Геннадий Распопов.

Эко сад и огород. Книга для тех, кто хочет сохранить здоровье



скачать книгу бесплатно

Часть 3. Новые агротехнические идеи

Биосферное мышление

Наши грядки далеки от природных экосистем, где вместе сосуществуют сотни и тысячи различных растений. У нас культур всего 2–3 десятка, при этом все заморские, капризные, требующие разных наборов NPK, например, томат, огурец и капуста.

Наибольший вред приносит дешевая минералка плохого качества. Но для малого участка можно приобретать различные «Кемиры», «Фертики», «Акварины», они достаточно очищены от вредных примесей, не оставляют балластные вещества в почве, особенно если применять разные составы под разные культуры. А если садовод освоит метод «локального питания растений», то он сможет создать райский сад, здоровый сад, бесконфликтный сад для себя и своих внуков.

Залогом всего этого является «биосферное мышление, знание и понимание адаптивного, генетического потенциала растений и естественных природообразовательных процессов», как пишут ученые в своих научных статьях.

О реальном вреде минеральных удобрений

Я приверженец органического земледелия. Выращиваю продукты в саду для своего потребления, с главной целью – сохранить здоровье членов моей семьи. Основное открытие, которое я сделал за 40 лет занятий садоводством, – это то, что почва должна быть живой. Только на Живой Почве растут продукты, полезные для здоровья. А чтобы сохранить в почве биоразнообразие живых существ при интенсивном использовании земли для выращивания капризных культурных растений, надо вносить органику и одновременно локально подкармливать растения минеральными удобрениями.

Прежде чем начать разговор о локальных минеральных подкормках, надо разобраться, что говорит наука о реальном вреде минералки для биоты и для почвенного плодородия на наших садовых участках.

Понятно всем, что главной задачей глобального земледелия (подчеркиваю, глобального, а не простых садоводов) является увеличение урожайности культурных растений, чтобы прокормить 7 млрд. человек планеты. Для этого применяются минеральные удобрения, ядохимикаты, многократная обработка почвы. Это приводит к превращению на обширных территориях естественных биоценозов в искусственные.

«Агроэкосистемы утрачивают видовое разнообразие, свойственное естественным экосистемам, превращаются в простые одновидовые, следовательно, и неустойчивые сообщества. С учетом интересов возникших агрокорпораций – этот порочный круг не разорвать», – так говорят ученые.

Но меня как садовода волнуют не Африка и Индия с ее миллиардным и быстрорастущим населением, а мои внуки. Мне не нравится, что в продуктах из супермаркета есть нитраты, ядохимикаты, мало сахаров, совсем нет многих биоактивных веществ, в них мало ценных аминокислот. Я как педиатр вижу, что здоровые дети, которых отлучили от груди и отдали в детский сад на «общепит», быстро теряют иммунитет и не только часто болеют ОРВИ, но и приобретают «хронические болезни обмена веществ».

Что я знаю из достоверных научных источников о минеральных удобрениях?

Внесение в почву малых количеств азотных удобрений до 2–3 г на 1 м2 обычно стимулирует размножение почвенных микроорганизмов, доказанного вреда от таких доз нет.

Небольшие дозы мочевины приводят к накоплению гумуса в почве.

Но при возрастании азота до 5 г/м2 – угнетаются азотофиксаторы, и прежде всего в ризосфере, начинают размножаться другие почвенные сапрофиты, и в определенный момент резко ускоряется минерализация органики и гумуса. Растение не успевает потребить весь азот, мы видим, как бурно начинают расти листья в ущерб цветению, растение начинает болеть.

Неусвоенный азот из почвы вымывается или уходит в атмосферу. Любопытно, что микроорганизмы-азотофиксаторы при появлении избыточного азота превращаются в денитрификаторов, разрушают азотные удобрения. Почвы быстро теряют плодородие.

Наиболее опасна в плане накопления нитратов свекла. На почве без удобрений содержание нитратов в ней всего 0,12 % (по сухому веществу). Если мы вносим не более 5 г мочевины на 1 м2 – его содержание увеличится до 0,24 %, что безопасно. А при увеличении дозы до стандартно используемой 20 г/м2 весной вразброс – содержание нитратов увеличивается в 5 раз и становится опасным.

