Анатолий Фоменко.

Как было на самом деле. Каждая история желает быть рассказанной



скачать книгу бесплатно

17. Девять лет в Магадане

На разрушенной временем большой сопке, пологие склоны которой сбегают к берегам бухт Нагаево и Веселая, расположен город Магадан. Он никогда не был провинциальным городом. Он сразу строился, как столица Дальстроя, вернее, как столица районов особого подчинения. Магадан был на особом положении и подчинялся непосредственно Москве.

Там располагалось своего рода советское губернаторство, во главе которого стоял всесильный начальник Дальстроя – генерал из МВД. В его власти было всё: земли, воды, недра, море, воздушное пространство, леса, горы, транспорт, люди и всё остальное. Там были свои законы – жесткие законы МВД. Это объяснялось наличием в этом крае большого количества заключенных, использовавшихся в качестве рабочей силы.

Город встретил нас неприветливо. Мокрый снег и резкий сырой ветер. Тишина. Как писал отец, в дополнение ко всему присоединилось неприятное ощущение от первого знакомства с некоторыми весьма ходкими выражениями этих мест. Например: «Магадан – что самолет: если и стошнит, то не выскочишь». Дело в том, что существовал исключительно строгий режим въезда и выезда из города. Или вот: «Колыма, Колыма, чудная планета. Двенадцать месяцев зима, остальное – лето». Еще забавнее: «Сто рублей не деньги, женщина в шестьдесят лет не старуха». Тогда там было очень мало женщин и много мужчин. Женщин ценили на вес золота.

Если ко всему этому добавить взятую с отца подписку, где было перечислено несколько пунктов, невыполнение которых каралось двадцатью пятью годами тюрьмы, или еще убедительнее – расстрелом, то настроение моих родителей не было бодрым.

В отделе кадров Дальстроя Тимофей Григорьевич получил направление в научно-исследовательский институт номер 1 МВД СССР, рис. 1.19. (Отметьте: Институт Номер Один – в то время исследования в сфере обогащения высоко ценились). Отца принял директор Н. А. Шило, потом академик Сибирского отделения АН СССР. Когда он узнал, что наша семья живет в бараке, немедленно предложил переехать в освободившуюся комнату одной сотрудницы, ранее приехавшей в Магадан по вербовке.


Рис. 1.19. Всесоюзный научно-исследовательский институт золота и редких металлов: ВНИИ-1 МВД СССР. Магадан. Здесь работал Т. Г. Фоменко.


Несколько позже отцу дали освободившуюся квартиру в бухте Нагаево, на склоне сопки. В деревянном домике было две квартиры, которые отапливались дровами. Каждое воскресенье родители пилили дрова, затем отец их колол, а я носил и складывал. Всё это я хорошо запомнил. Такого запаса нам хватало на неделю. В этом домике мы жили довольно долго. Расстояние от него до института было значительным, а общественного транспорта туда не было. Вечером идти одному не так уж приятно. В те времена были случаи, когда вечерами бывшие уголовники встречали одиноких прохожих и требовали денег. Если у остановленного денег не было и не было чего-либо ценного из вещей, он обычно получал солидный пинок со словами: «Надо с собой всегда что-либо иметь.

Больше в таком виде нам не попадайся». Отец знал это обстоятельство и всегда носил с собой 150 рублей, в качестве выкупа. Это как раз та сумма, которой тогда хватало, по магаданским ценам, на один литр спирта и неприхотливую закуску.

Через некоторое время отцу дали комнату в благоустроенном доме почти рядом с институтом. Отпала необходимость постоянно носить при себе 150 рублей.

На рис. 1.20, …, рис. 1.44 показаны некоторые фотографии нашего магаданского периода.


Рис. 1.20. В. П. Фоменко с сыном. 1954 год, г. Магадан.


Рис. 1.21. В. П. Фоменко. Около нашего первого дома в Магадане.


Рис. 1.22. Новый Год в Магадане. 1955 год.


Рис. 1.23. Магадан. Центральная улица. 1950-е годы.


Рис. 1.24. Магадан. Жилые районы. 1950-е годы.


Рис. 1.25. Продуктовый магазин около нашего дома в Магадане. Рисунок с натуры Толи Фоменко.


Рис. 1.26. Наша комната в коммунальной квартире в Магадане. Рисунок с натуры Толи Фоменко.


Рис. 1.27. Портрет Т. Г. Фоменко. Рисунок Толи Фоменко. Магадан.


Рис. 1.28. Охотское море, на берегу которого стоит Магадан. 1950-е годы.


Рис. 1.29. Колыма. Драга. Так моют золото. 1950-е годы.


