Гера Фотич.

Стать богатым!



скачать книгу бесплатно

– Знаю, – обиженно отозвался Князев.

– Молодец! Бери новый листочек. Пиши: Дмитрий Синицын, кличка «Рокки», у кинотеатра Охта отбирает у малолеток деньги…

Князев отложил в сторону исписанный листок и взял новый. Сосредоточенно заполнил своим мелким почерком.

– Пиши с середины листа, как тебя учил, – заметил Васин, – мне еще его оформлять после!

– Да знаю я, знаю… – бубнил Князев. – Так и делаю!

Глядя на его писанину, Васин подумал, что странное дело – как правило, у таких великанов буковки из-под пера выходят маленькие, словно бусинки. А начнет писать лилипут, от горшка два вершка, так шесть строчек и вся страница исписана.

Заполнив под диктовку еще пять листов, Александр устало выдохнул, вытер ладонью испарину со лба.

– Ну даете, Виктор Иванович! Все же сами знаете, зачем я-то нужен?

Васин горько усмехнулся.

– Ты прав, я и без тебя все знаю, потому что хожу целыми днями по своей территории и вынюхиваю, как ищейка. С бабушками сижу на лавочках. Граждане у нас поболтать любят. Ты нужен не мне, а моему начальству! Чтобы они на совещании отчитались, как хорошо у нас работает негласный аппарат! А что по мне, так этот аппарат во где сидит, – он указал пальцами на собственное горло, – только лишние бумаги! Регистрируй их потом, учитывай по разным журналам, нумеруй, подшивай, справки пиши, проверкам предъявляй… Но без этого в нашей стране нельзя! Так что уж терпи, если помочь не можешь! А теперь бери чистый листок и пиши расписку о получении денежного вознаграждения за месяц.

– Это я помню, Виктор Иванович, – обрадовался Князев, заполняя бумагу.

Васин на мгновение представил гигантскую кучу документов, собираемую милиционерами по всей стране. Да и не только ими, а всеми госслужащими. Липовые отчеты, передаваемые по инстанциям. Доклады, планы. Вся эта бюрократическая гора лжи – только ради ублажения министра внутренних дел, президента и других чинуш, не способных наладить реальный контроль. Чтобы они почувствовали свою значимость и незаменимость, веское основание для получения очередной премии, награды на грудь, бурных аплодисментов… Служим отечеству!

Князев пересчитал купюры. Снова пересчитал. В недоумении нахмурился:

– Здесь только половина, Виктор Иванович. А где остальное?

– Остальное тому, кто информацию за тебя принес! – назидательно растолковал Васин и хитро улыбнулся. Стал снова наполнять стопки.

– А… – понимающе протянул Александр.

– А если в следующий раз так же сработаешь, вообще ничего не получишь или должен будешь!

Александр сложил деньги пополам, убрал в карман. Протянул руку и взял новый бутерброд. Облегченно вздохнул. Решил, что на сегодня неприятности закончились.

– Вы уж по поводу Анфиски не торопитесь, товарищ начальник. Я ей скажу, она все принесет и напишет что требуется. Только меня не выдавайте. Ну… это… то, что я с вами уже давно того…

– Ладно, не скажу, – согласился Васин. – Принесет и будет у меня доверенным лицом! Как ты начинал.

Делать особо ничего не придется. Мне единицы для выполнения плана не хватает!

Выпили еще по стопке. После чего Васин проводил Князева на выход, а сам вернулся оформлять полученные бумаги, превращая их в совершенно секретные документы.

Была у Виктора Ивановича всего одна мечта, но общая. Которая, как ему казалось, могла решить все проблемы. Это – стать богатым! И не для того, чтобы бездельничать или шиковать, а чтобы просто не думать о деньгах. Чтобы жена не будила утром напоминаниями о деньгах на завтраки детям. Чтобы не предупреждала перед выходными, что из детского сада еды не будет и ему надо обеспечить семью на субботу и воскресенье пропитанием. О шмотках и не говори – дети росли быстро. И если младший донашивал вещи, то старшему приходилось покупать все как взрослому, поскольку был он рослый и размер обуви имел большой.

