Геннадий Коваленко.

Очерки по истории станицы Митякинской и Тарасовского района. Преданья старины далёкой



скачать книгу бесплатно

«Несмотря на недоверие, с каким население встречало это нововведение, в виду кажущейся дороговизны новых плугов и на затруднения в срочных платежах, «Донское товарищество», воодушевляемое девизом:

Косы, жатвенки и плуги —

Наши истинные други,

Освещают путь в народ…

С ними двинемся вперед!

(В.Н.Чесноков)


Лобогрейка.


побороло все препятствия и познакомило казака с легким железным плугом, с усовершенствованной веялкой, с американской жаткой Вуда, Мак-Кормика, Джонстона, Осборна и другими, даже с сноповязалкой, так что в настоящее время эти машины и орудия составляют уже обыкновенную принадлежность хозяйства казака-земледельца, без чего он не может обойтись».

Для боронования обычно использовались самодельные деревянные бороны, состоящие из 4 или 5 деревянных брусков, называемых бильцами, связанных деревянными поперечинами – глицами. Зубья этих борон так же были деревянными. Однако такие бороны были черезвычайно легки и на них клали дополнительный груз – обычно камни. В 20 веке такие бороны стали повсеместно заменяться заводскими железными.

Молотьба хлебных снопов производилась на токах, то есть на специальных участках земли, очищенных от травы, обильно политых водой, присыпанных соломой и утрамбованных. После высыхания такого тока, если земля растрескивалась, её снова поливали водой и утрамбовывыли, после чего сметали остатки соломы. Для молотьбы в основном применялись специальныке каменные катки, которые производились из цилиндрических заготовок кварцита. Длинна их варьировалась от 0,6 – 0,7 метров и деаметром 35 – 45 см. По всей длинне цилиндра вырубались шемть канавок, глубиной 5 – 6 см. Такие катки изголавливались опытными каменотёсами, как из казаков, так и из иногородних. Цепы в юрте станицы Митякинской практически вышли из употребления. В случае если катков неимелось, по снопам прокатывались возы, нагруженные несколькими камнями. Применялись в хуторах и старинные способы молотьбы. По периметру тока раскладывали необмолоченные снопы, в центре его становился казак, державший в руках верёвку, к которой были привязанны несколько лошадей, которых гоняли по кругу.

Для обмолота льна, на большом току так же выкладывались снопы, до 50 копен и больше, вокруг становились казаки и туда загонялся табун необъезженных лошадей, которых гоняли по кругу, не выпуская за его черту. Лошади бешено мчались и через четверть часа обмолачивали весь лён.

В начале 20 века в станице Митякинской первые конные молотилки. В состав конной молотилки входило три связанных между собою механизма: конный привод, маховое колесо и барабан. Все они изготовлялись из древесины. Стальными были только вращающиеся детали. Главным межанизмом конной молотилки являлся барабан. Он состоял из станины, в которой крепился вал вращавший цилиндр барабана. Барабаном называется не только вращающийся элемент, но и вся машина.

На цилиндрической поверхности барабана расположены стальные зубья.

Такими же же зубьями была усеяна железная плита (палуба), лежащая под цилиндром. Зубья располагались так, что бы не задевать друг друга. Снопы пропускаскались между цилиндром и палубой, через зубья, и обмолачивались. Солома выбрасывалась наружу. Чтобы надёжно и быстро вымолотить зерна из колосьев, барабан вращался с большой скоростью, до тысячи оборотов в минуту.

Молотьба на конной молотилке требовала большого числа работников. Машина как бы сама расставила рабочую силу по местам. Всего обслуживали молотилку до четырнадцати человек: погонщик лошадей, задавальщик, подготовители снопов, пятеро катальщиков соломы и трое уборщиков её. Так что зачастую семья имевшая такую молотилку объединялась с соседями или родственниками, для быстрейшего обмолота. Крупные землевладельцы приобретали паровые молотилки, требовавшие особого обслуживания. Аренда такой паровой молотилки обходилась в 30 – 45 рублей.

