Анатолий Фоменко.

Как было на самом деле. Каждая история желает быть рассказанной



скачать книгу бесплатно

Предисловие

Это книга о жизни и борьбе российских ученых в бурную эпоху нашей истории – конец XX – начало XXI века. В частности, рассказана краткая история сражений вокруг ставшей широко известной Новой Хронологии, – научного направления, созданного автором книги, и развитого затем совместно с Г. В. Носовским, В. В. Калашниковым, Т. Н. Фоменко.

Обычно считается, что жизнь ученых мало интересна для широкой публики. Проблемы, решаемые ими, далеко не всегда понятны и наглядны. Борьба в науке часто кажется посторонним наблюдателям каким-то внутренним сложным делом, в мотивах поведения противников трудно разобраться. И во многих случаях это действительно так. Тем не менее, крупные научные открытия часто лежат в фундаменте важных социальных сдвигов. И такие хрестоматийные примеры широко известны. Например, когда человечеству объяснили, что Земля круглая, а не плоская. Или когда ученые в непростой борьбе доказали, что не Солнце вращается вокруг Земли, а наоборот – Земля вокруг Солнца, вопреки очевидности. Или когда вспыхнула яростная борьба биологов вокруг генетики, вышедшая далеко за рамки чисто научных дискуссий. Новая Хронология утверждает, что ПИСЬМЕННАЯ история человечества существенно короче, чем считается сегодня, и становится известной лишь начиная с X–XI веков н. э. и ближе к нам.

Мне представляется, что взгляд профессионального математика изнутри на «бурлящий научный котел», на борьбу современных ученых за научную истину полезен и поучителен для всех, кто интересуется судьбами научных идей и заблуждений. Так и появились эти краткие автобиографические «листы летописи».

А. Т. Фоменко
г. Москва, Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова, 2017 год

Введение

Предыстория моей книги такова. В 1971 году мой отец, Тимофей Григорьевич Фоменко (1910–1992), происходивший из запорожских казаков, начал писать свои Воспоминания под названием «У подножья». Он описывал свой род и свою жизнь. В тот момент ему исполнился 61 год. Кроме того, в 1974 году он написал краткую справку «Мой род». Небольшие Воспоминания написала затем и моя мама – Валентина Поликарповна Фоменко (Маркова) (1918–2009).

В самом начале моей книги я буду частично, очень кратко, пользоваться этими материалами.

Книга Т. Г. Фоменко, «У подножья. Воспоминания», была издана мною и моей женой Татьяной Николаевной Фоменко (Щелоковой) в начале 2010 года, к столетию моего отца – то есть к 4 февраля 2010 года – в московском изд-ве МАКС Пресс. В электронном виде книга доступна в Интернете на сайте chronologia.org, (chronologia.su), на первой его странице. Там же размещена и книга Воспоминаний моей мамы – В. П. Фоменко. Эту последнюю книгу мы с женой опубликовали в МГУ в количестве нескольких десятков экземпляров.

Потом их сами распространили. Мы оба – профессиональные математики, работаем в Московском Государственном Университете имени М. В. Ломоносова.

На том же сайте в Интернете представлена и электронная версия книги «Николай Алексеевич Щелоков: Жизнь и стихи», – об отце моей жены Т. Н. Фоменко. Эта книга содержит биографию Николая Алексеевича, его стихи, а также воспоминания о нем, написанные двумя его дочерьми – Татьяной и Валентиной (Т. Н. Фоменко и В. Н. Пашкут). Эта книга была издана Т. Н. Фоменко в том же изд-ве МАКС Пресс в начале 2010 года. В 2013–2014 годах Таня написала и издала проникновенную книгу под названием «Жила была девочка… Жизнь моей мамы». Все эти четыре книги мы издали за свой счет, то есть полностью оплатив издание. Обложки перечисленных книг показаны в главе 3 настоящей книги.

Когда мы с женой готовили к печати Воспоминания родителей, в 2009 году у меня возникла мысль продолжить их и написать свои собственные краткие воспоминания. В 2009 году мне исполнилось 64 года. Времени для такой работы у меня было очень мало, поэтому получившийся текст весьма фрагментарен. Впрочем, он в какой-то мере воссоздает дух нашей эпохи. Я довел рассказ вплоть до 2016 года, когда мне исполнился 71 год. Перед Вами – вовсе не дневник и не «мемуары» в обычном смысле. Скорее, разрозненные вспышки памяти. Безусловно, субъективные. Воспоминания обычно привлекают лишь непосредственных участников событий. Потом погружаются в забвение. Последующие поколения уже заняты своими насущными делами, и вникать в проблемы прошлого у них нет времени. Тем не менее, полезно, чтобы очевидцы оставляли письменные следы, царапины эпохи, разрозненные листы всеобщей летописи. Из такой «личной мозаики» складываются важные фрагменты всеобщей истории.

