удобно.

Эльза была заинтригована, но понимала, что де Врис не намерен вдаваться в подробности. Поэтому она спросила:

– Куда именно мы идем, раз мы находимся в Пизе?

Когда Эльза сменила тему разговора, де Врис облегченно вздохнул:

– Место, куда мы направляемся, это что-то вроде приюта для сумасшедших девочек и мальчиков. Никто не сможет найти тебя в том укрытии. И ты будешь в полной безопасности.

Что-то в его интонации заставило Эльзу заподозрить, что на кону стоит нечто большее. Почему он беспокоится о ее безопасности именно сейчас, а не в тот момент, когда они вернулись в сгоревший дом Монтеня? Однако она решила не перечить де Врису и набраться терпения: Джуми посоветовала бы ей поступить именно так и верить, что ученый сам обо всем расскажет.

Де Врис резко сбавил скорость и теперь шел еле-еле. В последний раз, когда Эльза навещала его вместе с матерью, Джуми убеждала своего наставника приобрести трость, но де Врис заупрямился и только отмахнулся.

Будь они в Вельдане, Эльза впала бы в бешенство от такой медлительности, но здесь, в Пизе ей было не до этого. Благодаря неспешной прогулке она смогла прислушиваться к болтовне прохожих и освоить итальянский язык должным образом.

Надо сказать, что горожане – в особенности мужчины – постоянно жестикулировали во время разговора. Интересно, подумал Эльза, выполняют ли жесты важную смыслоразличительную функцию или нет? Девушка пока еще не сумела обнаружить определенной грамматической структуры, связанной с их суетливыми движениями.

Пока Эльза наблюдала за жителями Пизы, она, в свою очередь, тоже ловила их пристальные взгляды, устремленные на нее в ответ.

Эльза погрузилась в размышления. Местные жители оказались светлокожими, и внешне они не очень отличались от французов, тогда как вельданцы были смуглые. И что, кстати, они думали о ней, о ее черных волосах, бронзовой коже и о ее бледном пожилом спутнике? Горячие иглы смущения пробегали по спине.

– Stai imparando?[2]2
  Изучаешь? (итал.)


[Закрыть]
– спросил де Врис, прервав ее мысли.

– Пока я еще не знаю, что это значит, – рявкнула Эльза в ответ, чувствуя себя раздраженной и разоблаченной.

Она хотела, чтобы новый язык побыстрее стал понятен ей, и тогда она бы обрела уверенность в себе. И вообще, лучше бы им скрыться в каком-нибудь безлюдном переулке и не маячить у всех на виду. Но сейчас ей следовало освоить итальянский – и ничего с этим не поделаешь!

Де Врис промолчал, и спустя пару минут Эльза начала сожалеть о том, что была так груба.

– Спасибо вам за помощь, де Врис. Вам со мной, конечно же, всегда было несладко.

Он улыбнулся:

– Знаешь, можешь называть меня просто Алек. Когда роешься с кем-то на пепелище и срываешься с ним вместе в Тоскану, необходимость в формальностях отпадает.

Эльза пожала плечами.

– Я привыкла называть вас де Врис.

Он хихикнул:

– Твоя мама тоже. Иногда мне становится любопытно, ты, случайно, не являешься «живым окном», которое ведет прямиком в прошлое?

– Что ты имеешь в виду? – язвительно поинтересовалась Эльза.

– Джуми со всеми держит дистанцию. Кроме тебя.

Эльза сердито покосилась на де Вриса, но заметила, что он употребил настоящее время – «держит», – и молча поблагодарила его.

Она усмирила тревогу и переключила внимание на самую актуальную проблему – язык. Джуми сказала бы ей: разве возможно управлять миром, не умея контролировать собственное сознание?

Итак, Эльза сосредоточилась и опять начала слушать горожан, буквально вбирая в себя речь прохожих.

Слова стали прокручиваться в голове, смешиваясь между собой и укладываясь на свои места. Эльза осознала, что итальянский не столь сильно разнится с французским по своей грамматике и этимологии – да он поразительно похож на своего «соседа»! И сейчас это стало ей особенно заметно. От потока информации у девушки закружилась голова.

– Не падай, – заявил де Врис и поймал ее за локоть в тот момент, когда она пошатнулась.

Они замерли на месте. Эльза была ошарашена.