Эти неприятные, но важные мелочи не давали спокойно работать. Делать свое дело. Постоянно отвлекали, тревожа душу лишней заботой и беспокойством. Именно поэтому, став богатым, он не то что не собирался бросать службу, а хотел еще сильнее отдаться ей. Купить для работы автомобиль, инструменты для оперативных мероприятий. Чтобы не зависеть ни от дежурной части, ни от других служб, выпрашивая то прибор ночного видения, то бинокль, то специалиста с приспособлением для прослушивания или подглядывания.

Все свои силы хотел направить на борьбу со злом. Верил, что когда-нибудь мечта осуществится. Премьер с президентом вспомнят о верных бойцах невидимого фронта или судьба выкинет выигрышный фарт. Если бы не верил – давно ушел!

Но покамест воистину жизнь – копейка. Потому не чурался возможности как-либо подработать, хотя и было это не совсем законно.

На ближайшие выходные запланировано очередное коммерческое мероприятие.

Лето еще не подсушило весну! Но первая половина июня по прогнозам обещала быть солнечной. Данный предстоящий факт Васин попытался развить в своих мыслях, чтобы не думать о неприятностях, а немного согреть колобродящую душу. Решил, что если к выходным закончится усиление, поедет в субботу с домочадцами в Солнечное на машине отца. Позагорать и заработать денег.

В очередной раз удивился себе, что успевает думать еще о чем-то кроме работы. Память хранила и много печального, с чем приходилось свыкаться.

С грустью вспомнил недавние похороны служившего в соседнем отделении Игоря Бойкова. С ним учился на курсах МВД. Веселый белобрысый парень с лукавинкой. Душа компании. Что понадобилось ему на девятом этаже высотки? Получил ножевое в живот, сброшен с балкона. За что? Кого-то задержали. Идет следствие.

Володя Горожанов – здоровяк, разводила и шутник. Насмотрелся фильмов и водил задержанных на третий этаж для допроса под дулом пистолета, вызывая опасливое хихиканье коллег. Всегда хмурился, скрывая веселый нрав под маской глубокой сосредоточенности. Не выдержало сердце. В двадцать пять!

Был грузен, слегка мешковат. Форму хранил в шкафу. Одевал редко – только на строевые смотры. Оттого и терял пуговицы, натягивая китель раз в полгода. Когда хоронили, увидел Васин знакомую полоску выглядывающей белой рубашки. Незаметно рванул на себе металлический герб. Нагнулся над другом и вставил пуговицу, закрепив ушко изнутри спичкой. Володя всегда так делал, за что получал нагоняй от начальства. Но теперь никто ругать не будет! Может, оттого и лежал в гробу так расслабленно, легко, с доброй улыбкой на светлом лице.

А сколько пропало тех, кто помогал? По своей доброй воле или по принуждению?! Что-то рассказал и после исчез. Как бандиты могли узнать информацию из секретного сообщения? Проникали в картотеку ГУВД? Покупали информацию? Или просто раскололи? Немало профессионалов подалось из милиции в криминал. Сами не убивали – информацией снабжали, консультировали.

Васин почувствовал, что сильно устал за день. Положил руки на стол, склонил голову. Прижался щекой. Расслабился, на минуточку смежив веки. Постарался представить, как все будет выглядеть в выходные. Решил посмаковать мечту со всех сторон, как сладкий леденец. Ощутить очередную халтуру трамплином к осуществлению мечты.

Глава 2. Предчувствие

– Граждане, не напирайте! – успокаивал Виктор Иванович стоящую к нему очередь. – Пива хватит всем!

Он сидел на складном стульчике. Низкий походный стол из алюминия упирался в живот. Васин изо всех сил удерживал равновесие, погружаясь ногами в теплый песок. Едва успевал пересчитывать деньги, выдавал бутылки из стоящей рядом сумки.

