Геннадий Распопов.

Эко сад и огород. Книга для тех, кто хочет сохранить здоровье



скачать книгу бесплатно

Первые 30 лет занятий садоводством я был глуп, пытался такие непригодные земли рекультивировать «по правилам», завозил тонны глины, песка, чернозема, навоза, торфа. Все копал, перемешивал, сыпал удобрения, уничтожал сорняки. Делал все, чтобы нарушить и уничтожить почвенную биоту. И только через 20 лет почва вроде становилась черного цвета, якобы гумус прибывал, но плодородие не прибывало. Всякие попытки вырастить на этой почве растения без применения больших доз компоста и минеральных удобрений к успеху не приводили. Увеличения почвенного плодородия не происходило.

Сейчас, наоборот, на любой почве, подготовленной за 2–3 года по описанной выше схеме, я легко выращиваю и сад, и овощи без минеральных удобрений, просто ежегодно добавляю сверху мульчу из органики и использую препараты из живых микроорганизмов. Лучшим считаю АКЧ.

Соседи-садоводы посмеиваются: зачем ты оставляешь сорняки? Мы, мол, делаем «по науке», засеваем почву сидератами. Я им отвечаю: сидераты дают большую биомассу органики, но и больше органики разрушают, потребляют из почвы. Да и как вы определяете, плохие или хорошие эти сидераты, пригодные или непригодные для каждой почвы?

Плодородие почвы тесно увязано с биоразнообразием, как растений, так и биоты в почве, биоразнообразие формируют живые корни растений и опад. Я позволяю сорнякам приспосабливаться к почве, выживать в конкурентной борьбе. Но, чтобы ускорить процесс почвообразования, я сверху даю мульчу из органики и добавляю с АКЧ миллиарды бактерий и грибов – пусть они тоже приспосабливаются, выживают, вступая в симбиоз с корнями сорняков.

Если почва совсем голая и аборигенов на ней нет, то стоит осенью накосить сухой бурьян с семенами с соседних заросших участков, близких по структуре почвы, и замульчировать ими рекультивируемый участок. Пусть и семена сорняков конкурируют в борьбе за почву.

Влияние АКЧ на ризосферу

Эта глава продолжает серию моих рассказов о почве, о почвенных организмах, об их симбиотических отношениях с живыми корнями растений, о минеральных и органических подкормках растений, о почвообразовательных процессах на участке садовода.

Меня постоянно волнует тема о взаимном непонимании между приверженцами органического и природного земледелия, а также между фанатами пестицидов и минеральных удобрений и сторонниками исключительно органических подкормок.

Подобные «споры о второстепенных вещах» зашли в тупик и мешают обычным садоводам разобраться в простых практических рекомендациях, как вырастить достойный урожай продуктов, полезных для здоровья.

Об аэрированном компостном чае заговорили в американской литературе чуть более 10 лет назад. Появились в эти годы и переводы этих статей на сайте садоводов. Но тема не вызвала интереса. В 2012 г., когда я набирал в поисковике слова «аэрированный компостный чай», открывалось пяток ссылок на русском языке. Сейчас, после опубликования моих статей на эту тему, в Гугле любой сможет открыть уже сотни сайтов, как с перепечатками моих статей, так и с рассуждениями и опытом других садоводов по АКЧ.

Тема нашла признание у российского садовода.

Интересно, что и на Западе эта тема за последние 3–5 лет стала широко обсуждаться, приобрела второе дыхание, появилось несколько серьезных научных лабораторий, где АКЧ и его применение на практике изучено очень подробно. Но и то, что я знал и понимал 5 лет назад, когда начал ставить опыты с АКЧ, и то, что я прочитал и понял в последние 2 года, – это совершенно разные вещи.

По работе я иногда захожу в бактериальную лабораторию в больнице. На полках десятки чашек Петри с разными средами для выращивания разных микробов. Все понимают, что если в эти среды добавить настой травы или ЭМ-препарата, то нужные микробы расти не будут, поэтому лаборанты среды готовят строго по инструкции. Так и с АКЧ. Тысячи опытов ученые с микроскопом проделали, чтобы выяснить, на каких жидких средах с аэрацией компостные бактерии, грибы и простейшие растут лучше всего. И доказали, что хороший АКЧ оптимально получается на средах с добавлением 3–5 % компоста, 0,5–1 % мелассы и 0,06 % рыбной эмульсии. Только при таком сочетании все имеющиеся в компосте бактерии, грибы и простейшие в первые 24 часа размножаются вместе, экспоненциально.

