Геннадий Соболев.

Ленинград в борьбе за выживание в блокаде. Книга первая: июнь 1941 – май 1942



скачать книгу бесплатно

Только принимая во внимание ухудшавшуюся с каждым днем обстановку в блокированном Ленинграде, можно оценить в полной мере трудовой подвиг ленинградских рабочих и инженерно-технических работников, продолжавших снабжать фронт вооружением, боеприпасами, военным снаряжением и обмундированием. В начале октября 1941 г. Военный Совет Ленинградского фронта принял постановление о производстве артиллерийского и стрелкового оружия, по которому выпуск минометов и пушек должен был удвоиться, а производство боеприпасов предполагалось увеличить в несколько раз и достигнуть в октябре 1941 г. 2200 тыс. артиллерийских снарядов и мин[329]329
  На защите Невской твердыни / отв. ред. Ю.Н. Яблочкин. С. 234–235.


[Закрыть]
. Только рабочие завода им. Карла Маркса обработали в этот месяц более 200 тыс. корпусов мин и снарядов[330]330
  Там же. С. 240.


[Закрыть]
. На базе изготовленных здесь реактивных минометных установок был сформирован первый на Ленинградском фронте реактивный минометный полк[331]331
  Ленинградская правда. 1980. 27 янв.


[Закрыть]
. По сведениям немецкой военной разведки, на заводе «Светлана» в октябре 1941 г. изготавливалось ежедневно 40–50 тяжелых противотанковых ружей[332]332
  Ломагин Н. А. В тисках голода. Блокада Ленинграда в документах германских спецслужб и НКВД. СПб., 2000. С. 57.


[Закрыть]
. Это один из немногих конкретных фактов, ставший достоянием немецкой разведки, которой в сообщениях своему руководству приходилось в основном домысливать в отношении производимой на ленинградских предприятиях военной продукции. Показательно, что руководители оборонных заводов даже в своих дневниках строго сохраняли тайну о производимой у них «спецпродукции». Директор завода «Севкабель» А. К. Козловский записал 31 октября 1941 г.: «Октябрь был самый напряженный месяц по обстановке. Бомбежки сутками не прекращались, артиллерийские обстрелы также, но завод дал рекордный выпуск спецпродукции. Решение Военного Совета по “полевым” перевыполнено. Золотые люди. Такой народ действительно трудно победить. Сопротивление растет пропорциональное натиску, да в положительной степени…»[333]333
  Оборона Ленинграда. 1941–1944. Воспоминания и дневники участников. С. 572.


[Закрыть]
.

Важные задачи по оказанию помощи оборонным предприятиям решали оставшиеся в осажденном городе работники науки и техники. Недостаток высококачественного металла, топлива, квалифицированной рабочей силы потребовал пересмотра и упрощения технологии производства заготовок проката и штамповки для боеприпасов. По инициативе специальной комиссии были пересмотрены технические условия на изготовление ряда штампованных и литых корпусов боеприпасов, внедрены в производство новые технологические процессы по литью снарядов и мин из сталистого чугуна, по штамповке из жидкого металла поддонов для снарядных гильз, по литью бронебойных снарядов в металлические формы. В этом направлении особенно плодотворная деятельность развернулась в литейной лаборатории Политехнического института. Доктор технических наук профессор И. А. Одинг успешно работал над созданием упрощенных марок стали для боеприпасов[334]334
  Соболев Г. Л. Ученые Ленинграда в годы Великой Отечественной войны. С. 34.


[Закрыть]
. Проведенные мероприятия без ущерба для качества боевой продукции значительно упростили технологию ее изготовления, дали тысячи тонн экономии металла и топлива, резко увеличили выпуск вооружения и боеприпасов для фронта. Замена горячей штамповки литьем из сталистого чугуна позволила одному из ленинградских предприятий сэкономить в октябре 1941 г. 1300 т металла, 350 т мазута и освободить 160 рабочих; налаженная на этом заводе отливка мин в кокиль освободила 270 квалифицированных токарей[335]335
  Сирота Ф.И. Ленинград – город-герой. Л., 1960. С. 128.


[Закрыть]
. По предложению работников науки и техники часть многодетальных узлов вооружения была заменена едиными отливками. На Кировском заводе, например, сложный узел артиллерийской системы, состоявший из 52 деталей, был заменен одной стальной отливкой. Усовершенствование технологии изготовления только одной крупной детали вооружения позволило одному из ленинградских заводов сэкономить 141 т угля, 8 т мазута, 10 тыс. кВт электроэнергии[336]336
  Соболев Г. Л. Ученые Ленинграда в годы Великой Отечественной войны. С. 35.


[Закрыть]
.

В лаборатории пиротехники Химико-технологического института им. Ленсовета, возглавляемой доцентом К. Б. Хессом, была разработана конструкция и организовано производство зажигательных портсигаров замедленного действия и зажигательных шашек мгновенного действия, которыми в большим количестве лаборатория снабжала партизан. В ноябре 1941 г. мастерские и лаборатории Химико-технологического института выпустили оборонных изделий на 15 млн руб. Изготовлением продукции для фронта руководили профессора И. С.Лилеев, М. С. Максименко, К. А. Мищенко, М. С. Платонов, доценты В. Н. Крылов, С. В.Окунев, С.М. Ризов, П. Г. Романков, Г. А. Рудин и др.[337]337
  Там же. С. 47.


[Закрыть]
В Политехническом институте разрабатывалась технология мощных зажигательных патронов, сигнально-осветительных и дымовых шашек из местного сырья, велась расшифровка трофейных боеприпасов. Сотрудники лаборатории органического синтеза предложили новую технологию производства стабилизаторов для бездымных порохов. В производственных мастерских Военно-механического института под руководством доцента Н. В. Иванова был организован выпуск гильз глубокой вытяжки к запалам гранат РГД и РПД, для производства которых была разработана специальная технология, так как этот вид боевой продукции никогда до этого времени в Ленинграде не выпускался. За 4 месяца работы мастерских коллектив института изготовил более 4 млн гильз[338]338
  Там же. С. 48.


[Закрыть]
.

В сентябре 1941 г. по заданию командования Балтийского флота небольшая группа ученых Радиевого института, оставшихся в Ленинграде после эвакуации института (М. М. Гербаневская, В. И. Лежоева, О. М. Нечаева, В. И. Трофимова и В. А.Унковская) под руководством профессора А.В.Вериго приступила к налаживанию производства светосоставов постоянного действия – приборов для кораблей, основанных на принципе использования светящихся красок. Светосоставами постоянного действия окрашивались шкалы и стрелки всех основных приборов кораблей (навигационные, приборы наведения и управления орудиями и торпедными аппаратами, радиоприемники, пеленгаторы и т. д.). Освещение, основанное на применении светящихся красок, обеспечивало возможность работы личного состава на верхней палубе кораблей в ночное время, не демаскируя объект. Освоение производства светосоставов, будучи сложным и ответственным делом, потребовало от сотрудников Радиевого института больших усилий, так как в осажденном Ленинграде не осталось ни одного специалиста по их изготовлению. Тем не менее после многочисленных экспериментальных работ способ получения светящихся красок был найден, и в ноябре 1941 г. было налажено их промышленное производство, не прерывавшееся и в самые суровые дни блокады. Отсутствие в городе солей радия, необходимых для изготовления светосоставов, грозило сорвать их производство, но ученые научились добывать радий с поверхности стен, полов, мебели в тех помещениях, где до войны велись исследования с большим количеством радия. Позже радий стали извлекать из отработанных приборов и различных отходов. Применение светящихся красок на кораблях Военно-Морского Флота явилось одним из средств повышения боеспособности кораблей в ночных условиях и аварийной обстановке[339]339
  Там же. С. 52.


[Закрыть]
.

Большую помощь водному транспорту оказали работники Центрального научно-исследовательского института Морского флота, возглавляемые профессорами А. В. Волокитиным, Ю. Б. Калиновичем, П. С. Козьминым. В институте была создана конструкция понтонов для обеспечения подхода судов с большой осадкой к мелководным берегам. Понтоны были успешно применены как средство уменьшения осадки судов без снижения их грузоподъемности. Сотрудники института разработали методы проведения погрузочных работ в условиях мелководья, в необорудованных портах, при высадке десантов и погрузке войск на суда у открытых берегов[340]340
  Там же. С. 53.


[Закрыть]
.

В конце сентября – начале октября 1941 г. начались занятия в ленинградских вузах, большинство из которых еще находилось в блокированном городе. Деятельность высшей школы в этот период была направлена на решение задач, которые выдвинула война и оборона города. Ученые пересматривали и составляли заново учебные планы и программы курсов в соответствии с только что введенными сокращенными сроками обучения. Особое внимание обращалось на повышение качества знаний, предусматривалось обучение всех студентов и профессорско-преподавательского состава военному делу, противохимической и противопожарной защите. Первостепенная роль отводилась тем курсам и дисциплинам, которые в условиях военного времени имели большое практическое значение. Оборонная тематика нашла свое выражение и в дипломных работах студентов. Большинство студентов свои учебные занятия совмещали с работой на заводах и фабриках, производственных мастерских, на строительстве оборонительных укреплений, в рабочих отрядах, госпиталях, командах МПВО и т. д. Во всех институтах учебные занятия были построены так, что позволяли чередовать оборонную и академическую работу. Преподаватели оказывали всемерную помощь студентам в их самостоятельной учебной работе, широко практикуя систему месячных заданий, контрольных работ, консультаций, сдачи зачетов и экзаменов в течение всего учебного года.

Вследствие ухода тысячей юношей и девушек на фронт и на производство, контингент студентов ленинградской высшей школы значительно сократился. В крупнейших вузах города (Университете, Политехническом, Горном и др.) количество учащихся уменьшилось более, чем в 2 раза по сравнению с довоенным временем[341]341
  Очерки истории Ленинграда. T. V. Л., 1967. С. 554.


[Закрыть]
. Тем не менее осенью 1941 г. ленинградские институты дали городу дополнительно сотни инженеров, технологов, врачей, учителей. Электротехнический институт им. В. И. Ульянова (Ленина) произвел досрочный выпуск специалистов радио и телефона. Первый Медицинский институт им. акад. И. П. Павлова подготовил более 500 врачей[342]342
  50 лет Первого медицинского института им. акад. И. П. Павлова. М.; Л., 1947. С. 86.


[Закрыть]
, в которых так нуждались госпитали и больницы блокированного Ленинграда.

Исключительно важную роль в жизни населения блокированного города стало играть радио. Оно связывало ленинградцев со всей страной, держало их в курсе основных событий, происходивших за кольцом блокады, служило одним из источников их выдержки, стойкости и энергии. Организованные из осажденного Ленинграда еженедельные радиопередачи Москва принимала и транслировала по всей стране. «Говорит Ленинград! Говорит город Ленина! Слушай нас, родная страна!» – эти слова раздавались в различных концах нашей Родины. Горе, страдание и ненависть к фашизму звучали в выступлениях матерей, потерявших своих сыновей, бойцов, лишившихся родных и близких, детей, оставшихся без родителей.

Осенью 1941 г. состоялась радиоперекличка двух городов-героев – Ленинграда и Севастополя. Затаив дыхание, ленинградцы слушали по радио голос О. Берггольц, В. Вишневского, В.Инбер, Н. Тихонова, А. Прокофьева, Д. Шостаковича и др. Выступая 16 сентября 1941 г. по радио, Д. Д. Шостакович рассказывал о своей работе над новой (Седьмой) симфонией. «Я сообщаю об этом, – говорил он, – для того, чтобы радиослушатели, которые слушают меня сейчас, знали, что жизнь нашего города идет нормально. Все мы несем сейчас свою вахту». В своем выступлении по радио 19 октября В. Кетлинская призывала ленинградцев готовиться к новым испытаниям, выражала твердую уверенность в окончательной победе над врагом: «Сила города – в цехах, где куют оружие, в сердцах, где куется победа. В людях, готовых лучше умереть, чем отступить. В той огромной душевной стойкости, которая не может быть ни ослаблена утомлением, ни сражена огнем, ни сломлена вражьими ударами…»[343]343
  900 героических дней. Сб. документов и материалов о героической борьбе трудящихся Ленинграда в 1941–1944 гг. С. 232–234.


[Закрыть]
.

Большое моральное значение имела шефская работа ленинградцев, которая выражалась в обмене делегациями с воинскими частями. Делегаты, по преимуществу рабочие действующих предприятий, брали с собой на фронт подарки – теплые вещи, белье, папиросы, книги и т. д., большинство из которых было изготовлено и собрано заботливыми руками ленинградских женщин. Встречи воинов фронта и флота с трудящимися Ленинграда, проходившие в теплой, сердечной обстановке, показывали единство армии и народа, непоколебимую уверенность в победе над врагом. Бойцы заверяли делегатов, что они добьются разгрома врага под Ленинградом и прорвут кольцо блокады. Рабочие, со своей стороны, обещали еще больше помогать фронту, выполнять и перевыполнять оборонные заказы.

Частыми гостями фронтовиков были работники искусств Ленинграда. При Ленинградском доме Красной Армии и Военно-Морского Флота было создано около 80 творческих бригад, силами которых за первые три месяца войны было дано свыше 16 тыс. концертов и спектаклей[344]344
  Там же. С. 387.


[Закрыть]
. Не было такой воинской части на фронте или госпиталя, в которых осенью 1941 г. не выступали бы бригады ленинградских артистов. Бригады артистов города-фронта безотказно выезжали на передний край обороны. Пробираясь в маскировочных халатах под артиллерийским огнем, под дождем и огнем, они на своих плечах несли театральное имущество, выступали в течение суток с двумя-тремя концертами. Веселой шуткой, острым словом, патриотической песней артисты поднимали настроение личного состава фронтовых частей. Напряженный труд во имя победы, преодоление трудностей, создание нового патриотического репертуара меняли и самый облик советского актера, закаляли его волевые качества, общей борьбой и целью скреплялась дружба работников сцены с фронтовиками.

В практике работы фронтовых артистических бригад были нередки случаи, когда артисты становились бойцами. Концертная бригада под руководством артиста Д. Лузанова, выступавшая на труднейших участках Ленинградского и Волховского фронтов, в течение многих дней выбиралась из окружения по непроезжим дорогам в тридцатипятиградусные морозы[345]345
  Очерки истории Ленинграда. T. V. С. 620.


[Закрыть]
.

Осенью 1941 г. в Ленинграде, как и во всей стране, началось замечательное патриотическое движение за создание народного фонда обороны. Трудящиеся Ленинграда отчисляли средства из заработной платы, жертвовали свои драгоценности, золотые и серебряные вещи и т. д. В одном только Василеостровском районе было собрано около 50 кг золота, серебра и платины[346]346
  900 героических дней. Сб. документов и материалов о героической борьбе трудящихся Ленинграда в 1941–1944 гг. С. 119.


[Закрыть]
. На воскресниках ленинградцы заработали и передали в фонд обороны 2 512 258 руб. Всего на 20 сентября 1941 г. ленинградцы внесли свыше 22 млн руб. наличными деньгами и отчислениями от зарплаты[347]347
  На защиту Ленинграда. 1941. 23 сент.


[Закрыть]
.

Отмечая высокую степень сознательного участия ленинградцев в обороне своего города, нельзя не признать, что блокадные условия жизни и в первую очередь надвигавшийся голод привели к росту среди населения так называемых «негативных настроений». По данным Управления НКВД по Ленинградской области, осуществлявшего контроль за настроениями ленинградцев[348]348
  См. об этом: Ломагин Н.А. Неизвестная блокада: в 2 кн. 2-е изд. Кн. 1. СПб., 2004. С. 282–341.


[Закрыть]
, с начала войны до 25 октября 1941 г. за «контрреволюционную деятельность» было арестовано 3374 человека[349]349
  Там же. С. 323.


[Закрыть]
. В связи с этим наиболее авторитетный исследователь этой проблемы Н. А. Ломагин полагает, что «можно с уверенностью говорить об отсутствии в Ленинграде осенью 1941 г. сколько-нибудь значительного организованного сопротивления власти»[350]350
  Там же. С. 332.


[Закрыть]
. Одновременно он обращает внимание на рост пораженческих настроений в октябре 1941 г. среди различных групп населения[351]351
  Там же. С. 333.


[Закрыть]
.

Важная роль в выявлении политических настроений ленинградцев отводилась политорганизаторам, численность которых в сентябре 1941 г. составляла 10 тыс. человек[352]352
  Ломагин Н.А. Неизвестная блокада: в 2 кн. 2-е изд. Кн. 1. С.253.


[Закрыть]
. На созданный по партийной линии институт политорганизаторов при домохозяйствах наряду с проведением массовой политической работы возлагалась и организация порядка и государственной безопасности в руководимых ими домохозяйствах. Все политорганизаторы временно освобождались от работы на производстве и в учреждениях, наделялись широкими полномочиями, в том числе и правом проверки в любое время суток всех квартир с целью выявления и задержания лиц без прописки. По линии борьбы с вражеской агентурой и их пособниками политорганизаторы подчинялись районным отделам НКВД, которые совместно с партийными руководителями районов осуществляли отбор политорганизаторов[353]353
  Там же. С. 254.


[Закрыть]
. Не отрицая в принципе важности работы института политорганизаторов с населением, следует отметить, что в блокадной обстановке все оказалось сложнее и противоречивее. Назначенная «политорганизатором дома», Ольга Берггольц записала 24 сентября 1941 г. в своем дневнике: «Но ведь это липа, липа, это райкомы придумали от беспомощности своей, да и некогда мне заниматься этой липой. Какие тут политорганизаторы помогут, когда государство бессильно?! Конечно надо брать судьбу в свои руки – а руки связаны мертвой системой управдомов, РЖУ, штабов, райкомов и т. д. Бюрократическая железная система сковывает все…»[354]354
  Ольга. Запретный дневник. Дневники, письма, проза, избранные стихотворения и поэмы Ольги Берггольц. СПб., 2010. С. 69.


[Закрыть]
. И все же многие политорганизаторы пытались помочь населению в меру своих сил и возможностей, проводили беседы в укрытиях и бомбоубежищах в часы воздушных тревог и артиллерийских обстрелов, знакомили население с приказами и распоряжениями городских властей. К сожалению, среди политорганизаторов были и такие, которые использовали свое положение в личных целях, наживались на горе и страданиях ленинградцев.

Настроения определенной части творческой интеллигенции, не связанной напрямую с выполнением оборонных заданий, нашли яркое отражение в дневнике директора Архива Академии наук СССР Г. А. Князева: «Вдруг просто, жестко, мучительно встал вопрос о полной безнадежности для нас, осажденных в Ленинграде, – отметил он в своем дневнике 31 октября 1941 г. – Никаких перспектив, кроме голода и страшных испытаний, впереди. И жутко стало перед этой вдруг обнажившейся бездной… Что осталось? Погибать, только погибать. При этом наметились и два варианта гибели – с честью или бесчестно; последнее в том случае, если бы прежде, чем погибнуть с честью, пришлось попасть под сапог гитлеровских захватчиков и все равно погибнуть»[355]355
  Князев Г. А. Дни великих испытаний. Война с Германией. Впечатления в моем малом радиусе. Дневники 1941–1945. СПб., 2009. С. 267.


[Закрыть]
.

Американский историк Ричард Бидлэк на основе объективного анализа комплекса документов об общественных и политических настроениях ленинградцев в годы блокады пришел к выводу о том, что в Ленинграде «в целом, осенью 1941 г. выражения протеста оставались больше исключением, чем правилом. Способность ленинградцев переносить лишения и ужасы была удивительной»[356]356
  Бидлэк Ричард. Общественные и политические настроения и вопрос оппозиции советским властям в критические периоды блокады // Битва за Ленинград. Дискуссионные проблемы. СПб, 2009. С. 182.


[Закрыть]
. При этом американский историк подчеркивает ведущую роль ленинградских рабочих в обороне своего города. В самом деле, рабочие, выпускавшие продукцию для фронта, были готовы в любой момент занять пост на огневой позиции. В октябре насчитывалось 123 рабочих отряда, в которых состояло 15 тыс. человек. Кроме того, тысячи трудящихся обучались военному делу на открывшихся в начале октября 102 военно-учебных пунктах. В условиях почти непосредственного соприкосновения с противником продолжалось строительство оборонительных сооружений. В их возведении в октябре 1941 г. ежедневно были заняты до 80 тыс. ленинградцев[357]357
  На защите Невской твердыни / отв. ред. Ю. Н. Яблочкин. С. 208–211.


[Закрыть]
. Преодолевая трудности и лишения первых месяцев блокады, Ленинград готовился к новым испытаниям.

Принимая во внимание, что «с каждым днем все больше и больше будут чувствоваться затруднения с продовольствием»[358]358
  Блокада Ленинграда в документах рассекреченных архивов / под ред. Н. Л. Волковского. СПб., 2005. С. 51.


[Закрыть]
, Ставка решила предпринять новую попытку по деблокаде Ленинграда. Ее замысел заключался в том, чтобы встречными ударами 54-й, 55-й армий и Невской оперативной группы ликвидировать шлиссельбургско-синявинскую группировку немецких войск и восстановить сухопутную связь Ленинграда со страной. Директива на проведение этой операции была принята Ставкой 14 октября 1941 г., а начало ее осуществления было намечено уже на 20 октября. Прилетевший с этой директивой представитель Ставки генерал-полковник H. Н. Воронов впоследствии признавал, что отведенного на подготовку операции времени было слишком мало, что не могло не отразиться на ее исходе[359]359
  Оборона Ленинграда. 1941–1944. Воспоминания и дневники участников. С. 217–218.


[Закрыть]
. К тому же соотношение сил и средств на синявинском направлении оставляло мало шансов на успех операции. Ставка требовала сосредоточить в районе прорыва до 100 тяжелых танков КВ, в то время как Ленинградский фронт (вместе с 54-й армией) имел всего 97, в том числе и устаревших типов, а в самой 54-й армии из 52 исправных танков только 20 были КВ и Т-34[360]360
  Ленинград в борьбе: месяц за месяцем. 1941–1944 / ред. коллегия: Н. И. Барышников, Б. П. Белозеров, А. Р. Дзенискевич (отв. ред.), И. 3. Захаров, В. М. Ковальчук, Ю. И. Колосов, Г. А. Олейников, Г. Л. Соболев. СПб., 1994. С. 54.


[Закрыть]
. Характеризуя действия пехоты Ленинградского фронта, H. Н. Воронов в донесении в Ставку от 17 октября 1941 г. отмечал: «Пехота ленится и не любит подготавливать себе плацдарм для наступления… Не умеет действовать с танками. Главнейшей болезнью пехоты является систематическое опаздывание наступления и перехода в атаку». Танковые части, по мнению представителя Ставки, также не умели взаимодействовать с пехотой и недостаточно владели прицельной стрельбой. Только действия артиллерии и авиации, по оценке H. Н. Воронова, отвечали требованиям современного боя[361]361
  Там же.


[Закрыть]
.

В то время как подготовка Синявинской операции только началась, немецко-фашистское командование предприняло наступление на тихвинском направлении. Оно имело целью нанести поражение советским войскам на р. Волхов и затем через Тихвин выйти к р. Свирь, чтобы соединиться с Карельской армией финнов, лишив тем самым Ленинград и оборонявшие его войска последней возможности получать помощь по Ладожскому озеру. В первой половине октября группа армий «Север» была усилена 250-й испанской («голубой») дивизией, 212-й и 227-й пехотными дивизиями из Франции, 7-й авиаполевой дивизией из Греции и 2-й пехотной бригадой СС из Германии[362]362
  История Второй мировой войны. 1939–1945. Т. 4. М., 1975. С. 111.


[Закрыть]
. Из-за низкой эффективности нашей войсковой разведки командование 4-й и 52-й армии просмотрело сосредоточение в районе Любани и Чудова 39-го механизированного корпуса 16-й армии и 1-го армейского корпуса 18-й армии противника, которые нанесли 16 октября главный удар в стык 4-й и 52-й армиям в направлении Грузино – Будогощь– Тихвин. Имея полуторное превосходство в живой силе и более чем двукратное в танках и артиллерии, немецкие войска прорвали 20 октября оборону 4-й и 52-й армий и устремились к Тихвину[363]363
  Там же. С 112.


[Закрыть]
.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

сообщить о нарушении