Григорий Рыжов.

Мои записки. Автобиография. Книга II



скачать книгу бесплатно

Уроки по самбо…

Снова общежитие, учёба, лекции. Хорошо помню уроки физкультуры. Вначале я ходил в общую группу, которая занималась общей физкультурой. Летом, легкой атлетикой, а зимой на лыжах. Потом я перешёл на занятия по самбо, вместо физкультуры, которые проводились два раза в неделю. Я попал в группу ГЭП и с ребятами занимался по самбо. Многих ребят я уже знал по уборке картошки. В паре я занимался с Женей Фомичёвым. Он учился после школы, играл на гитаре, хорошо пел. В настоящее время является Президентом «Лиги автомобилистов» Свердловской области, которая участвует в соревнованиям по Ралли по России и т. п. Часто проводят эти соревнования у нас в Асбесте на трассе в отвалах…

У него имелся шрам на лице, который ему шёл. По натуре он был хулиганом из Нижнего Тагила. Видимо он думал, что я слабый по отношению к нему. Я легко его борол и ловил на болевых приёмах. Сказывался мой опыт тренировок по самбо в г. Асбесте. Мне казалось, что Женя сердился. Благодаря занятиям самбо, я сблизился с этими ребятами. Они оказались дружными. Занятия продолжались 2 года.

Осенью в горном институте провели соревнования по самбо «День открытия ковра». В спортзале собрались участники соревнования и болельщики. Самсонов, преподаватель по самбо, он же зав. Кафедрой по физкультуре, торжественно объявил об открытии соревнований. Соревнования проводились по олимпийской системе. Первая моя схватка состоялась с новичком, которую я выиграл с явным преимуществом. Затем схватка произошла с 3 —е разрядником, который был моим соперником. Я её легко выиграл. В третьей схватке мне достался противник со 2 —м разрядом. Парень коренастый, среднего роста, участвовал в соревнованиях по самбо за сборную горного института.

Началась схватка, которая рассчитана на 6 минут. Я сразу почувствовал, что противник опытный и сильный. Я активно проводил броски, которые получались таким образом, что противник оказывался за кругом. Это в зачёт не шло. Самбистов приглашали в центр круга и снова продолжалась схватка. Соперник мой, имея опыт на соревнованиях, броски производил в центр круга, тем самым набирал очки. После 6 – ти минутной схватки я проиграл по очкам. Устал сильно, и после окончания борьбы еле ушёл с ковра и долго не мог отдышаться. Мне не хватало опыта соревнований.

Со 2 – м разрядником я мог бороться на равных.

Так прошли в моей жизни соревнования по самбо, в которых я больше никогда не участвовал. Два года занимался по самбо вместо физкультуры. Как – то решил я поступить в секцию самбо и тренироваться со сборной института. Я пришёл на секцию и спросил:

– Можно мне ходить заниматься в секции самбо.

Самсонов посмотрел на меня и дал мне самбиста 1 —го разряда, чтобы я проводил приёмы на нём. Я стал проводить приём переднюю подножку. Вышло не удачно, ещё раз, по лучше. Ещё один приём, через колено. Самсонов посмотрел и сказал:

– Достаточно, не подойдёшь нам….

Я ушёл, подумав, что, видно по годам старый и не чётко выполнял приёмы.

Вот так. Сильно я не расстраивался, ведь там нужно было много тренироваться.

В институте часто проводили соревнования, эстафеты, баскетбол, ручной мяч, волейбол. Часто приглашали играть за факультет. В отношении спорта вёл активный образ жизни.

Прощай друг Женя…

Женя Пашковский с младшим братом надумал ехать к родителям в Ставропольский край, где – то в районный центр. Я проводил их в аэропорт. На прощанье обнялись, попрощались и они с братом пошли на посадку. После проводов мне стало тоскливо, ведь он мне был шесть лет близким другом. Я попрощался со своей молодостью. Женя писал мне письма. Женился в г. Ленинграде, затем уехал в Бухару, а сейчас живёт г. Нарве. Связь давно уже прекратилась, но хотел бы я побывать у него в гостях….

Неудовлетворённость в чувствах…

Прошёл Новый Год 1969. Началась зимняя сессия. Два экзамена я завалил математику и историю. По истории КПСС принимал экзамены заведующий кафедрой истории профессор Плотников. Интеллигентный мужчина лет 50. Вся группа сдавала со шпаргалок, сдавал и я так же. Видимо ему не понравился мой ответ и засыпал меня на дополнительных вопросах. Третий экзамен по кристаллографии сдал с натягом на 3.