Рис. 1.30. Магаданская область. Стада оленей. 1950-е годы.


Рис. 1.31. Т. Г. Фоменко. Магадан, март 1958 года.


Рис. 1.32. Огромная белая медведица по прозвищу Юлька в магаданском зоопарке, недалеко от нашего дома. Дети постоянно кормили ее. Рядом с ее клеткой была широкая и очень высокая клетка, где жили большие орлы, см. следующую фотографию. Именно медведицу Юльку я изобразил на своем макете.


Рис. 1.33. Огромные орлы, жившие в большой и высокой клетке в городском парке города Магадана. Фотография примерно 1956 года.


Рис. 1.34. Сооружения и скульптуры в Центральном городском парке города Магадана. Мы жили прямо рядом с парком. Фотография 1956 года.


Рис. 1.35. Огромная голова витязя, из сказки А. С. Пушкина, изготовленная из льда на Новый Год около магаданского стадиона. Фотография примерно 1956 года, г. Магадан.


Рис. 1.36. Т. Г. Фоменко, В. П. Фоменко с сыном Толей. Магадан, 1958 год.


Рис. 1.37. Толя Фоменко (справа) на школьной прогулке в г. Магадане по окрестным сопкам. Учителя иногда устраивали для своих классов небольшие путешествия по окрестностям г. Магадана. 1958 год.


Рис. 1.38. Толя Фоменко в костюме Деда Мороза у домашней елки. Идет на школьный новогодний вечер. Магадан, 1958 год.


Рис. 1.39. Около нашего первого дома в Магадане. 1953 г.


Рис. 1.40. Акварельный рисунок Толи Фоменко. 1 класс. 1951 г.


Рис. 1.41. В. П. Фоменко.


Рис. 1.42. Т. Г. Фоменко.


Рис. 1.43. Т. Г. Фоменко, А. Т. Фоменко, В. П. Фоменко.


Рис. 1.44. В. П. Фоменко. 1956 год, 12 августа, г. Магадан. Бухта Веселая, речка Дукча.


В институте Тимофею Григорьевичу предложили возглавить вновь организуемое Отделение по изучению процессов обогащения россыпных месторождений золота и олова. Предупредили, что в институте вопросами россыпей никто до этого не занимался, и отцу придется самому составлять план и подбирать кадры.

Дальний Северо-Восток расположен между реками Леной и Алданом на западе и Беринговым морем на востоке. Суровый и величественный край раскинулся в бассейнах рек Яны, Индигирки и Колымы. Это – один из крупнейших горнопромышленных районов нашей страны. Начало разработок россыпей относится к XIX столетию. До этого разрабатывались только рудные месторождения. В 1812 году всему населению России было разрешено отыскивать золотые и серебряные руды. В 1814 году на казенных Березовских рудниках на Урале были повторно открыты золотоносные россыпи. Одновременно были заново открыты россыпи и на реке Нейве. В 1823 году начали разрабатывать золотоносные россыпи в Богословском и Горноблагодатском округах, а год спустя и в Золотоустовском округе.

Поиски золота в сибирских губерниях послужили развитию промывки россыпей в старой России. Урал снова стал центром добычи рудного золота, а Восточная Сибирь – золота рассыпного. Лишь в начале XX столетия отдельные группы русских и иностранных предпринимателей, захваченные вихрем «золотой лихорадки», возникшей в то время на Аляске и Клондайке, устремились и на Дальний Северо-Восток. Нашествие золотоискателей закончилось организацией на Чукотке частного «Северо-Восточного Общества». Планомерное освоение этого малодоступного края началось лишь при Советской власти. Первая крупная экспедиция руководилась геологом С. В. Обручевым (1926 год). Вторая была организована в 1928 году под руководством геологов А. А. Билибина и В. А. Цареградского. В 1931 году был создан трест по промышленному и дорожному строительству в районе Верхней Колымы, который затем в 1938 году был реорганизован в Главное Управление строительства Дальнего Севера – «Дальстрой». Были открыты многие золоторудные, угольные, оловянные и россыпные месторождения.

Сотрудники отдела обогащения института, а их было свыше 80 человек, встретили отца неплохо, но несколько настороженно. Это было вызвано его назначением сразу на руководящую должность. К тому же на одном из заседаний директор Шило стращал приездом отца и его опытом, как известного исследователя.

Отец начал со знакомства с работами и осторожно, в спокойной форме, побеседовал с исполнителями. Довольно быстро удалось найти общий язык даже с теми, кто сначала наиболее эмоционально реагировал на его замечания.

