Гомер.

Илиада. Новый стихотворный перевод Аркадия Казанского



скачать книгу бесплатно


Требуй то же с других, неразумный властитель; едва ли {295}

Мне прикажешь, – я слушать тебя не намерен совсем!

Я и слово другое скажу, заруби на скрижалях, —


За пленённую деву оружье поднять? Нет проблем!

Не вступлю, ни с тобой, и ни с кем; отымайте, что дали!

Что до корыстей прочих, что в чёрном моем корабле, {300}


Против воли моей ничего не похитишь; иль стали

Ты приди и отведай, пускай и другие глядят,

Как кровь чёрная вкруг у копья вдруг бежать перестанет!»


Воеводы, жестоко друг-другу слова городя,

Встали с мест, и разрушили сход пред судами ахеян. {305}

К кораблям быстролётным своим царь Пелид отойдя,


С Менетидом, и верной дружиной своею, был гневен.

Царь Атрид быстрокрылый корабль на пучину спустил,

Выбрал двадцать гребцов; Хрисеиду, прекрасную деву,


Сам привёл на корабль, жертву пышную сам погрузил, {310}

Богу дар. Одиссей предводитель взошёл хитроумный;

Быстрым ветром гоним, он по влажным путям поспешил.


Той порою Атрид повелел очищаться разумно:

«Всех раздеть донага, и нечистое в море метать!

Аполлона молить, срочно жертву великую шумно, – {315}


Коз, тельцов, у прибрежья бесплодного моря сжигать!»

Дым и запах костров ввысь летел от горящего лесу.

Так трудились все в стане; но царь Агамемнон смирять


Злобы не собирался, угроз не забыв Ахиллесу,

Звал. Предстали немедля Талфибий и с ним Эврибат, {320}

Слуги, вестники; слал их приказом, подобным железу:


«Марш в шатёр к Ахиллесу Пелиду, и сразу назад;

Отобрав, предо мной Брисеиду немедля представьте.

Если ж он не отдаст, возвратитесь, – я сам буду рад


К непослушному с силой прийти; казнь его мне оставьте!» {325}

Так сказал, и послал, заповедав ужасный приказ.

Побрели неохотно по берегу моря, средь трав, те.


У шатров мирмидонов, судов быстрых, вовсе угас

Слуг порыв. Там находят его, пред шатрами сидящим

В думе. Видя пришедших, не пир Ахиллес им припас. {330}


Засмущались, и стали в почтительном страхе. Стоящим

Им, ни вести сказать, ни его вопросить не дерзнув;

Сердцем просто проник, и сказал базилевс настоящий:


«Мужи вестники, здравствуйте с Дием, я вас не виню.

Ближе станьте; причина не вы, но ваш царь Агамемнон! {335}

Вас послал за моей Брисеидой; я не возбраню;


Боговидный Патрокл, приведи и отдай деву-мену;

Пусть похитят; но пусть сами будут свидетели тут,

Пред семьёю богов и племён всех людей, непременно, —


Базилевс ваш коварный, – как только вам беды придут, {340}

И нужда вас застанет, спастись от позорнейшей смерти,

Погубивший свой ум, пусть свирепствует, – я не приду!


Настоящего с будущим он не увидит, поверьте,

При судах обеспечить спасеньем ахейскую рать!»

И Патрокл, покоряясь любезному другу до смерти, {345}


Брисеиду прекрасную вёл, чтобы слугам отдать.

И послы удаляются молча по стану ахеев,

С ними дева ушла.

Ахиллес, прослезившись тогда,


Далеко от друзей, ото всех, лицо ветром овеяв,

Сел к пучине седой, и, взирая на волн черноту, {350}

Руки слёзно простёр, мольбу матери милой поведав:


«Мама! Краток ты век мне дала, а потом в темноту;

Не судил славы мне Олимпиец гремящий, ни чести:

Зевс одну присудил мне на грешной земле пустоту!


И Атрид Агамемнон могучий меня обесчестил, – {355}

Наших подвигов славу похитил, и властвует ей!»

Так в слезах он вопил, и услышала мать его вести, —


Бездны моря покинув, от старца морского, скорей,

Словно лёгкий туман, она в пене морской выходила,

Села к милому сыну, струящему слёзы очей, {360}


Приласкала рукой, обнимала, и так говорила:

«Что ты, сын мой, рыдаешь? Какая печаль настаёт,

Гложет сердце твоё? Не скрывай, не держи до могилы!»