Куда она забрели, и где они, вообще, сейчас находятся? Девушка окинула взглядом очередную замощенную площадь, возле которой они стояли. Хорошо было бы узнать, на какое расстояние они удалились от падающей башни.

– Почти добрались, – сказал де Врис, подводя ее к четырехъярусному каменному особняку.

Ученый махнул рукой в сторону здания, попутно назвав его «домом безумцев».

Входные двери обрамлялись искусно сделанными перемычками и пилястрами, которые придавали особняку величавый вид. Эльза решила, что назвать сооружение домом было явным преуменьшением: «крепость безумцев» звучало бы более подходяще.

Де Врис подошел к крыльцу и приподнял тяжелое латунное кольцо. Через минуту послышался приглушенный звук двигающегося затвора, и одна из дверных створок заскрипела.

Дверь отворила женщина средних лет, невысокая и круглолицая, с темными волосами, забранными в тугой пучок. Пятна на ее фартуке выглядели так, словно они появились не на кухне, а в ремонтной мастерской.

– Алек! Какой сюрприз! – затараторила она по-итальянски, и ее глаза загорелись.

Она обняла де Вриса и, к величайшему изумлению Эльзы, расцеловала в обе щеки.

– Что вы тут стоите! Входите же скорей!

Де Врис переступил порог «дома безумцев». Эльза опасливо последовала его примеру и остолбенела.

Она оказалась в роскошном холле. Гигантская газовая люстра свисала с высокого потолка, который украшала фреска, изображающая небо и розово-оранжевое закатное солнце. Мозаичная плитка на полу была так гладко отполирована, что в ней отражался и рассеивался газовый свет. Две изогнутые лестницы, по одной с каждой стороны холла, вели на просторный балкон, который располагался вдоль всей стены.

Такого Эльза точно не ожидала! У де Вриса были и впрямь интересные друзья.

Ну а де Врис вел себя совершенно непринужденно.

– Чудесно выглядишь, Джиа! Твой муж дома?

– К сожалению, он еще неделю задержится во Флоренции. Дела с Орденом, знаешь ли…

– В таком случае, позволь представить тебе синьорину Эльзунани ди Джуми из Вельданы. Эльза, это синьора Джиа Пизано, директор «дома безумцев». – Эльза кивнула, и де Врис добавил: – Я бы действительно хотел увидеться с Филиппо. Но проблемы с Орденом надо решать на месте.

Синьора Пизано скрестила руки на груди.

– Увы, но давай лучше поговорим о тебе и о твоей спутнице! Ты нанес мне неожиданный визит, но я всегда тебе рада! Может, пройдем в мой кабинет?

– Минутку. – Де Врис повернулся к Эльзе и заговорил по-голландски: – Как обстоит дело с итальянским?

– Воспринимать на слух легко. Хотя я, наверное, буду чувствовать себя не в своей тарелке. Ничего, как-нибудь справлюсь, – ответила Эльза, украдкой наблюдая за лицом синьоры Пизано, которое вытянулось от удивления и, естественно, непонимания.

Хорошо, что она и де Врис могут разговаривать по-голландски, подумала Эльза.

– У меня странные ощущения насчет этого… «дома безумцев». Вы уверены, что мы можем доверять его хозяевам?

– Я бы доверил им свою жизнь, – серьезно произнес он.

– Ладно, – сказала Эльза. – От меня требуется только послушание, да? – съязвила она, не удержавшись.

Де Врис взглянул на нее с мягким укором:

– Терпение, моя дорогая. Я обещаю…

– Осторожно! – крикнул кто-то сверху по-итальянски.

Все, включая синьору Пизано, вздрогнули. Эльза посмотрела вверх и увидела юношу с рапирой в руке, свесившегося через балконные перила.

– Ой! Нет! – вырвалось у Эльзы.

Юноша перепрыгнул через перила, и Эльза затаила дыхание. Она испугалась, что он разобьется насмерть, но парень приземлился на ноги. Прямо как кошка, подумала Эльза.

Юноша огляделся, и на мгновение их взгляды встретились. Он был достойным объектом для изучения: медно-карие глаза, оливковая кожа и довольно длинные светлые выгоревшие волосы. Ему пришлось убрать пряди со лба, чтобы лучше видеть Эльзу. Щеки девушки зарделись.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7