Феликс Даниловский.

ОСколково. Ироническая проза



скачать книгу бесплатно

© Феликс Даниловский, 2016


ISBN 978-5-4483-3919-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

В заповедных и дремучих муромских лесах в середине ХХI века создан центр инновационных технологий «ОСколково». Там ученые задумали использовать навоз инновационных слонов для получения электроэнергии, выращивать гречиху размером с баобаб, сконструировать хреномобиль, работающий на хрене и инновационных тараканах. О том, «сколько нам открытий чудных готовит просвещенья дух», – книга Феликса Даниловского «ОСколково».

Пролог

«В заповедных и дремучих, страшных муромских лесах всяка нечисть бродит тучей…» – предупреждал поэт. С расцветом российской демократии завелись и распоясались в муромском лесу брокеры и блокеры, хакеры и рокеры. Чтобы их приструнить, наполнив духом просвещения и научной мысли этот лес, на его опушке, вблизи обезлюдевшего от расцвета демократии села Осколково, был основан центр инновационных технологий «ОСколково» и город Нью-Осколково. Этот центр был создан по указу Гавриила Соломоновича Волкова, главы Московской Суверенной Республики (МСР), образованной в середине ХХI века.

Мечта розового детства Гавриила Соломоновича – центр инновационных технологий на «Муромской поляне» – должен был, по мнению главы МСР, стать вселенским храмом науки. Не важно, что расходы на создание такого центра могли превысить половину бюджета Московской Суверенной Республики, главное – превратить «Муромскую поляну» в щедрую на научные выдумки Силиконовую долину.

Что есть что

Силиконовая (кремниевая) долина (Silicon Valley) – регион в штате Калифорния (США), отличающийся высокой концентрацией современных предприятий, выпускающих компьютеры, микропроцессоры, электронную аппаратуру, устройства мобильной связи. Есть предприятия биотехнологической отрасли.

Силиконовая долина – научно-технический центр в сфере высоких технологий, где занято боле 225 тыс. человек. На каждую тысячу работников приходится 286 специалистов, работающих в области информационных технологий.

Одним из ключевых моментов процветания Силиконовой долины стало создание Стэнфордского индустриального парка. После Второй мировой войны Стэнфордский университет сдал в аренду большой участок земли площадью около 32 кв. км. Тем самым, учебное заведение стало получать доход от земельной ренты и активно проводить научные исследования, а выпускники Стэнфордского университета получили возможность работать в компаниях, работающих в сфере высоких технологий и расквартированных в непосредственной близости от университета.

Злые языки утверждали, что «Муромская поляна» – инновационная утопия, и Силиконовой долины из нее не получится, хоть тресни, зато казенных денег на создание Нью-Осколково будет истрачено немерено.

О, сколько нам открытий чудных

Готовят просвещенья дух

И опыт, сын ошибок трудных,

И гений, парадоксов друг,

И случай, бог-изобретатель.

А. С. Пушкин


Дух просвещения и открытий чудных витал над «Муромской поляной», где ученые мужи, засучив рукава, воплощали в жизнь мечту розового детства главы МСР.

Опыт, сын ошибок трудных, сопровождал неутомимую деятельность Гавриила Соломоновича Волкова – борца за светлое инновационное будущее, автора смелых инновационных проектов.

Среди них: получение биогаза из инновационного навоза слонов, выращивание генетически модифицированной гречихи размером с баобаб, конструирование хреномобиля, работающего на хрене с инновационными тараканами, применение компьютерных облачных вычислений для подъема ведра из сельского колодца.

Гений, парадоксов друг, сопутствовал получению отменного самогона в инновационном нанографине народного умельца Ермолая Прокопьевича Ползунова.

Часть первая

Дух открытий чудных
Слон как альтернативный источник энергии

Изучая опыт внедрения энергосберегающих технологий в Силиконовой долине, глава МСР узнал о том, что из навоза обитателей американских зоопарков получают биологический газ (биогаз), который можно использовать для отопления помещений зверинцев.

– Мы, используя зарубежный опыт, будем ориентироваться на энергосбережение, применяя биогаз для отопления домов в Нью-Осколково, – заявил Волков, выступая перед учеными центра инновационных технологий. – Предлагаю открыть экспериментальную лабораторию инновационного навоза для получения высококачественного биогаза. Он нам заменит традиционные источники энергии и будет способствовать энергосбережению.

