Евгений Родионов.

Воины Карфагена. Первая полная энциклопедия Пунических войн



скачать книгу бесплатно

Однако наряду со всеми своими несомненными достоинствами «Всеобщая история» требует к себе весьма осторожного отношения. Несмотря на то что Полибий был греком, он был совершенно искренне восхищен государственной системой римлян и завоевание ими всего известного на тот момент мира считал несомненным благом. В соответствии с этим и его симпатии при описании Пунических войн в конечном итоге были на стороне римлян. И, наконец, надо всегда иметь в виду, что, живя в Риме, Полибий находился под покровительством семейства Сципионов, члены которого принимали самое активное участие как во Второй, так и в Третьей Пунической войне, причем в обоих случаях именно им принадлежит слава победителей карфагенян. Вследствие этого у Полибия были самые веские причины стараться всячески возвеличить их успехи и приуменьшить неудачи. В остальном же из всех доступных письменных источников по Пуническим войнам труд Полибия должен считаться наиболее надежным.

Другая поистине колоссальная работа по истории Рима вообще и Пунических войн в частности принадлежит авторству римлянина Тита Ливия (59 г. до н.?э. – 17 г. н. э.). В отличие от Полибия, жизнь Ливия была на удивление спокойной, несмотря на то что проходила на фоне исключительно драматических событий: Рим пережил эпоху гражданских войн, и на смену прежней республике пришла империя. Тит Ливий происходил из зажиточной семьи, проживавшей в городе Патавий (Падуя). Он получил хорошее для своего времени образование и около 38 г. до н.?э. перебрался в Рим, где обзавелся семьей и все силы посвятил научной и литературной деятельности – писал сочинения по риторике и философские диалоги, а примерно с 27 г. до н.?э. приступил к главному делу своей жизни – «Истории Рима от основания Города» (это название, скорее всего, более позднее). В 14 г. н. э., уже стариком, Ливий вернулся в Патавий, где продолжал работать до самой смерти.

Его «История» насчитывала сто сорок две книги и охватывала период от прибытия в Италию Энея до 9 года н.?э., но до наших дней сохранились только тридцать пять, с первой по десятую (события до 293 г. до н.?э.), и с двадцать первой по сорок пятую (с 218 по 167 г. до н.?э.), а также небольшие отрывки и краткие пересказы (периохи) почти всех книг (кроме 136-й и 137-й). Таким образом, в нашем распоряжении полный рассказ о Второй Пунической войне и конспективные изложения Первой и Третьей.

Живя в бурную эпоху смены общественного устройства, Ливий остался приверженцем старых нравов и добродетелей, присущих Римской республике. Целью написания своей «Истории» Ливий ставил прославление Рима, величия и доблести его народа, несмотря ни на какие сложности победившего своих врагов и подчинившего мир. Ливий придерживался ярко выраженной патриотической позиции, вследствие чего его произведение отличается заметной тенденциозностью.

В отличие от Полибия, Тит Ливий совсем иначе подходил к работе с источниками. Он не занимался сравнительным анализом и выявлением наиболее достоверного, а просто компилировал их, даже не всегда заботясь о стройности изложения.

При этом он весьма произвольно отбирал материал, как правило, отдавая предпочтение версии, более благоприятной для римлян, или излагая сразу несколько, не решаясь выделить, по его мнению, истинную, и критически оценивая их достаточно редко. Все это дает основание оценивать Ливия не как исторического исследователя, а как исторического писателя. Не в его пользу и то, что Ливий представлял собой тип классического кабинетного ученого. Так, он не служил в армии, не участвовал в войнах, и его описания сражений и походов должны восприниматься с большой долей осторожности. Точно так же он, хоть и был лично знаком с императором Августом, не занимался реальной политикой, и его взгляд на политические проблемы Рима во многом дилетантский. Кроме того, горячий патриот Рима, Ливий весьма неприязненно относился к врагам своей страны, например карфагенянам, и никогда не упускал случая показать их коварство, трусость, жадность и жестокость. Нередки в произведении Ливия и драматические моменты: к примеру, персонажи его повествования довольно часто произносят построенные по всем правилам ораторского искусства речи (в сохранившихся 35 книгах из 407), даже если в описываемых обстоятельствах физически вряд ли могли это сделать (например, в гуще боя).

