Глеб Ястребов.

Работа с научной литературой по Новому завету (новозаветная библеистика)



скачать книгу бесплатно

Введение

Библеистика предполагает самостоятельную работу с первоисточниками: текстами Ветхого и Нового заветов, а также кумранскими, раввинистическими и другими релевантными документами. Именно первоисточники, а не научная литература, лежит в основе исследования. Исследования же ученых могут стать лишь подспорьем в работе: отправной точкой для собственных выкладок или советчиком, партнером по диалогу.

Однако, несмотря на вторичную роль научной литературы, экзегеты используют ее весьма активно. Ведь мы начинаем толкование не с чистого листа, а имея за плечами столетия экзегетических поисков, в процессе которых было собрано множество фактов, способных пролить свет на библейские тексты, и выявлено множество смысловых возможностей в каждом отрывке. Любой современный экзегет не столько ведет «монолог», сколько присоединяется к разговору тысяч других комментаторов.

У студентов встречаются две противоположные ошибки, связанные с недооценкой или переоценкой научной литературы.

• Заблуждение первое: «Чужие толкования надевают шоры на восприятие, поэтому без них лучше обойтись». Некоторые люди, стремясь к непредвзятости и самобытности, пытаются толковать текст исключительно сами, на основании одних лишь первоисточников. Это приводит к плохим результатам. Не стоит изобретать велосипед! Полностью новые идеи в библеистике довольно редки. Обычно мысль, которая пришла автору в голову, не нова, но уже высказывалась и обсуждалась, зачастую со множеством нюансов (а нередко и была опровергнута). Талантливые и незаурядные люди совершают элементарные и грубые ошибки, обесценивающие их труд, лишь потому, что не вникли в научное состояние вопроса. Правда, чужие толкования и впрямь могут надевать шоры на восприятие, но эти «шоры» лучше преодолевать тщательным критическим анализом научных работ.

• Заблуждение второе: «Прочтя этот солидный том, я узнаю, что означает текст». К большинству вопросов в науке существует множество подходов; часто комментаторы понимают текст несколько по-разному, а подчас и взаимоисключающим образом. Одним из ключевых приоритетов должно быть развитие аналитического подхода: умение критически анализировать не только первоисточники, но и экзегетическую литературу, видеть и взвешивать плюсы и минусы гипотез.


В данном пособии сначала описываются основные способы оценки научных исследований (глава 1), а затем даются библиографические рекомендации по работе с комментариями (глава 2), периодикой (глава 3) и справочными изданиями (глава 4). Основное внимание уделено литературе по новозаветной библеистике, но все, сказанное в главе 1 (а также некоторые дальнейшие материалы), относится и к библеистике ветхозаветной[1]1
  В пособии библиографическое описание приводится по западным стандартам.

Студентам Свято-Филаретовского православно-христианского института рекомендуется оформлять библиографию в соответствии с российскими правилами (см., например, учебнометодическое пособие: Написание научного реферата. Оформление библиографии / Сост. Л. Мусина. М.: Свято-Филаретовский православно-христианский институт, 2014. 26 с.). – Прим ред.


[Закрыть].

Глава 1
Анализ научных исследований

Рекомендации по работе с чужими исследованиями составлены таким образом, чтобы они были полезны и при написании собственных исследований.


1. Структурированность. Одна из первых вещей, которые следует подмечать при чтении работы, состоит в том, сколь ясна и прозрачна ее структура. Плохая структурированность – не только признак недостаточной культуры (или даже хаотичности, спутанности мышления), но может указывать на то, что автор сам недостаточно разобрался в материале. При этом могут помочь следующие ориентиры:

• Сколь быстро стал понятен основной тезис? Если к третьей странице он еще не ясен, зачастую это признак плохой структурированности. Если основной тезис вообще нигде не сформулирован, как правило, это означает, что место статьи – не в журнале, а на помойке.

• Сколь четкий план у работы? Пункты должны быть ясно взаимосвязаны между собой, логически следовать друг за другом.

• Много ли отступлений? В норме не должно быть никаких отступлений. (Исключение составляют научно-популярные тексты, в которых могут делаться небольшие отступления для привлечения интереса читателя.) Отступления часто говорят о недостаточной дисциплине мышления. Западные ученые подчас пишут более раскованным и неформальным стилем, чем их российские коллеги, вставляя даже случаи из жизни: это допустимо, но у хороших авторов любой случай из жизни работает на основной тезис и не является в собственном смысле «отступлением».