Предложение Волкова способствовало созданию лаборатории, где ученые изучали инновационный навоз, на котором должны были взойти ростки энергосбережения. Но неожиданно перед учеными мужами возникла проблема, связанная с нехваткой полноценного навоза.

Конечно, можно было использовать навоз доморощенного крупного и мелкого рогатого скота, но его в Московской Суверенной Республике было не густо. Сельское хозяйство МСР дышало на ладан: скотина дохла от бескормицы, и навоза буренок явно не хватило бы для массового производства биогаза. Поэтому для его производства из Индии в Нью-Осколково завезли слонов. Они давали солидную фору в производстве фекалий коровам, лошадям и козам. Ученые утверждали, что биогаза, вырабатываемого экспериментальными слонами, хватит для отопления зданий Нью-Осколково и его окрестностей. Но оказалось, что польза от слонов в плане энергосбережения была как от козла молока. Дело в том, что в зимнее время производимого слонами биогаза не хватало даже на отопление слоновника, не говоря уже об отоплении домов Нью-Осколково. Надо было дополнительно отапливать слоновник, чтобы его обитатели не замерзли и давали полноценное сырье в виде навоза.

Экспериментальные слоны не оправдали надежды, возлагаемые на них наукой, и требовали немалых казенных денег на их прокорм, содержание, согревание, а главное – на создание дополнительных систем отопления и энергоснабжения. Но они все равно не решали проблемы отопления домов в Нью-Осколково. Оно в зимние холода отставляло желать лучшего, и городские жители, вспоминая недобрыми словами Волкова и слонов, обогревали помещения с помощью знаменитых печек-«буржуек», используемых русским народом в тяжелые времена революций, перестроек, либеральных экономических реформ и инновационных слонов.

Судьбоносная инициатива главы МСР, связанная с внедрением биогаза, привела к плачевным результатам. Вместо энергосбережения увеличился расход электроэнергии, которой не хватало для всей «Муромской поляны». Например, жители села Осколково перешли на освещение своих домов керосиновыми лампами, свечками и лучинами. Этому способствовала новая идея Волкова повсеместно использовать энергосберегающие лампы.

От лапочки Ильича к лучине Волкова

Чтобы экономить электроэнергию, расход которой значительно увеличился из-за содержания экспериментальных слонов, глава МСР своим указом запретил на территории Московской Суверенной Республики использовать обычные лампы накаливания, приказав заменить их энергосберегающими, которые активно использовали в просвещенной и по-новому освещенной Европе.

«Такие лампы и нам будут полезны», – подумал Волков и наказал руководителям центра инновационных технологий без промедления включиться в повсеместное внедрение энергосберегающих ламп на «Муромской поляне» и в целом в МСР.

Руководители, почесав затылки, деликатно заметили, что таких ламп в МСР не выпускают, и для налаживания их производство в родном Отечестве нужны годы напряженного труда. Тогда Волков приказал наладить импорт энергосберегающих ламп. Хотя такие лампы были в десять раз дороже обыкновенных, и у большинства граждан МСР не было денег на такую покупку, их стали в огромных количествах завозить из-за рубежа к нескрываемой радости заморских производителей ламп. Их на казенные деньги купили немерено в надежде на то, что каждый гражданин МСР купит энергосберегающую лампочку, и расходы на приобретение с лихвой окупятся. Но не тут-то было! Вконец обнищавшие от рыночной экономики граждане МСР от дорогих энергосберегающих лампочек шарахались как черт от ладана, продолжая использовать имеющиеся у них обычные электролампы, а когда они перегорали, источником света в домах становились свечи и лучины. Так жители села Осколково перешли от лампочки Ильича, светивший им при социализме, к лучине Волкова, мерцавший при капитализме.


Что есть что

Лампочка Ильича – название первых бытовых ламп накаливания в домах крестьян и колхозников в СССР.

«Была коптилка да свеча – теперь лампа Ильича», – говорили в народе.

Первоначально понятие «лампочка Ильича» относилось к электрификации СССР по плану ГОЭЛРО.