Во многих казачьих семьях имелись как ручные, так и конные веялки. Наиболее распространены были веялки Грагама и Познанского. Хотя большинство казаков веяло хлеб по старинке, бросая зерно по ветру. Сдуваемая ветром полова относилась в сторону, а зерно ложилось ближе.

Все эти сельхоз. орудия принадлежали гражданам Митякинского юрта. Из иногородних жителей, проживавших в юрте, ни кто земледелием не занимался и земледельческого инвентаря не имел. Иногородних в станице было очень мало. Всего 816 человек мужского пола и 834 человека женского пола, тогда как казаков мужского пола насчитывалось 11905 человек и женского 11484 человека.

Усовершенствованные сельхоз орудия приобретались казаками в основном на станциях Чеботовка, Красновка и Тарасовская, где находились представительства нескольких компаний по продаже сельхоз техники. На станции Чеботовка заказы на её поставку принимал приказчик немец. Сельскохозяйственная техника доставлялась из Европы и США на станцию Чеботовка по железной дороге.

Впрочем, боьшую конкуренцию импортным сельхозмашинам составляли донские производители в лице миллеровских предпринимателей. Так в 1904 году в городе Миллерово был основан чугуноплавильный завод К. Я. Мартенса, К. А. Дефера и В. П. Дика. Предприятие выпускало 2 тысячи штук земледельческих машин в год и приносило хозяевам доход в 150 тысяч рублей. Оборудовано оно было нефтяным двигателем в 25 лошадиных сил, паровым двигателем и семью токарными станками. На предприятии работали 100 человек взрослых и 15 учеников-подростков, получая от 40 до 60 рублей в месяц. Завод производил сеялки рядовые, молотилки, катки для обмолачивания хлеба, вальцевые станки, обойки, бураты и прочее. Полное устройство и оборудование маслобойных заводов и паровых мукомольных мельниц.

Кроме завода Мартенса, сельхозорудия в Миллерово изготавливало ещё одно предприятие. Это чугуноплавильный завод Эдигера и Унрау, выпускавший 1.000 штук земледельческих машин в год, работали на нем 55 человек. Рекламу новых сельхозорудий в виде проспектов, представители торговых фирм развозили по хуторам.



Конная Молотилка.

Строительство самой железной дороги Миллерово – Луганск 1897 г., являвшейся заключительным звеном, соединившим Донбасс с Миллерово, на свои средства начал Ильенко Сергей Михайлович, помещик и коннозаводчик Славяносербского уезда. По первоначальному проекту железная дорога должна была пройти рядом со станицей Митякинской. Однако казаки, собравшись на сбор, высказались против этого, заявив, что поезда передавят скот и птицу станичников, а у коров пропадёт молоко от гудков паровозов. С. М. Ильенко пришлось изменять проект, и железнодорожная ветка была построена в нескольких верстах от Митякинской.

Во время строительства железной дороги Донбасс – Миллерово, в числе акционеров её был Николай Иванович Краснов, отец генерала Петра Николаевича Краснова. Таким образом, на линии Луганск – Миллерово в его честь назвали станцию Красновка, относившаяся к Тарасовской волости Донецкого округа. На станции для путеобходчиков строились казармы. Для строительства станции использовали красный кирпич, из которого возводили в то время, как вокзалы, так и жилые дома для обходчиков и станционных смотрителей. Кроме прочего была построена баня.

При станции была возведена типовая кирпичная водонапорная башня для обеспечения бесперебойного снабжения водой паровозов. Вблизи водонапорной башни построили небольшое здание, из которого отпускали воду для населения станции. Водозабор был размещен в хуторе Красновка.

В 1898 г. эта линия соединила г. Луганск со станцией Миллерово, её протяжённость составила 109 км. А станция в с. Макаров Яр была названа его именем. В 1906 г. на участке дороги Луганск-Миллерово перевозилось до 28 млн. пудов грузов.