2. Аргумент. Это главное. Именно качеством аргументации определяется основная ценность работы. Назовем лишь некоторые признаки качественной аргументации[2]2
  Многие расхожие ошибки объяснены на примерах в полезной книге: Карсон, Д., Экзегетические ошибки (пер. с англ.; Минск: Позитив-центр, 2013). Это пособие, дублировать материал которого здесь излишне, настоятельно рекомендуется к внимательному изучению.


[Закрыть]
.

• Обоснованность. В работе не должно быть ни одного голословного утверждения. При чтении чужих работ необходимо довести до автоматизма следующую реакцию: откуда автор это знает? Чем обоснована его мысль? Основана ли она на надежных фактах (или как минимум, логичном умозаключении) или на домыслах? Не умалчивает ли автор о каких-то фактах, не обходит ли их стороной?

• Логичность. Нет ли поспешных обобщений? Нет ли случаев non sequitur[3]3
  Non sequitur – отсутствие логической связи между аргументами и тезисом. Пример: подчас утверждается, что поскольку в Павловых посланиях не упомянуто о римском гражданстве Павла, Павел не мог быть римским гражданином. Логическая связь здесь отсутствует: из чего видно, что Павел должен был упомянуть об этом факте? Сколь часто люди вообще упоминают о своем гражданстве в письмах? Ошибки с non sequitur очень распространены.


[Закрыть]
, petitio principii[4]4
  Petitio principii – подмена доказательства исходной посылкой. Например, в синоптической проблеме ярким примером примеров такой ошибки служит один из старых аргументов в пользу приоритета Марка: «марковская последовательность эпизодов – самая ранняя, ибо где Матфей отходит от последовательности Мк, Лука поддерживает Мк; а где Лука отходит от Мк, Матфей согласен с Мк» (Б. Х. Стритер). Этот некогда расхожий довод ничего не доказывает, ибо доказательство подменивается исходной посылкой («где Матфей отходит…»). Ошибки с petitio principii встречаются также очень часто.


[Закрыть]
? Нет ли ложных дилемм? Ученые стараются избегать подобных ошибок сами и подмечать их у коллег.

• Взвешенность. Подлинный ученый всегда приходит к выводу, взвешивая данные. Он смотрит, какие факты говорят за и против каждой гипотезы. Более того, одним из важнейших качеств является способность ставить под сомнение свою собственную позицию. Подчас приходится видеть работы, в которых высказаны свежие и оригинальные идеи, но эти идеи не пропущены сквозь сито самокритической рефлексии.

• Объективность. Объективным быть трудно, а полностью объективным – невозможно. Однако возможны усилия в этом направлении. Поэтому следует замечать, упоминает ли автор о взглядах оппонентов? Если нет, к чему приводит это умолчание? Если да, сколь точно изображены эти взгляды? Добросовестный автор старается изложить позицию оппонентов максимально точно, показать ее наиболее сильные стороны. И наоборот, автор недобросовестный изображает мнение оппонентов в искаженном и карикатурном виде, а о сильных доводах умалчивает. В английском языке для подобной риторики есть выражение straw man («соломенное чучело»). «Бить чучело» значит «опровергать» оппонента, излагая его доводы в дурацком и искаженном свете. (Имеется в виду, что соломенное чучело при нападении не сопротивляется, в отличие от реального живого противника!)


Когда вы сами пишете работу, включайте самокритическую рефлексию. Полезно спрашивать себя: что сказал бы об этом аргументе оппонент? Что сказал бы об этом аргументе я сам, если бы его придерживался не я, а мой злейший враг? Если сделать такую реакцию рефлекторной, останется лишь удивляться, сколь высокий процент идей будет забраковываться!


3. Стиль. Легок ли он? Понятен ли? Не расплывается ли автор мыслью по древу? Сколь просто выражается? Лексика должна быть максимально проста (насколько это позволяет точность в научной терминологии). Конечно, не все хорошие исследователи являются хорошими стилистами.

Однако легкость и понятность стиля часто отражает ясность мысли. Напротив, если автор говорит очень сложно, это часто означает, что с ним что-то неладно: за вычурностью и сложностью формулировок сплошь и рядом скрывается убожество или хаотичность мысли. Пусть излишняя сложность и заковыристость станут красным сигналом, звонком тревоги.