Электрификация Советского Союза после его развала переросла в лучинизацию Московской Суверенной Республики. На ее просторах в темные зимние вечера граждане этой республики жгли лучину, напевая:

 
Извела меня кручина,
Подколодная змея,
Ты гори, гори, моя лучина,
Догорю с тобой и я.
Догорай, гори, моя лучина,
Догорю с тобой и я.
 

Тоска-кручина отчасти одолела Гавриила Соломоновича Волкова, когда ему доложили об убытках, связанных с воплощением в жизнь его проекта энергосбережения. Оно вышло боком для казны Московской Суверенной Республики, где на складах мертвым грузом осели заморские энергосберегающие лампы, а граждане МСР коротали темное время суток со свечами и лучинами.

Хреномобиль

Тоску-печаль главы МСР по поводу успешно провалившегося проекта энергосбережения развеял Зиннур Дмитриевич Похотов, народный олигарх и по совместительству мошенник, который под лозунгом «Я сделаю свой народ счастливым!» собирался явить на свет божий хреномобиль, работающий на хрене с инновационными тараканами.


Что есть что

Мусульманское имя Зиннур означает «лучезарный».

Зиннур Дмитриевич Похотов считал себя спасителем земли русской от коммунистов и примкнувших к ним пенсионеров. Он был любимцем юношей, обдумывающих коммерческое житье, и веселых дам, приятных во всех отношениях.

Вместе с финансированием работы по созданию хреномобиля в центре инновационных технологий Похотов обещал гражданам МСР райские кущи рыночной экономки, златые горы свободного капитализма и в придачу веселое времяпрепровождение на курорте Куршевель.

Что есть что

Горнолыжный курорт Куршевель расположен в удивительном по красоте регионе французских Альп, называемом Les Trois Vallees («Три долины»), а именно – в центральной части Тарантезской долины.

В сочиненной для Зиннура Дмитриевича «Оде гламурности» популярным пиитом в уста Похотова были вложены такие слова:

 
Народ вкусит гламурно плоды моих идей
И станет в Куршевели, как я, возить б… ей.
В реальность воплощая капитализма стиль,
Москве я обещаю
Создать хреномобиль.
 

Похотов часто коротал время на французском курорте Куршевель, куда наведывался на собственном самолете в сопровождении толпы девиц легкого поведения.

В Куршевеле Зиннур Дмитриевич слыл сибаритом и запомнился хозяевам одного из ресторанов скандалом, который он устроил, когда ему не могли подать к столу бутылку шампанского за пять тысяч долларов, так как в ресторане оказалось шампанское только по тысяче долларов за бутылку. Похотов решил, что ему плюнули в душу и столь низкая цена шампанского оскорбляет его олигархическое достоинство.

Осчастливив сограждан хреномобилем, Похотов рассчитывал прикарманить часть казенных денег, выделенных на создание этого транспортного средства. У Зиннура Дмитриевича уже был опыт опустошения казны с помощью уникальной по доходности схемы кредитования под залог пакетов акций приватизированных доходных домов.

Неуемную тягу к накопительству и почтение к власти Похотов унаследовал от своих предков. Его прадед был рязанским кулаком, а прабабушка по материнской линии – работником Народного комиссариата финансов Дагестана.

Похотов и пахан по кличке «Тамбовский Волк» были одного поля ягода, воруя в родном Отечестве все, что плохо лежит. Но, если вор «Тамбовский Волк» свою бурную молодость провел в хазах да в малинах, занимаясь разбоем, грабежом, душегубством, то вор Зиннур Дмитриевич в молодости воровал культурно, в основном бюджетные деньги, раздавая налево и направо «барашков в бумажках», иными словами, взятки.

Умение Зиннура Дмитриевича заводить нужные знакомства, подкрепляя их тучными «барашками в бумажках», вознесли его на Олимп московского бизнеса и поставили в ряд с видными олигархами МСР, воровавшими казенные деньги без страха и упрека.

Не отставал от них Зиннур Дмитриевич, и когда наворованных денег некуда было девать, решил часть из них истратить на создание хреномобиля.

Принцип его действия заключался в том, что биогаз, производимый тараканами, приводил в действие мощную турбину двигателя хреномобиля. Его топливом стал натертый хрен, генетически модифицированная гречка и породистые тараканы, культивируемые учеными лаборатории инновационной энтомологии «Муромской поляны».

