Франческа Флорес.

Алмазный город



скачать книгу бесплатно

С девушками, у которых нет ничего, ничего хорошего и не случается… Разве что они рискнут всем.



Посвящается моей матери


От автора

В прошлом году я написала эту историю о крупном промышленном городе, который восстанавливается после гражданской войны, столкнувшей между собой технологическое и магическое начала. Он полон мистических обрядов, жертвоприношений, незаконной торговли бриллиантами, киллеров и боевиков; в нем богачи наживаются на индустриализации и враждуют с бедняками, верования и традиции которых уничтожаются. В центре сюжета – Аина Соли?с, наемная убийца, – сирота, жаждущая от жизни большего, чем способно дать ее происхождение. А выросла она в мире насилия, наркотиков и нездоровых отношений между людьми. В мире, где с девушками, у которых нет ничего, ничего хорошего и не случается.

Я тоже выросла в бедности. И в детстве, и во взрослом уже возрасте случалось мне даже не иметь крыши над головой. Правда, в старших классах я получила стипендию для обучения в элитной частной школе на другом конце нашего города, но после занятий работала, чтобы помочь маме свести концы с концами, и домой – отыскав дорогу почти на ощупь – приходила уже ночью. Соседи видели во мне, что называется, хорошую девочку: я держалась подальше от бандитских разборок, а также от наркотиков, которые косили моих сверстников десятками, лишая их будущего и даже жизни. Предпочитала сторониться любых неприятностей, хоть это и ставило меня в положение белой вороны.

Я, однако, твердо знала, зачем избегаю всего этого.

Мне приходилось обходить стороной проблемы и риски, чтобы потом рассказать о них.

Когда позднее, уже в колледже, мне было негде жить, я проводила долгие часы в библиотеке, строча сотни тысяч слов, чтобы заглушить чувство голода и не думать о том, где сегодня переночевать. И вот, несколько лет спустя, я закончила «Алмазный город»: на белые страницы кровью вылилась целая жизнь, полная боли и разочарований.

По сути своей книга эта – о девушке, которая изо всех сил пытается преодолеть обстоятельства, выкарабкаться из мира нищеты, насилия и бесконечных потерь – ради более светлого будущего. В душе ее идет борьба: остаться ли в тех условиях, которых, как ей внушали, она заслуживает, «спрятаться в них» – или тянуться к мечте. Перед вами – история о том, чем отличается подлинная здоровая любовь от удушливо-токсичной. О том, как научиться всегда, не сдаваясь, бороться за что-то лучшее и большее. В ней звучит голос миллионов бедняков.

Цель «Алмазного города» – снять негласное табу на описание нищеты и представление о том, что нищета есть нечто постыдное. Моя книга призвана пролить свет на врожденные пороки экономической системы, построенной на иерархии, и показать тех монстров, что прячутся в ее темных глубинах: наемных убийц, огромных пауков величиной с волка, а также столкнуть нас с нашими собственными потаенными страхами и «скелетами в шкафах».

Сочинение «Алмазного города» доставило мне истинное наслаждение.

Надеюсь, вы тоже получите удовольствие, прочитав книгу. И спасибо, что взялись за это чтение.


Искренне ваша,

Франческа

Пролог

– Хочешь знать секрет выживания?

Аина оторвала взгляд от липкого деревянного стола и широко открытыми глазами уставилась на мужчину напротив. На его губах в тусклом барном освещении играла легкая улыбка. Дальнейшие слова этого человека почти потонули в быстром ритме флейт, пьяном гомоне посетителей и топоте десятков танцующих ног.

– Надо просчитывать и замечать, – прошептал он. – Всё просчитывать и всех замечать. Просекаешь, дитя улиц?

Девочка сильно нахмурилась. В этом баре каждая несовершеннолетняя особь подходила под определение «дитя улиц», но ей все же не нравилось, когда ее так звали. «Дитя улиц» – значит «грязная», «неумытая», «бедная», «без будущего». Аина была и неумытой, и бедной, но мечты о будущем еще не совсем оставили ее. Бледное лицо незнакомца подпирал высокий стоячий воротничок. Мужчина пристально глядел на нее. Наверное, собирается предложить какую-нибудь работу? От него исходил неуловимый аромат достатка, даже богатства. Может, дело в одеколоне? Вероятно, он из тех промышленников, что сделали состояние «на пару и стали».

– Прежде чем ты вошла, в баре находилось тридцать шесть человек. С тобой стало тридцать семь. – Он наклонился поближе, приковавшись к ней взглядом тяжело и прочно, словно кандалами. – С тех пор дверь открывалась трижды, один раз внутрь и дважды наружу. В первый раз ветер растрепал твои волосы по щекам, а в другие два – нет.