В то же время, если три раза за сезон опрыскать ботву свеклы мочевиной (5–10 г/м2 за сезон), урожай увеличится вдвое, а нитраты останутся фоновыми в пределах 0,12–0,16 %.

Калийные удобрения наименее опасны для растений и биоты, они частично закрепляются в гумусе, а избытки вымываются в реки.

С фосфором по-другому. Он вымывается медленно и мало, но быстрее других солей связывается почвенным комплексом в недоступные для растений соли. Поэтому сейчас все почвы содержат очень высокий процент нерастворимых фосфатов, что мешает усвоению многих микроэлементов. Зафосфачивание полей при интенсивном выращивании пшеницы – основная беда аграриев юга.

Есть еще механизм, который многие недопонимают. Если в зоне корней много растворимых фосфатов и нитратов (весной внесли нитрофоску под перекопку по совету агронома), то ионы фосфатов и нитратов конкурируют между собой и делаются малодоступными для растений. Поэтому когда мы весной в почву вносим комплексные удобрения вразброс, растение очень быстро начинает испытывать азотное голодание, несмотря на наличие больших доз азота в почве.

А вот опрыскивание почвы малыми дозами фосфорных удобрений стимулирует рост микроводорослей и приводит к накоплению органики в почве. В то же время опрыскивание почвы даже малыми дозами мочевины резко угнетает почвенные водоросли. На это никто не обращает внимания, это малоизвестно.

На заметку

Когда «природники» отрицают любое применение минеральных удобрений, они опираются не на знания, а на эмоции, веру, мифы. И наоборот, выполнение стандартных рекомендаций агрономов по применению удобрений только по закону «бочки Либиха» без учета «живых существ почвы» уничтожает плодородие почвы, ее экосистему.

Все сложнее и глубже. Например, самые дешевые и часто используемые удобрения – аммиачная селитра и хлористый калий – приводят к быстрому увеличению кислотности почвы, а это приводит к нарушению всех естественных экосистем почвы, росту патогенных видов, меняет усвоение микроэлементов и резко угнетает культурные растения. Даже незначительное изменение кислотности почвы существенным образом нарушает среду обитания почвенных животных и прежде всего дождевых червей. Почвенные простейшие перестают снабжать растения гормонами и витаминами.

Меняется иммунитет растений, исчезают божьи коровки и другие фитофаги, и далее по цепочке происходит бурное размножение гусениц, клещей, тли, трипсов.

К отрицательным последствиям применения удобрений следует отнести и увеличение подвижности некоторых микроэлементов, содержащихся в почве. Они быстрей вымываются, что ведет к возникновению в почве дефицита В, Zn, Cu, Mn. Основной причиной нарушений в обмене веществ растений при недостатке микроэлементов является снижение активности ферментных систем.

И это ведь самый маленький вред! Главная проблема в том, что минеральные удобрения являются основным источником загрязнения почв тяжелыми металлами и токсичными элементами. Это связано с содержанием в сырье, используемом для производства минеральных удобрений, стронция, урана, цинка, свинца, ртути, ванадия, кадмия, лантаноидов и других химических элементов. Большая часть химических веществ, попавших в почву, находится в слабо подвижном состоянии. Период полувыведения кадмия составляет 110 лет, цинка – 510, меди – 1500, свинца – несколько тысяч лет.

Мы считаем, что почву надо известковать, это самое безвредное удобрение. Но посмотрим на содержание тяжелых металлов в удобрениях, например свинца (мг/кг). Хлористый калий – 8,67. Аммиачная селитра – 0,05. Известь – 26,50. Получается, что в извести в 500 раз больше свинца, чем в азотных удобрениях.

Есть конкретные данные. На полях, где в течение 5 лет подряд вносили суперфосфат, наблюдали повышение содержания кадмия в зерне пшеницы в 3,5 раза. По данным надзора, доля образцов овощей и бахчевых культур, не соответствующих нормам по содержанию свинца, составила 1,2, а кадмия – 7,2 %. Наши участки никто не проверяет. Стоимость самых простых лабораторных исследований для частника сейчас составляет от 10 тыс. рублей и выше.

К наиболее опасным тяжелым металлам относятся ртуть, свинец и кадмий. Попадание в организм человека свинца ведет к нарушениям сна, общей слабости, ухудшению настроения, нарушению памяти и снижению устойчивости к бактериальным инфекциям.

