Григорий Рыжов.

Мои записки. Автобиография. Книга II



скачать книгу бесплатно

© Григорий Михайлович Рыжов, 2017


ISBN 978-5-4474-8547-4

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Египет. Мужской монастырь св. Великого Антония и св. Павла. Это Я и монах экскурсовод. 2008 год.


Это Я. г. Ташкент. 1990 год.

Пролог

Это Я. У памятника Рустави. г. Ташкент. 1990 год.


Для меня начинается новый этап в жизни. Я поступил в горный институт им. В. В. Вахрушева на горно – механический факультет на кафедру обогащения по специальности «Обогащение полезных ископаемых». Учиться я буду от комбината «Ураласбест» на их стипендию, которая составила 42 рубля.


«ВНИИпроектасбест». Производственно-конструкторский отдел. г. Асбест. 1981 год.


Для меня это большая честь учиться в высшем учебном техническом институте. Я мечтал стать инженером, возможно любым, но быть инженером…

Моя мечта исполнилась и мне надо приложить огромное усилие, чтобы благополучно окончить горный институт и стать специалистом…

Учёба в горном институте

им. В. В. Вахрушева

(1968 – 1973 годы.)

Глава 1

Первый курс обучения

(01.09.68. – 30.07.69. г.г.)

В пути на уборку картошки…

После собрания в институте на другой день мы, студенты, с вещами поехали на железнодорожный вокзал, где был назначен сбор. Нас было несколько групп ГЭП, ГМФ, ГЭО, ГЭФ и две группы ОПИ. Помню, как сели в поезд, который направлялся в сторону Красноуфимска. Как всегда, были гитары, ехали с музыкой, пели песни. Куда ни гляди, везде молодёжь, девчонки и парни. В группах в основном были парни, а девчонки составляли в группах ГЭФ и ОПИ.

Хорошо помню, как приехали до станции ночью. Нас посадили в грузовые машины и мы поехали. Дорога была с ухабами, сильно тресло. Встречный ветер продувал до костей. Вечера уже были холодные. Ехали около 15 километров. Высадили у деревянного здания. Здесь остались две группы ОПИ, похоже, я ими и командовал, и группа ГЭФ. В группах ОПИ девчонок доходило до 85%, в ГЭФ до 45%. На ночь устроились, как могли. А утром навели порядок, заслали постели, убрали комнаты и т. д. Девчонки создали комфорт и уют. Они это могут.

Деревня. Инцидент с собакой…

Я утром встал рано и по привычке с одним товарищем, на голове у него росли рыжие волосы, решили сделать пробежку по окраине леса. Здесь со мной произошёл инцидент, который запомнился на всю жизнь. А произошло следующее. Бежим мы с товарищем вдоль опушки леса, беседуем на ходу.

Видим впереди, рядом с лесом пасётся стадо коров, овец. И вдруг, откуда ни возьмись, выскочила из кустов большая, лохматая, борзая собака, она оскалила острые зубы и стала приближаться ко мне. Мой спутник оказался за спиной у меня. Я испугался и стал пятиться назад, собака за мной. Я приговаривал:


Группа ОПИ – 68 – 2 на лыжах в Уктусе. 1968 год.


Группа ОПИ – 68 – 2 на лыжах в Уктусе. 1968 год.


– Нельзя, нельзя, нельзя. Пошла прочь! – говорил, не узнавая свой голос.

Собака морду вытянула, и всё смелее и смелее приближалась ко мне, скаля свои зубы, видя, что я отступаю. Я был с голыми руками, а собака большая, не то слово, огромная. Откуда – то появился пастух, он прикрикнул на неё и замахнулся на неё палкой. Собака ещё злее на меня оскалилась, внезапно приблизилась ко мне и укусила ногу ниже колена. Мышцу не задела. Зубы прошлись по кости, оставив кровяной след. Пастух отогнал собаку и этим облегчил мою участь.

Я, хромая с товарищем, дошёл до здравпункта, который находился рядом с нашим домом. Мне сделали три укола против столбняка. Всё обошлось, на другой день я был уже в норме. Следы от собачьих зубов остались на всю жизнь.

Уборка картофеля…

Началась работа на совхозном поле. Мы убирали картофель. На поле работала картофелекопалка, брала по две грядки, а студенты собирали и складывали в кучи. Работали хорошо. Кормили нас в столовой три раза в день. Всем нравилось. Девчонки работали на кухне по очереди. Парни заготавливали дрова.