Она машинально сдула с глаз мокрую прядь и попыталась унять дрожь, но безуспешно – Аина насквозь промокла в реке Минос, куда ее столкнули, предварительно обобрав, какие-то незнакомые мальчишки. Все, что ей сейчас было нужно, – это сухая одежда и теплая постель, а уж никак не непонятные игры с чудаковатым незнакомцем. Скрестив руки на груди, она демонстративно отвернулась, но тот не отставал:

– Следовательно, сейчас здесь должно быть тридцать шесть человек, но ты ведь не подсчитала? Их тридцать пять. Где же «недостающее звено»? – Мужчина говорил быстро, едва успевая глотнуть воздуха. – Вот. Тебе невдомек. А это звено закладывает бомбу в стропила. Не смотри наверх. У тебя двадцать секунд. У меня есть работа, для которой ты как раз подойдешь. Если сделаешь, что я скажу, все здесь погибнут, а мы с тобой останемся. Если не сделаешь – умрешь и даже не узнаешь, что из тебя могло выйти. Так ты готова расстаться с жизнью в двенадцать лет, Аина Солис?

– Откуда вы знаете мое имя? – Кулаки ее сжались, по спине побежали мурашки.

В последнее время в Коси?не то и дело гремят взрывы, но что, если это – ложь? Просто уловка, чтобы заманить ее куда-то?

– Двенадцать секунд.

– Алмазная гвардия…

– Бойцы Алмазной гвардии не станут рисковать жизнями ради спасения уличной девчонки. Восемь секунд.

Она осеклась и захлопнула рот. Выбор ей предоставлялся небогатый, она замерзла и проголодалась. А этот странный человек предлагает работу.

Аина встала и, пошатываясь, вышла из бара, спиной ощущая присутствие страшного незнакомца, словно самой Смерти, готовой собрать свою жатву. За три секунды до взрыва они перешли на бег. Холодный ночной ветер, казалось, кусал девушку сквозь мокрую одежду. Она неслась вперед все быстрее. Легкие обжигало как огнем.

Затем тихую ночь сотряс взрыв. Аина упала в сугроб у обочины какого-то темного переулка. Рядом приземлялись деревянные обломки от взлетевшего на воздух здания. В ушах зазвенело. Девочка дернулась и невольно прикусила язык.

Тот человек помог ей встать. Скрестив руки, она отступила на шаг и посмотрела на него прищурившись. Он был гораздо моложе, чем ей сперва показалось, лет восемнадцати-девятнадцати от силы. И что-то в его облике было ей знакомо, вот только что?

Если теперь ему все же захочется причинить ей вред, можно попробовать или убежать, или сопротивляться – чему-чему, а этому на улицах Косина она научиться успела.

– Зачем ты меня спас? – спросила она, пытаясь унять дрожь в голосе. – Я ведь там была не единственной девчонкой.

Его улыбка почти растаяла.

– Затем, что обычно с девчонками, у которых ничего нет, ничего хорошего не случается.

Аина опустила глаза. Уж это-то она знала не понаслышке.

Парень вытащил из ножен, спрятанных под круткой, кинжал с рукоятью из черного оникса. Такого гладкого, блестящего лезвия ей еще никогда не приходилось видеть. У Аины от этого зрелища перехватило дыхание. Незнакомец терпеливо ждал, держа перед ней великолепное оружие, словно драгоценный дар. Она протянула руку и дотронулась до рукояти кончиками пальцев.

– Научись обращаться с ним как следует, и я сделаю из тебя человека…

Шесть лет спустя
1

Последние слова булочника потонули в горьких всхлипах.

– Тебе никто никогда не говорил, что не стоит терять бдительности? – Лезвие кинжала запотело от дыхания Аины. – А зря.

Она неторопливо поигрывала клинком, не обращая внимания на вопли. В трущобах Косина на такое вообще не обращают внимания. Со стволом бы, конечно, вышло побыстрее, но девушка предпочитала холодное оружие. В руках квалифицированного киллера оно работает четче.

В слабом мерцании одной-единственной свечи Аина спокойно дождалась возвращения булочника из казино, где тот спустил все свои накопления. Войдя, он спьяну споткнулся о собственную кровать. Тут она и прижала его.

