Галина Трашина.

Я шестая



скачать книгу бесплатно

   Дизайн обложки Г. Трашина

Иллюстрация на обложке istockphotj.com

Вступление

   Её разбудил настойчивый звонок. Нехотя она взяла трубку и услышала:

– Милая, Софья Васильевна, извините за ранний звонок.Это…

– Я вас, Наденька, узнала. И вам доброе утро.

– Ой, извините. Понимаю, дела не оправдывают невежество.

– Именно-именно. Так чем обязана, уважаемому издательству?

– От вас, Софья Васильевна, ничего не скроешь. Мы напечатали отрывок из вашего романа. Помните, ещё зимой давали?

– Припоминаю.

– Вы его дописали? То читатели завалили издательство отзывами и любопытством, когда же продолжение…

– Продолжение… Ух! Дописать. Да и как не дописать, если герои попятам ходят: прямо продыху не дают. Так что с удовольствием отвяжусь от них. Могу скинуть на почту. Адрес прежний?

– Да. Конечно.

– Тогда ждите. Боюсь, кроме вашего журнала вряд ли кто ещё возьмётся его печатать: писатель я не перспективный по роману в месяц не строчу. Вы же в курсе, я предпочитаю ваять короткие вещи, а тут бесконечное количество страниц.

– Вы всё шутите. Тогда не сочтите, по старой дружбе, меня нахалкой: просьба у меня… Не можете вкратце рассказать, как решились на роман?

– Что же, Надежда, включайте свой диктофон. Хотя и записывать нечего. Вы же в курсе, многие сюжеты рассказов приходят ко мне во сне. Идея для романа не исключение, но если бы знала, что будет ещё эта… «эпопея», вообще не начинала. За двадцать с лишним лет работы над романом, несколько раз было не до него, и всё же периодически что-то дополняла. Выходит часто о нём думала, потом видно втянулась: писанина, она сродни наркотику.

   Смешно, но начала писать обыкновенной шариковой ручкой, затем печатала на машинке, которую друзья по случаю подарили. Тут появились компьютеры, и машинописные тексты морально устарели. Так что последнюю строку с судьбоносной точкой, закончила на ноутбуке. О! Как вырос не только мой, но и социальный прогресс.

– Спасибо, Софья Васильевна. Огромное спасибо. Жду рукопись. И здоровья вам. Договор о гонораре завезу на днях.

– Хорошо, договорились. Прочту напоследок и вышлю. А роман начинается со строки: «Привинченная кровать дрогнула»…

Глава 1

   Привинченная кровать дрогнула. Резкий толчок сбросил спящую женщину на пол. Второй рывок откинул в сторону. Наклон увеличился, потянул за собой, не давая опомниться. Дверь не удержала натиска, затрещала, сорвалась с петель. Шквал солёной пенящейся жидкости подкинул бедняжку вверх, к полоске воздуха. «Что происходит?» – пробудилось женское сознание, и понятие беды пришло само. Глубоко вздохнув, женщина поплыла. Загребая воду с одной мыслью не паниковать. Но не стерпела и закричала:

– По-мо-гите!

   Голос заглушили шум моря и треск корабля.


   Спасительная воздушная линза катастрофически сужалась. Страх впился в разум. Что несчастную побуждало к жизни: поддерживал инстинкт, вмешалась ли судьба, было неважно.

   Женщина, стиснув челюсти, оттолкнулась от стены, перевернулась на спину: так проще дышать.

И поняла, просить помощи Богов в самый раз. Боясь наглотаться горькой жижи, молилась беззвучно, но проникновенно.


   Вскоре, наткнулась на препятствие, нащупав проход, вынырнула…


   Палуба, где раньше царствовал беззаботный отдых, сейчас страшила властью ливневого дождя. Неприкрытое одиночество, подавив волю, уничтожило надежду на спасение. Не успела женщина перевести дух, нахлынувший вал сбил с ног, ухватив пенной лапищей как игрушку. Невидимая сила, пахнущая незнакомым пространством, поволокла за собой в пучину. Хрупкая плоть погрузилась во мглу, служа забавой головокружительной игры под названием «Смерть».