Ахиллес быстроногий, сквозь стон тяжкий так речь ведёт:

«Мать, ты всё всегда знаешь, зачем объясненья пристали? {365}

Мы на Фивы священные, град Этионов в поход


Уходили, и град разгромили; что взяли, предстали

Пред всем станом, как должно; делил сход ахеян полон, —

И Атриду тогда Хрисеиду прекрасную дали.


Иерей дальновержца потом, Аполлона, Хрисон {370}

Фоакс, он приходил к кораблям быстролётным ахеян,

Дочку пленную чтоб искупить, выкуп был принесён.


Золотой скиптр, венец Аполлона держал, обнадеян;

Умолял убедительно весь стан ахеян большой,

И Атридов всех больше, строителей рати ахеян. {375}


Сразу дружно ахейцы вскричали, – вот так, хорошо!

Честь окажем, приняв иерея блистательный выкуп;

Но Атрид Агамемнон на это в сердцах не пошёл,


Иерея прогнал, словом льва уподобившись рыку.

Огорчился старик, отошёл; но ему Аполлон {380}

Внял, молящему сыну любезных богов; бросил пику, —


Истребленья послал на аргивян народ; быстро он

Гиб, толпа на толпе, и бессмертного стрелы летали.

Был широкий ахеян весь стан стрел дождём поражён.


Тут Калхас прорицатель раскрыл гнева бога скрижали. {385}

Первый я предложил умилить то, чем бог раздражён.

Гневом вспыхнул Атрид, встал, и с места, свирепый, ужалил, —


Начал словом грозить, а угрозы его, как закон!

Дочь Фоаксу отцу с Одиссеем ахеяне ныне

В корабле увезли, и дары примиренья Хрисон {390}


Примет пусть. Но ко мне приходили послы, чтобы силой

Брисеиду забрать, что отдали ахеяне мне!

Ведь могучая ты, заступись за храбрейшего сына!


На Олимп ты взойди, и моли бога Дия вдвойне!

Помнишь, Дию когда угождала и словом, и делом. {395}

От отца я слыхал, – ты услугой, великой вполне,


Похвалялась. От Зевса ты тучегонителя смело,

Из бессмертных одна лишь презренные козни богов

Отвратила, когда оковать Олимпийцы хотели, —


Гера, и Посейдон, и Паллада Афина. Без слов, {400}

Ты, богиня, представ, открывала тот заговор Дию,

На Олимп многоглавый призвав из сторуких богов,


Бриарей ему имя в богах, Эгеон в смертном мире.

Этот страшный титан, и отца своего посильней,

Близ Кронида он сел, и огромный, и славный задира. {405}


Все его ужаснулись, отпрянув от божьих дверей.

Ты напомни о том, и моли, обнимая колено,

Пусть желает в боях постоять за троянских людей,


Утесняя до самых судов, и до моря ахеян,

Смерть несёт, – пусть народы коварным царём насладит; {410}

Агамемнон Атрид пусть познает, как в силе рассеян,


И преступен, ахейцу храбрейшему так досадив!»

Сыну так отвечала Фетида, пролившая слёзы:

«Сын! Зачем я тебя воспитала, для бедствий родив!


Лучше б ты пред судами без слёз и печалей, угрозой {415}

Оставался. Ведь краток твой век, и предел недалёк!

Злополучен ты, сын, кратковечен, как цвет на морозе!


В злую пору в дому я тебя породила, сынок!

Вознесусь на Олимп многоснежный, метателю грозных,

Всё поведаю Дию; быть может, вернёт он должок. {420}


Ты теперь оставайся при быстрых судах крутоносых,

Гнев питай на ахеян, на битвы совсем не ходя.

Зевс увёл к отдалённым водам Океана все грозы


Сам, с семьёю бессмертных, на пир к Эфиопам уйдя;

Но, в двенадцатый день возвратится к Олимпу, я знаю; {425}

И тогда, к величайшему Диеву дому придя,


Там к ногам припаду, и царя умолить попытаюсь!»

Слово кончив, пустилась в дорогу, а сын промолчал,

О прекраснейшей деве в душе своей скорби питая.


Одиссей хитроумный безбрежную даль пробежал; {430}

К иерею Хрисону дошёл с большой жертвой священной.

С шумом лёгкий корабль бежит, видя отрадный причал.