В доме пахло солью, тестом, а теперь еще и кровью. Но этот противный «медный» дух больше не раздражал ее так, как в первые годы работы наемной убийцей. Визг постепенно стих – булочник рухнул на кровать с перерезанным словно в адской красной улыбке горлом, и вокруг воцарилась таинственная тишина. Серебристый лунный свет отражался в остекленевших глазах покойника. Пульс на запястье не прощупывался, с губ не слетало ни дуновения. Вот и еще одна смерть, принятая от ее рук, такая обычная… Впрочем, не совсем: хоть Аина давно разучилась чувствовать что бы то ни было после убийств, на сей раз вышло немного по-иному. Этого человека она знала.

В ранней юности, собирая подаяния на улице, она часто сидела в полном молчании прямо перед его пекарней в надежде, что от кого-то ей перепадет кусок хлеба. Когда в конце концов от голода начинала кружиться голова, бывало, пробовала и стащить что-нибудь у зазевавшегося покупателя. И тогда булочник бил ее скалкой, пока она, отключившись, не падала на снег.

Такому человеку нечего делать на этом свете. Аина мысленно пожелала, чтобы все и каждый в округе, кто сейчас хоть немного голоден, как следует обчистили сегодня ночью его «закрома». Самой ей это уже не нужно.

Встав на ноги, она вытерла шарфом окровавленный клинок, но с руками и торсом, конечно, все обстояло не так просто. Пришлось, толкнув непрочную дверь из строительного картона, выходить на улицу прямо так – в крови булочника, словно в боевых доспехах.

Это он слил секретную информацию ее шефа Красным шакалам, щедро набив свои карманы звонкой монетой для азартных игр, но тем самым и обеспечив себе гибель от клинка Аины. О каких именно сведениях шла речь, девушка не знала, как не знала и того, почему булочнику пришло в голову продать их банде Шакалов. Шеф – знаменитый Король на Крови – никогда не говорил больше того, что ей необходимо было знать для эффективного перерез?ния глоток, а самой испытывать его терпение, задавая дополнительные вопросы… Дура она, что ли? Все в южных районах Косина – ну, очевидно, кроме булочника – знали: перейти Королю на Крови дорогу – значит подписать себе смертный приговор.

Ранним вечером воздух трущоб, как всегда, был наполнен густой смесью запахов мочи, пота и крови. Фабричный дым оседал с холмов на южную часть города, известную как Куча – пристанище нищих и обездоленных, хранящих свою веру с ее магическими обрядами и жертвоприношениями в тайне от чужаков. Домики из кирпича-сырца, крытые листовым металлом и порченным дождями строительным картоном, выстроились вдоль наклонных дорог такими тесными рядами, что громоздились чуть ли не друг на друге. Тут и там в грязи гоняли мяч дети, и тощие костлявые собаки лаяли на них, пытаясь ухватить за пятки. И те и другие разбежались в стороны, когда, вся в крови, к ним приблизилась Аина. До слуха ее доносились сдавленные возгласы и крики, а она все шла и шла извилистыми улочками Кучи, мимо редких стаек мужчин, гревшихся у костров… Какой-то небольшой частью себя она вдруг почувствовала искушение вернуться к старой привычке: купить у кого-нибудь из этих мужчин на перекрестках промышленного клея и вдыхать его, вдыхать до отключки, до потери сознания, прямо тут, на тротуаре.

Но из каждого темного угла, из каждой подворотни за ней наблюдали. Шакалы сели ей на хвост с той секунды, как она ступила сегодня на их территорию. Так что приходилось избегать тенистых закоулков и, наоборот, шагать прямо посредине улиц с гордо поднятой головой, всем видом сигнализируя о бесстрашии, – хотя на самом деле сердце трепетало и комком подступало к горлу Аины.

В некоторых местах владения Шакалов и Короля на Крови тесно соприкасались – там напряженность не спадала никогда и вспыхивала яростными сполохами всякий раз, когда кому-то случалось пересечь границу. Шакалы решили испытать терпение ее шефа, подкупив булочника, и она вторглась в их лагерь как живое напоминание о том, что связываться в Косине с Королем на Крови – кратчайший путь напороться на нож. Теперь вопрос в том, решатся ли они разозлить его еще сильнее, напав на Аину за то, что та посмела совершить убийство прямо среди бела дня на их территории. Посмотрим, так ли они глупы и безрассудны, чтобы попытаться это сделать.

Уже совсем близко нейтральная зона – вон за тем заросшим сорняками просветом между домами. Если бы опыт всей жизни не приучил девушку выбирать безопасные пути на Куче, это маленькое путешествие давно увело бы ее в небытие… Перед одним из домов сидел мальчик и скручивал в узоры золоченую проволоку с серебряной. Такие плетения потом можно продавать по медной монете за штуку в более приличных кварталах. Аина, не выпуская из виду просвет, начала мысленно отсчитывать секунды, которые уйдут на то, чтобы добраться до него. А там уже можно спокойно приступать к другим делам.