   * * *

   В тёмной глубине распрямила волна губительные затворы, позволив пленнице свободно парить.

   …Тело тронуло поверхность водорослей, растревожив рыб. Полосатая стайка бросилась врассыпную. Рёв моря, стон урагана смешавшись с водой, заползли в бездыханную сущность и превратились в безгласный конец человеческого бытия.

   Невдалеке, вместе со своим хозяином, достиг морского дна и корабль. Пёструю стайку мелких рыб втянуло воронкой тонущего судна. Рыбки закружили у борта с белой надписью, точно желали выяснить, что такое «Рай Цветов».

Глава 2

– Ухх … – громко выдохнула женщина, радуясь, что сон прервался.

   Не открывая глаз, прислушалась к ритмичному покачиванию. «Море ровно колышется. Видно солнечно. Позагораю», – прогнав неприятные впечатления, почувствовала прохладу, решила укрыться. Пальцы коснулись шелковистой поверхности. На ощупь, та оказалась не привычной. Нахлынули тревожные картинки сна. «Что такое?» – обдало жаром, выручила спасительная догадка: «Аааа… я сплю…»


   Глубоко вздохнув, подумала, что влажно и пахнет странно. Ситуация насторожила: беспокойство, навеянное осязанием прошлось по мельчайшим жилкам. Мелькнула мысль: «Заспалась, вылезать с постели пора». Женщина взглянула, на ладони и вскрикнула:

– Чур, меня!


   Удивление смешалось с растерянностью. Ночной кошмар обернулся явью: в руке незнакомая, даже не вещь… субстанция. Женщина держала плёнку, родственную листу лопуха. Та, казалась по живому тёплой, как матрас пористых водорослей. Женщина машинально ощупала себя и осмотрелась…


   Беспокойный взгляд застыл на своде серо-коричневого потолка. Где

   существо, похожее на медузу, излучало желтоватое сияние. Одухотворённый софит, заметив пробуждение человека, выпустил больше лучей. Женщина наклонилась и увидела, диковинное ложе не касается пола, а зависает в воздухе. Нажала на кончик. Он смялся и быстро восстановился, словно поролоновая губка.

   Чувствуя, как серые стены колышутся, рассудила: «Неужели, опять Господин Случай шутит? Слышно чьё-то дыхание, а ни шум моря. Будто стучит сердце. Хорошо, не каменная скамья из Замка Цветов. Вместо гадких крыс – чудный светильник. Вон… помню имя».

– Роза, – прошептала женщина, для убедительности повторила в голос:

– Роза!

   Найдя в окружении успокоение, села, опустила ноги. Они коснулись влажной поверхности.

– Ой, – вскрикнула она от неожиданности.

   «Здесь всё неестественное», – изумившись, разглядела на пальце капельку слизи, понюхав, поняла причину удушливости. Роза мысленно извинилась, пожалев то, на что собралась наступить. «Вот-те-на… я…и запаниковала. Думаю, вижу, ощущаю, значит живёхонька. Следовательно, сосредоточусь и разберусь с наваждением». Прикрыв веки, почувствовала, как свет уменьшился. «Умная штучка, реагирует на движение, точно приглядывает за мной. Что нахожусь внутри кого-то, понятно. Хотя… полный бред. Ой! Выходит, меня сожрали? Ага! И спать уложили… абсолютная чушь».


   Роза попробовала сконцентрироваться. Сознание не желало внимать подробности. Сердце учащённо билось. Беглый взгляд бессознательно пробежался по горбатым складкам стен. Надеясь, время приведёт к ясности и решила: «Допустим, меня блокировали, остаётся ждать».


   Вскоре послышался приглушённый треск. Роза обернулась на звук.

   Хрустела стена, подобно затёкшим мышцам, собравшись гармошкой, образовала отверстие. Бесформенный проём осветился. Роза замерла в ожидании.


   …Из дыры выплыла копия светильника-медузы. Следом – полупрозрачная невидаль с острой мордой. Вместо плавников у неё росли перепонки, похожие на крылья.


