Галина Тимошенко.

Минус одна минута. Книга вторая. Маски приоров



скачать книгу бесплатно

– Тебя это не беспокоит?

Лилия вздохнула, села на пол и потянула Стаса за руку, чтобы он тоже сел рядом.

– Меня больше беспокоит другое. Я не хотела тебе говорить, пока вы вкалывали, как проклятые, но сказать надо.

Стас насторожился:

– Что-то случилось на Равнине?

– Да вроде бы пока ничего не случилось… Но мне все равно тревожно. Там Тимофей что-то затевает, а я не могу понять, зачем ему это. Он у нас, видишь ли, пытается стать духовным лидером Равнины.

– Мама дорогая! Это как же? – развеселился Стас.

– Придумал какой-то священный знак – «гелиос» – и делает вид, что на него молится. То есть молится не на сам гелиос, а на Галилея. Представляешь, он собрал чуть ли не все население Равнины к себе на ужин и там нам все это продемонстрировал. Сказал, что мы за все должны быть благодарны Галилею, а смерти происходят только тогда, когда мы не следуем введенным Галилеем законам. У него теперь куча сторонников – и среди итеров, и среди дричей…

– И это все? – усмехнулся Стас. – И что тебя настораживает? У него ломка без власти – вот он и играет в мессию.

Лилия с сомнением покачала головой.

– Во-первых, я не понимаю, что он задумал и зачем ему все это. А во-вторых… Во-вторых, он сказал, что встречался с Галилеем, и тот одобрил всю эту затею с религией.

– Тимофей действительно с ним встречался? – ошеломленно спросил Стас. – Или просто врет? Никак ведь не проверишь…

– Понимаешь, он показал нам всем древний компас. Сказал, что это подарок Галилея – чтобы люди не сбивались с верного пути.

– Подумаешь, компас! – пренебрежительно фыркнул Стас. – Буряк тебе разных компасов штук десять сделает, включая древнекитайский.

– Это еще не все, – возразила Лилия, упрямо тряхнув головой. – Я ведь тоже сначала не поверила. А после ужина попросила разрешения сходить к нему на конюшню и разговорилась с экторами. А они проболтались, что накануне он брал одну из лошадей почти на всю ночь и вернул ее совершенно взмыленной. Подтверждение, конечно, косвенное, но… Мне кажется, он слишком умен, чтобы так нагло врать.

– Галилей четыреста лет ни с кем не встречался, – задумчиво проговорил Стас, – а тут вдруг за три года сразу дважды?

– Пока ты не рассказал про разговор с Сандипом, я все-таки продолжала сомневаться. А Галилей-демиург… Такой вполне мог бы встретиться с человеком, который объявил его местным богом. Разве не так?

– А по-моему, ты просто соскучилась по политическим интригам, царская дочка, – засмеялся Стас, скрывая беспокойство. – Ну даже если и встречался – что с того? Нет бога, кроме Галилея, и Тимофей – пророк его? Забавно… Если Галилею это нравится – пусть радуется, не жалко.

Лилия укоризненно посмотрела на него:

– Думаешь, я не вижу, как ты напрягся?

Стас обреченно махнул рукой:

– Давай я вообще не буду ничего говорить. Просто буду на тебя смотреть, а ты будешь знать, о чем я думаю. Сэкономим силы.

Лилия растянулась на полу смотровой площадки и уставилась на небо.

– Полнолуние… – мечтательно протянула она. – Смотри, как светло.

Стас улегся рядом и тоже засмотрелся вверх.

– Никак не пойму: наша Земля где-то там или она вообще в другом временном пространстве?

– Затрудняюсь поддержать разговор, – засмеялась Лилия. – Физика – это не по моей части.

Но выглядит красиво, да?

Не отвечая, Стас нащупал ее ладонь и бережно сжал.

– Давай уйдем в схиму вдвоем?

– Это в смысле – к тебе в институт? Ничего себе схима…

Стас не мог видеть ее лицо где-то слева от его плеча, но по голосу почувствовал, что она улыбается.

– А если бы ты узнал, что Тимофей на самом деле встречался с Галилеем – ты бы ревновал? – внезапно спросила Лилия.

Стас опешил.

– С чего ты взяла?