Глава 1
Мой папа: Фоменко Тимофей Григорьевич (1910–1992). Фрагменты его воспоминаний «У подножья». История моего рода

1. Мои предки по отцу – казаки из Запорожской Сечи

Воспоминания отца написаны хорошим и ясным языком, что вообще отвечает стилю его мышления. Рассказывая о своем роде и своей жизни, отец сообщает много ценного и уникального о тех далеких временах.

Отец прожил исключительно насыщенную и непростую жизнь, будучи в бурной струе основных российских событий XX века. Объем его книги большой – 490 страниц.

Начну с того, что приведу схему нашего рода по линии отца: краткую на рис. 1.1 и полную на рис. 1.2. В этой первой главе я буду пользоваться краткими сведениями из Воспоминаний Тимофея Григорьевича.

Наш род произошел от запорожских казаков, как считается, прямых потомков воинственных скифов, рис. 1.3. В XVIII веке запорожские казаки контролировали значительную часть южных границ России. Казацкие боевые традиции всегда хранила, в частности, Запорожская Сечь. Это был народ смелый, находчивый и очень веселый.

Запорожское казачество Малороссии было разгромлено и ликвидировано в 1775 году императрицей Екатериной II, которая лишила их всяких вольностей и расселила эту бывшую компактную и воинственную массу по различным окраинным степным районам, в частности, вокруг города Чугуева и Харькова, а также в Курской и Воронежской губерниях. Эти казацкие переселенцы несли военную службу, но весьма ограниченную, и им было предоставлено право заниматься земледелием, но уже без особых льгот. Многие запорожские казаки ушли на Кубань, а часть из них Екатерина II взяла в Петербург для несения дворцовой караульной службы «по расписанию». Еще в то время Екатерина II раздала большое количество семей из запорожской вольницы в крепостные своим приближенным вельможам.


Рис. 1.1. Род Т. Г. Фоменко, краткая схема. Составлена Т. Г. Фоменко.


Рис. 1.2. Род Т. Г. Фоменко, полная схема. Составлена Т. Г. Фоменко и дополнена мною.


После падения Запорожской Сечи, часть запорожцев перебралась за Дунай и образовала там Задунайскую Сечь, но в 1828 году казаки, во главе со своим кошевым атаманом О. Гладким, возвратились в Россию.

В начале XIX века при императоре Александре I с казацкими поселениями жестоко расправился граф Аракчеев. Начавшаяся колонизация степей Украины Екатериной II в XVIII веке безжалостно продолжалась и при Александре I в первой половине XIX века.


Рис. 1.3.Изображения скифов на ритуальной чаше, найденной в Запорожской области.


Украина превращалась в житницу не только для России, но и для Европы.

Хлеб был нужен в больших количествах, а охрана южных границ России после покорения Крыма теряла остроту. В связи с этим, всех военных казацких поселенцев начали жестоко эксплуатировать и как хлеборобов.

С увеличением спроса на украинский хлеб начала развиваться и барщина.

Император Александр I и военный министр граф Аракчеев намеревались не только укрепить и военизировать казацкие поселения на юге России, но и заставить их интенсивно сеять хлеб и сдавать его для экспорта.

Эти кабальные условия привели к тому, что среди поселенцев вспыхнули восстания, которые жестоко были подавлены.

История нашего рода, рода Фоменко, такова.

2. Мой пра-пра-пра-дед Фоменко

Первым представителем рода Фоменко, о котором до моего отца дошли какие-либо сведения, был мой пра-пра-пра-дед Фоменко. Вероятнее всего, он был крепким человеком, типичным запорожским казаком, атаманом военных поселений казаков в районе города Чугуева, переселенных Екатериной II в 1775 году.

Вместе с другими бунтарями, после подавления восстания графом Аракчеевым, пра-пра-пра-дед был разжалован и передан в крепостные графу Сумарокову-Эльстону, и в 1820–1822 годах приписан к имению Ракитное Курской губернии.

Сколько лет было моему пра-пра-пра-деду и как его звали, нам неизвестно. Но достоверно известно, что на землях графа Сумарокова-Эльстона было организовано из нескольких десятков дворов (семей) новое поселение, которому дали название Святославка. В числе этих семей была и семья моего пра-пра-пра-деда Фоменко, являющегося пращуром нашего рода в этом поселении.