Накопление в продуктах питания кадмия, токсичность которого в 10 раз выше свинца, вызывает разрушение эритроцитов крови, нарушение работы почек, кишечника, размягчение костной ткани. Парные сочетания тяжелых металлов усиливают их токсический эффект.

Наша семья перестала покупать молоко в магазинах, с появлением внуков мы завели козочек. Из литературы мы узнали, что скармливание коровам растений, выращенных на загрязненных почвах, приводит к увеличению концентрации кадмия в молоке до 17–30 мг/л, в то время как допустимый уровень составляет 0,01 мг/л.

Суперфосфат – это главный загрязнитель наших почв радиоактивными элементами. Поэтому я стараюсь не вносить его в почву, его и так в ней накопилось много.

Органика, биота (грибы) легко сделают фосфор, уже имеющийся в почвенном комплексе, доступным для растений. Стоит позаботиться лишь о ризосфере растений.

Все, о чем я написал, происходит достаточно медленно, для накопления самых опасных свинца и кадмия на колхозных полях, где мало органики, нужно вносить минеральные удобрения постоянно более 50 лет. Для дачных участков – 100 лет и более. У частников в почве органики больше.

Страшнее, что даже в фосфогипсе, а его продают для садоводов, содержание стронция доходит иногда до 2 %, и если его 10 лет использовать у себя в саду, то стронций вступает в конкурентные отношения с кальцием, замещая его в костных тканях.

Подумайте о ваших внуках!

Когда «природники» говорят, что у них не возникает проблем при полном отказе от минеральных удобрений и тем более от химических средств защиты – они обманывают прежде всего самих себя. Использование органических удобрений не может в полной мере компенсировать недостаток элементов минерального питания, возникающий вследствие выноса их с урожаем. Особенно в долгосрочной перспективе.

Аэрированный компостный чай

Революция в моих взглядах на биопрепараты произошла после одного опыта. На безжизненной песчаной земле в моем новом саду росли редкие сорняки-аборигены. Корешки у них уходили вглубь почвы не более чем на 10 см. Культурные растения, посаженные на этом песке, погибали, если я не вносил минералку и органику. Я попробовал (в виде опыта) культурные посадки полить растворами ЭМ-препаратов, слабыми настоями сорняков, гуматами. Никакого эффекта не было. Одни микробы и стимуляторы без элементов питания рост растений не стимулируют.

Через несколько лет подкашивания травы и поверхностного внесения навоза в почве появился какой-то процент гумуса. И я узрел чудо: даже без подкормок корни уходили в почву уже на 20 см! Но если я поливал растения слабыми растворами настоя травы (без минеральных и органических подкормок), то корни отрастали вглубь до метра. Естественно, и «вершки» вдвое опережали соседние растения. Это теперь я понимаю, что почву я поливал настоем сахаров и аминокислот в виде вытяжки из сладких сорняков.

Но самое интересное случилось, когда я взял литр компоста из мусорной кучи, пронизанной корнями крапивы, поместил в ведро с водой, добавил сладкой мелассы и сутки пропускал воздух от компрессора и затем этим настоем микроорганизмов опрыскал растения на бедной земле (в саду). Для контроля я опрыскал и растения, растущие на богатой гумусом земле (в огороде). Эксперимент проводился несколько раз за сезон, и результат оказался поучительным. Если на бедной земле опрыскивание просто настоем сорняков стимулировало растения незначительно, то та же процедура с настоем «мусорного перегноя» усиливала их рост очень заметно. Растения становились не просто выше, но и приобретали насыщено-зеленый цвет, не страдали от болезней и засухи.

На богатой гумусом земле результаты отличались. Здесь стимуляции роста практически не было заметно, питания в почве хватало. Но растения без опрыскивания тяжело реагировали на затяжные дожди, бледнели, от жары увядали (страдали от стрессов). После опрыскивания настоем мусорной кучи радовали глаз здоровой листвой и высоким урожаем, все лето легко противостояли стрессам и болезням.

После этого я стал изучать литературу, посвященную стимуляторам ризосферы. И понял следующее.

Фитогормоны являются одним из важных факторов, от которых зависит рост растений. Основные фитогормоны, стимулирующие ростовые процессы, образуются в меристемах. В апикальной меристеме побега формируется ауксин, в апексе корня – цитокинины, в генеративной меристеме, которая даст начало цветку, – брассиностериоиды. В листьях и корнях образуются гиббереллины.