– С того, как именно ты напрягся, когда я об этом сказала. Стас, милый, ты все время забываешь, что я приорка… – теперь в ее голосе слышалась легкая насмешка.

– Это-то здесь при чем? – с досадой проворчал он.

– Это – при том, что я очень неплохо понимаю приоров. Ты можешь сколько угодно врать себе и пытаться даже врать другим… Хотя никто все равно уже не верит, не надейся. Но мне-то не надо, ладно? Ты самый настоящий приор, просто боишься это признать.

Стас рывком сел, отвернувшись от нее, и обхватил руками колени. Теперь ему был виден лес, обильно политый жемчужно-голубым кисельным соусом лунного света. Почему-то он чувствовал себя больно задетым.

– Сандип сказал, что на Четвертой Земле приоров не бывает, – неожиданно для самого себя произнес он.

Тут уж села и Лилия, привалившись боком к его коленям:

– Ты так хочешь на Четвертую Землю?

Стас с горечью ответил:

– Сам не знаю. Но одно дело, если я сам не хочу, и совсем другое – когда мне туда путь заказан, потому что я, как ты говоришь, приор.

– А, ну да, запретный плод… – сладко потянулась Лилия. – Смотри, как неподвижен лес. Просто невозможно поверить, что там – эти кошмарные обезьяны.

– И ничего они не кошмарные, – вступился за пращуров Стас. – Почти такие же, как мы, только пониже и поволосатее. А так даже довольно симпатичные. Тебе понравятся.

Словно в ответ на их внимание, лес начал издавать какие-то тихие и не очень понятные звуки: где-то вдали справа налево заскользил шорох раздвигаемых ветвей, потом на самой опушке что-то шумнуло – раз, другой… Через пару минут снова все стихло.

Стас напряженно всматривался туда, откуда доносился шорох, и в какой-то момент в холодном лунном свете из лесу выдвинулась сначала одна широкая тень, потом еще несколько…

Он положил руку Лилии на затылок и медленно повернул ее голову в нужную сторону.

– Только тихо, – почти беззвучно предупредил он.

– Почему? – шепотом поинтересовалась она. – Это же далеко.

– Я понятия не имею, на каком расстоянии они слышат. Это же звери, не забывай.

Тени на опушке не двигались: видимо, осматривали изменившийся с их прошлого появления ландшафт. Потом они, осторожно пригибаясь, двинулись к частоколу. Стас затаил дыхание: пришли сотрудники отдела технического контроля…

Не дойдя до забора, питеки вдруг разом застыли и повернули головы в сторону леса.

В следующее мгновение вся стая одновременно снялась с места и с тревожными воплями понеслась обратно к лесу – но не к тому месту, откуда вышла, а почему-то совсем в другую сторону. В несколько гигантских прыжков они достигли деревьев и скрылись в их тени. И тут же стало ясно, что заставило их так быстро исчезнуть: по лесу прокатился протяжный вой, какого Стас никогда прежде здесь не слышал.

– Надеюсь, все проснулись, – обычным голосом сказал он. – Тогда эйфория у них сразу же исчезнет, и завтра можно будет нормально говорить о том, как обеспечивать безопасность.

Лилия тихонько рассмеялась:

– Вот видишь, ты почему-то заботишься об их безопасности. Тебя никто не выбирал президентом, они не твои дети – но ты считаешь своим долгом их защищать. Они тебя раздражают до ужаса, но… Это же твой долг, правда?

– И что это значит? – огрызнулся Стас.

– Только то, что я права, – безмятежно пропела Лилия и снова улеглась на пол. – Как там Буряк сказал? Партайгеноссе?

Стас сердито посмотрел на нее:

– А ты считаешь, что я должен просто улететь отсюда и больше никогда не появляться?

– Да делай ты что хочешь! Хотя… Прямо сейчас я считаю, что ты должен заставить меня перестать болтать, – заявила Лилия, вцепилась ему в рукава и тянула до тех пор, пока он, потеряв равновесие, не свалился лицом прямо ей на грудь.

…На следующее утро народ начал собираться на площади чуть ли не с рассветом: было ясно, что ночной вой вернул всех к изначальному страху.

Лилия то и дело выглядывала в окно, наблюдая, как площадь заполняется возбужденно переговаривающимся народом, и лукаво поглядывала на Стаса.