– Хорошо, что цену округлил, – думал он, – иначе бы со сдачей намаялся!

Всем хватит? Ка-а-ак же! В багажнике товара осталось совсем немного. Младший сын Сашка уже раза три бегал к машине и обратно. Опустошал ящики. При такой бойкой торговле пива хватит от силы на полчаса. Надо ехать в город, но где сейчас в выходной найти Карлика? Да и вряд ли склад будет работать. И вот вместо радости от налаженного бизнеса кошки на душе скребут. Опытный опер, а не все продумал до конца, и коммерсант из тебя, Васин, никудышный!

Еще неприятней было видеть жену и старшего сына Костю, которые перехватывали пиво у младшего. Пока тот подносил. Как закоренелые спекулянты, продавали бутылки рядом в лесочке. Виктор погрозил им кулаком. И Константин, обернувшись, неожиданно пробасил:

– А ты чего здесь? Все уже ушли!

– Кто ушли? – не понял Васин. – Вон какая очередь!

Про кого это говорит сын, неужели закончилось пиво? Кто-то из очереди недовольно взял его за плечо и тряхнул….

– Совсем ты, Иваныч, заработался! Домой пора!

Виктор открыл глаза. Оказывается – уснул.

Перед ним стоял помощник дежурного.

– Обыскались вас! – тревожился тот. – Все уже ушли, а вы оружие не сдали. Хотели домой звонить, но решил на всякий случай проверить в кабинете.

Выходя в коридор, крикнул:

– Так мы ждем! Оружейку на сигнализацию не ставим!

Васин посмотрел на часы. Десять вечера. Неторопливо убрал со стола, закрыл бумаги в сейф. Содрал старую нашлепку пластилина. Размяв пальцами, приложил к щели. Прижал металлической печатью. Закрыл, аналогично опечатал дверь кабинета. Взвесил на ладони увесистую связку ключей. В правом кармане пиджака они уже протерли дыру – положил в левый.

В руках носить ничего не любил. Иногда приходилось. На происшествия выезжал с папкой, которую хранил на работе. Привычно спустился на первый этаж, зашел в дежурную часть.

– Виктор Иванович, ствол не забудьте сдать! – обратился к нему дежурный. – Указание начальника главка. Опять какой-то сопляк из областного подразделения пистолет в гальюне оставил. Так теперь всем как минимум на месяц постоянное ношение отменили!

– Лучше бы туалеты в деревнях закрыли, будет надежней!

Подумал: «При чем здесь все? А если разыскиваемый попадется по дороге или хулиганы какие»?

Ай, ладно! Служба научила воспринимать тупость больших рукамиводителей с пониманием. Нервничать – себе дороже.

Сдал пистолет. Вышел на улицу. Серо. Промозгло.

Пошел мимо кинотеатра. Через стеклянный фасад второго этажа можно было увидеть, как народ сосредоточился у входа в зал. Несколько человек еще продолжали опорожнять бутылки. Стояли за высокими столиками. Постоянно оглядывались на распахнувшиеся двери, куда утекал людской поток. Васин задержался, вглядываясь – не полезет ли кто в карман соседа? Толкучка – любимое место воришек. На этот раз обошлось.

На первом этаже – рекламные плакаты иностранных фильмов. Перекошенные физиономии с сигарами. Размалеванные полуобнаженные девицы с пистолетами. Горящие иномарки. Русская интерпретация этого давно утомила. Каждое утро звучала на сходках.

«Про наших бандитов фильмы будут похлеще! – подумал Васин. – Скоро кто-нибудь займется!»

Слева от кинотеатра – парковка. Преимущественно отечественные авто. Ну да. Владельцев дорогих иномарок репертуар местного кинопроката не прельщает – ходят в подпольные залы. Смотрят недавно появившуюся порнуху «Эммануэль» или триллеры со Шварценеггером…

Васин приметил двоих парней лет двадцати пяти, копающихся у желтого «Москвича». Замедлил шаг, чтобы увидеть, чем они занимаются.