Когда отец приехал в Магадан, директором института был Шило, а потом неожиданно из Москвы прислали на эту должность профессора Александрова. Шило стал его заместителем. Одновременно главным инженером «Дальстроя» назначили Кузнецова. Как потом выяснилось, и Александров, и Кузнецов, были советниками по атомной энергии при Представительстве СССР в Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке, которое в то время возглавлял Громыко.

Оказалось, их назначение в Магадан было результатом скандала между США и нашей страной. Александров, Кузнецов и еще один сотрудник нашего Представительства в ООН за золото купили у американцев, супругов Розенбергов, материалы, относящиеся к разработке атомной бомбы. Как известно, Розенберги были казнены на электрическом стуле, а Александров и Кузнецов с этими материалами выехали в СССР одним путем, а третий участник без материалов должен был выехать через Канаду, и тем самым отвлечь американскую разведку. Так и получилось. Александров и Кузнецов благополучно добрались на родину, а третий сотрудник был схвачен в Канаде. Но никаких материалов у него не оказалось. Впоследствии его обменяли на американского разведчика.

Американское правительство потребовало от нашего правительства наказать Александрова и Кузнецова. Вот их и наказали высылкой в Магадан. Вскоре им были присвоены звания Героев Советского Союза, Лауреатов Сталинских Премий и полковников. Пребывание их в Магадане было кратковременным. Через год-полтора, они оба уехали в Москву, где жили их семьи. В институте после отъезда Александрова директором опять стал Шило.

Климат Дальнего Северо-Востока очень суров. Своей наибольшей глубины континентальность достигает в районах бывшего полюса холода Верхоянска и нынешнего полюса холода в Оймяконе, где зимняя температура колеблется около 65 градусов. В Оймяконской долине минимальная температура достигает 71 градуса мороза. Лето короткое. Заморозки наблюдаются в течение всего года. Даже в самый теплый месяц июль бывают дни, когда температура спускается до минус одного и даже до минус семи градусов. Территория Северо-Востока состоит из тундр и тайги. Основной вид растущих деревьев – лиственница. Она составляет 99,5 % всех лесных массивов. Весь Северо-Восток – это область вечной мерзлоты. Мощность мерзлого слоя грунта непостоянная. Она колеблется от 60 до 300 метров. Летом мерзлый грунт оттаивает не более чем на 0,3–0,5 метра. При интенсивном таянии снега и ледников или длительном дожде часто наблюдаются паводки, иногда катастрофические.

Отец дважды был свидетелем таких несчастий. На прииске Днепровском, где он с бригадой проводил опробование промывочных приборов, пошел сильный дождь. Со всех распадок хлынули потоки воды в долину. Поток был настолько сильным, что нес деревья, вырванные с корнем, перекатывал огромные камни, каменные глыбы. Был даже опрокинут и отнесен на 80 метров приисковый передвижной компрессор, весивший десятки тонн.

Не менее трагичное положение отец наблюдал и в Теньке. Там унесло много оборудования, смыло ряд подготовленных полигонов. Вот те условия, в которых отцу приходилось длительное время работать.

Правда, климатические условия самого? Магадана – менее суровые, но отцу часто приходилось выезжать вглубь тайги, особенно летом, когда начинается промывка золотоносных песков. Работа осложнялась жадными и назойливыми комарами. Их многочисленные укусы очень болезненны. Вообще, было много всякой мошки?.

Длинная автострада (ее именуют здесь «трассой»), соединяющая Магадан с приисками, поселками, верховьем рек Колымы и Индигирки, построена из нефелиновых песков. При самых сильных и продолжительных дождях поверхность такой дороги покрывается размокшей жижицей, толщиной не более 10 мм. Сцепление таких покрытий с шинами автомобилей значительно лучше, чем при асфальте. На автостраде есть несколько весьма внушительных перевалов. Достаточно указать, что подъем на перевал и спуск часто достигают 27–30 километров. При небольшой ширине трассы, ее извилистости и огромной высоте над пропастью, движение всегда связано с большой опасностью. Иногда автопоезда рушились в пропасть.

На расстоянии 200 километров от Магадана, в стороне от трассы, расположен курорт Талая. Источник целебной воды имеет температуру свыше 90 градусов и высокую минерализацию – 0,45 г/л. В час источник выбрасывает 18 кубических метров воды. Вокруг всю зиму растет трава и цветут красивые полевые цветы.

Через каждые сто километров, а иногда и через пятьдесят, на трассе стоят заправочные станции, столовые и гостиницы. По всей трассе сначала использовались американские машины «Даймонд». С прицепом они имели 32 колеса. После войны, когда отношения с США ухудшились, поставка таких машин прекратилась, и были закуплены 37-тонные «Татры» у Чехословакии.