Поймав ее очередной взгляд, Стас раздраженно осведомился:

– Что? Ты же сама говорила – нечего их баловать.

– Положим, именно так я не говорила… – продолжала резвиться Лилия. – Но ответ вполне достоин истинного приора, ты не находишь?

Стас решительно подхватил ее на руки, бросил на диван в кабинете и засыпал сверху матушевскими фотоальбомами.

– Учи матчасть! – распорядился он. – И не приставай ко мне, все равно я никуда не пойду.

– Что учить? – недоуменно переспросила Лилия. – Какую матчасть?

Стас закатил глаза и предпочел не отвечать.

Они уже второй час увлеченно изучали фотографии австралопитеков, пытаясь сравнивать их с нынешними обитателями леса, когда с грохотом распахнулась дверь, и в коридоре раздались быстрые сердитые шаги.

– Буряк, – шепнула Лилия с заговорщическим видом.

Появившийся на пороге кабинета Буряк полюбопытствовал:

– Долго сидеть собираешься? Там уже все собрались.

– И что? – невинно спросил Стас, не отрываясь от фотографий.

– Кончай свой кукольный театр, пошли, – грозно скомандовал Буряк, пиная носком ботинка стул, на котором Стас сидел. – Нужно обсудить, как жить будем.

Стас жалобно оглянулся на Лилию и обреченно произнес:

– А ты говоришь…

– Иди уже, партайгеноссе, – отмахнулась она, одновременно приветственно помахав рукой Буряку. Тот смущенно исправился:

– Привет, Лилия, – и тут же исчез в коридоре.

Стас вышел на крыльцо, все еще пытаясь разобраться в собственных ощущениях: неужели он действительно получает удовольствие от своей здешней незавидной роли? Или дело просто в том, что ему не нравится испытывать чувство вины, когда он вообще перестает заниматься делами Долины? С другой стороны – а вина-то откуда?! Разве он обещал кормить грудью все местное население?

Так ничего и не выяснив, он зычно крикнул на всю площадь:

– Ну что, братцы, послушали ночью волков? Уже можно перестать шутить на эту тему и поговорить всерьез?

Услышав в ответ согласный гвалт толпы, он коротко изложил три пункта будущей системы безопасности: ночная охрана поселения, шокеры и факелы, в лес – только группами и с боевым оружием.

Весть про доступность боевого оружия привела толпу в состояние нездорового ажиотажа, и Стас строго прикрикнул:

– Право носить ружья будут иметь только несколько человек, так что охолоните!

Он громко и внятно перечислил заранее обдуманную десятку людей, которым мог доверить стреляющий боевыми патронами ствол. В нее, конечно же, входили Зинин, Буряк и Василёв, но Стас дополнил список именами еще семи говорунов – самых сообразительных и одновременно достаточно уравновешенных и серьезных. По его разумению, никто из десятерых ни в каком случае не поддался бы искушению выстрелить без должных к тому оснований.

На голосование этот вопрос не ставился, и Стас снова с досадой подумал про себя, что ведет себя в лучших приорских традициях. Однако обсуждать предложенный список ему все равно не хотелось, поэтому он перешел к вопросу о ночных дозорных.

Из толпы тут же раздался коварный вопрос:

– Мы будем дежурить на смотровой площадке?

Наблюдательный пункт, оборудованный еще Матушевым, был объектом неизменного и пристального внимания всех жителей Долины, но до сего момента Стасу удавалось отстаивать абсолютный суверенитет матушевского дома. Поэтому сейчас он коротко отрезал:

– Забудьте.

По площади прокатился разочарованный гул. Было понятно, что идея ночных дежурств сразу же утратила б?льшую часть своей и без того невеликой привлекательности. Но тут на крыльцо вылез Буряк и перехватил инициативу:

– Понятно, что есть две главные проблемы: как заставить людей дежурить и как помешать им на дежурстве спать.

Толпа развеселилась, но Буряк неумолимо продолжал:

– Я тут одну штуку придумал…

Он вытащил из кармана нечто, напоминающее довольно толстый браслет, и помахал им у себя над головой.

– Каждый вечер я лично буду сверяться с графиком, приходить в дом к очередному дежурному и надевать на него этот браслет. Понадобится – силой буду надевать. В особых случаях буду приходить не один.