Экзаменов и зачётов было очень много. Информации по предметам столько много, что голова не справлялась с пройденным материалом. Ушёл на каникулы с завалами

(хвостами) двух предметов математики и истории.

С Галиной мы переписывались, и я решил поехать к ней в г. Актюбинск. Тянуло меня к ней. Денег у меня не было, и я поехал домой и одолжил у своего машиниста 20 рублей. Поехал в аэропорт, на билет денег не хватило, чтобы лететь на самолёте. Поехал на железнодорожный вокзал, купил билет. Дал телеграмму. Сел в поезд. И на, тебе. Меня встречает Галина. Сели на такси и приехали домой, где она жила на квартире у одной бабушке. Квартира была двухкомнатная в новом микрорайоне. Кстати, на улице стояла зима с казахстанским степным холодным ветром.


Это я. Студент горного института.1969 год.


Было уютно и хорошо. С мороза помылся по пояс над ванной. Потрогав меня за спину, Галя сказала:

– Мне нравятся парни со спортивной фигурой.

В это время я имел спортивную форму. Мне было 24 года. Обстановка располагалась по семейному. Мы находились в квартире одни. Отогревшись от мороза, сходили за продуктами, купили бутылочку вина. Она приготовила обед. Выпили понемногу. Стало хорошо, кровь заиграла в жилах и ударила в голову. Было здоровье, молодость и рядом красивая девушка. В квартиру пришёл сын хозяйки с двумя детьми. Галя представила меня, как двоюродным братом. Она вышла к соседям за чем —то, а он мне сказал:

– Ни какой ты не брат ей, а парень. Желаю тебе успехов на поприще любви. Она хорошая хозяйка и человек тоже неплохой.

Вечером сходили в кино.


Прогулки на лыжах. 1969 год.


Наступил час ложиться спать. Она накрыла отдельно мне постель, а сама легла на другую кровать. Я, конечно, перебрался к ней. В постели мы прижались друг к другу. Вот оно, не земное наслаждение, когда находишься в постели с молодой женщиной, прекрасная телом и пышущая здоровьем, при этом отвечая взаимностью. В первые я лежал с женщиной наедине и наслаждался её телом, жаркими поцелуями. Она просила и просила ласки, которые я дарил ей, как мог.

Первую ночь мы наслаждались своими телами, ласками и поцелуями. На большее она не пошла, не разрешала.

Между прочим, в разговоре она сказала, что у неё в Б – Истоке был сверхсрочник, который служил в воинской части в Арамиле. Галина была с ним в близких отношениях. Она забеременела, к тому же он оказался женатым. Галина сделала аборт, который был первым. Она сказала мне, что у неё не будет детей из – за аборта. У меня, что – то внутри оборвалось и упало. Я был в замешательстве.

Тем не менее, наступило утро. Мы не выспались. Слегка позавтракав, пошли гулять на улицу. Ходили в школу на занятия. Она преподавала в спортивной школе по легкой атлетике, где считалась требовательным и хорошим преподавателем. Это видно по её занятиям. Она владела ситуацией над учениками. День прошёл. Наступил вечер. Мы легли в пастель. И всё началось сначала. Мы упивались в ласках, блаженствовали, касаясь, друг друга. Я обнимал, целовал её. Это продолжалось час и два. Она мне всё не отдавалась. Я находился в возбуждённом состоянии, она тоже.

Прошло пол – ночи, а она ещё не решалась отдаваться. Вернее не давала это сделать, а я по неопытности слабо добивался, полагаясь на неё. Наконец, она почувствовала, что – то…. И сама разделась до гола. Мы были в постели в плавках, где – то в подсознание мы стеснялись друг друга. Мы яростней кинулись в объятия, началась новая волна сладострастия, ласки и любви. Я гладил её обнаженное, гладкое тело. Оно было упругое и в тоже время нежное женское тело. Её груди касались моей груди, они были словно детские мячики, которые так и «таяли» в моих руках. Мы были словно в «раю». Я почувствовал, что она захотела меня. Сдерживая себя, она сейчас хотела получить всё сполна. Но …. здесь получилось обидный случай. Я был в возбуждённом состояние несколько часов. И когда она захотела меня, я вдруг расслабился, касаясь членом её половых губ. У меня произошла самопроизвольная эполюция, так по медицине называется. Мы оба были не удовлетворены….

Я уже два дня задерживался после каникул. В сознании моём утвердилось, тем более я был старостой в группе, нужно ехать домой. На другой день я стал собираться домой. Настроение было у обоих подавленное. А всё дело было в нашей не опытности. Я впервые с женщиной в постели наедине.