Грибы быстро наращивают свои гифы, бактерии делятся надвое каждые 20 минут, а простейшие, поедая бактерии, удваиваются каждые 2 часа. Через 24–36 часов возникает так называемая пищевая петля, когда простейшие начинают поедать бактерий больше, чем их появляется. Этот момент – наилучший для садовода по эффективности применения АКЧ. Ведь в таком чае есть вся живность, что была в компосте (равномерно размноженная в сотни тысяч раз), и когда вы поливаете почву таким чаем, это равносильно внесению больших доз хорошего компоста.

Сейчас АКЧ – это не просто «шаманство садоводов», но серьезная академическая наука, которая базируется на последних достижениях в почвоведении, микробиологии, молекулярной биологии и пр. Как бы сложно ни было популяризировать идеи об АКЧ, суть которых мало понятна не только садоводам, но и ученым-аграриям, я постоянно пытаюсь это сделать.

Сразу подчеркну, равносильно по стимуляции урожая и по скорости почвообразовательных процессов и, конечно, не равносильно по количеству элементов питания, которые вы вносите с компостом, так как в чае NPK практически нет, да они там и не нужны. Мы для того и готовим аэробные живые чаи, чтобы вносимые микроорганизмы помогли корням взять элементы питания из воздуха и маточных пород, а не только из органики почвы.

Я уже очень подробно рассказывал, что самые большие урожаи садовод может получить в первые несколько лет на вновь разработанных почвах сахалинского разнотравья или на старых садовых участках, куда много лет сбрасывали сорную органику и которые заросли дикими сорняками (феномен мусорной кучи). Именно в таких почвах наиболее полно представлено все разнообразие почвенных микроорганизмов и сложившихся пищевых цепочек. Именно эта почва имеет идеальную структуру в виде почвенных микрогранул, где много капиллярной влаги и идеальные условия для жизни простейших (микро– и мезофауны).

В западной литературе АКЧ предлагают готовить из искусственно сделанных компостов, или вермикомпостов. Все садоводы знают, что хорошие компосты (вермикомпосты) существенно повышают урожай и улучшают структуру почвы. Но они ни в какое сравнение не идут со старой, годами нетронутой почвой Сахалина или земли на месте старых свалок листвы в саду. Я просто подчеркиваю, что если у садовода есть проверенный компост или участок с нетронутой черноземной почвой, где растут гигантские сорняки, то такой же эффект даст и АКЧ из этого компоста. В то же время всякая попытка улучшить рост аэробов в чае путем добавления в воду кроме компоста и мелласы всяких лекарственных растений или микробов всегда ухудшает качество АКЧ.

Я понимаю, что в головы садоводов вбили пользу от ЭМ-препаратов, научили делать настои травы, как их называют «вонючки», настои сорняков с лекарственным эффектом, настои свежего навоза. В продаже много всяких вытяжек из коровяка, куряка, конского навоза и вермикомпоста. Я не отрицаю их пользы, просто говорю, что там есть споры анаэробов, гуматы и немного минеральных солей, но там нет живых простейших!!! Нет микро– и мезофауны.

Итак, еще раз расскажу о микрофауне и мезофауне. Это основная идея АКЧ, главный его эффект. Почему растения на почвах Сахалина дают сверхвысокие урожаи и гигантизм? Потому что там очень активные марганцевые аэробы-азотофиксаторы, которые сформировались из-за многолетнего листового опада широколиственных сорных трав. Потому что микрогрибы, гифы которых много лет не разрывались лопатой, смогли за эти годы (совместно с микроводорослями и нематодами) разрыхлить почву и сформировали идеальную структуру из микрогранул, покрытых слизью и гуматами, и, как результат, в такой структурной влажной почве появилось много жгутиковых и других простейших, которые питаются азотофиксаторами – аэробами.

Поразмышляем. Откуда азот в бактериях-азотофиксаторах? Конечно, не из листового опада, бедного азотом, но богатого энергией углерода. Азот в старой почве накапливается благодаря ризосферным азотофиксаторам не из органики, а из воздуха, так как энергии (углеводов) для синтеза аммонийных солей более чем достаточно.