Однако, не смотря на использование усовершенствованных сельхозорудий, казачьи хозяйства использовали отсталую агротехнику, получая урожаи ниже, чем в соседних губерниях и особо не стремились перенимать опыт соседей. Приведём выписку из отчёта Войскового атамана о состоянии сельского хозяйства Области Войска Донского:

«Общее обозрение статей хозяйства и промышленности… представляет некоторые заключения довольно благоприятные, другие – те же самые, какие были в предшествовавшем времени, невзирая на средства, климат, качество земли и положение местности, на примеры усовершенствования в губерниях соседственных и на распространение правительством общеполезных по сему предмету сведений, основанных на началах науки. Земледелие, занимая собой почти общую массу производителей, в усиленном виде было в округах Миуском, Донецком, Черкасском и Хоперском. Оно производилось средствами прежними, как были пред сим за много лет: пахание от 3 до 5 пар (смотря по грунту и новости земли) волами и тяжелым плугом, обыкновенное боронение, снятие хлеба серпом и изредка по рядам оного – косою, вымолачивание цепом или иногда тяжелыми возами и лошадьми – вот способы и действия по земледелию… Жители еще не обратились к изысканию средств для облегчения труда».

Хлебные магазины

В связи с частыми неурожаями и бедственными засухами, Гражданское правление ОВД во исполнение закона о «Народном продовольствии» и «Устава о обеспечении народного продовольствия» указало создать при всех станицах и крупных хуторах ОВД как хлебные магазины, так хлебные капиталы, необходимые для раздачи хлеба и денег нуждающимся казачьим семьям во избежании голода. Связвнно это было с тем, что подавляющее число казаков в урожайные годы полностью продавали свои хлебные излишки, что облекало из на голод в случае неурожая. Таким образом, появлялась возможность, путем постепенных раздач натуральных запасов хлеба, предотвратить слишком быстрый подъем цен на хлеб, и этим путем предохранить правительство и население от непроизводительных затрат:

«Мы видим выше, что хозяева Донской области не отличаются большой запасливостью в хлебе, да и трудно быть запасливым, когда неурожайные годы составляют обычное явление, а с другой стороны высокие цены на хлеб, при лёгкости сбыта и постоянной нужде в деньгах, присущи всякому земледельческому населению, представляют значительный соблазн». С. Ф. Номикносов.

Согласно этого распоряжения, в станицах и хуторах, за счёт станичных сумм, были сооружены капитальные амбары хлебных магазинов. Ответственными за состояние хлебных магазинов назначались станичные и хуторские атаманы. Работы, связанные с сыпкой, хранением и отпуском хлеба производились казаками внутренней службы, а при необходимости всем обществом. Станичные и хуторские атаманы составляли списки всех домохозяев имеющих земельные паи и обязанных вносить хлеб в магазины.

На основании этих списков ими и ежегодно взимался продовольственный сбор в количестве не свыше 1/2 пуда хлеба с каждой души, в течение 12 лет, пока полное количество хлеба не поступит в запасные магазины. Для местностей, находящихся в благоприятных экономических условиях, этот срок мог быть сокращен до 8 лет. При значительном урожаеокружной атаман, с утверждения Гражданского правления, мог увеличивать для данного года размер сбора, но не более как вдвое. Сбор хлеба производится немедленно по окончании жатвы и посева озимого хлеба.

«В самом деле: дать четверть или две хлеба, при урожае сам 6 или 7, когда местные цены на хлеба в продаже во всякт=ом разе ниже, чем в годы неурожайные, а затем получить эту же четверть в займы на время, когда хлеба по близости ни где не достанешь, – представляется для земледельца весьма удобным. Положим, что запасливый хозяин можетхранить избыток хлеба и в собственном амбаре и сохранит его даже лучше, то есть с меньшею порчею, чем в общественных хлебных магазинах, но дело то в том, что таких хозяев найдётся 5 или 10 на сто, а остальные в урожайные годы продадут хлеб до соринки, а в неурожайные покупают его если не с Рождества, то наверное со Святой недели». С. Ф. Номиканосов.

Хлеб, полученный казаками из хлебных магазинов, подлежал возврату на следующий год. Кроме того хлеб из магазинов мог выдаваться казакам и в ссуду, под символический процент. В ряде случаев, хлеб выдавался нуждающимся безвозмездно. К сожалению таких примеров, относящихся к станице Митякинской не найдено, а потому здесь будут приведены примеры других станиц.