   Пригладив для храбрости волосы, Роза отметила, медузы-светильники прибавили яркости. Невидаль подвернула крыло, превратившись в удобное сиденье. Приняв действие гостей за добрый знак, Роза решила пересесть на чудо-кресло и назвала существо Птицей-Рыбой.

– Вперёд, – подбодрила она себя.


   Птица-Рыба плавно тронулась в сопровождении светящихся медуз.

   * * *

   …Кортеж прибыл в сравнительно просторное помещение из таких же дышащих стен. Загадочное биение сердца звучало отчётливее: различались равномерные удары пульса, наводя волнительный трепет. Роза прикрыла лицо ладошками. Ощутив постороннее присутствие, зажмурилась. Чувствуя лёгкий рыбный запах, попыталась представить, что увидит…


   Шквал эмоций захлёстывал. Восхищение с удивлением сменились замешательством. Оно забивалось настырным отрицанием происходящего, навевая мысли о галлюцинации. Роза поборов противоречие, отняла от лица ладони.

Глава 3

   От созданий, сидящих напротив, ощущалось спокойствие. Розе вспомнился бабушкин плюшевый коврик с русалками. Рисованные хвосты подводных дев не отличались от существ наяву. Только эти – имели четырёхпалые кисти, узловатые в суставах. Головы двух – покрывали шлемы, украшенные золотистыми чешуйками с рисунком, вьющимся к острию из резной кости. Наряд придавал владельцам загадочную статность.

   Третье морское диво скрывала блестящая ярко-красная накидка. Роза сочла это женщина – те… мужчины. «Видно, правда, я утонула. Жаль, многое не сделала». Огорчение сжало сердце. Она подумала: «слышат ли существа, как оно частит?»


   Роза ждала. Пухлые мужские губы будто ухмылялись. А продолговатые, глубокие карие глаза, ничего не выражали. Возможно, ей всё казалось.


   Пауза затягивалась…


   Розе не удавалось унять внутреннюю дрожь. А ритм постороннего сердца словно распугал мысли. «Наверно, с мёртвыми так бывает», – согласилась она и почувствовала, как разочарование прихлынуло краской к щёкам.


   Неожиданно возникла пухленькая золотистая рыбка, держа в плавниках перламутровую ракушку. Роза облизала пересохшие губы, осознавая, что давно хочет пить. Услужливая рыбёшка поднесла заманчивый сосуд ближе. Роза торопливо заглянула внутрь. Жидкость обдала ароматом, напоминая апельсин. Поднеся сок к губам, выпила залпом, не успев разобрать вкуса.

   Возвратив бокал-ракушку, Роза улыбнулась, и увидела, как дрогнули в ответ губы хозяев. Благосклонность пробудила способность думать. «Похоже, я не обед», – мелькнула спонтанная мысль и не обрадовала. Роза сообразила, её прекрасно понимают без слов, всё же спросила:

– Где я?

   Ответа не последовало.

   «Почему вечно куда-то влипаю?» – привязались вопросы, о схожей обстановке Замка Цветов.


   Рыбка-официантка махнула хвостиком, отправив в неведомое пространство ракушку, и подала другую. Роза не поняла, зачем предмет. Рыбка коснулась плавником своей чешуйчатой головы. Уловив шорох, писк, затем напевающий альт, Роза догадалась и приложила ракушку к уху.

– Можно иногда петь? Обожаю приятное занятие, – осведомился голосок.


   Роза осмотрела ракушку и обнаружила маленькие двигающиеся усики, выходящие из ровного отверстия, как миниатюрные антенны.

– Пойте, – ответила она, не скрывая удивления.

– Вот и чу-у-дне-е-нько-о. Я буду, буду переводить мысли жрецов в сферу, воспринимаемую землеходящи-и-ми-и, – завибрировал несложный мотивчик.

   «Понятно… Существа – жрецы. Выходит, они разумная цивилизация», – осенила догадка.