Все притихли – кто-то испуганно, а кто-то заинтригованно.

– Как только я надену на вас этот браслет, он начнет все больше и больше нагреваться. А нагреваться он может до ста градусов. Но вы не бойтесь, на нем есть одна хитрая кнопочка… – и он любовно оглядел свое творение. – Вы ее нажимаете, и браслет тут же остывает. А через минуту снова начинает нагреваться, так что нажать вы в любом случае не забудете. Заснете – он будет продолжать нагреваться, пока вы не проснетесь и эту кнопочку все-таки не нажмете. Кстати, не надейтесь: браслет запирается на ключ, который есть только у меня. Утром вы будете сдавать дежурство лично мне, а я буду снимать браслет. Уяснили?

Стас, как и все остальные, понятия не имел, что Буряк изобрел столь иезуитскую процедуру обеспечения надежной ночной охраны, поэтому на протяжении сурового инструктажа давился безудержным смехом.

Буряк оглянулся на него, понял, что Стас в данный момент абсолютно неспособен общаться с собравшейся на площади толпой, и закончил народное собрание сам:

– Дежурят только мужчины. Дежурный получает от меня вот это, – и он снова извлек невесть откуда длинную палку с большим полым жестяным шаром на одном конце и яростно потряс ею. По площади разнесся омерзительный громкий лязг: видимо, шар был наполнен всякой металлической дребеденью.

– Если возникает опасность, дежурный просто трясет этой штукой, не подвергаясь никакой опасности. График составите сами и принесете мне. Если до темноты не будет графика – приду к тому, к кому захочу. Всем ясно?

Толпа загалдела, демонстрируя одновременно и свое понимание происходящего, и свое неполное согласие с ним.

Буряк сбежал по ступенькам, не обращая внимания на несущиеся ему вслед возмущенные возгласы. Тут же дверь в дом распахнулась, и на крыльцо выскользнула хохочущая Лилия:

– Молодец Буряк!

– Ты что, подслушивала? – грозно спросил Стас.

– Ясное дело, – удивилась такой наивности Лилия. – Разве ж я могла такое пропустить?

– Так ты знала… – обиженно догадался он.

– Конечно, знала! А ты думал, я буду сидеть дома, пока вы там лес валите, и, подперев щеку ручкой, ждать, пока ты вернешься? Ты меня первый день знаешь? – парировала Лилия и вернулась в дом.

К Стасу подошел Зинин:

– Слушай, мы как-то забыли обсудить: а что теперь-то с нашим вором? Мы его по-прежнему депортируем или будем считать питеков достаточным наказанием?

– С чего бы это? – удивился Стас. – Решили – значит, депортируем. Теперь у него будет больше оснований постараться не найти дорогу сюда. Вот и пусть шагает до Равнины. Чем плохо-то?

Зинин замялся, но не отошел.

– Что не так? – терпеливо спросил Стас, поглядывая на дверь, за которой исчезла Лилия.

– Понимаешь, он ведь честно работал… Я знаю, я специально следил! Я тебе больше скажу: он сам напросился в лесорубы. Может, с ним поговорить?

– Интересное дело, – прищурился Стас. – Решение принимали все, а отменять его будем мы с тобой? Тогда уж надо было сейчас все и обсудить. Чего молчал-то?

– А хочешь, я тебе расскажу про еще одно интересное дело? Решение о ночном дежурстве и стене мы тоже принимали сами, помнишь? Получается, кнут мы в одиночку можем брать, а пряником угощать – нет?

Стас начал закипать:

– Ночное дежурство – не наказание, а жизненная необходимость! Можно подумать, ты этого не понимаешь!

– Слушай, Стас, – Зинин сменил тон на примирительный, – я предлагаю простую вещь. Мы пока делаем вид, что забыли про Власова, и ждем. Если народ вспомнит, или если он снова проколется – тогда ты его отвезешь. Это же никогда не поздно сделать, правда?

– Я все-таки не понимаю, почему ты не заговорил об этом на площади. Тогда все было бы нормально. А так… Ты предлагаешь мне роль короля, который может решать все самолично?