Нужно всего – то, если допустила она в постель, быть настойчивым и через пол-часа, час брать её. Вот и всё.

В моём случае нужно было остаться ещё на два дня, чтобы добиться своего и её удовлетворения. Я и этого не догадался, да и она не настаивала.

Потом опытные ребята сказали, что такое бывает, 3 – 4 часа находиться в возбуждённом состоянии, то половой член может неожиданно, как правило, в нужный момент отказать. Такого и бык не выдержит.

Вечером Галина проводила меня на вокзал. Попрощались хорошо. Она ничего не высказала. Я уехал. Мы перекинулись письмами пару раз. В письме она писала и спрашивала корректно: «Гриша, может, что с тобой случилось в Армии и т. п.» У неё не было должного опыта, иначе она сделала всё, чтобы этого не случилось.

Это для меня была психологическая травма, которая оставалась долго.

Больше я писать ни чего не стал, тем более, что она жила с «макаронником» и был у неё аборт. Это не моя цель и идеал. Хотя женщина была хорошая. Дальнейшую судьбу её я не знаю.

Пересдача экзаменов…

Приехав с Актюбинска, сразу взялся за учёбу. Историю пересдал на хорошо. С преподавателем беседовал легко и свободно. Она сказала:

– Как вы могли завалить экзамен, знаете, материал хорошо, но поставить эту оценку не могу. В зачётку поставила удовлетворительно. За несколько семестров в диплом поставлена оценка хорошо.

Математику я сдал на три, но сдал легко. Мне кажется, что материал я знал на хорошо. При повторной сдачи экзамена преподаватели ставили оценку удовлетворительно. Я думаю, что это было у них правилом.

По математике у нас была преподаватель особого склада. Ершова Галина Ивановна была старой девой, лет 50 в то время. Она читала нам лекции по теории математики в аудитории, где сидели 5 —6 групп горно-механического факультета. Экзамены принимала она, очень строго. Шпаргалками пользоваться бесполезно, строго следит.

После ответа по билету, гоняет по всему пройденному материалу. Одним словом, через неё халтура не проходит.

Как – то она завалила одну группу из 25 студентов, 6 студентов только сдали. Это был рекорд в институте. А заведующий кафедрой математики, завалил 12 студентов. Её вызвали в ректорат и провели с ней воспитательную работу. Завалов стало меньше, но она продолжала свою линию. Может она и права. Вот и я у неё не сдал, нас тогда пол – группы не сдало. Потом хорошо подготовился и сдал нормально. Видно мне нужно повторять дважды сложные предметы. Только так я усваивал их.


Моя сестра Надя. 1968 год.


Обязанности старосты мне были в тягость. Нужно было отмечать в журнале посещаемость студентов на лекции. Ситуации бывают разные. Если не ставишь пропуски, то нагоняй получишь от преподавателя, деканата, да и грех берёшь на душу.

Эта обязанность стала для меня в тягость, да и надоело за других отвечать. Да и организовать для группы развлекательное мероприятие не мог, не было организаторских способностей. А молодёжи нужен свой по интересам, по годам староста.

Когда мне заместитель декана предложил сдать полномочия старосты я сразу согласился. Группа выбрала Юферова Володю. Он был со мной в хороших отношениях.

Я о нём писал выше. Чувствовалось, что он оживил группу. Начал с вечера у девчонок, купили вина, приготовили закуски. Выпили, начался весёлый разговор под вино. Я бы на это не решился. Пропуски он почти не ставил. Как отчитывался в деканате? Помню, там возникали к нему вопросы. Пробыл старостой Володя не долго. Его выбрали в комитет комсомола горного института. Группа выбрала старостой студентку Фёдорову Алю, которая до окончания учёбы и пробыла старостой. Она была младше всех, школу закончила в 16 лет. Неплохая девчонка, обязанности старосты группы ОПИ – 68 выполняла добросовестно.

Учёба шла своим чередом. Комсомол в институте, как и везде, работал формально. Проводили аттестацию, которая проходила примерно так. Аттестуемый встает, о нём читают характеристику, затем несколько человек высказывают отзыв. Последний этап проводится голосованием. Как правило, все комсомольцы проходят аттестацию.

Лично мне эта процедура не нравилась. Это оскорбляло твою личность, копаются в твоей душе.

Иногда с ребятами ходили в ресторан, посидеть, послушать музыку. Ходили на танцы в другие институты, например, институт народного хозяйства. Мне нравилось на студенческих вечерах. У нас в горном, вначале был концерт, ставили своими силами. В горном институте организовали ансамбль «17М», этот коллектив ездил даже за границу в Чехословакию и Польшу. Правда, вели себя слишком свободно, одним словом у них появились там проблемы, которые пришлось улаживать влиятельным родителям и дипломатам.