Вместе с тем выяснено, что там, где это можно проверить, речи героев «Истории» Тита Ливия достаточно близки к тем, которые были на самом деле произнесены; одним из основных его источников была «Всеобщая история» Полибия, чья достоверность, как уже говорилось, едва ли не самая высокая. В то же время, когда источников было несколько, Ливий старался избегать крайних оценок и ориентировался на более реалистичные данные.

Таким образом, несмотря на все эти недостатки, произведение Тита Ливия обладает несомненной ценностью при изучении истории республиканского Рима и Второй Пунической войны, а в ряде случаев оно просто незаменимо.

Большой интерес для ранней истории Карфагена и Первой Пунической войны представляет «Историческая библиотека» греческого автора Диодора Сицилийского (90–21 гг. до н.?э.). Изначально она насчитывала сорок книг и охватывала период с мифологических времен до экспедиции Цезаря в Британию (54 г. до н.?э.), но до наших дней сохранились только первые пять, с одиннадцатой по двадцатую и фрагменты. Его изложение полезно тем, что в его основе лежат недошедшие источники, такие, как, вероятно, Фабий Пиктор и прокарфагенски настроенный Филин.

«География» греческого автора Страбона (64 г. до н.?э. – 24 г. н. э.) содержит полезные сведения об укреплениях Карфагена, описания Нового Карфагена и областей и народов Италии и Испании.

Определенным значением для изучения истории Пунических войн обладают знаменитые «Сравнительные жизнеописания» Плутарха (47–120 гг. н.?э.), грека родом из Херонеи, долго прожившего в Риме при дворах императоров Траяна и Адриана. До наших дней сохранились сорок шесть парных и четыре отдельных биографии знаменитых исторических деятелей Греции и Рима. Для нашей темы интерес представляют жизнеописания Квинта Фабия Максима, Марка Клавдия Марцелла, Марка Порция Катона Старшего. Пожалуй, не будет большим преувеличением сказать, что в плане научного метода труд Плутарха настолько же уступает «Истории» Тита Ливия, насколько она – «Всеобщей истории» Полибия. Плутарх и сам подчеркивал, что пишет не историю, а биографию, цель которой – дать яркие примеры для читателей. Соответственно, его произведения ближе к литературе, чем к истории. Источники Плутарх подбирал очень субъективно, для него незначительный эпизод в жизни героя иногда представлял большую ценность, чем иное эпохальное событие. Жизнеописания Плутарха позволяют взглянуть на исторических деятелей Античности несколько по-другому, содержа такие подробности, которые больше нигде не отражены.

На фоне других произведений римских историков выделяется «Всеобщая история» Юстина (II в. н. э.) и его «Эпитома сочинения Помпея Трога». В них в наибольшей степени сохранена пунийская традиция, содержатся важные сведения по ранней истории Карфагена, а также замыслах Ганнибала и Антиоха после Второй Пунической войны.

В числе остальных римских авторов, затрагивавших тему Пунических войн, следует назвать Луция Аннея Флора (II в. н. э.), оставившего краткое описание Второй и Третьей войн в своих «Двух книгах римских войн».

Также некоторые данные о Первой и Второй Пунических войнах содержатся в книге римского писателя Корнелия Непота (109–32 гг. до н.?э.) «О знаменитых иноземных полководцах», в биографиях Гамилькара, Ганнибала и Марка Порция Катона.

«Всемирная история» Диона Кассия Коккеана в 80 книгах, охватывающая и эпоху Пунических войн, большей частью не сохранилась, но послужила источником средневековому автору Зонаре (XII в.), у которого можно найти некоторые интересные сведения о Первой и Второй войнах.

Наряду с Полибием и Титом Ливием наиболее важным автором по истории Пунических войн является Аппиан Александрийский (II в. н. э.). Он начинал служебную карьеру в родном городе Александрии, потом получил римское гражданство и был введен во всадническое сословие, переехал в Рим и служил в должности адвоката фиска, а впоследствии стал прокуратором. Его главный литературный труд – «Римская история», состоявшая, по меньшей мере, из 24 книг. При ее написании Аппиан старался придерживаться территориально-племенного принципа, то есть каждую книгу хотел посвятить завоеванию римлянами какого-либо народа или страны. Полностью осуществить этот замысел ему не удалось, что обусловливалось характером самого материала, в частности, в пяти книгах (с XIII по XVII) описывались гражданские войны в Риме. Сохранилась лишь небольшая часть его произведения: книги VI «Война в Испании», VII «Война с Ганнибалом», VIII «Ливийская война», XII «Сирийские дела», XIII–XVII «Гражданские войны», а также отрывки из книги I «Царская», III «Войны с самнитами», V «Войны в Сицилии и на островах», X «Македонская и Иллирийская войны».