Молодые люди извлекли запасное колесо. Один понес его к ярко-красной шестерке «Жигулей», стоящей ближе к выезду на проспект. Второй прихватил ящик с инструментом. Бедолаги. Пока фильм смотрели, колесо спустило! Теперь меняют. С колесами в стране напряженка. Везут старые из Финляндии, вставляют внутрь отечественные камеры. Голь на выдумки хитра…

Но парни и не думали менять колесо. Сложили все принесенное в багажник и стали рассаживаться. Желтую машину даже не закрыли. Это показалось, странным, и Виктор направился к ним. Пока шел догадка переросла в уверенность.

Шестерка начинала разворот, это позволило подойти вплотную. Заметив его, парни в салоне моментально заблокировали двери. Отвернулись внутрь. Сделали вид, что разговаривают между собой. Только водитель сидел ровно. Не торопясь выворачивал руль, не зацепить бы кого. Выводил машину напрямую.

Васин постучал в боковое стекло. Водитель повернулся. Это был парень лет двадцати пяти, черноглазый, цыганской внешности. Над левой бровью глубокий шрам. Дугой уходит под кучерявые волосы к виску. Вскинул подбородком, беззвучно спрашивая: что нужно?

Васин решил схитрить, надеясь, что ему отопрут дверь или хотя бы опустят окно:

– Приятель, подвези! Одну остановку, очень надо!

Водитель, как видно, был опытный. Отрицательно покачав головой, отвернулся. Не торопясь продолжил совершать маневр.

Фокус не удался. Надеясь, что шофер может быть ни при чем и лишь случайно подвозит преступников, Васин вынул удостоверение и показал в окно.

– Уголовный розыск! Остановитесь! – Сделал пару шагов одновременно с движущейся задом машиной.

Теперь цыган улыбнулся. Кивнул в знак понимания. Улыбка издевательски насмехающаяся. Ему оставалось только выжать сцепление и включить передачу. Виктор понял, что сейчас машина рванет вперед. Шагнул к капоту. Опустил корочки в боковой карман. По привычке сунул руку подмышку, чтобы вытащить пистолет, и…

Вот здесь он вспомнил дежурную часть, оружейную комнату, начальника ГУВД и всех жирных полковников, которых встречал в теплых кабинетах секретариата, штаба и особой инспекции. Почувствовал, как все они вместе с кипой приказов, распоряжений и указаний навалились сверху. Требуя раскрытий, вербовок, показателей, соблюдения режима секретности. Давя своими тушами, планами, отчетами, цифрами…

Сквозь лобовое стекло Васин видел парней на заднем сиденье. Испуганные лица. В глазах – страх, магнитом притягивающий взгляды к правой руке Виктора, остающейся за пазухой. Водитель опустил голову к рулевому колесу. Глядя через него как сквозь амбразуру, нажал на газ. Виктор едва отскочил, задетый боком машины. Левой рукой успел выхватить из кармана связку ключей. Уклоняясь, со всей силы ударил в стекло. Услышал скрип триплекса. Почувствовал, как тот прогнулся. Заметил образовавшееся белое пятно и разошедшуюся паутину вокруг. Запомнил регистрационный знак «Жигулей» и приметы преступников.

Добежать к телефону в фойе кинотеатра было делом секунд. Ноль два долго молчало, затем трубку взяла девушка.

– Разбой у кинотеатра… – взволнованно объяснил Виктор. Кратко изложил суть происшествия. Назвал регистрационный номер автомашины. Попросил поставить ее в розыск, указав разбитое лобовое стекло как особую примету.

Затем позвонил в дежурную часть отделения и попросил вызвать следственную группу, криминалистов.

– Пока потерпевшего нет, никого вызывать не будем! – спокойно ответил дежурный.

– Л-ладно, – огорчился Васин, – я предупрежу администрацию кинотеатра, чтобы заявителя к вам прислали. Кстати, утром снимите мне Синицына Дмитрия, адрес я сейчас продиктую. Знаете такого?