Эти гормоны определяют приток питательных веществ к месту своего образования, а следовательно, и максимальной концентрации. Именно они определяют иерархию меристем – какая из них сколько получит питательных веществ, а значит, рост органов, которым эта меристема дает начало.

Многие садоводы с успехом применяют «Эпин», «Циркон», «Завязь» (гиббереллин). В то же время гормональной регуляции роста корней уделяется меньше внимания, чем росту побега. Некоторые используют, пожалуй, только гетероауксин, а о «Рибаве», «Симбионте» почти ничего не знают.

Но ученые считают именно подобные препараты самыми перспективными. В стрессовых ситуациях, а также в начале вегетации и при активном росте фитогормонов не хватает, и растение пользуется для покрытия их дефицита симбиозом с микроорганизмами, живущими в ризосфере растения, получая от них аналоги фитогормонов и предоставляя им взамен питательные вещества. Довольно много гормонов, особенно в начале периода вегетации, растение получает от микроорганизмов, в основном грибов, проживающих в межклеточном пространстве тела растений.

На рынке есть такие препараты, как «Эмистим Р», «Экост 1/3» и «Экост 1 ГФ» («Биолан», «Агропонс») и более новый «Мицефит». Они содержат вещества, которые привлекают и стимулируют почвенную микрофлору к формированию симбионтной ризосферы, которая играет огромную роль в правильном питании растения. Полезные микроорганизмы по цепочке перерабатывают питательные вещества из почвы, переводя их в легко усваиваемую форму и снабжая ими растение в необходимом ему количестве. А при малейшем дефиците азота в почве миллиарды азотофиксаторов ризосферы устраняют его недостаток.

Личный опыт

Я – практик. 15 лет назад хорошо опробовал все ЭМ-препараты в своем саду, оценил их достоинства и недостатки. Несколько лет назад увлекся АКЧ. Но воспринял эту тему тоже не сразу. Много раз перечитывал все, что опубликовано за рубежом. Ставил опыты, сравнивал с ЭМ. Даже микроскоп купил. За последние пару лет я глубже стал разбираться в процессах, которые происходят вокруг зоны корня растения, в ризосфере. Для себя я сделал вывод, что АКЧ – это та последняя капля, которой мне не хватало для создания своей стройной системы органического сада с Живой Почвой.

Теперь мне стало понятно, почему настой компоста из мусорной кучи оказал на моем участке такой чудодейственный эффект. Ведь эта куча вся проросла корнями диких растений. И в вытяжку попали не просто микроорганизмы, перерабатывающие компост, но и ризосферные микроорганизмы и, что особенно важно, грибы-симбионты. По сути, я получил экстракт стимуляторов ризосферы с такой же эффективностью, как запатентованные «Мицефит» и «Рибав» и, вдобавок, усиленные тысячами аборигенных микробных симбионтных сообществ.

При опрыскивании растений все эти сообщества достигают ризосферы, частично приживаются в ней. В дальнейшем бактерии, водоросли, грибы и простейшие, в свою очередь, производят полезные ферменты, органические кислоты, антибиотики, гормоны роста и другие питательные вещества. Достигнув ризосферы, эти стимуляторы роста затем поглощаются корнями и транспортируются также к листьям, стимулируя синтез углеводов и повышая стрессоустойчивость растения в целом.

Тема аэрированного компостного чая совершенно не знакома российским садоводам. Есть лишь единичные обсуждения на садоводческих форумах, но эти дискуссии садоводами не поняты и не приняты. Возможно потому, что у нас уже есть коммерческие раскрученные препараты из эффективных микроорганизмов (ЭМ-препараты). На этом рынке жесткая конкуренция, на рекламу тратятся большие деньги, садоводы знакомы с «Сиянием», «Байкалом ЭМ». Их легко купить и применять. А АКЧ – надо делать самому из подручных средств. Поэтому нет людей, заинтересованных в его рекламе и продвижении в России.

Технология создания АКЧ

Итак, поделюсь своим опытом, как в домашних условиях приготовить подобный «чудодейственный» настой. Вначале – о правилах приготовления компоста для этих целей. У меня свои секреты, которые я вам открою. Я держу кроликов. Кроличью подстилку, где много не только помета, но и остатков сена и комбикорма, собираю в белые мешки из-под комбикорма и выношу их в тенистый угол сада, где растет окопник. Раскладываю в один слой на землю под окопником.