После концерта начинались танцы. Студентов всегда присутствовало много, приходили гости из медицинского, педагогического, народного хозяйства и других институтов. В основном это были девушки. Ведь в горном институте 80% составляют парни. Было весело и интересно. Для смелости студенты и студентки выпивали по чуть-чуть и шли на вечер. При желании всегда можно познакомиться с девушкой. В это время у меня никого не было, а знакомство с девушкой не получалось.

Формирование строительного отряда «Искатель»

Пошёл уже второй семестр, время стояло весеннее, март на дворе. На лекциях трудно усидеть до конца. Весна. За окнами начиналась капель. На душе тревога. Одиночество уже переносить тяжело. Душа просила покоя, а покой, когда рядом девушка, прекрасная и ласковая собой….

Началось в институте формирование студенческих строительных отрядов. Я записался. Состоялось собрание. Строительный отряд формировался на базе группы ГЭП-68, с которыми я вместе был на уборке картофеля. С ними занимался на уроках самбо. Ребята знали меня хорошо. Были ребята и из других групп. Контингент студентов подобрался сильный, 50% студентов после Армии. Название отряду придумали – «Искатель», который и по сей день переходит из поколения в поколение студентов.

Собирались несколько раз. Проводились оживлённые беседы, дискуссии и т. д. Выбрали командира и комиссара отряда, рекомендованные комитетом комсомола ВЛКСМ института. Выбрали бригадиров. Пригласили мастера работать в отряде из строительного управления, его звали Валерий. Из медицинского института пригласили студентку поработать у нас в отряде медицинской сестрой, а поваром взяли студентку из группы ГМК. Звали её Татьяна. И ещё одна девушка была поваром.

Халтура студента…

А пока продолжалась учёба, студенческая жизнь. Беззаботная, но скучать не приходилось. Некогда. Иногда приходилось ходить на халтуры 1 – 2 раза в месяц. Ходили разгружать вагоны на базы, склады и т. д. Запомнился мне один случай.

В общежитии жили дипломники шахтёры, им лет по 32 и более. Для меня они казались взрослыми мужиками. Им не хватало одного человека. Нужно было для комплекта 4 человека, чтобы работать в паре. Я им и подвернулся, деньги мне тоже нужны. На улице стоял март, погода морозная. Поехали на Вторчермет на завод ЖБИ. За нами приезжал автобус, и мы на нём приехали. Ребята постоянно разгружали здесь вагоны. Надо было разгрузить полувагон цемента, который слежался и 6 месяцев никто не брался за него. Видимо ребята согласились разгрузить за 120 рублей. Каждому достаётся по 30 рублей. Это нас устраивало, меня тем более. Стипендия моя была от предприятия и составляла 42 рубля.

Итак, начали разгружать полувагон с цементом, который находился в состоянии сильного уплотнения. Работали напряжённо в лепестках от цементной пыли. Цемент разгружали волокушами из люка полувагона по желобам. Примерно час работали, а 10 минут отдыхали. Всего работали 6 часов. Помню, меня от усталости качало, весь в поту. Пыль цементная прилипала к лицу. В глаза попадал пот и щипал их. К тому же стоял мороз. Ребята попались коренастые, жилистые, одним словом шахтёры, забойщики. Я работал на пределе, старался, как мог, чувствовал, что силы меня покидают, но из всех сил работал, чтобы от них не отстать. Лишь бы не упасть. Ноги и руки наливались свинцом, хотелось упасть и уснуть прямо в пыли, в цементе. Но, только вперёд, только вперёд, ведь я гвардеец.

Наконец, последние гребки цемента, на душе стало легче, видно было окончание работы. Почистили полувагон, сдали его и пошли отдыхать. Ребята покурили 15 минут. Мы отмылись в душе и с легкой душой отправились в общежитие. Деньги получили сразу.

Утром мышцы все болели, как после хорошей тренировки.

Вспоминаю, была лекция по химии, сижу, записываю в тетрадь. Вдруг у меня из носа капнула кровь на тетрадь. Рядом сидели девчонки. Я встал и без разрешения вышел в коридор. Зашёл в туалетную комнату, умылся холодной водой. Намочил платок и приложил его к носу. Кровь больше не бежала. Видно нагрузка оказалась для меня большая, и организм почувствовал это. Поднялось давление и кровь пошла носом, но немного, несколько капель. Больше такого со мной не случалось. Немного было не ловко перед девчонками, но я плюнул на это. Что произошло, то произошло.