Паруса опускают, слагают на судне степенно,

Притянув к гнезду мачту, канатами быстро спустив,

И корабль гонят к пристани, дружно взбив вёслами пену. {435}


Там бросают канаты, к причалу концы закрепив,

И с дружиною сходят на берег, прошедши пучины;

Скот на жертву ведут, Аполлону-стрельцу посвятив.


Им вослед Хрисеиду, пришедшую в землю отчизны,

К алтарю Одиссей хитроумный сам деву ведёт, {440}

Просит девы руки у отца, говоря, чин по чину:


«О, Хрисон! Агамемнон, властитель мужей, отдаёт

Вашу деву обратно, а Фебу царю жертвы жиру,

За данайцев принесть. Я ж прошу руку, сердце её;


И, по чину аргивян, обряд сделай в храме ты миру!» {445}

Так просил. Его благословил, и с весельем обнял

Дочь свою иерей. Всё готовили к славному пиру.


И алтарь величайший всех дружно на круг свой принял.

Вымыв руки водой, вверх и соль и ячмень все бросали.

И Хрисон, воздев руки, молился: «Ты слышишь меня! {450}


Я Хрисон вездесущий, что за серебро здесь предали,

И распяли, убили; разрушил я царство теней.

Ты был благ к моим людям, когда от грехов пострадали;


Ты прославил меня, поразивши ахеян, вдвойне!

Так и ныне услышь, и, моленье моё совершая, {455}

От народов данайских ты мор отврати на войне!»


Помолился святой. И внял Феб Аполлон, поспешая.

И, обряд совершив, жертвам соль и ячмень раздобыв;

Шеи подняли вверх, закололи, тела освежая,


Отсекли бёдра, салом обрезанным быстро покрыв {460}

Слоем вдвое, остатки сырые на них положили.

Старцы их на дровах все сжигали, вином окропив;


А юнцы возле них, пятизубцы в бока им вонзили,

Бёдра жарили дружно. И, печень сырую вкусив,

Остальное, дробя на куски, на рожны насадили; {465}


Осторожно всё жарят, и, всё на столах разместив,

Кончив дело такое совместно, и пир учреждая,

Все пируют, никто не нуждается. Лишь утолив


Голод пищей, а жажду питьём, наконец, утоляя,

Полнят юноши чаши с вином, по столам разнося, {470}

Одаряют всех кубками, справа до самого края.


Целый день, в хор собравшись, и пенье богам принося,

Стреловержцу запели ахейские отроки песни, —

Мир просили; и он в небесах веселился, простя.


Солнце трижды зашло; мрак всю землю, спустившись, завесил, {475}

Передал гребцов сну у причала прекрасных судов.

Лишь явилась Заря, жарким пламенем утра прелестна,


Подняла в путь обратный ахеян. Дул ветер с лесов,

Чтобы морем бежать, сребролукого дар Аполлона.

Мачту ставят, и, белые крылья раскрыв парусов, {480}


Свежий ветер подул кораблю, и, вздуваясь вдогонку,

У него вокруг киля вскипев, зашумел пурпур вод.

Быстро судно летело, вспахав пышно борозды-волны.


И, как скоро довёл в стан ахейских судов мореход, —

Извлекли на покатую сушу корабль быстробежный, {485}

На песок высоко, подкатив брёвна толстых колод.


Разошлись все кругом, по шатрам возвращаясь поспешно.

Он меж тем враждовал, оставаясь при чёрных судах,

Ахиллес быстроногий Пелид, сын богов безутешный.


Не был он у мужей славных, сильных, учёных, в делах; {490}

Не был в грозных боях; только сердцем печаль сокрушая,

Вечно праздный сидел, но душа в бой рвала удила!


С той поры, наконец, день двенадцать кругов пробегает,

И семья всех богов достигает Олимпа вершин;

Впереди идёт Зевс. И Фетида спешит, прибегая, {495}


Слово молвить о сыне; из пенного моря пучин,

Словно ранний туман на великое небо доплыла;

Одного лишь Кронида, сидящего там, поспешив,


На вершине Олимпа нашла, и глаза утолила.

И к нему восседает, колено обнявши одно, {500}

Подбородка касаясь рукой, мать, страдая, молила:


«Всё тебе, Дий Кронид, мой верховный владыка, дано!

Я тебе, Зевс-отец, из бессмертных, могла всё своею

Делать волей, исполни моленье моё лишь одно!


Кратковечен мой сын, и над ним Смерть жестокая веет, – {505}

Вождь мужей Агамемнон ему не смог славы простить, —

У него сам похитил награду, и властвует ею.