В опаде листвы окопника за 20 лет его роста сформировалось особенно активное микробное сообщество, много дождевых червей. За пару недель в этот мешок с кроличьей подстилкой заползают тысячи червей и другой живности. Вместе с собой они разносят десятки тысяч микроорганизмов, и начинается естественная переработка органики аборигенными микробами, адаптированными для моего сада. Летом в жаркие дни компост бывает готов через пару месяцев, он делается рыхлым, сыпучим, с великолепным запахом хлеба (от кормов) с оттенком весенней земли от актиномицетов. Учтите, что я не затрачиваю никаких усилий на перелопачивание большого бурта с навозом и строительство сооружений для компостирования.

Вынося мешок весом 30 кг, я получаю 15 кг компоста, в котором 50 % полуразложившейся органики, а 50 % – это гумус разной степени разложения и огромное количество живых микроорганизмов. Так как корни окопника всегда проникают в этот мешок, прорастая снизу, то они многократно ускоряют компостирование и насыщают компост особо ценной ризосферной биотой, создавая «эффект мусорной кучи».

Что немаловажно, в моем компосте через месяц работы червей, нематод и других хищников не остается болезнетворных бацилл, грибов, гельминтов, опасных для человека и растений. Все это в первую очередь будет съедено и переработано хищниками в условиях влажной, пористой, хорошо аэрированной среды. Так как я чищу клетки каждые две недели, у меня всегда имеется конвейер компоста разной степени разложения. Поздней осенью мешки с компостом я заношу в сарай, и он до весны не теряет эффективности.

Возникнет вопрос у начинающих: у нас нет окопника и кроличьего навоза, что делать? В любом саду или рядом с участком есть уголки, куда вы сносите мусор и ботву растений, здесь растет крапива, лебеда и другой бурьян. Их ризосфера нисколько не уступает окопнику, а если такая мусорная куча существует лет пять, то там уже сформировалось естественное, богатое по разнообразию микробное сообщество. Положите туда свои мешки с органикой. Не обязательно навоз. Хватит и листвы сада, скошенных сорняков, чуть добавьте туда остатков со стола, хлеба, косточек, в крайнем случае, купите немного дешевого комбикорма из отрубей – этим вы привлечете всех червей в вашу мусорную кучу.

Можете сделать ящик для компоста и производить компост по всем правилам. Но когда он созреет, не поленитесь, соберите семена подорожника с ближайшего луга или семена тагетеса (бархатцев) и посейте на компост. Пусть они взойдут, и корешки, несущие грибы-симбионты и активную ризосферную биоту, проникнут в компост поглубже. Так будет надежнее: вы насытите компост фиторегуляторами и гормонами природного происхождения, и не надо будет покупать «гормоны» в магазине.

Теперь поделюсь еще более важным секретом: как эти миллиарды полезных микроорганизмов из компоста перевести в раствор, многократно их размножить, чтобы пролить или опрыскать ими свои растения.

Технология примерно такая же, что описана производителями ЭМ-препаратов. Нужна вода без хлорки. На 10 л воды желательно добавить 50 г солодового экстракта, он продается во всех магазинах, можно настоять несколько корок хлеба или использовать остатки варенья. Углеводы нужны, чтобы микробы быстро размножить. Но у моего способа есть принципиальное различие с ЭМ-технологиями. Наши полезные микроорганизмы в компосте живут в хорошо аэрированной среде. Если их поместить в раствор с солодом, они быстро погибнут, загниют и будут съедены гнилостными микробами. Поэтому, как только вы компост помещаете в раствор, нужно тут же включить компрессор и пропускать воздух.

Итак, размешиваем 1–2 л компоста на ведро воды с солодом и включаем аэрацию. Микроорганизмы и различные вещества (органические и неорганические, растворимые и нерастворимые) попадают в водную среду, насыщенную кислородом воздуха. В этих условиях они начинают активно размножаться, особенно те микроорганизмы, которые являются аэробными, то есть способны жить и размножаться в условиях высокого содержания кислорода в воде. Анаэробные же микроорганизмы в таких условиях либо погибают, либо съедаются компостными хищниками – жгутиковыми. Те, кто верит в вермикомпост, могут использовать настой вермикомпоста.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Поделиться ссылкой на выделенное