Название селения Святославка образовалось от слов «Святого славия», так как бывшие бунтари-переселенцы рассматривали свое новое местонахождение как результат святого ниспослания, ибо другим таким же бунтарям досталась доля значительно горше, чем им.

Были ли в числе переселенцев святославичей семьи, родственники моего пра-пра-пра-деда, установить не удалось, но, по-видимому, были, так как фамилия Фоменко среди святославичей не редкое явление. Также не удалось установить, сколько у него было всего детей. Но совершенно точно известно, что когда состоялось его переселение, то с ним в Святославку прибыли его сын Кузьма 1815 года рождения, которому тогда было всего лишь 6–7 лет.

Вот с этого периода (1820–1822) мой пра-пра-пра-дед и пра-пра-дед Кузьма, будучи еще мальчиком, стали крепостными графа Сумарокова-Эльстона. Также установлено, что у пра-деда Кузьмы был брат.

У графа Сумарокова-Эльстона не было прямых наследников по мужской линии. Дочь свою он выдал замуж за потомка татарского мурзы из рода Тугай-Бег-Ордынских, уже обрусевшего князя Юсупова. Большинство имений графа, в том числе и Ракитное, куда входило поселение Святославка, перешло к новому владельцу Юсупову, который в дальнейшем именовался уже, как князь Феликс Юсупов, граф Сумароков-Эльстон.

Несмотря на то, что пра-пра-пра-дед был лишен атаманского звания и передан в крепостные, за ним все же были сохранены какие-то привилегии, так как он имел право на вход к графу, и тот его принимал, когда бывал в имении Ракитное, в то время как другие поселенцы, вплоть до старосты, не пользовались таким правом.

3. Мой пра-пра-дед Кузьма

Когда женился пра-пра-дед Кузьма Фоменко, как звали его жену и сколько у них было детей, точно неизвестно, но по мужской линии у них было четыре сына (рис. 1.1, рис. 1.2): Михаил, родившийся в 1844 году, Захар – в 1846 году, Демид – неизвестен год рождения, и Никифор – в 1854 году.

Пра-пра-дед Кузьма был очень сильным человеком. За его силу и удаль он часто был жалован графом. Пра-пра-бабушка была женщина энергичная, казачка, держала дом в руках и была полновластной хозяйкой. Когда она была недовольна своим мужем Кузьмой, то в споре верх всегда был за пра-пра-бабушкой. Кузьма прожил 73 года и умер в 1888 году. Пра-пра-бабушка пережила его на много лет.

Старший сын Кузьмы – Михаил – и самый младший – Никифор, жили со своими семьями отдельно, а Захар (мой пра-дед) – с родителями.

Были ли братья и сестры у Кузьмы – неизвестно, но, вероятно, были, да, наверное, были и у нашего пращура, так как в Святославке семей Фоменко было так много, что их различали только по кличкам. Например, «Мышкины», «Захарцевы», «Петренковы», «Нарывоновы» и др. И все были «Фоменко». Наша фамилия встречается, причем довольно часто, не только в Святославке, но и далеко за ее пределами.

Демид Кузьмич более двадцати лет служил в кавалерийском императорском полку, и по выходе в отставку жил с братом Захаром, так и оставшись не женатым. О нем много рассказывали интересных историй: как он нес караульную службу при дворе императоров Александра II и Александра III, каких видел вельмож, кто из них сколько выпивал, как он их потом рассаживал по каретам и т. д.

До какого чина он дослужился, осталось неизвестным, но большой срок службы при дворе и близкое общение с придворной знатью указывает на то, что он был не рядовым.

Никифор Кузьмич – младший из братьев моего пра-пра-деда, прожил длинную жизнь, равную целому столетию. Он не страдал старческими болезнями, обладал хорошей памятью и, несмотря на свой возраст, здравым умом. Был довольно плотным, прочным и высоким человеком с висячими казацкими усами. В молодости он довольно долго, порядка десяти лет, служил в кавалерии Курского Императорского Полка. Начал служить при Александре II, а закончил при царствовании Александра III.

У Никифора Кузьмича и его жены Улиты были только дочери (Нюня и Тоня), которых он пережил, и умер в 1854 году.

4. Мой пра-дед Захар Кузьмич

Захар Кузьмич, мой прадед, умер в 1918 году. Он был хорошим и крепким хозяином, очень домовитым, обладал незаурядным здоровьем, трезвой головой и добрым сердцем. Был покладист и знал, как нужно вести свое хозяйство. То, что он решил научить грамоте своего среднего сына (моего деда), для чего отдал его в школу в другую деревню (в то время в Святославке школы еще не было), говорит о многом, о понимании им значения знаний.