Кто питается богатыми белком (азотом) бактериями? Конечно, в основном жгутиковые и амебы. Именно они преобладают в таких почвах. Куда жгутиковые пойдут, виляя хвостиками, когда съедят жирных (азотистых) аэробов почвы? Поползут в ризосферу корней растений. Почему? А потому, что свободного азота в естественной целинной почве нет, он тут же потребляется почвенной биотой и недоступен корням. Поэтому растения выделяют секреты, и в ризосфере всегда в тысячу раз больше азотофиксаторов, чем в окружающей почве вне зоны корней. И простейшие устремляются в ризосферу. Съедая бактерии, богатые белком, простейшие потребляют только 20–30 % питательных веществ этих бактерий и ежесекундно делают микровыделения в ионной форме, богатые доступными для растений аммонийными солями. (Как и у человека, который объедается мясом, моча тоже содержит избыток аммония.)

В ризосфере корешки окружены плотным слоем азотофиксаторов, которые не подпускают других «едоков», и эти выделения простейших на 80–100 % усваиваются корнями растений. Кроме того, с помощью различных гормонов и биоактивных веществ между растением, азотофиксаторами и жгутиковыми налаживается система обратных связей. Жгутиковые дают растению азот, чтобы листья были большими и улавливали больше энергии солнца, превращали ее в сахара и выделяли эти сахара в почву, для лучшего кормления азотофиксаторов, которые синтезируют азот из воздуха и через пищевую цепочку с простейшими кормят растения.

Все наши почвы и в садах, и на грядках имеют нарушенный биоценоз. Весной нарастание микробной биомассы идет медленно, да и летом при засухе или затяжных дождях растения с трудом противостоят стрессам. Садоводы часто жалуются, что листья мелкие, хлоротичные, неровные. Ученые доказали, что при поливе любой почвы хорошим АКЧ питательный «ризосферный удар» проявляется через 2–4 ч, так быстро двигаются жгутиковые и достигают ризосферы. Эффект длится несколько недель. Затем внесенные микроорганизмы переходят в спящий режим и ждут благоприятных условий – новой порции доступной органики. Если садовод ежегодно регулярно мульчирует почву углеродистой органикой, такие условия для микробов из АКЧ есть всегда.

Итак, кто главный в этой системе круговорота азота и гигантизма растений? Бактерии? Нет. Опад? Нет. Главные – это жгутиковые и амебы, без них корни потребить азот, синтезируемый азотофиксаторами из воздуха с помощью энергии секретов корней, не смогут. Главное – отрегулированная связь между корнями, азотофиксаторами и простейшими.

Когда мы нарушаем структуру почвы, разбиваем микрокомочки и их капиллярную влагу, когда поливаем растения минералкой и травим пестицидами – мы нарушаем жизнь простейших, и растения голодают.

Опыт и ученых, и садоводов-практиков показывает: если вносят на грядки компост без простейших – он не стимулирует урожай, как и АКЧ без жгутиковых хорошего эффекта не дает. Если в первых главах я писал, что забочусь о ризосфере, забочусь о биоте ризосферы, то теперь уточняю – я забочусь и о простейших в ризосфере.

Когда фанатичный «природник» мульчирует почву органикой, опилками и не любит компосты, он говорит, что заботится о почвенном пищеварении, о динамических процессах. Мол, именно почвенные сапрофиты переваривают органику постепенно и в динамике поставляют корням продукты питания (минеральные соли, которые становятся доступными из органики). Это умозрительное, ненаучное представление о процессах в почве и питании растений.

Я тоже вношу грубую органику в виде мульчи, но под овощи не боюсь вносить и компосты. Свой навоз, смешанный с соломой и опилками, не закапываю в землю, не рву гифы микрогрибов, не уничтожаю простейших, а кладу кучками по саду или покрываю им с осени грядки на огороде. Микро-, мезо– и макрофауна, поедая навоз, строит из этой органики «дома и города», пригодные для жизни жгутиковых, в этот рыхлый слой из микрогранул, богатый фауной, устремляются корни растений и кормят сами себя, секретируя углеводы, и с помощью цепочки азотофиксаторы – жгутиковые получают крайне дефицитный азот. В такой почве азот не теряется, а прибывает из года в год в составе белковой биомассы почвенной биоты. Фосфор и калий растению достаются легче, из огромных просторов маточной породы их ему доставляют грибы. Но это отдельная тема.

Вернемся к АКЧ. Итак, если мне удается достать старый богатый биотой перегной, поймать вершину пищевой петли в АКЧ, когда в чае и грибы, и бактерии, и жгутиковые размножились до возможного максимума, и внести такой чай в зону корней растений, я произведу пищевой «ризосферный удар».