За десять шагов до цели из-за боковой стены здания ей навстречу вышла девушка с ножом в правой руке и «фирменной» татуировкой вдоль левого предплечья: шакальей челюстью с окровавленными зубами.

– Не к нам на огонек? – спросила она, перекрыв Аине путь.

Та пожала плечами. На лице ее не дрогнул ни один мускул. В это время еще кто-то тихими, но различимыми на слух шагами подошел сзади.

– Да так, просто проветриться вышла, – с беспечной улыбкой ответила Аина.

Она легко сунула бы клинок под ребро стоявшей перед ней заразе – и дело с концом, но это уж точно обрушило бы хрупкое перемирие между Шакалами и Королем на Крови. Можно сколько угодно угрожать и поливать друг друга помоями, но, если она прикончит кого-то из них, из них самих, воистину разверзнутся врата ада. Нет, надо искать иной путь к спасению.

За спиной у нее что-то шевельнулось. Она резко обернулась, и в грудь ей сразу уперся ствол, а держал этот ствол верзила крупнее ее в два раза. Аина сделала шаг в сторону, но девица грубо схватила ее за плечи и швырнула на ржавую стену дома.

Вдвоем они затолкали ее в угол. Аина позволила искорке страха мелькнуть в своих глазах – достаточно убедительно, сам шеф бы оценил. Пусть думают, что одержали верх, что сила на их стороне. Девицу с татуировкой она мельком видела раньше в городе, а парня вообще легко узнала – он шатался по улицам Кучи с тех же самых пор, что и Аина. Однажды они даже подрались за лист металла, которым хотели укрыться на ночь. Тогда победа осталась за ним. Больше такого не повторится.

– Ну что, глаз ей выколоть за нарушение правил? Или лучше просто изобьем и распишем кровью дверь ее босса? – поинтересовалась девица у парня. – Как думаешь, что выйдет эффектнее?

Но прежде чем она умолкла, Аина перешла в контратаку. Перехватив запястье верзилы, она изо всех сил впечатала его в стену. Ствол полетел на землю. Хозяин нырнул было за ним, но тут же получил резкий пинок в голень стальным носком ботинка. Девица хотела всадить нож Аине в бок, но та отразила выпад своим собственным клинком, а затем свободным кулаком ударила противницу в живот.

И – удирать. Позади загрохотали шаги преследователей. Пробежав мимо маленького мальчика, на которого разыгравшаяся перед ним сцена не произвела ровно никакого впечатления, она шмыгнула в просвет между домами и оказалась на нейтральной территории. Секунды две-три спустя топот у нее за спиной растворился в тишине.

Кому-то покажется, что бежать с поля боя – удел слабаков, но сегодня в ее задачу не входило разжигать очередной виток войны между уличными кланами. Кроме того, предстояло сделать еще кое-что. Кое-что такое, о чем не мог знать даже Король на Крови. Точнее, он – в особенности.

Покинув Кучу, Аина устремилась вверх по пологому холму и наконец добралась до центра города. Из-за сильного загрязнения атмосферы звезд над головой почти не было видно, но по крайней мере витрины магазинов здесь сияли электрическими огнями. Слегка закашлявшись на воздухе, прокопченном отходами автосборочных заводов и сталелитейных цехов, Аина свернула на восток. Навстречу ей текли потоки рабочих и работниц текстильных фабрик с вечным пурпурно-черным налетом на руках. Толклись среди них и группы железнодорожных рабочих, понуро хромавших с вокзала в своих покрытых грязью комбинезонах. Иногда кто-то в этой густой и потной толпе замечал следы крови у нее на одежде и торопился уступить дорогу. Но в основном все были слишком изнурены и слишком привыкли к подобным зрелищам в Косине, чтобы особо любопытствовать.

Когда наконец она выбралась из этого человеческого муравейника и оказалась в более спокойных восточных районах, на улице уже стало прохладнее. Аина миновала несколько крашенных поблекшей серой краской многоквартирных домов, где в окнах вместо электрических ламп горели свечи, а затем, украдкой убедившись, что слежки за ней нет, пересекла проржавевший мост через реку Минос.