Прадед Захар Кузьмич не пил спиртных напитков и не курил. Был стройным, худощавым, высоким, имел седые волосы, опущенные усы и крупные черты лица. Носил длинную из белого полотна рубаху с поясом и довольно широкие штаны. Обут был всегда в сапоги с высокими голенищами.

Он еще был очень крепок и, вероятно, прожил бы еще многие годы, но после убийства белыми его младшего сына Никиты, он болезненно пережил эту трагедию и сразу сдал здоровьем.

Бабушка Ульяна была низенькая, немного согнувшаяся. Выглядела она не такой уж старой, но умерла раньше дедушки, в 1914 году. У них было четыре дочери и три сына, средний из которых был мой дед, рис. 1.1, рис. 1.2.

Старшая дочь Анна Захаровна (1868–1947) была выдана замуж весьма рано за станового, который жил в селе Кошары. В то время становой был значительной фигурой и имел определенный вес в жизни стана (района).

Были ли у них дети и сколько – неизвестно.

Вторая дочь, Ульяна Захаровна, (1872–?) вышла замуж и все время прожила в Святославке. Жили они с мужем не так уж богато, но и не бедно. У них было три сына и одна дочь. Два сына погибли во время Отечественной Войны.

Старший сын Павел Захарович (1874–1957) всю жизнь прожил в Святославке. Его жена была из рода Недосековых, известных своей активной деятельностью. У Павла было две дочери, одна из которых – Ульяна – вышла замуж за Алексея Сечного, известного в селе пасечника. Вторая дочь Татьяна была замужем за писарем сельского Совета села Святославки. После родов она умерла, оставив дочь Настеньку, которая жила в семье моего отца, а затем у ее тети Ульяны, и умерла в 1930 году.

Павел Захарович служил в армии в начале царствования Николая II.

Военную службу он проходил в г. Кременчуге в пехотных частях. Он часто вспоминал свою военную службу во всех ее подробностях. Хотя он и не имел образования, но от природы был не глуп, и о своей службе в армии всегда говорил с крестьянским простодушием и юмором. В Русско-Японскую войну его призвали в армию, но по случаю рождения наследника цесаревича Алексея его год был освобожден от военной службы, и он вместо Манчжурии вернулся домой, где вел свое хозяйство довольно удачно. Он хорошо знал земледелие и справлялся с ним успешно. После смерти его жены Марии (в 1939 году) он женился вторично и работал в колхозе до последних дней своей жизни.

5. Мой дед Григорий Захарович

Средний сын Григорий Захарович (1880–1954), мой дед, мальчиком восьми-девяти лет был отдан старшей сестре Анне в село Кошары для учебы в школе. По рассказам деда, учитель в школе был самодур и делал с учениками, что ему взбредет в голову. Учеба сопровождалась розгами и другими видами наказания. Но деда учитель не трогал, так как за его спиной был сам становой (муж тети), который сам любил «забавляться» не хуже учителя.


Рис. 1.4. Фоменко Григорий Захарович (1880–1954), отец Т. Г. Фоменко, мой дед.


Вторым преподавателем был священник из местной церкви, который втолковывал им Закон Божий и молитвы. Как бы то ни было, но мой дед (Григорий) окончил школу весьма успешно, с похвалой.

После окончания школы он работал в каком-то ведомстве в Ракитном. Сельским хозяйством не занимался. Женился в 19 лет, а моей бабушке было тогда 18 лет. В армию он был призван в 1902 году и направлен в военно-фельдшерскую школу в г. Саратове. После окончания школы был определен на службу военным фельдшером в полку, расположенном в Саратове.

Во время его учебы в г. Саратове был убит царский министр Сахаров. Дед видел девушку, которая застрелила министра. Ее вели уже всю избитую и без одного глаза, а дед в это время стоял на тротуаре и с большим любопытством наблюдал эту картину. Так как он был одет не по форме, и проявлял интерес к задержанной девушке, его тоже заподозрили в соучастии и задержали. Только благодаря тому, что среди патрулей были его однокашники, его отпустили, но предложили без формы не выходить.

Видимо, дед любил щеголять, так как по его рассказам, он не любил военную форму и старался быть в штатском, а обмундирование часто подгонял у портного по своей фигуре.

В 1904 году он участвовал в Персидском походе, поэтому не был на фронте в Манчжурии. После Персии (ныне Иран) продолжал служить в г. Новороссийске, где их часть готовилась для отправки не то в Абиссинию (ныне Эфиопия), не то на Ближний Восток. Эта экспедиция по какой-то причине не состоялась.