Растение, почувствовав приход новых активных азотофиксаторов, микрогрибов и простейших, делает выброс секретов, происходит новый импульс размножения ризосферной флоры и, как следствие, обилие высокоазотистых секретов от простейших. Мы видим, как растения оживают, приобретают изумрудную листву, быстро идут в рост, быстрее проходят фенофазы и дают ранний урожай.

Оценим преимущества АКЧ

Вот мы и подошли к главному. В чем секреты применения АКЧ? Какие нюансы применения АКЧ для конкретных культур надо знать? В чем их преимущества по сравнению с известными препаратами?

Напомню конспективно для новичков главные тезисы. И в убитой плугом почве есть бактерии и грибы, они есть всегда. Но их мало и по количеству, и по видам. Особенно мало грибов. Часто преобладают болезнетворные микроорганизмы и грибы-паразиты. Наоборот, в компостной куче или в вермикомпосте, и особенно в нетронутой заросшей мусорной куче, таких организмов в тысячи раз больше не только по количеству, но и по качеству, по функциональным группам, и все они сложились в стабильные экосистемы.

В зрелом компосте нет патогенов, они – тоже органика, и их съели активные голодные аэробы и мезофауна. Поэтому, внося компост на свои грядки, вы не только даете растениям питание, но и быстро улучшаете биоразнообразие и стабильность экосистем почвы.

Компост готовить и вносить достаточно трудоемко. Поэтому процесс можно упростить, если компост со всеми микроорганизмами поместить в емкость с водой, добавить туда углеводы и пропустить кислород. Через 24 ч микроорганизмы размножатся в 100 тыс. раз. Получится АКЧ, который легким ранцевым опрыскивателем нетрудно внести на почву и на листья растений.

АКЧ занимаются серьезные ученые во многих странах, определяют число и виды микроорганизмов в растворе. Если раньше на чашке Петри выращивали и типировали несколько сотен видов микроорганизмов, то по генетическому анализу ДНК определять стали до 30 тыс. видов, размножающихся в АКЧ. А последние новейшие методы позволили определить около 50 тыс. видов бактерий и столько же видов грибов. И бесчисленное количество видов микрофауны.

А мы, российские садоводы, по-прежнему опрыскиваем почву лактобактериями или «Фитоспорином». В саду высаживаем лесные грибы или в виде сидерата засеваем участки горчицей и думаем, что если к 100 тысячам видов почвенной биоты мы добавим еще один гриб, один сидерат или одну бактерию – мы изобретем революционную биотехнологию.

Когда я отказываюсь от препаратов, содержащих один микроорганизм, в пользу АКЧ с 100 тысячами видов живых существ, я предполагаю, что получу следующие преимущества.

– На листьях моих растений всегда находятся сотни видов болезнетворных микроорганизмов, которые ветром заносятся из зараженных садов и ждут любого стресса, чтобы вызвать вспышку болезней. Внося сотни тысяч симбионтных растениям аэробов на листья и почву, я знаю, что всегда найдутся бактерии, которые вытеснят патогены из пищевой ниши (а микрофауна будет охотиться за ними и съедать) и ослабят инфекционный фон и риски заболеваний. Я увижу улучшение роста своих растений.

– В почве всегда есть незанятые пищевые ниши. Органика в одних микрозонах, микроорганизмы – в других. Я не жду, пока макрофауна перемешает почву и разнесет нужные микробы в нужное место. Опрыскивание почвы АКЧ всегда приводит к вспышке размножения микроорганизмов. Я увижу «ризосферный удар» и улучшение роста своих растений.

– Растение своими корневыми выделениями формирует ризосферу, но не всегда в почве есть оптимальное разнообразие микроорганизмов. АКЧ сразу дает огромный выбор для растений, из каких бактерий и грибов формировать ризосферу, затем подключается микрофауна, и система хищник – жертва резко улучшает питание растений. Я увижу улучшение роста своих растений.

– Насыщение почвы разнообразной почвенной биотой, особенно микрофауной (микрочервями), быстро связывает накопившиеся за прошлые годы пестициды, гербициды и токсичные металлы. Я смогу безбоязненно рвать плоды с огорода для своих внуков.

– Аэробы, прижившиеся на листьях, не только защищают растения от патогенов, но и поставляют растению ценнейшие биоактивные вещества, которые поглощаются через устьица. У таких растений устьица дольше бывают открытыми, что улучшает воздушный режим, усвоение углекислого газа и, как следствие, фотосинтез. Доказано, что потери влаги при этом сокращаются. Смотреть на здоровые зеленые листья – получать эстетическое удовольствие.