Зинин насмешливо возразил:

– Нет, это ты ее на себя берешь. Я высказал тебе свое мнение, а ты повел себя так, будто без твоего разрешения мое предложение неосуществимо. Так что ты уж разберись – либо ты здесь главный, либо мы с тобой равны. А когда разберешься – будь добр, приведи свое поведение в соответствие с выбранной тобой ролью, – и, резко отвернувшись, он сбежал с крыльца, всей спиной выражая насмешку.

…Лилия сидела на диване с затрепанной толстой тетрадью в руках. Стас подошел и осторожно прикрыл тетрадь, пытаясь рассмотреть надпись на ней.

– Это последний дневник Матушева, – негромко сказала Лилия, задумчиво глядя в окно. – Тут его предположения по поводу того, как будет протекать его эксперимент. Мне кажется, тебя тут многое могло бы заинтересовать. Может, возьмем с собой?

– Зинин все время работает с матушевскими документами, надо у него спросить, – покачал головой Стас, размышляя о своем.

– Мы когда улетаем?

– Да хоть сейчас. Соберешься – и полетим. Мне здесь больше делать нечего.

Лилия внимательно посмотрела на него и спросила:

– Тебе не важно, что будет происходить дальше?

– Зинин сказал, что я играю в короля, – с горечью заявил Стас. – Вот я и хочу улететь. Пусть разбираются сами. Мне заняться нечем, что ли?

Она продолжала молча смотреть на него, дожидаясь продолжения.

– Я, наверное, просто лезу не в свое дело. Сюда привез – и ладно, чего их дальше-то пасти? Чай, не маленькие, справятся, – и он решительно шагнул к двери. – Пошли собираться.

– Но тебя же интересовало продолжение матушевского эксперимента, – вкрадчиво бросила вслед Лилия. – Помнится, именно поэтому в Долине и появились питеки…

Стас остановился в дверях, не оборачиваясь, отрезал:

– Это все равно надолго. Еще успею посмотреть, – и вышел.

Когда через несколько минут он вернулся с полупустым рюкзаком, Лилия чинно сидела на диване рядом со своей сумкой. Она испытующе взглянула на Стаса и попросила:

– Давай наверх сходим? Я люблю там бывать.

Он пожал плечами, швырнул рюкзак на диван и пошел по коридору к задней двери.

Взбежав по лестнице, Лилия прильнула к перилам и глубоко вздохнула.

– Как здесь раньше было красиво… – пробормотала она. – А теперь как-то очень грустно. Даже вчера ночью было не так.

Стас промолчал, хотя был полностью согласен: он-то видел здешние края еще тогда, когда отсюда, с наблюдательной площадки, не было видно ничего, кроме роскошных окрестностей. Лилия-то впервые появилась здесь одновременно с толпой ошалевших от стремительного переезда людей, которые бестолково скитались, осваиваясь в новом месте – поэтому сейчас ей не могло быть грустнее, чем Стасу.

Вдруг она тихо прошептала, дергая Стаса за руку:

– Дежавю, – и кивнула головой в сторону далекой опушки леса.

Стас перевел взгляд на опушку и замер. Точно так же, как накануне ночью, из лесу осторожно вышли несколько питеков и осмотрелись. Впрочем, сейчас их было больше, чем ночью, и их можно было рассмотреть. Коренастые шерстяные торсы демонстрировали именно то, что в обиходе принято называть грубой физической силой – причем не оставалось сомнений, что этой силы очень много.

По спине у Стаса пополз тревожный морозец, и он крепко сжал ладонь Лилии. Та, будто не заметив этого, тихо проговорила:

– Они не убрали камни…

В тот же момент Стас понял, откуда взялся морозец на спине: вдоль всего частокола валялись огромные камни, которыми на протяжении трех дней строительства народ за неимением достаточного количества кувалд заколачивал в землю жерди и доски.

– Вот сейчас мы и узнаем, действительно ли питекантропы использовали орудия, – обреченно прошептал он.

Тем временем питеки, не обнаружив в зоне видимости ничего, что могло бы представлять для них опасность, пересекли опушку и подобрались к самому частоколу. По сравнению с их широкими и мощными телами забор сразу показался совсем хлипким.

Какое-то время питеки размахивали руками, издавая гортанные звуки. Лилия вопросительно посмотрела на Стаса, но тот покачал головой, не отводя глаз от происходящего:

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8