Олимпиец, премудрый мой Зевс, сыну дай отомстить!

Дай троянам победы, карая ахеян сурово, —

Пусть предстанут, возвысив по праву, все сына почтить!» {510}


Говорила. Но Зевс, туч гонитель, не молвив ни слова,

Неподвижно сидит, а Фетида, колено обняв,

Так и держит, припав, умоляет и снова, и снова:


«Непреложный обет дай, согласие мне, покивав,

Иль отвергни! Ты страха не знаешь; скажи, – можно чаять? {515}

Остаюсь всех презренней богинь, назиданье поняв».


Ей, вздохнув во всю грудь, туч гонитель Зевс так отвечает:

«Дело скорбное, ненависть ты возбуждаешь горой

Геры, очень надменной; злой речью меня оскорбляет


Непрестанно и так, пред семьёю бессмертных, порой, {520}

Спорит всё, и вопит: «Ты троян на войне защищаешь!»

Но теперь удались, пусть тебя не увидит со мной


Гера; прочее всё я приемлю, что ты поручаешь!

Будь покойна, увидишь, кивну тебе, взор поверни

От лица моего; из бессмертных богов получаешь {525}


Величайший залог, невозвратный обет сохранив,

Не свершиться не может, когда головою киваю!»

И в знамение чёрные брови вздымает Кронид.


Благовонные волосы вверх поднялись, навевая

От бессмертного ветер, потрясся Олимп многоглав… {530}

От могучего бога, где небо пучина скрывает,


Нимфа ринулась прочь, от Олимпа блистания слав.

Зевс вернулся в чертог; боги все, почитая заветы,

Отца встретили стоя. Не смел, кто бы ни был лукав,


Ждать грядущего сидя; навстречу поднялись с рассветом. {535}

На великий трон сел; но владычица Гера в груди

Всё узнала, увидя, как с ним полагает советы


Среброногая нимфа Фетида, с утра приходив.

Живо Дия Кронида достала язвительной речью:

«Из богов кто с тобой был, коварный, совет учредив? {540}


Знать, приятно тебе, как отстав от меня ты, конечно,

Держишь тайные думы! Ты сам по себе, уж прости,

Не решишься поведать мне слова из помыслов вечно!»


Отвечает отец и мужей, и богов, загрустив:

«Гера, ты не ласкайся мои все решенья исчислить; {545}

Будет тяжко тебе, хоть ты мне и супруга, прости!


И никто не познает, мои непостижны все мысли,

До тебя, – и земных, и небесных дай предостеречь, —

Из богов я один только волен советы промыслить!


Ты меня не проси, ни сама не выведывай впредь!» {550}

Ясноглазая Гера вскричала, проснулась обида:

«Невозможный Кронид! Что ведёшь здесь жестокую речь?


Ни тебя вопрошать, ни сама узнавать, хоть для вида

Не желала! Ты делай спокойно, что хочешь, точь-в-точь.

Об одном трепещу, – чтоб тебя не склонила Фетида, {555}


Старца дочь, среброногая нимфа морская, что в ночь

Рано села с тобою, колено твоё обнимая.

Дал ты знак ей, как я посмотрю, Ахиллесу помочь,


Честь отмстить, ты, ахеян толпу у судов истребляя?».

Ей опять, прогремев, вторит тучегонитель Кронид: {560}

«Все ты дивная видишь, ты, вечно меня соглядая!


Не успеешь понять ничего, не плети свою нить!

Сердце мне отвратишь, и тебе будет боль в том порука, —

Что я сделаю так, – без сомненья, а ты извини,


И безмолвно сиди, повинуйся словам не от скуки! {565}

Иль тебе не поможет никто на Олимпе, нигде,

Если, встав, наложу на тебя я всесильные руки!»


Так сказал. Ясноглазая Гера закрылась в беде,

И безмолвно сидела, боль в сердце своём обознача.

Ураниды по Диеву дому вздыхали везде. {570}


Олимпийский художник Гефест уговаривать начал

Белокурую мать, Геру милую, – так утешал:

«Горьки будут такие дела, нестерпимы подначки,


Если вы из-за смертных Враждой к себе стали дышать,

И в семье у богов воздвигаете смуту! Конечно, {575}

Что за радость от пира, коль зло торжествует? Душа,


Мать, тебя убеждаю, хоть ты и премудра, будь нежной!

Мы бессмертному Дию покорность с тобой сотворим.

Гневом пусть не гремит, и позволит кутить безмятежно.