Один раз пришлось поработать на пивном заводе. Нас было четверо, разгружали вагон хмеля, что – то вроде зерна. После разгрузки пошли в цех, где разливают пиво в бутылки. Пили пиво, сколько хочешь, с батарей. Рабочие пиво пьют тёплое, иначе можно заболеть лёгкими от холодного пива. Вкусное, как парное молоко ударяло в голову. Домой шли весело и с песнями. Заработали по 15 рублей. Это не плохо для студента за один вечер. Можно прожить на эти деньги 15 дней.

За время учёбы и проживания в общежитии я ходил на заработки не более 10 раз. За два года – это не много.

Помогала мама, в месяц 10 – 15 рублей. Стипендия 42 рубля от комбината «Ураласбест», я регулярно получал. Подрабатывал, а летом строительный отряд.

Материально было туговато, но жить можно. Погулять и в ресторан посетить оставалось.

Особо к деньгам тяги не было. Занимался учёбой, спортом. А для разрядки иногда устраивали вечеринки.

Знакомство с Галиной…

За окнами апрель, с крыши капает капель, на душе тревожно. Душа и тело просит любви. Как – то в конце апреля, мы с Сергеем Воробьёвым поехали на вечер в ОДО (Окружной Дом Офицеров). Перед этим зашли в магазин, купили две бутылки вина. В скверике посидели, выпили вина, и пошли на танцы. Народу было много. Играл военный оркестр. Многие танцевали.

Я окинул взглядом весь зал и заметил девушку, скромно стоящую в сторонке у стены, окружённую группой девушек. Она показалась мне брюнеткой, с ярко выраженным лицом. Глаза коричневые. Рот слегка приоткрыт, показывая чуть вперёд зубы, которые дополняли её лицо, не портя его. Причёска делала её строгой и привлекательной. Она была в голубом платье с рюшами. Я подошёл к ней, а она стояла среди девушек, не смело спросил:

– Разрешите с Вами потанцевать.

– Пожалуйста, – скромно ответила она.

И мы стали танцевать. Звучала музыка. Нам было хорошо. Её звали Галей, она оказалась на редкость общительной, разговорчивой. Больше задавала вопросов, чем я.

Я одет был, конечно, по студенчески. Поношенные туфли жёлтого цвета, потёртый костюм и т. п. Но была молодость, и всё было впереди. Я танцевал с ней весь вечер, не отходя от неё. Она, словно завораживала меня своей непосредственностью, простотой. Говорили обо всём, о учёбе, истории, искусстве и т. д. Оказалось, что она с подружками сдала сессию, они учились заочно в педагогическом институте на дирижёрском – хоровом отделении, поэтому случаю зашли на танцы. Вначале я говорил, что мы с Воробьёвым геологи и работаем в почтовом ящике. Потом признались, что мы студенты с горного института. Вечер подходил к концу. Я спросил у неё:

– Можно, Галя, проводить тебя домой?

– Можно, только я живу далеко. В Пионерском посёлке, – ответила она.

– Это не имеет значения.

Доехали на трамвае до Пионерского посёлка, а там пошли через парк. Было темно. Вечер стоял прохладный. Ветерок со свежестью охватывал нас.

Незаметно за разговорами дошли до её дома. Он стоял на углу улицы Ирбитской и Менжинского. Немного поговорив, она попрощалась и вошла в дверь ограды, я за ней.

Я приблизился к ней и сказал:

– Ну, что? Целоваться будем? – довольно нагло произнёс я.

Галю, видно, сильно поразило эти вопросы, и она быстро убежала на крыльцо дома. Но мы с ней успели договориться о свидании.

Помню по дороге, когда мы шли с вечера ОДО, мне не понравилось её поведение и разговор. Речь шла о кольце, которое было у неё на руке. Видимо третий и создал такую ситуацию. Я сдержался от грубого разговора, так как я пошёл её провожать, а Воробьёв за компанию.

Видно у Галины чувство ответственности по отношению достоинства к мужчине отсутствовало, к тому, кто пошёл её провожать. Это было первая отрицательная реакция, которая осталась в душе у меня. Потом их было множества и бесконечно.

Так мы стали встречаться с Галиной один раз в неделю. Чаще было не когда. У меня учёба, у неё работа и учёба заочно в институте. Ходили в кино, приглашал в театр оперы и балета, музыкальную комедию, драматический театр, филармонию. Было хорошо. Я любил посещать театры и общественные места с хорошей девушкой.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7