Поросшие сорняком железнодорожные пути расползались среди грязных глинистых полей на несколько километров и упирались в лес на окраине Косина. Еще дальше, на горизонте, за верхушками деревьев маячили горы, голубые и покатые, как застывшие океанские волны. Она торопилась, надо было успеть добраться до рудников и вернуться в город раньше, чем закроются на ночь магазины. На рудниках добывались алмазы – естественно, с целью дальнейшей огранки и продажи в качестве ювелирных изделий, однако масса рабочих подпольно торговала необработанными алмазами для магических ритуалов. Раньше, до гражданской войны, разразившейся четырнадцать лет назад, многие в стране поклонялась Матерям – богиням Калаан и Изар, благословивших инозенов – истинно верующих – на владение тайной магией, волшебством Крови и Земли. После войны началась индустриализация. Поклонение Матерям и магические ритуалы оказались вне закона. Однако несколько сотен инозенов все же выжили, укрыв свою веру в беднейших кварталах Косина. Хотя они и научились хорошо прятаться, Аина знала, где их найти. В конце концов, они ведь сами покупали у нее необработанные алмазы…

Вскоре ее слуха достиг шум буров и сверл. Преодолев еще километр, она достигла большой лесной опушки, где под ногами ее разверзлось зияющее отверстие алмазной шахты «Хирай» – богатейшей в мире. Общая добыча на ней составляла семь миллионов каратов в год. Десятки раз бывала Аина здесь, но все равно – гигантский карьер, уступы которого нисходили в землю, словно древесные кольца, с многочисленными прилегающими месторождениями, пересеченными тут и там бледно-бежевыми дорожками, с заполненными рудой ящиками, неизменно производил на нее сильное впечатление. Спуск всегда щекотал нервы. Как глубоко ни погрузись – дна никогда не видать. Количество работников и производительность резко возросли с тех пор, как были обнаружены залежи особо редких алмазов.

Завидев девушку, несколько смотрителей закивали ей. Одному из них она в ответ помахала рукой – хоть и забыла его имя в следующую секунду после знакомства. Стоял он рядом с большим ящиком серой, зернистой руды.

– Мисс Солис. – Смотритель расплылся в улыбке, почти беззубой. – Вы снова здесь.

– Где товар?

Озабоченно нахмурившись, он окинул взглядом ее заляпанную кровью фигуру.

– Если желаете помыться, у нас найдется вода.

– Где товар?

С досадой покачав головой, смотритель наклонился к коробке для инструментов, прислоненной к ящику. Отсыпав из нее немного, принялся что-то делать, стоя спиной к гостье. Когда он снова повернулся, Аина сунула ему несколько монет за молчание и протянула руку. В ее ладонь просыпалась тонкая струя необработанных алмазов. Девушка повернула руку так, чтобы лунный свет заиграл на всех их поверхностях – прозрачных и непрозрачных. Камни были только что добыты из недр и потому, естественно, тусклые. Чтобы они превратились в настоящие сокровища, их еще огранять и огранять. Полировать и полировать. А для магии и так сойдет.

– Качество, конечно, не ювелирное, – заметил смотритель, – но все же не совсем без блеска, как видите, так что для ваших целей в самый раз.

Аина бросила на него быстрый взгляд:

– Они не для моих целей.

– Хорошо. Для целей тех, кому вы их продадите, – подмигнул беззубый.

Она с улыбкой ссыпала алмазы в потайной карман куртки и зашагала прочь, легким движением перекинув через плечо окровавленный шарф.

Согласно закону, принятому еще во время войны, каждый житель Косина (кроме дипломированных ювелиров), у кого найдут «сырые» алмазы, подлежал казни на месте. Если бы шеф Аины узнал о ее подпольном заработке, он бы тоже расправился с ней за неуплату положенной ему доли. Ведь это он спас ее и превратил из несчастной забитой бродяжки в грозного киллера, внушающего всем страх. А ей, видите ли, этого показалось мало.

Да, только так она могла обвести Короля на Крови вокруг пальца в городе, который он держал в руках при помощи террора и подкупа. А ее – дразнил свободой. Еще одно убийство, еще одна операция, еще один сбор дани… а там ты вольна как птица и сама себе хозяйка.

– Что ж, значит, и еще один алмаз у тебя за спиной, – прошептала она, и ее дыхание заклубилось белым паром.

Когда много лет назад Король на Крови послал ее на первое убийство, Аина мысленно дала обещание себе и всем остальным детям, у которых нет крыши над головой, но которые не сдаются и не оставляют стремления пробиться к вершинам жизни: она станет ужасом и бичом для всех. Девчонкой, перед которой дрожат политики, рабовладельцы, бандитские авторитеты, наемные солдаты…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8