В то время на приисках и рудниках работали только заключенные. И если это были не политические, а уголовные, то среди них обязательно были вожаки. Они всегда лагерным начальством назначались на должность бригадира. Если назначить другого (то есть не «авторитета»), то, как правило, бригада не работала. А если в этом качестве выступает вольнонаемный, то вообще с такой бригадой сделать было ничего нельзя. Бригада всегда работает так, как скажет уважаемый вожак. Его распоряжения – закон. Выполнялись четко и своевременно. Всем работающим на приисках выдавали по порции спирта. Если его не было, добыча золота и касситерита резко падала.

Когда выдают спирт заключенным, среди них установлен порядок, при котором каждый должен немного отлить в общую кружку для вожака. Этот неписаный закон соблюдался весьма строго. Нарушение могло повлечь жестокую расправу. Один из начальников прииска решил покончить с этим. Он установил ларек, и заключенные должны были по очереди подходить к нему и тут же выпивать свою порцию спирта из ларьковой кружки. Но существующий порядок и в этом случае не был нарушен! Каждый заключенный выпивал кружку спирта, но последний глоток оставался во рту и, отойдя от ларька, он выплевывал его в кружку для вожака. Посрамленный начальник прииска отменил свое нововведение.

На Колыме были и женские лагеря. Они всегда имели дурную славу, во много раз превосходили в этом отношении мужские. На территории женских лагерей одному мужчине без охраны появляться было нельзя. Ведь мужчина всех лагерных женщин удовлетворить не может. При половой неудовлетворенности женщины ожесточаются, их желание переходит в чувство мести. Мужчине, случайно попавшему в такую обстановку, приходится расплачиваться своим половым органом. Такое бывало не раз.

На всем Северо-Востоке распространен наркотический напиток «чифир» или «чифирь». Он готовится из чая следующим образом. Целая пачка чая засыпается в кружку или пустую консервную банку, заливается водой и ставится на огонь. Как только вода закипит, кружка снимается с огня, остывает и потом от чая отжимается черная как деготь жидкость. Это и есть чифир. Пара глотков поднимает настроение и надолго лишает сна. Чифир охотно употребляли многие, и особенно шоферы, во избежание катастроф на сложных дорогах Колымы. Дороги-серпантины во многих местах проходят по гористой местности, через опасные перевалы, мимо обрывов, что требует от шоферов бодрости и особой внимательности. Спать нельзя. Это достигается только употреблением чифира. Когда действие напитка заканчивается, человек становится вялым и безразличным. Прибывая в конечный пункт, шофер надолго заваливается спать. Проспавшись, готовится в обратный путь. Берет кружку, засыпает целую пачку чая… И так далее.

Частое употребление чифира делает человека своего рода алкоголиком, вернее, наркоманом. Отделаться от этого весьма трудно.

На золотодобывающих приисках бывали случаи хищения золота. Например, на одной из драг, ее начальник, некто Лопарев, скупал у золотоискателей золото по 50 рублей за грамм (цены того времени, дореформенные), что значительно выше государственной цены – 12 рублей 50 копеек. Затем перепродавал золото другому лицу уже по 150 рублей за грамм, а это «другое лицо» в Одессе перепродавало агенту в Турции по 300 рублей за грамм. Так в Турцию ушло 120 килограммов золота. Лопарева выследили. Его арестовали, когда он садился в самолет с 11,5 килограммами россыпного золота в специально сшитом поясе. Вскоре был расстрелян.

Питались мы в Магадане относительно хорошо. Фрукты доставлялись из Северной Кореи и Китая. Главным образом, мандарины и яблоки. В магазинах фрукты продавались, как правило, ящиками и почти круглый год. В Магадан фрукты доставлялись из расчета общего количества жителей во всем крае, а дальнейшая их транспортировка на прииски, рудники и поселки, расположенные в тайге, была весьма затруднена, особенно зимой. Поэтому львиная доля фруктов оседала в Магадане, и мы съедали по несколько норм, так как из 240 тысяч жителей Магаданской области, в само?м Магадане проживало в то время лишь 62 тысячи.

Проработав в Магадане 25 месяцев, согласно контракту, отец получил шестимесячный отпуск. В начале лета мы вылетели самолетом в Москву. Мы побывали в Москве, Донбассе, Сочи, Ленинграде и Таллине. Вернулись в Магадан несколько раньше, чтобы я мог продолжить занятия в школе.