– Да кто их знает? Приходи, пиши рапорт на снятие. Машина поедет на патрулирование часов в шесть утра, заедет. Если окажется дома и не будет артачиться – заберем!

– Видать, сегодня дороги не будет, – подумал Виктор, снова возвращаясь в отдел писать рапорт на привод.

Глава 3. Карлик

Было около полуночи. Васин повторно направился домой. Стряхнул тяжесть обиды. Подумал, что мог и нож получить в живот. Преступников-то было четверо! Но, видать, не судьба. Что ни делается – все к лучшему!

Попытался поднять настроение завтрашней перспективой. Ситуация просчитывалась легко. Окончится сеанс и потерпевший заявится с претензией к администрации кинотеатра. Ну, а те пошлют его в отделение милиции. Там дежурный примет заявление, вызовет следственную группу. Криминалисты снимут отпечатки пальцев с багажника. За ночь гаишники отловят машину и воришек посадят в обезьянник.

Утром Васин раскроет преступление, а скорее, целую серию краж. Может, и разбоев. Уж больно профессионально и нагло у этих ребят было все поставлено.

Но какое-то смутное нехорошее предчувствие в душе не позволяло разуму ощутить восторг от предстоящего раскрытия – подозрительно легко все складывалось! Так не бывает.

Улицы были пусты. Свет растекался из-за горизонта, словно за ним горели люминесцентные лампы. Четыре семиэтажных великана окружили Заневскую площадь. Нависали своей тенью, пытаясь тушить проникшую сюда ленинградскую белую ночь. Погружали в таинственный полумрак.

Отключенные светофоры превратились в сидящих на металлических столбах одноглазых филинов, заговорщически подмигивающих мутным желтым зрачком. Несмотря на будни, к набережным стекался народ. Топтался у моста Александра Невского – скоро разводка.

На углу перекрестка светилась вывеска знакомого кафе в подвальчике. Опираясь рукой на короткий навес, перед входом одиноко стоял директор и курил. Наслаждался спустившейся на город белой ночью.

Ровесник Виктора, маленький сухонький татарчонок с большим носом. Кривые тонкие ножки белыми ниточками свисали из широких раструбов длинных черных шорт. Похож на героя детской сказки Гауфа. Звали его Фарид. Но про себя и в разговорах с коллегами Васин всегда именовал его Карликом.

– Домой, Виктор Иванович? – спросил тот, вынув сигарету изо рта.

– На сегодня хватит, – Васин подумал, что неплохо было бы отвлечься и пропустить еще стопочку.

– Может, заглянете? – угадав его мысли, отозвался директор. – Разговор есть!

– Загляну, если приглашаешь, – Виктор постарался скрыть внутреннюю радость. Он знал, что без спиртного беседа не обойдется. С милицией насухо старались не общаться.

Спустились по лестнице. Прошли между столиков.

Когда девушки принесли приготовленные бутерброды с килькой в кабинет директора, водка была уже разлита по стопкам.

– Где это перепачкались? – кивнул Фарид.

Васин оглядел пиджак. На левом боку виднелись грязные полосы, оставленные машиной.

– Да, так… маленькое происшествие, – огорчился, не желая рассказывать всю историю. – Где здесь у тебя можно почистить перышки?

Пройдя в указанном направлении, Васин оказался перед небольшим зеркалом, включил воду. Скептически осмотрел свой серый костюм. Не снимая пиджак, стал отряхивать грязные места, смачивая ладонь водой. С надеждой подумал, что Карлик в полумраке кабинета не заметил бахрому на манжетах рубашки. Затянул их поглубже в рукава.

Костюмы с галстуками – постоянная форма оперативника. Отечественное – недорого. Брюки, протертые до дыр, заменяются на новые, аналогичные. Пиджак оставался прежний – носился дольше. Рубашки – дело другое. Жена уносила их на работу. Там стирала. Запах пота, перемешанный с табаком и смрадом подвалов, менялся на аромат детских пеленок. Васин забивал его одеколоном «Тройной».