4. Тональность. Хорошей научной работе свойственна рассудительная и взвешенная интонация, в ней мало эмоций. Обращайте внимание, нет ли в работе ригоризма, агрессивной убежденности в своей позиции? Конечно, ригористичными бывают и компетентные исследования. Однако очень часто за резкостью и эмоциональностью формулировок стоит слабость содержания и/или предубежденность. Когда вы видите в научной работе повышенный градус эмоциональности, «звонок тревоги» должен включаться. Хорошее исследование написано нейтральным языком, без особых эмоций и эпитетов, уважительно к оппонентам.

• Признаком слабого аргумента (и дурного тона) считается переход ad hominem (на личности). Не вполне уместно и обсуждение мотивов автора: во всяком случае, оно не должно быть частью аргументации, ибо ничего не доказывает. Пример подобной риторики: «Можно ли всерьез рассматривать точку зрения, явно высказанную из соображений самопиара?». Или: «Автором явно руководит желание обосновать христианскую доктрину, поэтому его выкладки нельзя воспринимать как серьезную науку». (Даже если автор исходит из подобного желания, – что само по себе не факт – это не означает его неправоты.)

• Наличие в работе оценочных суждений, особенно если их много и/или они резкие, должно настораживать. Пример оценочного суждения: «Фарисеи отличались крючкотворством и выдумали смехотворные истолкования Закона». Оценочные суждения сами по себе не девальвируют исследование, но часто выдают предубежденность автора, а предубежденность не способствует взвешенности в оценках.


5. Ссылки, библиография. Глядя на ссылки и библиографию, можно сделать прикидочную оценку уровня работы еще до ее серьезного изучения. (После внимательного прочтения работы эту оценку нужно скорректировать.)

• Не ограничен ли кругозор автора старыми работами? Если нет исследований, написанных в последние десять-двадцать лет, это тревожный знак. (Бывает, конечно, что исследование касается очень узкой проблемы, по которой последняя научная работа написана давно, но это редкий случай.) Это может означать, что в работе не отражены новые факты и знание новых аргументов, высказанных за последние десятилетия. Скажем, если тема «Закон и Евангелие» обсуждается без учета полемики, возникшей в связи с трудами таких авторов как Д. Флуссер, Г. Вермеш и Дж. Кроссли, это может предвещать серьезный изъян в исследовании.

• Не ограничен ли кругозор автора новыми работами? Подлинно хорошие комментарии живут веками, как, например, труды Иоанна Златоуста или Кальвина. Но и помимо древней классики, есть ценные работы последних веков, которые нельзя забывать: например, серьезный исследователь богословия Павла едва ли минует Барта и Кеземана. Вообще новизна отнюдь не всегда является гарантией качества, и новые толкования могут быть хуже старых. Бывает, что хорошие старые идеи забываются. Диалог с одними лишь современными исследованиями может означать, что автор чрезмерно увлечен модой.

• Охвачены ли в ссылках основные специалисты (и наиболее важные комментарии)? Если, скажем, автор ссылается на неспециалистов, возникает вопрос: способен ли он отличить компетентного человека от некомпетентного? Понимает ли он, какие дискуссии идут в науке?

• Представлены ли в ссылках (и анализе!) разные научные школы, разные подходы?[5]5
  Этот пункт, как и предыдущий, не относится к популярным/гомилетическим комментариям, в которых авторы лишь аргументируют свою собственную позицию.


[Закрыть]
Если в ссылках отражены лишь работы ученых какой-то одной школы или одного направления, это может говорить либо о неосведомленности автора (иные точки зрения ему не знакомы), либо о его предубежденности. Очень хорошим показателем является способность позитивно сочетать вклад комментаторов разных эпох (например, святоотеческих и современных) и разных школ (например, традиционных/евангельских и постколониальных/феминистских).


Необходимо сделать две оговорки. Во-первых, иногда авторы искусственно увеличивают библиографию, включая в нее не проанализированные и даже не прочтенные работы. Особенно этим грешат студенты, но иногда данный изъян встречается и у специалистов. Поэтому сноски нельзя рассматривать в отрыве от основного текста. Следует обращать внимание, отражено ли в основном тексте знакомство с проблематикой работ, указанных в ссылках.