Для нашей темы особую ценность представляет прежде всего «Ливийская война», где описываются боевые действия Второй Пунической войны с момента высадки римлян в Африке и целиком Третья Пуническая война, и в меньшей степени «Война с Ганнибалом», «Война в Испании» и «Войны в Сицилии и на островах».

Произведения Аппиана вызывают у исследователей много вопросов. При сравнении текста «Ганнибаловой войны» и «Ливийской войны» с соответствующими местами у Полибия и Ливия бросаются в глаза значительные отличия в описании и трактовке многих событий. Это свидетельствует о том, что в своей работе Аппиан опирался на другие источники, хотя среди них были и труды Полибия, Ливия и Диодора Сицилийского. Споры о том, какие еще авторы дали материал для его работы, не дают однозначного ответа, вполне возможно, что Аппиан пользовался не дошедшей до нашего времени прокарфагенской традицией. По причине невозможности точного определения источников Аппиана, там, где его рассказ дублируется повествованием Ливия и Полибия, ученые почти всегда отдают предпочтение последним, но его данные как о предыстории, так и о самой Третьей Пунической войне остаются уникальными, и сколько-нибудь равноценной альтернативы им на настоящее время не существует.

Полезные сведения о комплектовании римской армии содержатся в произведении Авла Геллия (II в. н. э.) «Аттические ночи».

Дополнить информацию основных источников позволяют компилятивные сочинения позднейших авторов – «Краткий очерк римской истории» Евтропия (IV в. н. э.) и «История против язычников» Орозия (IV–V в. н. э.).

Карфаген: история и государственное устройство

Карфаген до Пунических войн

Рождение практически каждого города древности с большей или меньшей степенью достоверности описывается в соответствующей легенде. Сохранилась такая легенда и об основании Карфагена. Согласно ей начало столице одной из величайших держав Античности положили перипетии внутриполитической борьбы в финикийском городе Тире. Царь города намеревался выдать свою дочь Элиссу замуж за одного из тирских аристократов, Синея, естественно, снабдив ее значительным приданым. Этому хотел воспрепятствовать брат Элиссы Пигмалион, который во время одного из семейных праздников убил Синея. Опасность теперь угрожала и самой Элиссе, в результате чего она решила бежать, собрав вокруг себя группу единомышленников. Они сели на корабли и отплыли на запад. После долгого плавания, причалив к ливийскому берегу у впадения реки Баграда, беглецы должны были налаживать отношения с местными кочевыми племенами, царь которых, Ярба, согласился уступить участок земли, но такой, чтобы размер его не превышал одной бычьей шкуры. Такие на первый взгляд издевательские условия не смутили Элиссу: она приказала разрезать шкуру на тонкие ремни, общей длины которых хватило на то, чтобы обвести территорию, где и была построена Бирса («бычья шкура»), крепость, ставшая центром Карфагена (по-финикийски «новый город»).

Судьба Элиссы была трагична. Не пожелав подчиниться требованию ливийцев и стать женой одного из их царьков, она покончила с собой, бросившись в огонь (Юстин, XVIII, 6, 1–7). Впоследствии этот сюжет лег в основу одного из эпизодов «Энеиды» Вергилия, где карфагенская царица носит имя Дидона.

Насколько подробности этой истории реальны, сказать невозможно, и с уверенностью можно констатировать только то, что на первых порах отношения между тирскими изгнанниками и местными жителями были вполне дружественными, но через некоторое время испортились.

Также весьма трудно точно установить время этих событий. Исследователи в качестве вероятных дат называют 823, 825 гг. до н.?э., в целом ограничиваясь рамками последней четверти IX в. до н.?э.

О том, что происходило в течение последующих полутора веков, письменные источники упоминаний не содержат. Отчасти прояснить картину помогают данные археологии. На раннем этапе своей истории размеры Карфагена были невелики, и каких-либо земельных владений он не имел. Он сохранял торговые связи с финикийскими городами, в знак признания авторитета метрополии пересылал десятину в храм Мелькарта в Тире, а кроме этого, платил дань за пользование землей местным племенам. В начале VII в. до н.?э. Карфаген испытывает подъем. Причиной его, скорее всего, стала массовая эмиграция финикийцев, вызванная разрушением ассирийцами Сидона и осадой Тира. В результате увеличивается территория города, его торговые связи охватывают Грецию, Этрурию, Египет.

Около 660 г. до н.?э. карфагеняне основывают свою первую колонию: город Эбес на острове Питиусса (ныне Ибиса). Сделано это было для того, чтобы обеспечить путь к Пиренейскому полуострову, но здесь карфагеняне вступили в конфликт с греками из Фокеи, основавшими на юге Галлии город Массилию (ныне Марсель) и имевшими в данном регионе постоянные интересы. Борьба, разгоревшаяся в начале VI в. до н.?э., закончилась поражением Карфагена, что вынудило пунийцев перенести свою активность на острова центральной части Средиземного моря. Здесь они строят новые колонии и подчиняют своему контролю тирские города, в частности Гадрумет и Лептис. Это позволило пунийцам взять под свой контроль торговлю с внутренними областями Африки.

Значительное расширение сферы карфагенского влияния в первой половине VI в. до н.?э. связано с именем полководца Малха. Он успешно ведет войны с ливийскими племенами, по итогам которых Карфаген на много лет освободился от уплаты унизительной дани. Кроме этого, по-видимому, в 60–50 гг. VI в. до н.?э. Малх предпринимает экспедиции на Сицилию. Эти походы тоже были достаточно удачными, и хотя источник не содержит прямых данных об их результатах, кажется наиболее обоснованным, что именно тогда под власть Карфагена подпали финикийские города западной части острова. Следующим шагом Малха стала попытка завоевания Сардинии (датировка опять нечеткая, скорее всего, это были 545–535 гг. до н.?э.), закончившаяся разгромом пунийской армии. В Карфагене не пожелали принять неудачливого военачальника – и он сам, и остатки его войска были изгнаны из страны. Последствия этого опрометчивого шага было легко предугадать, но гораздо труднее преодолеть. Доведенный до крайности, Малх повел своих солдат на Карфаген и одержал несколько побед, но в конце концов был разгромлен и казнен. Власть в городе получил Магон, потомки которого занимали главенствующее положение в городе на протяжении следующего столетия.

Между тем влияние фокейских греков, вытеснивших карфагенян с запада Средиземного моря, росло. Основанная ими в 60-х гг. VI в. до н.?э. колония Алалия, расположенная на западном берегу Корсики, серьезно угрожала как торговле карфагенян в Тирренском море, так и самому существованию их островных владений. На новом этапе борьбы союзниками Карфагена стали этруски, с которыми у пунийцев уже были налажены прочные торговые отношения и для которых усиление фокейцев также было крайне нежелательным. Объединенный этрусско-пунийский флот встретился с фокейским неподалеку от Алалии примерно в 535 г. до н.?э. В упорной битве верх одержали греки, но их собственные потери оказались слишком велики, чтобы удержать победу, и Корсика была ими оставлена.

Во второй половине VI в. до н.?э. пунийцы распространяют свою власть на Сардинию, к концу столетия подчинив себе значительные территории на юге и юго-западе острова. Об общем размере земель, входящих к этому времени в карфагенскую державу, дает представление первый договор с римлянами (Полибий, III, 22, 4–13), заключенный в 509 или 508 г. до н.?э. Договор провозглашал дружбу между римлянами и карфагенянами, а также их союзниками на следующих условиях: римлянам запрещалось проникать дальше Прекрасного мыса (высказывалось мнение, что он находился на средиземноморском побережье Испании, однако большинство исследователей локализуют его в Северной Африке), кроме как по причине бури или войны, оставаться там дольше пяти дней, и если вести торговлю, то только через карфагенского представителя. Власть Карфагена признавалась в отношении Ливии и Сардинии, где римлянам также полагалось торговать в присутствии посредника пунийцев, и части Сицилии, где условия считались равными. Карфагенянам, в свою очередь, запрещалось основывать колонии на территории Лациума и вести войну с союзниками римлян.

Суммируя эти и другие известные данные, территорию карфагенской державы в конце VI в. до н.?э. можно представить следующим образом. Это североафриканское побережье к юго-востоку от Карфагена, ограниченное т.?н. Филоновыми алтарями к востоку от Лептиса, Эбес, несколько колоний к западу от города, часть Сицилии (очевидно, юг и запад) и Сардиния, вернее, ее прибрежная полоса и, вероятно, южная и юго-западная части внутренних районов острова, отделенных от удерживаемых сардами земель системой крепостей и валов.

Это время (конец VI в. до н.?э.) отмечено новым столкновением карфагенян с греческими поселенцами на Сицилии и на подступах к Испании. В 510 г. до н.?э. на северном берегу Сицилии, между Панормом и Солунтом, высадился со своими спутниками спартанский царевич Дориэй и основал там колонию Гераклею. В последовавшей за этим борьбе спартанцы на первых порах побеждали, но впоследствии были разбиты, а сам Дориэй погиб. Очередным противником карфагенян на Сицилии стал Гелон, захвативший власть в Сиракузах в 485 г. до н.?э. Об этой войне известно до крайности мало, предполагается, что победа осталась за карфагенянами.

В это время на Пиренейском полуострове продолжавшие набирать силу фокейские греки в союзе с государством Тартесс предприняли активное наступление на финикийские колонии, осадив Гадес, который вынужден был просить о помощи карфагенян. Помощь опоздала, так как жители Гадеса сумели дать отпор своими силами, но, проникнув под благовидным предлогом на вожделенное испанское побережье, пунийцы не торопились уходить и сами захватили Гадес, а вслед за ним и другие финикийские колонии на юге Испании.

Рубеж VI–V вв. до н.?э. ознаменован взятием под контроль карфагенянами Гибралтарского пролива. Дальнейшему расширению их влияния в Испании воспрепятствовали фокейцы, в первую очередь жители Массилии, которым вскоре после 485 г. до н.?э. удалось разбить пунийский флот в битве при Артемисии.

Новое вмешательство Карфагена в 480 г. до н.?э. в сицилийские междоусобицы закончилось битвой при Гимере, в которой пунийская армия под командованием Гамилькара была полностью уничтожена сиракузским тираном Гелоном, после чего карфагеняне еще долго не решались возобновить какие-либо активные действия на Сицилии.

Неудачи преследовали пунийцев и на новом этапе войны с африканскими племенами, в результате чего Карфагену вновь в конце VI – начале V в. до н.?э. пришлось выплачивать дань. Перелом наступил только после 480 г. до н.?э., в результате усилий целой плеяды карфагенских полководцев – сыновей и племянников погибшего при Гимере Гамилькара (сына Магона). Дань была отменена, а к середине V в. до н.?э. владения Карфагена на североафриканском побережье простирались до самого Гибралтарского пролива. Теперь пунийцы обладали значительным фондом плодороднейших земель и могли сами с избытком обеспечивать себя продовольствием.

Примерно в это же время, в середине V в. до н.?э., потомки Магона были лишены власти в Карфагене, уступив ее специальному совету.

В конце V в. до н.?э. Карфаген посчитал себя достаточно сильным, чтобы вновь ввязаться в борьбу с греками за верховенство в Сицилии. Огромная армия под командованием потомка Магона Ганнибала (хотя ему и доверили важнейший пост в государстве, о прежнем влиянии династии уже не могло быть и речи) высадилась в 409 г. до н.?э. на острове и захватила Селинунт и Гимеру, которые, впрочем, были отвоеваны греками после возвращения Ганнибала в Африку.

В 406 г. до н.?э. на Сицилию вторглась новая пунийская армия во главе с Ганнибалом и Гимильконом, захватила полисы южного побережья острова и осадила Сиракузы. Город спасла поразившая вражеский лагерь эпидемия, и все же условия заключенного в 405 г. до н.?э. мира были очень благоприятны для карфагенян, отдавая в их руки Селинунт, Акрагант и Гимеру и обязывая данью Гелу и Камарину (Диодор, XIII, 80–91; 108–111; 114).

Взять реванш за поражение эллинов вознамерился тиран Сиракуз Дионисий, войны с которым определили обстановку на Сицилии на протяжении нескольких последующих десятилетий (собственно, предыдущая война завершалась, когда Дионисий уже захватил власть в Сиракузах, и может считаться первой войной пунийцев против Дионисия). Война 398–392 гг. до н.?э. закончилась разрушением карфагенского города Мотии и потерей пунийцами значительных территорий на Сицилии, за исключением западной части острова (Диодор, XIV, 45–46; 48–53, 70–76; 90; 95–96).



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Поделиться ссылкой на выделенное