Подумал, что пора обновить свой гардероб. Хотя бы для торжественных случаев. И если Карлик пойдет навстречу – все получится. Возникшая мысль обнадежила Васина. Разочарование от неудавшегося задержания ушло.

– Вот ты-то мне и поможешь новый костюмчик справить! – весело сказал Виктор, возвращаясь. Сел за стол и, чокнувшись с директором, опрокинул в себя водку. – Будем богаты!

– Будем! – ответил Карлик. Насторожился. Что-то часто звучал этот тост. Не намек ли? Но возражать не стал, – тоже выпил, стал жевать бутерброд.

– Где ты пиво бутылочное берешь? – спросил Виктор. – Выход на базу есть?

– Ой, с пивом сейчас так трудно, – притворно заканючил тот, – нарасхват идет…

– Да ладно тебе жаться-то, Фарид, – прервал Васин, – у тебя, наверное склад забит! Три ящика мне в долг утром в субботу подкинешь?

– А… тебе зачем? – в голосе Карлика зазвучал профессиональный интерес.

– Да так. Хочу бизнес провернуть. Потом скажу. По рукам?

– А деньги когда отдашь?

– В понедельник точно! – Васин хлопнул директора по хилому плечу.

Тот поперхнулся, откашлялся.

– У меня встречная просьба!

– Опять братва наехала?

– Точно! А ты откуда знаешь… может, сами и подослали? – Фарид растянул тонкие губы в подозрительной улыбке. Рот у него был большой, но при разговоре шевелилась только середина, края оставались точно склеенными. Черные угольки глаз никогда не смеялись. С опасливым интересом буравили собеседника.

– Я такими делами не занимаюсь, – спокойно ответил Васин, – это РУОП любит бизнесменов разводить. Управление создали, а занять нечем. Планов нет, приказов не знают, никто за раскрываемость не дрючит. «Земельным» операм некогда этим заниматься, мы за территорию отвечаем, людям помогаем. Так что у тебя? Говори.

– Понимаешь, – Фарид мотивированно перешел на «ты», – приехали здесь отморозки от Андрея Маленького. Давай меня пытать, кому плачу, с кем работаю. Предложили свою охрану за пятьсот «американцев» в месяц. Знаю я их охрану. Сегодня пятьсот, завтра тысяча, а потом и кафе заберут. Ну а что я им скажу? Ляпнул, что с ментами в дудку дую. Думал – отстанут. Они ушли, но сказали, что проверят. Ну, а что мне было делать… Иваныч, давай я тебе пейджер подарю – оплачивать его буду. Как только что случится, я тебе скину информацию – прилетишь, разрулишь!

Увидев насмешливую улыбку Васина, погрустнел, добавил:

– Хочешь, пятьдесят долларов буду приплачивать? И так заходи когда хочешь! Посидим, водочки попьем. Когда меня не будет – скажешь администратору. Он столик накроет. И друзей приводи… но не часто. Сам понимаешь – бизнес!

– Денег не надо! Я же не бандит, – улыбнулся Васин. – А ты уверен, что это не РУОП к тебе приезжал или из нашей особой инспекции? Они такие провокации любят! Вызовут на стрелку твою крышу, тут я и нарисуюсь. А они хвать меня и в прокуратуру!

– Да не-ет, Иваныч, уж братков-то я от милиционеров отличу! – обиделся Фарид.

– Хрен их сейчас отличишь! – вздохнул Васин. – Разве хорошего сотрудника начальник отдаст? Понабрали в РУОП узколобых в черных кожанках. Кто был не нужен в подразделениях или под подозрением, тех и слили. Разъезжают теперь на тонированных восьмерках!.. Но от пейджера, кстати, не откажусь – нужная вещь! Не только ты, но и другие смогут позвать на помощь. А ты лучше приходи ко мне завтра в кабинет, дашь подписку о сотрудничестве. Будешь у меня доверенным лицом. Так что в случае наезда или приезда провокаторов у меня будут основания появиться! Согласен?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6