Нас возили на работу на машине. За несколько дней познакомились, сблизились. Как – то я разговорился про деревню, где рос в детстве в Рязанской области, про лошадей и всё такое. Вечером ко мне подошла девушка из нашей группы Марина Терентьева и говорит:

– Гриша, пойдём сегодня в ночное? – серьёзно, посмотрев на меня.

От неожиданности я опешил и не знал, что сказать. Потом, подумав, сказал:

– Хорошо, Марина, пойдём.

Договорились с ней отправиться в ночное после отбоя. Все студенты легли спать, а мы с Мариной отправились в поле, где пасутся лошади. Дошли до того места, где находились лошади, пощипывая траву. Было позднее время, светила луна, освещая поляну, на которой стояли небольшие стога сена. Вокруг поляны тянулся лес, сливаясь в тёмную полосу на горизонте и сохраняя свою таинственность. На поляне паслись лошади, а с некоторыми кобылами и жеребята.

Лошади были спутаны. Я сказал Марине:

– Марина, уздечки нет, трудно будет управлять лошадью. Давай придём в другой раз.


Володя Юферов и Я в Уктусе зимой. 1968 год.


Девушка была сентиментальна, видно по её разговору. Мы шли обратно, часто ни говоря, ни слова. Я чувствовал себя неловко, не зная, что сказать. Она была не довольна и я чувствовал это. Марина ждала от меня большего, ведь я был старше её, после Армии, да к тому же староста. Ей было 17 лет, после школы. Это меня и смущало, ведь я нес за неё ответственность.

Так мы и шли, домой молча, разговор не получался. Подходим к деревне, у моста деревенские ребята, громко разговаривали. У нас с ними сложились не простые отношения, дело доходило до конфликта. Внутри у меня всё похолодело, думая, что произойдёт вроде стычки. Обошлось, ребята на нас внимания не обратили. Мы прошли по мосту и благополучно вернулись домой. Больше она в ночное не просилась. Хотя видел её верхом на лошади, она просила конюхов прокатиться на лошади.

Я не вмешивался.

Между нами стали возникать не простые отношения. Взгляды, жесты, выдавали нас, и это было видно не только нам с ней. Это меня тревожило и сладко мучило, тем более об этом мы не говорили друг другу.

Конфликт с деревенскими ребятами…

В группе ГЭФ был парень из Казахстана, русский. Родители у него высокие люди. Занимался самбо. Был из хулиганов, из трудновоспитуемых. Мне кажется он затеял возню с деревенскими ребятами. Накалял обстановку специально, чтобы спровацировать драку. Нас, ребят в двух группах насчитывалось 15 человек. Как – то вечером, мы уже легли спать, прибегает, как ошпаренный и кричит:

– Парни, вставайте, деревенские пацаны наших ребят бьют!

Мы быстро поднялись, оделись и побежали за ним. Нас набралось 10 парней. Подбегаем к клубу, видим, стоит кучка деревенских ребят человек 8 – 10. Встали против друг друга, как стенка на стенку. Я, староста, не хотел начинать драку без причины. Началась перебранка, потасовка слов и жестов. Начинать драку никто не решался. Парень из Казахстана пытался махать руками, даже кого – то ударил. Ребята деревенские активности не проявляли. Я понял, что можно уладить инцидент мирным путём. На меня студенты смотрели и ждали, какие действия я приму. Я уверенно сказал:

– Парни, давайте жить дружно! Не мешайте нам работать. Вы не будете нам мешать, а мы вам.

На всех слова мои подействовали. На этом и разошлись. Некоторые ребята, особенно парень из Казахстана, были недовольны и у них руки чесались, чтобы устроить драку. Кстати, со второго курса этого драчуна отчислили с института за не успеваемость и хулиганку.

По соседству работала группа ГЭП, одни ребята. До них дошла информация о конфликте у нас с деревенскими ребятами. На другой день вечером они приехали в клуб, завалили толпой с гитарой, это было зрелище бесподобное. Обросшие в фуфайках, половины группы после Армии. Вид, как сбежали из лагеря.

Устроили показательную воспитательную работу над деревенскими парнями. Выстроились в коридоре и пропускали их через строй, давая им по шее, и они летели в конце строя кубарем по полу. Напугали ребят до смерти. Больше на эту тему вопросов не возникало. Деревенские ребята старались нас избегать до самого конца работы по уборке картошки.

Наши девчонки подружились с парнями из группы ГЭП. Им было скучно без ребят. Природа берёт своё. По этому поводу произошёл со мной случай. У меня в группе была Люба Иванова, которая как – то вечером к слову разгорячилась и стала требовать, чтобы я устроил поход девчонок в гости к ребятам в соседнюю деревню.