Хрен и гречку заправляли в реактор хреномобиля. Затем туда запускали инновационных тараканов. В результате их бурной деятельности получался биогаз, на котором работал двигатель хреномобиля.

Самоотверженный научный поиск привел к созданию опытного образца машины. По ходу дела конструкторы столкнулись с серьезной технической проблемой – нехваткой тараканов. Насекомые были самым слабым звеном в конструкции хреномобиля, так как имели свойство дохнуть или разбегаться по щелям и углам. Особи, которых удалось привлечь для выработки полноценного тараканьего топлива, явно не справлялись с поставленной перед ними задачей. Надо было срочно увеличить поголовье тараканов, привлекая породистых особей из суверенных среднеазиатских республик, где их было пруд пруди.

Доставка тараканов была быстро налажена негоциантами из образцовых кишлаков, что способствовало заправке тараканами двигателя опытного образца хреномобиля и его публичным испытаниям.

Под аплодисменты собравшейся публики хреномобиль выкатили из ворот гаража, украшенного разноцветными воздушными шарами. После чего за руль машины сел в приподнятом настроении Зиннур Дмитриевич Похотов, отвечая поклонами на овации публики. Стартер дал отмашку, Похотов нажал кнопку запуска двигателя… тот не запускался. Зиннур Дмитриевич еще раз нажал эту кнопку, пытаясь что было сил вдавить ее в пульт управления… хреномобиль не тронулся с места, а из его днища стали сыпаться тараканы. Почувствовав вольный ветер свободы, они разбегались кто куда.

Охранники Похотова бросились к хреномобилю, пытаясь поймать тараканов, но те, хорошо ориентируясь на местности, просочились сквозь забор, окружавший гараж, и растворились в пространстве.

– Измена! – закричал Зиннур Дмитриевич, выскочив из хреномобиля и бросившись вдогонку за тараканами.

Некоторое время спустя в окружении телекамер и журналистов, Похотов заявил:

– Враги демократии, коммунисты и примкнувшие к ним пенсионеры, продырявили реактор двигателя, что вызвало массовое бегство тараканов и невозможность запуска двигателя, но мы назло врагам отремонтируем хреномобиль. Происки врагов демократии не увенчаются успехом! Наше дело правое, с нами хреномобиль! – закончил свою пламенную речь Похотов и, с гордо поднятой головой, под восторженные возгласы его любвеобильных поклонниц, покинул территорию центра инновационных технологий.

Несмотря на попытки недоброжелателей под корень извести инновационных тараканов, их все же хватило на производство опытных образов хреномобилей, и сам Гавриил Соломонович Волков с ветерком и породистыми тараканами проехал на новеньком хреномобиле по нью-муромской дороге.

Баобаб и гречневая каша

В то время как в Нью-Осколково пытались использовать экспериментальных слонов как альтернативный источник энергии, в Большой Москве начались перебои с гречневой крупой. Она в одночасье исчезла с прилавков московских магазинов, что огорчило москвичей, которые в своей массе ели относительно не дорогую гречневую кашу.

В то время, когда в московских ресторанах богатые негоцианты вкушали консоме с профитролями и седло козленка, сваренного в молоке его матери, большинство москвичей жили по принципу «щи да каша – пища наша». Им разносолы были не по карману. Хлеб, гречневая каша, картофель, подсолнечное масло преобладали в скудном рационе коренных москвичей.

Прилавки столичных магазинов ломились от дорогих заморских продуктов, поставляемых в Москву бизнесменами всех мастей. Жадные до денег, они везли в местные магазины купленную по дешевке за границей продовольственную дрянь типа пропитанных химией чипсов, ядовитых гамбургеров, кока-колы, которую можно было использовать вместо краски, протухшего мяса индийских буйволов, зараженной глистами вьетнамской рыбы, китайского риса, кишащего жучками. То, что от таких продуктов москвичи могли околеть, не смущало негоциантов. Они в своей деятельности воплощали в жизнь теорию немецкого философа Карла Маркса, считавшего, что за триста процентов прибыли капитал идет на любые преступления.

Гречка, которую продавали в московских магазинах, была относительно безвредной, т. к. ее выращивали испокон веков только на российской земле, не поливая химической отравой, как это делали в Европе и Америке.

Дефицит гречки мог взбудоражить ранее покорных москвичей, провоцируя их присоединение к оппозиции, к которой Гавриил Соломоновича Волков относился как к клопам, не достойным присутствовать в цивилизованном жилище.