Во-вторых, большое количество исследований в сносках, даже если эти исследования тщательно изучены, само по себе не доказывает высокое качество работы. Оно может объясняться педантичностью или даже желанием «пустить пыль в глаза». Бывают случаи, что и видные ученые маскируют изобилием сносок изъяны в аргументации. Поэтому библиография, хотя и составляет важный ключ к оценке качества работы и познаний автора, вторична по отношению к главному: качеству аргументации.


Напоследок – несколько кратких советов.

1. Переходите к чтению научной литературы лишь после того, как сами поработаете с текстом и сформируете представление о том, что он говорит. К самостоятельному прочтению прибегайте затем вновь и вновь, чтобы чтение чужих толкований помогало, а не зашоривало восприятие.

2. В книгах внимательно читайте предисловие и рекомендации на последней странице обложки. Предисловие поможет лучше разобраться в тезисе, а рекомендации помогут увидеть, на что обратили внимание другие ученые. Однако составлять впечатление о качестве книги по подобным рекомендациям – не стоит.

3. Помните, что в библеистике редко возможны точные доказательства и опровержения. (Соответственно, и о научном доказательстве/опровержении тех или иных богословских/церковных концепций говорить не приходится.) Обычно мы имеем дело лишь с тезисами разной степени аргументированности. Статус гипотез меняется по мере того как становятся известны новые факты и высказываются новые доводы.

4. Относитесь с осторожностью к утверждению авторов о том, что они представляют «последнее слово науки». Нередко представления о том, в чем состоит «последнее слово», варьируются от одной научной школы к другой. Подчас и сама постановка вопроса в подобном ключе может оказаться признаком нетрезвенности. Несколько обманчивыми могут быть и такие термины как «новый подход», «новая парадигма»[6]6
  Яркий пример – модное экзегетическое направление, известное как «новый взгляд на Павла» (англ. New Perspective on Paul). Без сомнения, оно предполагает иной ракурс на творения апостола, чем тот, что был распространен ранее. Однако ошибочно думать, что перед нами новая парадигма, сменившая старую. Ведь выводы «нового взгляда» были оспорены целым рядом библеистов (такого калибра как П. Штульмахер, М. Хенгель и т. д.).


[Закрыть]
.

5. Помните, что ученые меняют или корректируют свою позицию. Полезно смотреть, не изменилась ли точка зрения автора в более поздних публикациях. Особенно это касается проблем, по которым в науке идут оживленные дискуссии (например, богословие апостола Павла). При чтении нужно соблюдать внимательность: подчас существенные модификации обозначены лишь в примечаниях или уточнениях отдельных формулировок.

6. Не судите о взглядах ученых по пересказу их в работах других ученых, особенно оппонентов.

7. Всегда обращайте особое внимание на предпосылки автора. Зачастую выводы исследования – прямое следствие его предпосылок. Многие предпосылки носят не сугубо научный, а мировоззренческий характер, причем последние редко проговариваются напрямую.

8. Всегда спрашивайте себя: можно ли объяснить факты иначе, чем это делает автор? Возможно, существует не одно, а несколько альтернативных объяснений? Это касается не только новых гипотез, но и «научных консенсусов»: зачастую консенсусы возникают вследствие некритического восприятия какого-либо одного объяснения, – и рассыпаются, когда кто-либо укажет на альтернативную возможность.

(Примеры «минных полей» подобного рода: синоптическая проблема, история формирования текста, вопросы об авторстве и датировке.)

9. Помните, что исследования, посвященные историческим реконструкциям (включая реконструкции гипотетических первоначальных текстов и истории формирования текстов), значительно менее надежны и значительно быстрее устаревают, чем литературные и богословские анализы[7]7
  Например, в целом ряде комментариев на Евангелия от Матфея и Луки многое зависит от предпосылки, что Матфей/Лука использовал Евангелие от Марка. Несмотря на солидность данной гипотезы, следует помнить, что она остается гипотезой. К выводам в соответствующих частях комментариев следует относиться с осторожностью.


[Закрыть]
.

10. Не спешите с выводами.

Глава 2
Комментарии на новозаветные тексты: рекомендации

Научную литературу составляют, прежде всего, комментарии, монографии и научные статьи. Ниже приведены общие ориентиры по отбору[8]8
  Серьезная русскоязычная литература по новозаветной библеистике пока еще чрезвычайно скудна, причем большей частью это переводы с европейских языков! Одно из редких исключений составляет комментарий И. Левинской на Деяния Апостолов. Поэтому библеист в России должен приготовиться к работе с иноязычной (главным образом, англоязычной) литературой.