Это километра два, не меньше. Время наступило ложиться спать, да все уже лежали в постели. Она стала напирать на меня, чтобы я отвёл её к ребятам, вполне на серьёзной ноте. Я не знал, что делать, понимал, что ей нужно мужское внимание, а может и больше. Наконец, сказал:

– Хорошо, Люба, пошли к ребятам. Учти, уже поздно и туда далеко идти. На улице темно.

– Пойдём, я не шучу, – серьёзно сказала Люба и мы пошли.

Я понимал, что это глупость и не собирался идти не известно, куда и зачем. Но я должен, что – то предпринять. Мы с ней прошли метров 200 от нашего дома, вокруг темно, хоть глаз коли. Остановившись, я обнял её и постарался поцеловать в губы. Она стала вырываться из моих объятий и говорить:

– Отпусти меня, я хочу к парням.

– Зачем тебе парни, ведь я здесь, тоже парень. – Стараясь крепче обнять её.

– Ладно, отпусти меня, я пойду спать ложиться.

Мне этого только и надо, чтобы она пошла спать. Впрочем, Люба была с г. Асбеста, жила в посёлке Черемша. На 3 курсе вышла замуж за студента. Остались жить в г. Свердловске и родила 4 – х детей. Вот так то.

Окончание уборки картофеля…

При уборке картошки я помогал девчонкам убирать грядки, когда был свободен от организационной работы. В группе была студентка по имени тоже Люда, из дворянской семьи, дедушка у неё полковник, служил у адмирала Колчака в гражданскую войну. Я помогал ей убирать картошку и пересказывал Аркадия Райкина на память, подражая ему. Получалось. Люда и девчонки смеялись до слёз. Видимо во мне есть зачатки артиста – карикатуриста. Мне нравилось ей помогать и говорить не о чём. Чтобы я ни сказал, она смеялась смехом, который мне нравился. Она была среднего роста, пухленькая, лицо круглое, курносая, с интеллигентным голосом. Одним словом дворянка, не наших кровей. После института работала в г. Берёзовске на обогатительной фабрике. Замуж не вышла, так и жила одна, говорят, мужчины были у неё.

Наши группы с горно-механического факультета по уборке картофеля курировал преподаватель, фамилию его не помню.

Один раз мы ушли с поля раньше и не убрали картошку. Ожидались заморозки.

Нужно по правилам вспаханные грядки убрать картошку в кучи, чтобы она не замёрзла. Он собрал старост и комсоргов и стал нас воспитывать ругать, при этом стращая деканатом и отчислением из института. Разговор состоялся по-деловому серьёзным, который запомнился на долго.

После этого разговора у меня было право спрашивать строже со студентов по уборке картофеля. Приходилось стращать, вплоть до подачи рапорта в деканат.


Володя Юферов и Я за домашним заданием. 1969 год.


Помогало. Преподаватель на вид был мрачный, чуть ссутуленный, лицо покрыто крапинками, смуглая кожа, волосы чёрные. Вид у него, пропитанного и прокуренного человека. Ему было лет 45 – 46. Жаргон и жесты смахивали на уголовные. Он плохо видел и носил очки.

Был энергичным, подвижным и требовательным. Разобрался быстро с деревенскими ребятами с моральной стороны. Воспитывал их прямо в клубе и угрожал, что отдаст их под суд, если они будут обижать наших студентов. Подействовало.

Впрочем, я узнал, что наш куратор действительно несколько лет сидел в лагере для заключённых. По какой статье не помню. Мужик был нормальным, у студентов пользовался авторитетом. Там, на уборке картошки, такой только и справится с нашим братом.

Что дала нам работа по уборке картошки. Мы сплотились, познакомились друг с другом, узнали характеры и нравы о себе, и с кем близко общался и работал бок о бок. Выяснилось, кто на что способен. Узнали и меня девчонки из группы, отношения остались разные, в основном уважительные. Я относился к ним по работе одинакого ко всем и справедливо. Ведь я старше их был на 6 лет.

После окончания уборки картошки руководство совхоза поблагодарила нас и поздравила с окончанием работ. Настроение было прекрасное. Мы едем домой. Ехали домой с песнями, шутками, гитара играла без конца. На гитаре играл Женя Фомичёв, с ним я ещё не раз пересекусь в институте и стройотрядах. Приехали в общежитие.