Отец писал: «Моя жена от природы несколько робка, наблюдается иногда у нее нерешительность, но ее величие лежит в иной, неромантической области. Она тысячу раз жертвовала своими желаниями ради семьи, ради сына. Если учесть, что Толик неплохо рисовал, много читал, мастерил, то выполняемый им объем работы мог удивить кого угодно. Рисовать он начал в пятилетнем возрасте. Близорукость Толика обнаружилась еще в Магадане. К тому же начал часто болеть, из-за гланд. Пришлось ему надеть очки и вырезать гланды. Операцию сделал опытный врач, какая-то знаменитость, из числа репрессированных и сосланных в Магадан». (Конец цитаты).

Я охотно посещал Дворец Пионеров, рис. 1.45, рис. 1.46, и в кружке природы принимал самое активное участие. Рисовал птиц, животных, бабочек, насекомых на довольно больших листах ватмана, наклеенного на картон. Сделал два макета растительного и животного мира Северо-Востока, рис. 1.47, рис. 1.48, рис. 1.49, рис. 1.50, рис. 1.51, рис. 1.52. Мои рисунки (собранные в виде коллекции-галереи) и макеты выставлялись в павильоне Юннатов в Москве, на Всесоюзной Сельскохозяйственной Выставке (ВСХВ, потом – ВДНХ, Выставка Достижений Народного Хозяйства). Я был награжден тремя бронзовыми медалями участника выставки (в 1956, 1957, 1958 годах).


Рис. 1.45. Дворец Пионеров в г. Магадане. 1956 г.


Рис. 1.46. Дворец Пионеров в г. Магадане. 1957 г.


Рис. 1.47. Первый макет, сделанный Толей Фоменко и представляющий флору и фауну Колымы. Магадан, 1957 год. Был выставлен на ВСХВ СССР и удостоен бронзовой медали.


Рис. 1.48. Изображения древних животных, изготовленные Толей Фоменко для второго большого макета, представляющего древнюю флору и фауну. Магадан, 1958 год. Макет был выставлен в Москве, на ВСХВ СССР и удостоен бронзовой медали.


Рис. 1.49. Толя Фоменко за изготовлением второго макета для ВСХВ СССР, 1958 год.


Рис. 1.50. Одна из стенгазет кружка Юных Натуралистов магаданского Дома Пионеров, нарисованная Толей Фоменко. Таких стенгазет я сделал много.


Рис. 1.51. Толя Фоменко рисует наглядные пособия для магаданского Дома Пионеров.


Рис. 1.52. Плакаты, нарисованные Толей Фоменко для кружка Юных Натуралистов магаданского Дома Пионеров.


Будучи в шестом классе, я написал довольно объемистую повесть «Тайна Млечного Пути». Дело в том, что газета «Пионерская Правда» объявила конкурс на лучшее произведение об освоении космоса. Повесть рецензировал известный писатель-фантаст Ефремов. Неожиданно для меня, она была опубликована в нескольких номерах газеты «Пионерская Правда», рис. 1.53, рис. 1.53a. В редакцию поступило много откликов от ребят. Часть из них была опубликована. Я был буквально завален письмами школьников. В течение нескольких месяцев каждую неделю получал их огромное количество. Газета «Пионерская Правда» вместо гонорара (несовершеннолетним авторам он не выплачивался) прислала мне фотолабораторию и большой запас фотоматериалов. Фотоаппарат с монограммой «Толе Фоменко от «Пионерской Правды»» и сейчас хранится в нашей семье. Подробнее см. в главе 3 настоящей книги.


Рис. 1.53. Повесть Толи Фоменко «Тайна Млечного Пути», опубликованная в нескольких номерах газеты «Пионерская Правда». Публикация началась во вторник 30 декабря 1958 года. Верх страницы.


Рис. 1.53a. Низ страницы газеты «Пионерская Правда».


После всего происшедшего с отцом, его новая работа, хорошее отношение к нему, вызвали творческий подъем, и отец с большой энергией взялся за новое дело. За девятилетнее пребывание в Магаданском научно-исследовательском институте номер 1 МВД СССР им были разработаны режимы эксплуатации шлюзовых приборов, драг, создана теория расслоения материала и разработан метод расчета шлюзов. Изучены свойства золотин, их гранулометрический состав и, в частности, установлена плавучесть золотин и изучены свойства касситерита.

Разработан метод подсчета конечных скоростей падения твердых тел в свободной и стесненной водной среде, изучены основы процессов обогащения руд отсадкой и на концентрационных столах, свойства рыхлых отложений и произведена их классификация. Разработан метод определения оптимальных показателей обогащения руд.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12