[Закрыть]
.


КОММЕНТАРИИ

Большинство комментариев на библейские тексты являются составной частью тех или иных серий. У каждой из этих серий есть свои особенности. Сначала отметим несколько серий с обстоятельным историко-филологическим комментарием.

• Anchor Bible (AB). Издается с 1964 г. Международный проект с участием специалистов разных конфессий[9]9
  Данная серия толкований является частью большого проекта Anchor Bible: Commentary Series, Bible Dictionary (о которой см. ниже главу 4) и Reference Library.


[Закрыть]
. Первоначально серия была рассчитана на широкую аудиторию, но постепенно, во многом после двухтомника Р. Брауна о Евангелии от Иоанна (1966, 1970), обрела более узкоспециальный и филологический уклон. Большинство томов высоко котируются в научном мире. Из недавних публикаций можно выделить, в частности, толкования Дж. Маркуса на Евангелие от Марка (1999, 2009) и Дж. Фицмайера на 1 Послание к Коринфянам (2008).

• Eerdmans Critical Commentary (ECC). Издается с 2000 г. По масштабу этот проект задуман как эквивалент ICC. Среди комментаторов есть и либеральные, и консервативные ученые. О перспективах проекта судить сложно, поскольку новозаветная часть серии еще далеко не полна, но первые тома – отменного качества. Интересно, что одним из авторов толкования на Послание к Филимону (2000) был Маркус Барт, сын знаменитого теолога Карла Барта[10]10
  М. Барт скончался в 1994 г. и не смог довести работу над книгой до конца, поэтому задача легла на плечи его ученика Гельмута Бланке.


[Закрыть]
.

• Hermeneia. Издается с 1971 г. Магистральное направление историко-критической школы, зачастую в ее классическом немецком варианте: немало переводной европейской классики. При переводах текст иногда пересматривался и дополнялся, что сделало переводные издания более ценными, чем немецкие оригиналы. В какой-то момент издатели стали дополнять старые тома новыми. Качество всюду высокое, и высоко котируются, в частности, трехтомник У. Луца на Евангелие от Матфея (2001–2007) или толкование Х. Д. Беца на Послание к Галатам (1979). В Hermeneia входят и качественные комментарии на отдельные раннехристианские тексты, в частности, послания Игнатия Антиохийского (1985).

• International Critical Commentary (ICC). Издается с 1896 г. Пожалуй, самая узкоспециальная из всех англоязычных серий. Толкования рассчитаны на специалистов, изобилуют филологическими тонкостями, а фразы на греческом и латинском языках оставлены без перевода на английский. Таким образом, для осмысленного изучения комментариев в ICC необходимо хотя бы базовое знание греческого языка. Студентам начинать работу с книг из серии ICC не стоит[11]11
  Ряд старых томов ICC доступны в свободном доступе в Интернете. Например, на Лк (Plummer, 1922):
  http://ia600505.us.archive.org/19/items/
  criticalexegetic28plumuoft/criticalexegetic28plumuoft.pdf; на Мф (Allen, 1912):
  http://ia600303.us.archive.org/2/items/
  criticalexegetic26alleuoft/criticalexegetic26alleuoft.pdf.
  На том же сайте можно найти и другие старые тома ICC. Заглянуть в них не помешает и в наши дни.


[Закрыть]
.

• New International Greek Testament Commentary (NIGTC). Издается с 1978 г. Самая узкоспециальная из серий умеренно-консервативного евангельского направления[12]12
  Понятие «евангельский» (англ. evangelical) применительно к церковному/богословскому этосу трактуется по-разному. Здесь и далее за основной ориентир взята знаменитая «четверица Беббингтона»: (1) вера в необходимость каждому человеку услышать весть о Христе; (2) необходимость нести людям благовестие; (3) особое уважение к Священному Писанию как Слову Божьему; (4) акцент на Искупление, совершенное через Христа. См.: Bebbington D., Evangelicalism in Modern Britain: A History from the 1730s to the 1980s (London: Routledge, 1989). Чаще всего это определение применяется к различным направлениям протестантства, а также англиканства.