Приехали в г. Свердловск утром. Преподаватель старост пригласил к себе в гости, кто пользовался у него доверием. Купили водки, закуски и посидели у него дома. Под водочку мы много узнали о жизни от него, как вести себя в институте, порядки, которые действуют в нём и т. д. Было интересно слушать его и мотать на ус. На том и разошлись.

Нам дали передышку для отдыха неделю. С 1 октября приступили к учёбе в институте. Шёл 1968 год….

Студенческое общежитие…

Мне не дали общежитие в институте, и я обратился к декану факультета Носыреву. Он мне ответил, что институт даёт место в общежитии тем, у кого соответствует бал по вступительным экзаменам. Я стал говорить ему доводы, что служил в Армии, направлен от предприятия, являюсь старостой группы т. п. Декан мне в ответ:

– У нас многие служили в Армии.

Что ещё говорить? Но я чувствовал, что передо мной стена, которую ничем не прошибёшь, тем более словами студента.

Я поехал в г. Асбест, пришёл в комбинат, и мне подготовили письмо с ходатайством о выделении места в общежитии горного института. Письмо это я отдал в деканат и вопрос был снят. Мне выделили место в общежитии.

Я поселился в комнату, где размещалось 5 человек. Мои соседи по комнате были.

Володя Юферов, мы с ним учились в одной группе. Он был со мной одногодок, тоже после Армии. Мы всегда держались вместе, многое между нами существовало общего. Но и рассуждения по некоторым вопросам расходились до ссор.

Трое ребят из группы ГЭП (горная электрификация подземных разработок), я с ними был знаком по уборке картошки в колхозе. Все прошли Армию и были ровесниками. Ребята хорошие.

К сожалению, Володя Юферов в 2003 году не стало, умер от сердечного приступа в 58 лет. После окончания института он работал г. Кировграде на обогатительной фабрике по обогащению меди. Вырос до начальника цеха, была перспектива и дальнейшего роста. Но его влекла карьера учёного, работать в исследовательском институте «Унипромедь» в г. Свердловске. Он переехал в Свердловск работать в институте. У него родилось двое детей. Женился ещё два раза. Это с нами происходит, мужиками. В институте и позже мы поддерживали связь. Наши отношения были не простые.

Николай Пермикин, сухощавый, жилистый парень, после окончания института работал главным энергетиком на руднике в г. Рудном. Вместе ездили в строительный студенческий отряд, настойчивый и работящий парень. На 4 курсе был председателем студенческого совета в общежитии. У него получился конфликт с пятикурсниками и они его вынудили уйти из института, но он закончил его уже заочно.

Алёха, земляк Николая, ленивый по натуре, с замедленными действиями и не решительными движениями. Его отчислили из института за неуспеваемость. Уехал домой с 3 курса. Работал на горном предприятии диспетчером, закончил техникум.

Ещё один сосед, боцман, служил во Флоте закончил институт, был направлен на работу в Сибирь. Случайно в 1987 году видел его в столовой на ЖБИ в г. Свердловске. Вид испуганного человека, не было боевого духа. Поговорили с ним о жизни, о былом. Работает электриком, говорит из – за квартиры. И то резон.

Со временем обжили комнату, обустроили.

Марина Терентьева

И потекла студенческая жизнь. Лекции, семинары, лабораторные занятия. В памяти все перемешалось, трудно, что – либо вспомнить. Мне трудно давалась математика, отчасти физика и начертательная геометрия. В первом семестре я завалил экзамены – это математика и начертательная геометрия. Подготовившись, я повторно сдавал экзамены успешно. Можно поставить за пересдачу экзамена 4, но за повторную сдачу ставят оценку 3.

Должен сказать, что точные науки шли у меня не легко, приходилось много трудиться. Сказывалась школа ШРМ и большой разрыв в учёбе.


Я и Володя Юферов после защиты дипломов. 1973 год.


Несколько слов о Марине Терентьевой. Я постоянно думал о ней. Когда она заходила в аудиторию, то у меня сердце вздрагивало, если её не было, то было всё пусто вокруг. Она мне нравилась, но объясниться, я не смел. Как – то Люба Иванова мне сказала:

– Гриша, почему ты с Мариной не дружишь?

Мне ответить было нечего.

Как – то с Женей Пашковским купили билеты в «Космос» на концерт ансамбля песни и пляски им. Александрова.

Я решил пригласить Марину на этот концерт. Зашёл в комнату, где она жила, вызвал её в коридор и сказал ей:

– Марина, я хочу пригласить тебя на концерт.

– Гриша, знаешь что? – посмотрев на меня, ответила она, и я почувствовал не ладное.