После пяти лет службы в Новороссийске он демобилизовался и был направлен в больницу в Ракитном. Далее был земством переброшен в Борисовку, а потом – заведующим фельдшерским пунктом в Стригунах, где и работал до начала Первой мировой войны. В начале войны, в 1914 году, был мобилизован в армию, а семейство переехало жить к прадеду Захару в Святославку.

Служил дед в 12-й армии, которой командовал генерал Косич. Армия сначала действовала на Львовском направлении, а затем ее перебросили на Румынский фронт, когда Румыния вступила в войну на стороне союзников. Работал дед как в полевых пунктах, так и в больших армейских госпиталях. Был награжден Георгиевским Крестом с муаровой лентой и несколькими медалями.

После возвращения из армии дед длительное время заведовал фельдшерско-акушерским пунктом в селе Кошары, где когда-то в детстве учился в школе. Потом работал в больницах города Сталино (ныне Донецк), затем шахты 5/6 «Калиновка» и, наконец, в Авдеевке, где и умер в возрасте 76 лет. Портрет Григория Захаровича, моего деда по отцовской линии, см. на рис. 1.4.

6. Тимофей Григорьевич Фоменко, мой отец

У моего деда было три сына, а точнее четыре (самый старший сын Вася умер еще младенцем) и две дочери. Обе дочери были старше трех, оставшихся в живых, сыновей. Старшая дочь Марта, впоследствии носившая фамилию Винс, имела двух сыновей, родилась в 1900 году, а умерла в 1967. Вторая дочь – Неонила, впоследствии Галицкая, родилась в 1904 году. У нее от первого замужества были две дочки, а от второго – сын и дочь.

Старший сын Ваня, родившийся в 1908 году, погиб в 1944 году во время Великой Отечественной войны, оставив после себя дочь и двух сыновей.

В 1910 году родился мой отец Тимофей в селе Борисовка, где и был крещен в Троицком приходе.

В 1917 году родился его младший брат Вася. У Васи – две дочки, а у Тимофея с женой Валей – один сын Толя 1945 года рождения (то есть я).

Марта, Нила и Вася родились в Святославке, Ваня – в Ракитном, а Тимофей в Борисовке.

Тетя моего отца, Евдокия Захаровна, младшая дочь моего пра-деда, родилась в 1882 году. Была замужем и жила на хуторе Борисполье. У нее было три сына.

Дядя моего отца, Никита Захарович (1884–1918), в 1904 году работал в Донбассе на шахте «Иван», где его долгое время помнили, как чемпиона по борьбе. После этого он служил в армии, а после революции он был вдохновителем народных масс по экспроприации Юсуповских имений, за что был зверски убит белогвардейцами на глазах у всей сходки селян. Его жена – Вера Яковлевна – очень хорошая женщина, спаслась от расправы бегством из своего дома к своим родственникам. У них был сын Федор 1912 года рождения и три дочки – Анна 1908 года, Мария 1914 года и Елена 1916 года рождения.

Федор умер, а Мария и Елена работали долго. Одна из них – председателем колхоза, а вторая – директором совхоза. Обе – Заслуженные Работницы. Одной из них в 50-х годах было присвоено звание Героя Социалистического Труда.

Тетя моего отца, Варвара Захаровна (1889–1946) – младшая дочь моего пра-деда, вышла замуж за Никиту Недосекова, весьма разумного мужика. У них были два сына и дочь.

Видно, судьбе было угодно, что, начиная с пра-пра-деда Кузьмы, наш род развивался главным образом по линии средних братьев и что все мужчины, кроме погибших в войнах, прожили долгую жизнь.

Родословная мамы моего отца, то есть Пелагеи Михайловны, известна только начиная с ее отца Михаила Томаровщенко, родившегося в 1840 году и жившего в большом хохляцком старинном селе волостного значения Красная Яруга, расположенном в семи километрах от села Святославки.

У Михаила Томаровщенко и его жены было два сына и три дочери, рис. 1.2, младшая из которых была моя бабушка, родившаяся в 1881 году, рис. 1.5, рис. 1.6. Она вышла замуж за моего деда в 1899 году.

Был ли род Томаровщенковых продолжением потомков запорожских казаков или нет, это остается пока неизвестным, но Аким Кузьмич Крысаненко, который был женат на Анисье (старшей сестре мамы отца), родившийся в 1870 году и умерший в 1941 году, служил четыре года при Александре III в Курском кавалерийском полку. Он был даже жалован серебряным рублем, врученным ему самим Александром III. Это указывает на его принадлежность к казацкой вольнице, ибо это полк комплектовался только из казаков.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12