– Ничего странного, беспокойство присуще землеходящим. Оно пройдёт, как ощущение физической надобности. Пора знакомиться. Начнём с меня. Я – коллекционирующая звуки-ки-и…

– А… вы, собирающая звуки. Наподобие магнитофона? Я Роза. Не цветок, такое имя.

– Ро-за-а, – пропела ракушка, – хорошо, что пояснила, я могла подумать на пахучее растение. Шучу… Имя красивое… Жаль, у нас нет их. Мы узнаём друг друга по предназначению. Давай перейдём на дружеское общение. Хорошо? – ракушка как вроде засмеялась.

– Забавно, разве беседу не с этого начали?

– Ха-ха-ха, – совсем развеселилась ракушка, – извини, вспомнила, о сравнении моего предназначения. Ведь магнитофон изобретение человеческого ума?

– Да.

– У нас машин нет, но, я в курсе. Мы не создаём вещи. Это удел землеходящих. Им суждено двигать технический прогресс. У нас система взаимопроникновения. Мы часть целого и не тратим энергию на пустые поделки. Мы обитаем везде: имею в виду то, в чём сейчас находимся. В теле людей – множество существ… микробы, грибки. Внедряясь в человека, они считают его своим домом, может – целым миром… Представь, в печени живёт вирус. Покинул её по своим делам, очутился в другом мире…

– Фу, не продолжай. Я уловила ход рассуждений!

– Напрасно, на подобном примере легко уловить суть вещей…

   Раковинка увлеклась размышлением. Один из жрецов приподнял руку. Та сменила тему:

– Продолжим знакомство…

– Хорошо, – согласилась Роза.


   Жрец чинно отвесил поклон. Роза ответила улыбкой. Он приблизился на Рыбе-Птице, склонив голову, обнажил её. Роза увидела на синеватой коже подобие татуировки с незамысловатыми прямыми линиями. Сколько не всматривалась, на ум ничего не шло. Вновь спасла переводчица.

– Это символ Смотрящего Вперёд. Он знает всё-всё о Мироздании, с его горьким прошлым и туманным будущим.

   Роза заметила, весёлая ракушка не только обожала петь, но и философствовать:

– Благодаря предназначению жреца сохраняется баланс природных катаклизмов, не происходит смещение миров. Ведь не только люди заражены пытливостью, другие особи безрассудны не меньше. Понимаешь, что ключи от врат земного бытия под надёжным замком?

– Да.

– Тебе позволено проявить уважение к миссии Смотрящего Вперёд.


   Роза опять стушевалась…


– Прикоснись дыханием к рисунку, – пояснила ракушка.

   «Будь что будет», – решила Роза и дотронулась губами пентаграммы.

– Умница. Твой дух наполнен искренностью и тягой к миролюбию. Ты нравишься Смотрящему Вперёд, – в голосе переводчицы чувствовалась гордость за подопечную.


   Вторым приветствием оказалось замысловатое изображение следующего жреца. Роза вникла в значение рисунка: перед ней тот, кто отслеживает зло.

– Ууу-гадала, ууу-гадала, – зазвенел мотивчик.


   Роза собралась коснуться пентаграммы, наклонилась… но, остановилась.

– Умница. Там, где обитал твой дух. Он подвергался испытанию, добиваясь позитивного результата, не прибегая к злу. Верно?

– Наверно, – опешила Роза.


   Ракушка не успела ответить, пальцы жреца Ока Зла коснулись волос Розы. «Похоже, мужчины всех миров одинаковы», – невольно подумала она, ощутив вибрацию нежности.

– Ха-хи ха-хи, хи-хи, – зазвенел весело голосок, – опять права, и наши самцы забавны. Увы-ы, мне не доступна роскошь ощущений.

   Жрец, подержал локон волос, понюхал. Его чешуйчатая спина выпрямилась. Он сомкнул синеватые веки, сложил трубочкой губы и издал пронзительный свист. Роза вздрогнула. Мурашки побежали вдоль позвоночника.

– Слушай и не переживай. Тебе разрешено продолжать предназначение, это большая удача. Где и как – зависит от жрицы. Оставили бы тебя у нас. Ты мне по душе, – запричитала ракушка.