– Что? – переспросил я удивлённо.

– Ты старый, – ответила Марина

Я был обескуражен, не понимая в чём дело. Потом до меня дошёл смысл её слов и я ответил:

– Извини, Марина, только, чтобы потом разговоров не было, – повернувшись, уходя ответил я. Душевное состояние осталось тяжёлым.

На концерт с Женей ходили вдвоём, концерт понравился. Не всё так было плохо. Всё у нас впереди….

Видимо, у меня с Мариной после отказа пойти со мной на концерт, ещё был контакт. У неё плохо усваивалась история, и она попросила меня помочь ей. Я стал с ней заниматься историей в библиотеке и помогать готовиться к семинару. Началась зима, на улице лежал снег, после занятий в библиотеке, мы шли вдвоём до общежития. О чём – то разговаривали, но я чувствовал с ней себя напряжённо, неловко. Может разница в годах, что вместе учимся в одной группе, да я ещё староста.

Несколько раз коллективно ездили на Уктус кататься на лыжах. Я пытался с ней заигрывать, но натыкался на колкость и пренебрежение. Ездили кататься на коньках на стадион УПИ. Идём домой пешком по тротуару, разговариваем, хохочем. Я взял, изловчившись, Марину на руки и понёс её. Она, видно ей не понравилось, начала вырываться из рук и возмущаться и говорит:

– Отпусти меня, Дурак!

У меня всё отпало, и я отпустил её. Больше я не разговаривал с ней до самого общежития.


Людмила Хлусова и Марина Терентьева после защиты диплома. 1973 год.


Прошло несколько дней. Я чертил после занятий в институте по начертательной геометрии в специальной аудитории, там занималось много студентов, в том числе и Марина. Она подошла ко мне и сказала:

– Гриша, пойдём сегодня на каток, группа собирается….

– Извини, мне не когда, – ответил я.

Она делала несколько попыток пойти со мной на контакт, но я отделывался шутками, или делал вид, что не понимал. Во мне, как будто, что – то оборвалось. Наверное, я был не прав, девчонка мне нравилась, очень сильно. Но у меня судьба была другая….

Женя Пашковский

С Женей Пашковским я встречался постоянно. Будучи абитуриентом познакомился с парнем. Он после школы поступал на горный факультет. Мы жили в одной комнате в общежитии. Он был высокого роста, сутулый. Я с ним ездил к Жене на Вторчермет. Он вёл там секцию по вольной борьбе с рабочими. Посещали и мы тренировки. Потом гостили у него в комнате, пили чай, говорили о спорте и т. п.

Как – то я пошёл с ним на тренировку в общество «Динамо», где тренировались мастера спорта по самбо. Женя имел кандидата в мастера спорта по самбо. Боролся он на равных с мастерами спорта. Участвовал на соревнованиях по самбо на первенство страны.

На меня произвело огромное впечатление тренировка мастеров спорта. Это были исполины, крепкие, сильные парни. Красиво и интересно смотреть на их тренировку, особенно когда друг с другом начинают бороться.

После их тренировки мы с Женей зашли в ресторан «Восток» поужинать. К нам подсел за столик крепкий и рослый парень с их секции. Поговорили о спорте, жизни и о будущем, которого не знал никто, что будет впереди….

Галина с Б – Истока…

Приближался Праздник Октября и мы с Женей решили поехать в Б – Исток. Я переписывался с Галиной, и мы договорились встретиться в посёлке. Приехали в посёлок, встретились с ребятами, собрались у Лёхи Денисова, он прослужил во Флоте 4,5 года. Выпили, вспомнили былое до Армии. Вечером пошли в клуб, который построили в здании старой мельницы у завода. Играл оркестр, молодёжь танцевала.

Ребята, которые бегали к нам в общежитие, выросли, было интересно смотреть и говорить с ними. Воспоминаний было много.

На танцы пришла Галина. Мы танцевали с ней весь вечер. Нам было хорошо. Она выглядела привлекательно, и казалось мне, что я танцую с королевой. Время подходило к концу. Мы пошли домой. Много разговаривали, было, что сказать друг другу. Подошли к её дому, попрощались, и она ушла домой. Мы с Женей ушли начевать, кажется к его родственникам.

На другой день встретились с ребятами, выпили, поговорили. С Женей пошли к Гали, заходили в дом. Пахло винным перегаром и виден беспорядок в доме. Мужская ругань слышна. Это её братья. Повидались с ней и сразу попрощались, ей нужно было уезжать. Нам тоже.

Ещё одна страничка памяти….



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7