В силе ведь Олимпиец, гремя на нас громом своим, {580}

Всех с престолов низвергнуть, – могуществом всех он сильней же!

Постарайся могучего тронуть лишь словом своим,


Нас тогда Олимпиец помилует. Матушка, пей же!».

В золочёный блистательный кубок плеснул из ковша,

И дал матери, снова так ей говорит: «Не жалей же, {585}


Претерпи мать, снеси, погоди, пусть оттает душа!

Сыну ты дорога, – так не дай увидать гнева бога

На себе. Здесь бессилен я буду, ему помешав,


Дать защиту тебе, – Олимпийца удержит немного!

Он меня, когда рвался я помощь подать, ухватил, {590}

Кинул, за ногу взяв, и низвергнул на землю с порога.


Весь день падал стремглав. Закат солнца лучи все спалил.

На божественный Лемнос упал, еле-еле дыша я.

Там синтийские мужи меня дружелюбно спасли».


Белокурая Гера с улыбкой тогда, мать родная, {595}

Встав, от сына блистательный кубок возносит она.

Он, другим небожителям, справа всегда начиная,


Льёт нектара усладу, черпнувши из чаши сполна.

Смех разлили блаженные дети небес благосклонно,

Видя, как здесь Гефест сам с ковшом подливает вина… {600}


Так весь день, пока Солнце шло по небосклону,

Пировали, сердца услаждая. Пир вёл разговор,

В звуках лиры прекрасной, бряцавшей в руках Аполлона,


В пенье Муз, что слагали под бряцанье сладостный хор.

Но когда Солнца свет утонул, закатившись в пещеру, {605}

Боги спать уклонились, скрываясь в тенистый мрак гор.


Небожителю каждому дом на холмах, по размеру,

Хромоногий художник Гефест с давних пор сотворил.

Зевс ко сну отошел, Олимпийский блистатель, где в меру

Он всегда почивал, когда Сон его сладкий морил. {610}

Там, зайдя, он почил, вместе с ним белокурая Гера.

Песнь вторая (??????? ?)

Действие песни второй:


Идёт Троянская война. Несколько лет назад троянский царевич Парис, сын царя Трои Приама, побывал в гостях у царя Спарты Менелая и увидел его жену, Елену Прекрасную. Парис украл Елену, увёз её в Трою, став её новым мужем. Оскорблённый царь Менелай вместе со своим братом, верховным властителем царём Агамемноном, развязывают Троянскую войну, с целью вернуть царю Менелаю жену Елену, и заставить троян заплатить за оскорбление, для чего собирают войска 29 приморских стран (народов моря).

Выполняя просьбу богини Фетиды об отмщении оскорбления царя Ахиллеса, чтобы побудить верховного властителя ахеян, царя Агамемнона, предпринять войну с Троей, осаду и взятие Илиона, верховный Олимпийский бог Зевс посылает ему обманчивый Сон, в котором обещает отдать царю Агамемнону Трою и её столицу Илион, практически без сопротивления. Царь Агамемнон берёт в руки скипетр бога Зевса, доставшийся ему в роды от брата Фиеста, который получил его от отца Атрея, тот получил его от своего отца Пелопса, тому вручил его сам бог Гермес; собирает общий сбор, на котором коварно предлагает бросить мысль о войне с Троей, которую невозможно победить, и разойтись по домам. В войсках возникает паника. Олимпийская богиня Гера посылает богиню Афину к царю Итаки Одиссею, чтобы тот усмирил панику. Царь Одиссей усмиряет панику своими решительными действиями, совместно со старейшим царём Пилоса, Нестором, вдохновляет войска на Троянскую войну. Таким образом, хитрый царь Агамемнон снимает с себя ответственность, представляя войну возникшей по инициативе снизу. Для войны собирается огромное войско, в котором, наряду с семью царями, бравшими Фивы, собираются войска ещё 22 приморских стран (народов моря):

Аякс Оилид, сын Оилея, воевода народа локров, живших за Эвбеей, пришедших из Киноса, Опуса, Каллиара, Вессы, Скарфена, Авгей, Тарфы, Фрония, у реки Воагрии, на 40 кораблях.

Диомед Тидид, сын Тидея, Сфенел, сын Капанея, Эвриал, сын Мекестия, внук Талайона – воеводы ахейцев и аргосцев, пришедшие из Аргоса, Тиринфа, Гермионы, Азины, Трезен, Эйона, Эпидавра, Эгины, Масета, на 70 кораблях.