[Закрыть]
. Одним из ее задач было желание показать студентам важность изучения Нового завета в оригинале, причем сам комментарий сделать не слишком сложным и пригодным для использования в проповеди. На деле степень внимания к филологическим нюансам варьируется от тома к тому, но все же весьма высока, особенно в комментарии на Апокалипсис (1998). Видимо, предполагается, что планку для студентов и клириков нельзя занижать! Отличную репутацию имеет, в частности, монументальное толкование Э. Тизлтона на 1 Послание к Коринфянам (2000).

• Word Biblical Commentary (WBC). Издается с 1983 г. Эту протестантскую серию, пытающуюся сочетать филологический и богословский анализ, одни называют либеральной, другие консервативной. Однако степень либерализма меняется от автора к автору: довольно либеральна, например, трактовка Э. Линкольном

Послания к Ефесянам как девтеропаулинистского (1990). Из опубликованных томов стоит отметить, в частности, блестящее толкование Р. Бокэма на 2 Послание Петра/Послание Иуды (1983) и такую цитадель эрудиции как трехтомник Д. Ауне по Иоаннову Апокалипсису (1998).


Из десятков других серий (число серий все время увеличивается!) мы отметим здесь лишь наиболее важные, делая основной акцент на современных сериях.

• Abingdon New Testament Commentaries (ANTC). Авторы комментариев – умеренно-либеральные ученые разных конфессий. Они пытаются дать «компактный критический комментарий» таким образом, чтобы могли читать не только специалисты, но и студенты. Рассчитано больше на студентов и проповедников: специалисту не хватает

филологических деталей – толкование идет по отрывкам, а не по стихам, и довольно бегло, да и мало анализа разных концепций, – однако авторов подобрали именитых, поэтому серия респектабельна. Прекрасен, к примеру, комментарий Л. Кека на Послание к Римлянам (2005) или Б. Гавенты на Деяния (2003).

• Augsburg Commentary on the New Testament (ACNT). Серия рассчитана на широкую церковную аудиторию: от образованных мирян до клириков. Детального анализа нет, но работали серьезные исследователи (напр., Д. Джуэл, Дж. Кайсар), поэтому заглядывать в книги этой серии имеет смысл и при углубленной работе.

• Baker Exegetical Commentary on the New Testament (BECNT). Умеренно-консервативные протестанты пытаются «сочетать научную глубину с доступностью изложения, экзегетические нюансы с чуткостью к целому, а внимание к критическим проблемам – с богословским пониманием»[13]13
  Следует иметь в виду, что для современной библеистики характерна тенденция к стиранию конфессиональных границ: по тексту исследования сложно определить, к какой церкви относится ее автор. В отдельных вопросах конфессиональная специфика сохраняет силу: например, у православных и католических экзегетов нередко можно встретить акцент на Приснодевство Марии в связи с Мф 1:25, а многие реформатские экзегеты понимают отрывок Рим 7:14–25 как описывающий христианский опыт. Однако более серьезное размежевание проходит между библеистикой консервативной (т. е. более традиционно подходящей к проблемам авторства и исторической достоверности) и либеральной. Также во всех конфессиях протекают оживленные споры о том, в какой степени историкокритический метод приемлем для верующего сознания.


[Закрыть]
. Одна из лучших серий, и отметим, в частности, массивный двухтомник Д. Бока по Евангелию от Луки (1994, 1996) и комментарий К. Джоубс на 1 Послание Петра (2005).

• Baylor Handbook on the Greek New Testament (BHGNT). Экзегеза как таковая затрагивается лишь бегло, а большей частью идет разбор греческого текста. В отличие от таких комментариев как ICC, для пользы студентов проговорены все азы: какое слово имеет какую форму, как называются те или иные конструкции. Пожалуй, больше всего серия полезна студентам, но создатели серии пытаются охватить и специалистов, включив весьма узкоспециальную дискуссию по сложным филологическим вопросам.

• Belief: A Theological Commentary on the Bible (BTCB). Интересная серия, по типу напоминающая BTCB и THNTC: попытка дать свежий богословский взгляд на библейские тексты, где в качестве партнеров по диалогу выбраны церковные символы веры, гимны, мыслители различных веков (от Августина до Гуссерля и Деррида). Есть и желание объяснить, зачем соответствующие тексты нужны в наши дни. Продукт выглядит весьма полезным, но его обязательно следует дополнять изучением серьезных филологических анализов. Серия пока далека от завершения, и ветхозаветных томов в ней больше, чем новозаветных.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2