– Вообще-то я привыкла… – не договорив, Роза осеклась.

– Вот-вот, чуть глупость не выдала. Вовремя поняла, возврат не целесообразен.

– Ага, дорогуша, у тебя и глазки есть, чудненько, – завела Роза разговор, чтобы унять вновь нахлынувшее волнение.

– Благодарю. Хотя, сейчас не до комплиментов. Приготовься. Возможно, получишь то, что окажется будущим, – прозвучал на серьёзной ноте голос переводчицы.


   Не успела Роза настроиться, как окружение поглотилось туманом. Сильно качнуло от прилива энергии. Зелёно-жёлтый луч ворвался в солнечное сплетение, проникая в каждую клеточку до ощущения зуда и распирающей боли в позвоночнике. Роза сжала скулы, сдерживая стон: энергия, меняясь в цветах и вибрациях, наполняла и наполняла, точно пустой сосуд. В какой-то момент сдавило дыхание. Роза собралась с силой и сделала выдох. Чувство тяжести улетучилось: радость полной свободы стёрла сомнения и страхи.

   * * *

   …Роза увидела, что находится на морском дне, а жрица держит золотистую сферу. Роза пригляделась и чуть не вскрикнула, в сфере – сидела она сама только в уменьшенной копии, не веря глазам, ощупала себя. Жрица читала невнятные заклинания…


   Вдруг, возник знакомый голос Учителя, как когда-то в Замке Цветов:

– Там твоя душа. Не упусти что предлагается. Шанс полного витка жизни выпадает не каждому. Будь достойна выбора созидательных начал. Здесь нет соблазна, а потребность в испытаниях отваливается шелухой. Эволюция Сил Души превыше всего.

   Голос смолк, не успев вселить в Розу уверенность.


   Сфера растаяла в руках жрицы. Роза почувствовала её цепкий взгляд и ощутила, что армада безжалостных воспоминаний всколыхнула прошлое. Она прикрыла глаза, ища лазейку от картинок минувшего. Пришлось признать, суть беспокойства ни перемена. Надо проститься с эмоциями: они по-прежнему зудят, разъедая сознание подобно червям.


   …Когда Роза открыла глаза, обнаружила знакомую кровать, плавающий светильник. «Мне всё привиделось?» – ожила безмерная печаль.

Глава 4

– Ура-а… докричалась. Кажется, голос повредила. К-к-кк-к… – схитрила Собирательница Звуков.

   Роза от неожиданности вздрогнула:

– Прости, прости, милая. Я думала… впрочем, это ничего не значит. Не рекомендую принимать меня за совершенство. Увы, у меня слабая воля, об интеллекте говорить нечего. Хотя для покойника выгляжу сносно, – усмехнулась Роза.

– Любопытно, кто мёртвый? Думаешь, не догадываюсь, о чём печалишься? Мертвец понятие для землеходящих. У нас иначе: воспринимаем законы бытия рационально.

– О! Да мы не только петь и шутить умеем, ещё телепатией владеем, – улыбнулась Роза, погладив ракушку.

   Та промолчала. Женщине показалось, что собеседница обиделась.

– Э… ты как там?

– Землеходящая верно поняла, переход в Вечность не скор, как передвижение жрицы – Ведающей Тайной. Она умеет многое… а на Земле обитает. Попасть в Вечность, значит достичь полного триумфа души. Надеюсь, не будешь отрицать, что жизнь стремиться маскироваться под вечность, навязывая теорию о перевоплощениях? Они часть всевозможных вариантов, в реализации своего «Я». Отсюда, противоречивый вывод: истинная вечность постигается в статичности. Абсурд и скукота…

– Согласна, милая подружка, на все сто. Признаться, не думала о Вечности. Да и вряд ли во вселенной есть статичность. Прожив сорок лет, так и уяснила на что способна. Чего хочу… и теперь не ведаю. К смерти готовилась, зная с чего начать новую жизнь. На поверку сижу пень-пнём, удивляясь всему. Как выразилась бы моя подруга: «Что-то не догоняю», – припомнились Розе слова Рыжухи, – видно человек вообще не властен над собой и результатом выбора. Получается, есть тот, кто знает, на что мы пригодны. Вот где скука и абсурд.