Что есть что

Оппозиция (противопоставление, возражение) – группа граждан, выступающая против господствующей власти или мнения, поддерживаемого большинством населения страны. Также это политическая деятельность партий, групп и движений, противостоящих правительственному курсу и ведущих с правящей партией (партиями) борьбу за государственную власть.

Хотя большинство москвичей считали оппозиционеров мошенниками и проходимцами, а их митинги – сборищем бездельников и дармоедов, в суровое время отсутствия гречневой крупы горожане готовы были поддержать оппозиционеров и вместе с ними выйти на Трясинную площадь Москвы. Там проходил постоянно действующий митинг оппозиции, где было всякой твари по паре. Митинговали мастера искусств, поливавшие творческой грязью Волкова, бизнесмены, которые не могли пробиться к казенной кормушке, обделенные умом твиттеряне, активисты украинского фонда «Кто не скачет, тот москаль», по зову сердца притащившиеся в первопрестольную с киевского Майдана Незалежности.


Что есть что

Майдан Незалежности (Площадь Независимости) – центральная площадь Киева.

Оппозиция обожала твиттерного трибуна Дагбажыка Анатольевича Скандального, бывшего уголовника, отбывавшего срок за махинации с лесоматериалами, переквалифицировавшегося в неутомимого борца с коррупцией.


Что есть что

Дагбажык – тувинское имя.

Скандальный со знанием дела вешал оппозиционную лапшу на уши доверчивых москвичей. С высокой трибуны, под аплодисменты митингующих, он страстно выкрикивал лозунги: «Москва без Волкова!», «Волков – лидер партии жуликов и воров!», «Все на Трясинную площадь на марш миллионов! Призываю московскую интеллигенцию показать фунт презрения главе МСР».

Чтобы успокоить волнующихся едоков гречневой каши и отвадить их от оппозиционеров, Гавриил Соломонович Волков издал указ об интенсификации производства гречневой крупы. Для этого были задействованы научные силы, сосредоточенные в центре инновационных технологий.

Решить проблему обеспечения гречневой крупой населения МСР поручили сотрудникам лабораторий генной инженерии и фермы слонов «Муромской поляны».

Ученые должны были вывести новый сорт гречихи, а ферма слонов – обеспечить биогазом и навозом гречишные плантации.

Ученые предложили в гречиху ввести ген баобаба и провели смелый эксперимент по выведению инновационной баобабной гречихи с зернами размером с футбольный мяч. Одно такое зерно могло накормить гречневой кашей пять едоков. Несколько деревьев баобабной гречихи могли решить проблему снабжения гречкой всех малоимущих граждан МСР.

Всем хороша была баобабная гречиха, если бы не одно «но». Выращивать ее можно было только под жарким африканским солнцем, там, где растут баобабы, гены которых были привиты инновационной гречихе. Поэтому было решено организовать гречишные плантации в Эфиопии с арендой земли и крестьян, ее обрабатывающих. Они не употребляли крепкие спиртные напитки и работали не на страх, а на совесть.

В Эфиопию помимо генетически модифицированных саженцев гречихи завезли экспериментальных слонов из Нью-Осколково для производства биогаза и навоза для плантации гречихи.

Не обошлось и без происшествий. Когда ученые готовили саженцы гречихи для погрузки в фургон, который должен был доставить их в аэропорт, на голову одного из научных сотрудников упало увесистое гречишное зерно. Он мог бы отделаться шишкой на лбу, но последствия падения зерна на светлую научную голову оказались значительно серьезней. Бедолага стал выкрикивать лозунги оппозиции: «Москва без Волкова!», «Все на Трясинную площадь на марш миллионов!» Подобные речи были в диковинку для ученых центра инновационных технологий, далеких от политики. Поэтому неадекватное поведение их коллеги объясняли помутнением разума из-за удара гречишного зерна по голове.

Проекту по разведению баобабной гречихи в Эфиопии пророчили светлое будущее, но воплотить его в жизнь так и не удалось. Неожиданно все научные силы центра инновационных технологий были брошены на реализацию инициативы Гавриила Соломоновича Волкова по подъему ведра из колодца в селе Осколково с помощью облачных вычислений.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное