Евгений Старухин.

Лесовик. Рудники



скачать книгу бесплатно

– Да, нашел.

– Прошу тебя, отдай мне его кости, чтобы я мог похоронить моего друга достойно.

– Скажите, а почему вы просили с меня десять аметистов за эту информацию, если это ваш друг?

– Это уже профессиональная привычка, так же, как и манера речи. Этого я нахватался у предыдущего повара-гоблина, он говорил, что эта манера речи очень помогает в торговле. Вот я теперь этим и пользуюсь. Да и потом, должен же я был удостовериться, что ты нашел тело моего друга. Ведь не найди ты его трех предметов, вряд ли бы настолько сильно захотел узнать информацию о просто каком-то мертвом рудокопе, пусть и с предметами, повышающими профессию, что смог бы расстаться с десятью аметистами, которые нужны тебе на другие вещи.

– Что ж, весьма достойное объяснение. – Хотя мне самому оно показалось притянутым за уши, гораздо проще было бы объяснить это жадностью самого непися, но разработчикам виднее. – Но вот кости я вам отдать не могу. Я сам похороню его, не могу же я заставлять калеку мучиться с лопатой.

– Спасибо! Я попрошу десятника дать тебе завтра сделать это на краю поляны.

– Скажите, а почему он был в жилетке, каске и без штанов и рубахи?

– А где вы его нашли?

– Он, видимо, под обвал попал, так как у него были ребра сломаны.

– Таки вы сами ответили на свой вопрос – вещи потеряли свою прочность и разрушились, а те, чья прочность была повыше, – сохранились.

Мда, что-то я совсем свою голову не включаю, ответ ведь на поверхности лежит. А десять аметистов он мне так и не вернул, собака жадная! Еще на один аметист я приобрел еще четыре шкурки крыс и получил пятнадцать кусков руды сдачи.

Процесс кройки и шитья занял у меня три часа времени. Запасы шкур крыс у меня довольно шустро уменьшались. Кстати, судя по размерам, эти крысы были размером с довольно упитанного зайца. Не хотелось бы мне повстречать таких крысок, тем более что они действуют стаями. При создании сапог я безнадежно испортил шесть шкурок, еще из шести я сделал все же что-то среднее между сапогами и мокасинами.

Два куска кожи надежно сшиты нитками, чем я не модельер?

Поздравляем! Вы изучили профессию «Портной». Восприятие +1.

Поздравляем! Вы улучшили профессию «Бронник» +1! Выносливость +2.

Вы самостоятельно узнали 10 профессий!

Поздравляем! Вы получили достижение «Мастер на все руки 2».

Слава +3. Вам доступно 5 очков характеристик, 1 очко навыков.

Вот интересно, как система генерирует фразы перед поздравлением с профессией? Ведь наверняка надписи у всех разные. Уж больно эта фраза подходит к моему случаю! Сомневаюсь я, что все открывают эту профессию через шитье шкур. И только через пару минут обдумывания этой мысли я пришел к выводу, что я – остолоп, и даже не удосужился посмотреть свойства своей новой обуви. Это надо было немедленно исправить.

Плохие сапоги-мокасины из крысиной кожи. Создатель – Лесовик. Броня 2. Вес 1,6 кг.

Прочность 20/20. Эффект: Вонь +1.

Что это еще за эффект такой? Понюхал сапоги. Мда, не самый приятный из эффектов. Пахло смесью грязных носков и пропавших продуктов. Тот еще букетик ароматов. Что самое примечательное, сами шкуры-то не пахли, откуда же запах появился? Что я неправильно сделал? Непонятно. А система не шибко заморачивалась с названием. Слепила два названия в одно, и готов результат – «сапоги-мокасины». Из остатков шкур решил склепать еще одну пару сапог. Вот только мне не хватало еще двух шкурок. Пошел на поклон к седому орку, нацепив обновку.

– Ох ты ж боги мои! Молодой человек, пожалейте мои бедные ноздри, они вам ничего не сделали! Зачем, зачем вы так издеваетесь над старым больным орком? Ведь вы же знаете, что бегать я не в состоянии!

– А я почему-то думал, что вам придутся мои новые сапоги по нраву.

– И с чего вы таки это решили? Дайте мне попробовать угадать: он – орк, значит, жил в грязной вонючей юрте и запах моих сапог из крысиного помета ему напомнит о его родине! Видимо, так шел ход ваших рассуждений? – Повар сощурил на меня глаза с подозрением, граничащим с неприязнью.

Мысль он уловил правильно, но не сознаваться же в этом – опять скидку порежет.

– Вообще-то нет. Просто я подумал, что вы сможете взяться за реализацию этого товара. Ведь у местных шахтеров почему-то нет обуви, и им может пригодиться подобный товар.

– Молодой человек, – укоризненно покачав головой, начал говорить седой орк. – Вы издеваетесь? У меня в продаже имеются нормальные сапоги, без всякой вони! И хотите, чтобы я начал торговать подобной хренью? Да от меня же будет вонять тогда, как… – он сделал паузу, делая прозрачный намек на меня, – от кучи мусора! Ну и зачем мне такое счастье?

– Ради выгоды? – Я, честно говоря, растерялся, ведь ожидал-то совсем другой реакции.

– Я вас умоляю! Не смешите мои тапочки, они и так уже порвались! – всплеснув руками, проговорил орк, сделав в последнем слове ударение на букве А. – Какая может быть выгода с этих вонючих штиблет? Кто их купит? Кому свой нос на елке достался?

Обидно было до слез. Я потратил на изготовление этих сапог больше двух часов, а к ним такое отношение! Вот из принципа буду их носить! Что ж, видимо, не все у меня будет получаться с наскока. Буду думать, как избавиться от запаха. Может, тогда и клиентура появится.

Оставалось еще время и шкурки. Что можно соорудить из четырех шкур крыс размером с зайца? Перчатки не вариант, я даже примерно не представлял выкройки на них. Нет, я видел устройство самих перчаток, но выкройки для них были чудовищными по уровню сложности. Наручи? Тоже нет, тут нужна очень грубая и почти не дубленая кожа, тогда как шкурки орка прямо поражают своей мягкостью. Хоть шапку из них шей! Повертел мысль и так и сяк и тоже пока отказался. Решил сделать пояс. Не ремень, для него тоже требуется кожа более жесткая, а вот для мягкого пояса или же портупеи – в самый раз.

Распустил кожу на длинные ленты. Концы лент сшивал, получая более длинные варианты. Наконец я получил пояс, который завязывался узлом, а к нему пришил в нужных местах лямки вроде подтяжек. Сделал несколько петель под планирующиеся в будущем инструменты. В две из них на спине очень удобно вставлялась кирка. Вернее, не так, вставлялась-то она как раз неудобно, а вот передвигаться с закрепленной таким образом киркой было очень даже удобно. И не надо было ее постоянно таскать на плече или поясе. Еще в одну петлю вошел резец. Его я на всякий случай скрыл, а то еще отберут охранники. Хотя раз продажа различных наборов разрешена, то отобрать не должны, но лишний раз рисковать не хотелось. Сделал еще целый ряд петель вдоль всего пояса спереди. Мало ли, вдруг еще какие инструменты появятся? Закончил, и вонь стала сильнее. Видимо, портупея у меня тоже вонючая. К броннику и портному прироста почему-то не было, видно, маловато сделал. Зато система на этот раз решила меня поощрить, повысив качество предмета:

Грубая портупея из крысиной кожи. Создатель – Лесовик. Броня 3. Вес 1,5 кг. Прочность 40/40. Количество разъемов быстрого доступа – 10. Эффект: Вонь +1.

Ну да, вонь присутствует, куда же без нее? Ну и ладно! А вот что еще за разъемы быстрого доступа? Это что, вот эти петельки стали разъемами? Срочно в библиотеку. Оказалось, что это были разъемы, куда помещались эликсиры, свитки и прочие расходные материалы для быстрого доступа к ним в бою. Очень удобно! А я до этого всегда без пояса, дурачина, шастал! Заглянул и в раздел про заклинания. Оказалось, что они делятся на две группы: основные и вспомогательные. Основные – это те, которые несут в себе какое-то законченное действие: призыв, удар, превращение, лечение и так далее. А вспомогательные – это те, что подготавливают к какому-либо процессу или служат промежуточным звеном. Вспомогательная магия вовсю используется в подготовке материалов для работы. Эх, мне бы какое-нибудь вспомогательное заклинание на очистку шкуры крысы от вони…

А в общем, получается, что эти вспомогательные заклинания что-то вроде талантов. Видимо, поэтому их и не блокируют. Хотя кто знает, что творится в головах у разработчиков?

Раз уж я добрался до библиотеки, надо глянуть раздел про каторжан. Информации оказалось не так уж и много. У каждой фракции есть рудники, куда попадают в основном представители враждебных фракций, ну или особо отличившиеся индивиды. Каторги подразделяются по уровню сложности для различных степеней рудокопа. Самый начальный – первый, куда попадают ученики рудокопа или вообще без профессии. Когда они получают уровень старшего ученика, их переводят на каторгу второго уровня, тут они обретаются до подмастерья и так далее. На каждом последующем уровне – условия жизни немного получше. Но труда меньше не становится. Норма растет вместе с уровнем профессии. Раз в десять дней норму переназначают, читай – увеличивают. На каждом уровне каторги необходимо поработать на специальной жиле, чтобы перебраться на следующий уровень. На обычной просто невозможно перебраться на следующий уровень профессии. Но по достижении следующего уровня сразу переправляют на другой уровень каторги.

Из всего этого я не понял, почему я попал в первоуровневую каторгу и почему меня до сих пор не перенесли на второй уровень. Накладочка-с! Что-то разработчики совсем мышей не ловят! А ведь им система какое-то письмо вроде сгенерировала, а ответа до сих пор нет. Ну, по крайней мере, у меня появилась цель в игре – найти спецжилу! Вот только ее нахождение весьма проблематичное. Ну а кому здесь легко?

До побудки оставалось пять с половиной часов. Отправился вниз, зачаровывал камни. Успел все сделать и подняться за час. Порадовался плюсику в зачаровании. Все, спать.

Зашел в самый дальний конец барака, заснул сразу и без сновидений.

День пятый

Утро началось все с того же противного звука. Жутко не хотелось идти опять в шахту. Получив свою долю бурой жижи, собирался уже отойти в сторону, но повар меня остановил:

– Десятник таки дал добро. Вон там, за бараком, можно будет.

Не сразу понял, о чем он. Но получив от него лопату, вспомнил про шахтера-скелета. Кивнув, отправился туда, куда указал седой орк. Убрал свою порцию в рюкзак, решил съесть ее перед походом в шахту.

За бараком поляна почти заканчивалась. От барака до первой полосы леса было что-то около двух метров. Как раз для могилы, мелькнула мысль. Принялся за рытье. Обозначил края: восемьдесят сантиметров на два метра. Уж если хоронить, то достойно, и могила не должна быть простой ямой, куда ссыпали кости. Останки должны получить упокой. Поделил намеченный дерн пополам и, аккуратно сняв его, отнес на два метра в сторону.

– А что это вы тут делаете? – раздался вопрос высоким голоском у меня из-за спины, когда я начал рыть землю.

Я резко обернулся, на снятом дерне сидело четверо. Два громадных тролля, человек и гремлин.

– Могилу рою.

– Для кого? – осведомился человек, его голос был ниже. Вряд ли первый вопрос принадлежал троллям, так что методом исключения первый вопрос задал гремлин.

– А, собственно, с чего вы решили, что получите ответы на свои вопросы? – спросил его в ответ я, заметив подкрадывающегося к ним сзади Шрама.

– Атас, Шрам! – крикнул тем самым высоким голоском гремлин, проследивший за моим взглядом.

Они резко прыснули в разные стороны, эльф успел прописать пендаля только подавшему тревогу гремлину. Судя по всему, Шрама это несколько расстроило. Он направился ко мне, явно с недобрыми намерениями.

– Я разрешил копать могилу только одному! Какого лешего здесь сборище устроили?

– Я их вообще не знаю. Спокойно рыл могилу, а тут пришли эти и начали отрывать меня от работы.

Он прищурился и, покосив одним глазом на могилу, сказал:

– Деревья не трогай, даже корни, сломаешь – буду убивать медленно и неприятно. А твои слова я проверю, и если ты меня обманываешь… – Не закончив фразы, он развернулся на каблуках и ушел.

Странный он какой-то, но пусть проверяет, мне не жалко.

Продолжил копать. На метр в землю я смог углубиться только через полтора часа, несмотря на рыхлость земли. Скорости моего рытья не способствовали ни мой голод, ни попадающиеся корни. Их приходилось аккуратно обкапывать со сторон, чтобы не повредить, благо корни были толстые.

На дно могилы я положил скелет шахтера, постаравшись воспроизвести правильное положение костей скелета. Не уверен, что у меня получилось, но лучше получится вряд ли. Выбрался из могилы. Подумал, не сказать ли что напоследок.

– Михась, ты был хорошим другом! – Я вздрогнул, у угла барака, прислонившись к стене, стоял орк-повар. Да что же это сегодня все ко мне внезапно подкрадываются? Где мои уши? – Спи спокойно, пусть земля тебе будет пухом!

Он медленно доковылял до края могилы и бросил туда горсть земли. Смахнув слезу, он поплелся обратно к своему месту. Что-то эта сцена, да вообще все это задание как-то мало вязалось в моем сознании с играми. Похоронный ритуал – это святое, скорбь об умерших тоже не для игр. Как разработчикам пришла в голову больная мысль о подобном задании? Так нельзя! Нельзя…

Я зарывал могилу с шахтером и думал о своем деде. Его сожгли, и прах его остался в крематории. Никто и не подумал забрать его оттуда. Хорош внук, даже не озаботился этим вопросом! Дед мне заменил отца и мать, а я вместо того, чтобы оплакивать его, начал играть в игрушку. И доигрался. До каторги виртуальной и вполне реального срока. Ох, дедушка, прости меня, недотепу! Прости, если можешь! Ты мне всегда говорил, что все мы не умираем окончательно, если нас поминают добрым словом. Я никогда тебя не забуду! Если бы я еще прислушивался к твоим советам! Как же мне не хватает тебя, твоей мудрости, твоего опыта! Как вообще люди могут жить в этих городах, где нет правды и справедливости? Почему они мирятся с этим? Почему не борются? Почему добиваются денег, а не правды? Неужели же деньги дороже правды? Не верю! Не хочу в это верить!

За всеми этими мыслями я и не заметил, как зарыл могилу обратно. Дерн обратно на холм возвращать вроде смысла не было. Для этого землю надо утрамбовать, но топтаться по могиле – неправильно. Надо бы крест поставить. Мне же деревья трогать запретили. Из чего же сделать крест? У меня есть пятнадцать кусков руды. Выложил крест из них. Крест положил в ногах, как когда-то говорил дед. Руду же украсть могут. Решил все же укрыть могилу дерном. Выглядело паршиво. Получился небольшой холм с проплешинами земли из-под съезжающего на бок дерна. Положил дерн домиком в противоположной от креста стороне.

Система оповестила о повышении профессии землекопа на единицу с прибавкой к выносливости. Радости не было. В душе царило опустошение, будто сейчас я закапывал деда.

Пошел в сторону шахты. Дошел до орка, тот взял протянутую лопату и спросил у меня:

– Какой символ ты разместил на могиле?

– Крест. – Странный вопрос, что еще размещать на могиле?

– У людей много богов, почему ты выбрал именно крест?

– Мне другое просто в голову не пришло. – Я несколько растерялся, совсем забыл, что в игре поклоняются многим богам и у каждого наверняка свой символ. Да что там в игре, в реальном мире была такая же ситуация, у мусульман вон вместо креста – полумесяц. А у меня голова вообще работать не хочет. Прав был дед, ой прав, говоря мне: «Думай, говорят, это полезно…»

– Главное, что ты сделал это от души. А крест, стрела, круг, полумесяц, ромб или еще что, это не важно. Главное, чтобы нас помнили. Помни его. – Он посмотрел на меня, внимательно вглядываясь в лицо: – Помни и того, кого похоронил ты вместе с моим другом.

Я потерял дар речи. Откуда он знает? Не могла же система знать о смерти моего деда? Или могла? А он продолжил:

– Это с тобой навсегда. Не забывай.

– Я буду помнить!

– Кончайте жевать свои сопли! – Шрам, как всегда, появился внезапно. – А ты, – он указал пальцем на меня, – жри свою пайку и бегом в шахту!

Впервые мне захотелось разбить кому-то лицо до кости. Я не стал себе отказывать в такой малости. Через пару секунд после удара Шрам мутузил меня как грушу, но я не жалел. Боль физическая немного ослабляла ту, что накрыла меня при рытье могилы. Меня били грамотно и усердно, я вначале пытался бить в ответ, потом кого-то кусал, сквозь туман в голове пытался дотянуться до чьего-то горла, ткнуть в глаза. Потом пришла темнота.

Очнулся я от струи воды. Все тело болело до жути. Казалось, не было ни одного живого места. Не было даже сил открыть глаза или пошевелить языком, чтобы прекратили этот поток. Но льющий все же заметил, что я пришел в сознание.

– Очухался! – прокричал голос утреннего гремлина.

Послышались шаркающие шаги, остановившиеся прямо у моей головы.

– Парень, ты либо дурак, либо отморозок! Кто же на конвой с кулаками лезет? К тому же виртуальный? Они же пятисотого уровня. Ты же им только для забавы. Они тебя одним щелбаном на респ отправить могут. Чем ты думал, когда напал на десятника?

– Ничем… – Разбитые губы с трудом складывали слова. – Деда похоронил… а тут – еще… а он… скотина…

– Да, он – скотина, с этим не поспоришь, но тебе его никогда не победить! Уровень этих тварей превышает все разумные пределы. Ему даже мои тролли на один зуб. Да что там тролли, я уверен, он и фулпати хаев сложит за милую душу. – Он вдруг некстати хмыкнул: – Но удивить его тебе, похоже, удалось, когда откусил у него ухо! После этого он бил тебя уже со злостью, да еще дружка позвал. Да, второго ты тоже весьма обрадовал. – Он хмыкнул: – Но как же правильно они тебя лупцевали! Все удары были четкими, отмеренными, ни один тебя не убил. А били тебя где-то полчаса, видать, здорово ты его обидел! Кстати, он отрезал тебе оба твоих уха. Так что ты теперь красавчик. Еще он забрал твое перышко, сказав, что будет им в зубах ковыряться. Кстати, не поделишься секретом, где ты его раздобыл?

– И сапоги, и портупею, – поспешил добавить голос гремлина.

– Да, и про них тоже.

– Почему? – говорить стало уже легче. Организм потихоньку восстанавливался.

– Почему ты должен нам что-то рассказывать? Ты это хотел спросить?

Я кивнул, головокружения не было, хотя по всем законам быть должно, но, слава богу, это игра!

– Ну хотя бы потому, что мы сейчас о тебе заботимся…

– Не сильно большой труд заботиться о ком-то в течение нескольких минут.

– Ну, другие и этого не сделали. Работают все, норму делают. А мы вот о тебе заботимся.

– Спасибо большое за заботу, пожалуй, кое-что я вам расскажу. Сапоги и портупею я сделал сам. И могу сделать еще. А перышко нашел, – почему-то рассказывать, что нож я купил, не хотелось. Решил довериться интуиции.

Зрение успело восстановиться. Теперь я уже видел своих собеседников. Человек и гремлин сидели рядом со мной, ловя каждое мое слово. Тролли же отгораживали нас от других игроков, наблюдающих за нами. Видать, не все работают-то…

– Внимание всем! Я могу сделать сапоги на заказ. Стоить они будут два аметиста или триста кусков руды.

– Не до хрена ли за сапоги с вонью? – поинтересовался гремлин.

– Кому до хрена, тот может не покупать. Заказы принимаю с завтрашнего дня. А сейчас извините! – Я достал миску и, опустошив ее, отправился в шахту.

– Стой! Куда?

Я не стал обращать внимания на разговоры и выкрики за спиной и спокойно пошел вниз. С момента пробуждения прошло уже три часа. За это время было столько событий, что устал, как за целый день. Но надо работать. Вгрызался в жилу с упорством экскаватора. Во время восстановления запаса сил трогал места, где когда-то были мои уши. Они почему-то не восстанавливались. Странно это как-то. Начал лазить в отдел каторжных работ во время восстановления. Оказывается, что травмы, совместимые с жизнью, нанесенные охранниками, могут с тридцатипроцентной вероятностью не восстановиться. Но действует это только на каторге. Что-то меня совсем не радовало оставаться безухим, но деваться некуда. Кстати, выяснилось, что по результатам драки с охранниками у меня выросли здоровье и стойкость на единичку. Видимо, не слабо они душу отводили.

Норму я выполнил даже меньше чем за четырнадцать часов, но продолжал колотить жилу. К часу ночи у меня было четыреста двадцать кусков руды и одиннадцать лишних аметистов. Под камень душ подходили только два. Итого у меня уже скопилось семь камней на накачку. Займусь этим завтра.

Орк продал мне новый резец и шкуры на все мои местные финансы. В результате получилось двадцать две шкурки и четырнадцать кусков руды сдачи. Этого должно было хватить на три пары сапог. Я уже собрался уходить, как орк меня окликнул:

– Молодой человек, мне, право, неловко, вы нашли останки моего старого друга и похоронили его, даже не прося ничего взамен, а я вас таки даже никак не отблагодарил. Неправильно это, не простят меня великие предки за такое дело. Что бы вы хотели в награду?

Поздравляем! Завершено редкое задание «Покой мертвого рудокопа».

Вы получаете опыт 2000. Улучшено отношение с поваром Могучий Клык.

Забавное имечко, однако, у одноногого повара. Тот тем временем продолжил:

– Я могу предоставить вам за это то, чего никогда бы не предоставил при обычных условиях, на ваш выбор: оружие, заклинание, одежду, еду или доставить кому-то весточку за пределы тюрьмы, ну или, на худой конец, могу вернуть аметисты, которые вы мне отдали за информацию.

Внимание! Вам предоставлен выбор награды: оружие, заклинание, одежда, еда, весть на волю, 10 аметистов.

Весьма странный выбор… Весть на волю мне объективно не нужна, нет там кого-то, кому бы я мог спокойно довериться. Одежда, еда и аметисты – даже не смешно. Неужели кто-то мог бы согласиться на еду? Выбор между оружием и заклинанием. А что тут думать? Вон, резец у меня недавно охранники отобрали, а заклинание попробуй еще забрать. Так что заклинание.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6