– АКЧ, как никакой другой препарат, быстро делает почву комковатой, пористой, микрогранулы покрываются микробной слизью. Все это существенно повышает влагоудерживающие свойства почвы и способность усваивать атмосферную влагу. Корни весь сезон находятся в хороших условиях.

– Улучшают структуру почвы не только почвенные сапрофиты, а прежде всего микрогрибы, простейшие и нематоды. В структурной почве быстро нарастает не только количество видов микробов, но и число функциональных групп, формируются стабильные пищевые микросистемы.

– Чем больше и разнообразнее биомасса от размножившихся микробов АКЧ формируется в почве, тем быстрее и качественнее накапливаются в почве гуминовые вещества, а их роль в плодородии почвы неоценима. Как следствие, система почва – растение делается стабильней, надежно противостоит стрессам. Пестицидная нагрузка на сад уменьшается.

– АКЧ легко менять по составу в зависимости от вида почв и растений, которые у вас растут.

Вы хотите бактериальный чай? Добавьте сахар, простые белки, простые углеводы. Если нужен чай с большим содержанием грибов – желательно использовать более сложные продукты, такие как овсяная, соевая мука, гуминовые кислоты, фульвокислоты, бульон из рыбы. Чтобы резко увеличить в чае число простейших и нематод, надо замочить сено в течение нескольких дней и добавить сенную вытяжку в чай перед аэрированием.

Недавно прочитал на одном форуме опасения садовода. Мол, увлекся в прошлом году аэрацией сорнякового настоя. Все лето опрыскивал им почву, а теперь боится, что заразу в почву внес. Скажу такому садоводу, что любых аэрированных настоев опасаться не стоит. Если там и появятся не особенно нужные термофильные аэробы, то они быстро в почве будут съедены аборигенами.

Перейдем к главному смыслу применения АКЧ, ради чего я о нем пишу и для чего применяю в своем саду. В Бразилии с берегов Амазонки вагонами вывозят почву Терра Прета, рассыпают в садах, и на ней растут невиданные урожаи. На Сахалине люди почву, заросшую сорняками-гигантами, вывозят на свои поля и получают у себя огромные урожаи. Опытные цветоводы в старых парках находят сорные кучи, куда годами складывали листву, берут этот листовой перегной, добавляют в цветочные горшки и выращивают сказочно красивые комнатные растения.

Но проходит 1–2 года, и «сказочная» почва теряет свою силу. Почему? Истощиться за это время почва не может, гумус остался, микробы никто не убивал, корни с ризосферой есть, а гигантизма растений почва не дает. А потому, что «сказочную» биоту на Сахалине и под старым дубом на лесной опушке формирует другой опад, накапливаемый столетиями, другие корни сорняков, адаптированные к этой конкретной органике, другие грибы и микрофауна.

Поддерживать природный биоценоз на грядках с культурными растениями невозможно, да и не нужно. Культурные растения не могут выжить в дикой природе без помощи человека, у них нет таких сильных корневых выделений, чтобы создать «сказочную биоту» и восстанавливать почву. Вершки мы собираем, опад незначителен, поэтому сахалинские почвы с культурными растениями быстро теряют свою силу, мы видим потерю гигантизма.

Но мы можем изучать комплексные процессы, происходящие в природе, по «кирпичикам». Потом, поняв механизмы, из этих «кирпичиков» строить свою почву по уму, а не пытаться копировать дикую природу. Вносить зрелый, богатый «сказочной» биотой компост, созданный «в дикой природе» вне грядки, и делать АКЧ из него – это один «кирпичик». Вносить мульчу из органики, приближенную к лесному (для сада) или луговому (для огорода) опаду, вносить сапропель, как на берегах Нила, уголь, как индейцы Амазонии, заботиться о сорняках-аборигенах и о лесопосадках по периметру сада, о водоемах. Много таких «кирпичиков» можно понаделать и по уму положить в почву.

В том-то и дело, что если сделать АКЧ из земли Сахалина или из мусорной кучи и изучить этот чай в оснащенной лаборатории, в нем можно увидеть совершенно другой состав биоты и по видовому разнообразию, и по количеству функциональных групп, и по стабильности пищевых цепочек. Такой АКЧ работает. А АКЧ, сделанный из убитой почвы старой грядки, тем более взятой из-под снега, конечно, будет содержать какие-то бактерии, но не тех функциональных групп.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13