– За кем надо гнаться? – забеспокоилась ракушка, сбитая с толку иносказательным и отрывистым женским мышлением.

– Пустое, милая, я о своём…

– Положительно, я скверная Собирательница Звуков. Меня следует отослать на переподготовку.

– Что ты, Что ты! Ты, умница. Я восхищена, как удаётся тебе улавливать мои думки, ещё и переводить, если сама не понимаю, что творится в собственном котелке.

– Что верно, то верно, я сообразительная-я… Если серьёзно, то Предназначение звукоулавливающих существ заключается в том, чтобы сводить мысль в мысль, слово в слово. Остальное – детали. Разумеется, ничего не должна дополнять. Понимаешь, трудно сдержаться при моей словоохотливости.

– Это я заметила, – рассмеялась Роза, – спасибо твоему мастерству. Без него не обойтись. Аудиенция… жрецы… это не сон?

– Подобное ощущение у тебя из-за меня: я много болтала. События и расплылись. Прости. А я довольная! Мне досталась догадливая землеходящая, – выпуталась ракушка. – Роза, усвоить новый быт не просто. Понимаю, да и тело…

– Что тело?

– Нужно привыкнуть к переходу. Если ты, относилась бы к рядовой массе, то проходила бы этап мытарств. Там всё проще. Надеюсь, тебе не привыкать к смене обстоятельств? Вот, я, никогда не видела суши, вернее мира землеходящих. Изучала историю из библиотек. И скажу так: нет, нет и нет!


   Роза удивлённо взглянула на ракушку и забеспокоилась: – «Она что нервничает, усики хаотично шевелились, ещё оторвутся».


– Насилие правит там, – продолжала ракушка, – положительные вибрации и те вытекают из понятия борьбы. Я пришла к выводу, на суше первое правило – это бдение. Поэтому – нет и нет! Не согласна совершенствоваться по предназначению землеходящих. Сейчас возразишь, что и в море поедают друг друга. Не спорю, здесь действует закон природы: выживает сильный и умный. К счастью, он не касается нас. Мы те, кем хотим быть. Энергетические существа или всепроникающая мысль – Квакеры… как ты ранние подумала.

– Пааардон. Я не собираюсь возражать, напротив, убеждена – во всех началах Создателя присутствует здравый смысл, – перебила собеседницу Роза.

– У-у…

   –Теперь в чём я повинна?

– Я рассуждала. Ты убила мою мысль. Или такая мелочь землеходящими не учитывается? Ну, да… вам не привыкать убивать…

   Роза не знала что ответить…

– Прости, я специально… для доходчивости: и у нас сильная мысль побеждает слабую.

– Значит, и тут бдение правит балом? Милая, язычок у тебя, ещё тот… Да?… А о Квакерах я слышала. Подводники – люди, работающие в глубине морей, улавливают квакающие звуки. Поэтому и назвали тех, кто их издаёт Квакерами. Самих существ никто не видел… Понятно, почему.

– Будем знакомы. Я представитель данной цивилизации. И рада, ты уяснила, где находишься. Некоторые из нас служат контактёрами, предупреждают об опасности, правда, результат плачевный: сознание людей блокировано страхом. При этом, часто без всякой мотивации лезут напролом. Людей понять, сложно.

– Тут долго можно рассуждать: эмоции берут верх над рассудком. Но вернёмся к нашему разговору. Я перескочила в другую культуру или цивилизацию?

– Роза, поясняю ещё раз. Всякая жизнь на Земле единая цивилизация. Мы её частичка, можно сказать энергетическая разновидность. Я говорила, мы те, кем хотим быть – мысль определяет форму.

– Оппа… ошарашила… Я всегда считала, что физическую часть человека формирует причинно-следственная связь – карма. Но не интеллект.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8