Так, в резолюции Областного войска Донского распорядительного комитета по земским делам от 1 июня 1910 г. сообщалось, что по ходатайству Усть-Медведицкого окружного распорядительного комитета по земским делам было дано разрешение выдать из общественного хлебного магазина Раздорской станицы вдове казака этой станицы Марии Романовской в виду бедственного ее положения одну четверть два четверика ржи в безвозвратное пособие на продовольствие. Причем в резолюции подчеркивалось, что выданное количество хлеба должно быть пополнено станичным обществом из нового урожая. В том же 1910 г. по просьбе нуждающихся казаков Сиротинской станицы Второго Донского округа Области войска Донского и ходатайства станичного сбора, войсковой распорядительный комитет по земским делам дал разрешение на выдачу казакам хлеба из общественного хлебного магазина. Каждый ив нуждающихся получал на продовольствие в безвозвратное пособие по одной мере ржи.

Кроме этого, как уже говорилось выше, все станичные общества были обязаны иметь в наличных деньгах и в кредитных учереждениях деньги продовольственного капитала. Которые предназначались для закупок хлеба в других регионах при исчерпании хлебных магазинов. В различные годы, каждое домохозяйство вносило в станичный продовольственный капиталл от 15 до 20 коп. на одну душу. Деньги вносились так же с рассрочкой.

Статистических данны о состоянии хлебного и продовольственного капиталов станицы Митякинской нет. А потому будут приведены статистические данные по всему Донецкому округу за ряд лет.

Так на 1 января 1882 года в Донецком округе имелось 195 хлебных магазинов. В них на лицо имелось 25006 четвертей хлеба, в ссудах и недоимках 55809 четвертей, всего 77,552 руб. Что составляло примерно 0,7 четверти хлеба на душу населения. Продовольственный капитал в наличных деньгах и в кредитных учереждениях составил 11262, 65 руб, в долгах и недоимках было 17795,47 руб., итого 29058,12 руб.

К 1 января 1908 года в округе имелось всего 282 хлебных магазина. В них находилось на лицо 13781 четверти хлеба. Ещё 209328 четверти были в ссудах и недоимках, всего было 223109 четверти хлебного капитала. Что составляла в пересчёте на одну душу населения около 0,8 четвертей хлеба. Продовольственный капитал в наличных и в кредитных учереждениях составлял 36212,28руб. В долгах числилось 101849,46 руб., итого 138061,74 руб. Или около 50 коп. на одну душу войскового населения округа.

К 1 января 1913 года в округе имелось всего 291 хлебный магазин. В них находилось на лицо 37235 четверти хлеба. Ещё 114910 четверти были в ссудах и недоимках, всего было 152107 четверти хлебного капитала. Что составляло около 0,3 четвертей хлеба на одну душу войскового населения. Продовольственный капитал в наличных и в кредитных учереждениях составлял 57796,74 руб. В долгах числилось 26070,78 руб., итого 83867,52 руб. Или около 29 коп на одну вдушу войскового населения.

Охота

Охота в станице Митякинской являла собой скорее забаву, чем способ проитания. В митякинских, окаймленных камышом и чаканом лесных озёрах, по многочисленным речкам, в изобилии водились дикие ути и гуси, встречались лебеди. Весной и осенью озера и речки кишели от пролетной птицы. Чем ближе подъезжал к ним охотник, тем явственнее и громче слышался гул бесчисленных голосов: звучный крик лебедей, неугомонное, летящее со всех сторон кряканье зеленоголовых селезней. От выстрелов тучами срывались и, помотавшись недолго, снова плюхалисьв воду.

В степях, по большей части ещё не распаханных человеком, большом количестве встречались лисицы, волки, байбаки и зайцы. Особенно много было этих последних. В суровые зимы и глубокие снега казаки в две-три лунные ночи стреляли сотни этих грызунов «на приманку», разбрасывая небольшие кучки сена у «заседки», на которые набрасывались голодные животные. Когда то, важным промысловым видом пушных зверей в юрте ст. Митякинской был байбак. Мех, которого высоко ценился и шел на изготовление одежды и шапок, а жир употреблялся как лекарство. У калмыков, не столь давних обитателей Донецкого округа, шкурки сурков прежде использовались в качестве денег. Все путешественники прошлого, оставившие после себя труды и записки, единодушно говорили о бесчисленном множестве сурков в наших местах. Еще в начале 19 века их шкурки в большом количестве поступали с Дона на ярмарки Украины, где скупались польскими торговцами. Исчезновение сурков связано в основном с распашкой целины.

Из степной пернатой дичи много было дроф или дудаков, стрепетов, серой куропатки и перепелов… Дрофы и стрепеты к осени собирались в громадные стаи. Стрепеты в эту пору высыпали на толоки и окраины степей к выгонам, составляли сборища в сотни и тысяч особей. В воздухе расстилалась длинная и широкая белая пелена, когда поднимались эти стаи и перелетали с места на место. На зиму стрепеты улетали, а дрофы, оставаясь в стаях, часто сотнями становились добычею жадного человека. Существовал особый вид охоты – по сути дела бойни, о которой теперь редко кто из жителей станицы митякинской и окрестных хуторов имеет представление. Бывали случаи, когда обледеневших и не могших летать в гололедку дроф казаки загоняли сонями со степей к себе во дворы и здесь их резали, замораживали и солили…


Возвращение с охоты


Дрофа-дудак и стрепет совсем исчезли из наших степей. Серая куропатка местами вывелась, а местами плодится в небольших количествах. Перепела перестали быть той сорною птицею, которой срезали косари головы косами при сенокошении и которых давили часто ногами неуклюжие волы или зашибали кнутом их хозяева. Попытки сохранить природное богатство предпринимались ещё в царское время.

Руководствуясь мнением Министерства внутренних дел и императора, Министерство Государственных Имуществ, в 1889 году, проектировало на все попроды дичи, кроме глухарей и тетеревей (самцов), запретить охоту с 1-го марта по 15-е июля. «Назначение срока, в период от 1-го марта по 15 июля, для производства дозволенной весенней охоты, а также определение сроков, в период от 15-го июля по 1-е марта, для начала и окончания охоты на ту или другую породу зверей и птиц, предоставить: в губерниях, входящих в состав генерал-губернаторств, герерал-губернаторам, в области Войска Донского – войсковому наказному атаману, в Кавказском крае – главноначальствующему гражданской частью на Кавказе, в прочих же губерниях и областях– губернаторам и начальникам областей».

Промысловое значение охоты в станице Митякинской пришло в упадок ещё в конце-начале 18 – 19 веков. С 16 же века, до середины 18 и даже позже, многие казаки занимались гулебным промыслом. Собравшисьв небольшие ватаги, казаки-гулебщики (охотники) уходили далеко от своих станиц на Хопер, Медведицу, Иловлю, выезжали в степи, где охотились по два-три месяца. Таких охотников ещё называли «камышатниками». Зайцев, волков и лисиц били во время охоты нагайками, сохраняя порох. Если зайцев и лисиц били обычными нагайками, то в охоте на волков использовались особые, более тяжёлые нагайки – «волчатники», как их называли. Тарпанов (диких лошадей) ловили арканами, куланов отстреливали. Но лучшей добычей считалась выдра – поречина, чей мех высоко ценился. В 18 веке, казаки-гулебщики, уходя за пределы своего юрта, были обязаны иметь паспорт от станичного атамана, с указанием, куда и зачем он отправляется. Ниже приводится текст такого паспорта, выданный казаку Митусову станичным атаманом Филипповым:

«1765 года сентября: – Паспорт казаку Митусову оптущенному для зверинаго промысла. Объявителю сего, ведомства Войска Донского, реки Донца Митякинской станицы казаку Ефиму Митусову, отпущенному той станицы от станищнаго атамана Афонасья Филиппова, стариков и всей станицы казаков, на степь на речку Кримку и на Еланчик и в прочия места, где ему способно будет, для ловля всякаго зверя; того ради прошу г-д командующих, кому где надлежитъ ведать, как до показанных местов, так и обратно, чииить свободный пропуск везде без задержания; а сёму казаку Мптусову, no возвращеиіи, явить сей пашпортъ в станице неотменно. В чем во верность наша станищная печать приложена». Из архива Митякинской станицы, (выписан. из станинного журнала, за 1765 г.).



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11