Пенелей, Леит, Аркесилай, Профоенор, Клоний, воеводы народа беотийцев, пришедших из Гирина, Авлиды, Схены, Сколы, Этеона, Феспии, Гран, Микалесса, Арм, Илезия, Эритры, Илена, Элеона, Петеона, Окалеина, Медеона, Эвтреза, Коп, Фисбы, Платеи, Глиссы, Гиппофив, Онхеста, Арна, Мидеи, Ниссы, Анфедона, на 50 кораблях (по 120 человек на каждом).

Аскалаф, Иялмен, сыновья Арея и Астиохи, внуки Зевса, воеводы народа азейдов, пришедших из Аспледона и Орхомена Минийского, на 30 кораблях.

Эпистроф, Схедий, сыновья царя Ифита, внуки Навбола, воеводы народа фокеян, пришедших из Кипарисс, Пифоса, Крисс, Давлиды, Панопеи, Анемории, Гиампола, у рек Кефиссы и Лилеи, на 40 кораблях.

Элефенор, сын Халкодона, внук Арея, воевода народа абантов эвбейских, пришедших из Халкиды, Эретрии, Гистиеи, Коринфа, Диума, Каристы, Стира, на 40 кораблях.

Менесфей Петеид, сын Петея, воевода афинян области царя Эрехтея, пришедших из Афин, на 50 кораблях.

Аякс Теламонид, царь народов, пришедших из Саламина, на 12 кораблях.

Агамемнон Атрид, царь Аргоса и Ахейи, верховный вождь, воевода народов, пришедших из Микен, Коринфа, Клеон, Орнии, Арефиреи, Сикиона, города Адраста, Гипересии, Гоноессы, Пеллены, Эгиона, Эгтонского поморья, Гелики, на 100 кораблях.

Менелай Атрид, царь Лакедемона и Спарты, воевода народов, пришедших из Лакедемона, Фар, Спарты, Мессы, Брисии, Авгии, Амиклы, Гелоса, Лаана, Этила, на 60 кораблях.

Нестор Нелид, царь Пилоса, князь Геренский, воевода народов, пришедших из Пилоса, Арены, Фриоса, Алфейского брода, Кипариссии, Амфигении, Птелоса, Гелоса, Дориона, на 90 кораблях.

Агапенор, сын Анкея, воевода народа аркадян, пришедших из Аркадии, от Килленской горы, от могилы Эпита, из Феноса, Орхомена, Рипа, Стратии, Эниспы, Тегеи, Мантинеи, Стимфалы, Парразии, на 60 кораблях, присланных им царём Агамемноном.

Амфимах, сын Ктеата, Фалпий, сын Эврита Акторида, Диор Амаринкид, Полисфен, сын Агасфена, внук Авгея, воеводы народа эпеян, пришедших из Бупрасии, Элиды, Гирмина, Мирзина, на 40 кораблях, по 10 на каждого воеводу.

Мегес, сын князя Филея, воевода народов, пришедших из Дулихии, Эхинадских островов, лежащих против Элиды, на 40 кораблях.

Одиссей Лаэртид, царь Итаки, воевода народов кефалленян, пришедших из Итаки, Нерита, Крокилей, Эгилипы, Закинфа, Самоса, Эпира и противолежащего берега, на 12 кораблях.

Фоакс Андремонид, воевода народов этолийских, пришедших из Плеврона, Олена, Пилена, Халкиды приморской, Калидона, на 40 кораблях.

Идоменей Девкалид, царь Крита, Мерион, его племянник, воеводы народа критян, пришедших из Кносса, Гортины, Ликта, Милета, Ликаста, Феста, Рития, на 70 кораблях.

Тлиполем Гераклид, сын Геракла и Астиохи, внук Зевса, воевода народа родосцев, пришедших из Родоса, Линда, Иялиса, Камира, на 9 кораблях.

Нирей, сын Аглаи и царя Харопа, воевода народа данайцев, пришедших из Симефена, на 3 кораблях.

Фидипп и Антиф, сыны Фессала, внуки Геракла, воеводы народа ахейцев, пришедших из Низира, Крапафа, Казоса, Коона, города Эврипила, Калиднийских островов, на 30 кораблях.

Ахиллес Пелид, царь мирмидонян, эллинов и ахеян, воевода народа пеласгов, пришедших из Пеласгического Аргоса, Алона, Алопена, Трахины, Фтии, Эллады, на 50 кораблях.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Поделиться ссылкой на выделенное