Евгений Красницкий.

Отрок. Внук сотника: Внук сотника. Бешеный лис. Покоренная сила



скачать книгу бесплатно

– Батюшка, да что ж ты делаешь? – заголосила мать. – Не пущу сына на смерть!

– Молчать, баба! Нашим мужам на смерть ходить – не привыкать! И вовсе не обязательно он помрет!

– Дите ведь еще, ты подумай: один в лесу помирать будет, даже воды подать некому… не пущу!!!

– Лавруха, Андрей, заприте ее и не выпускайте! Что уставились? Думаете, мне легко? Делайте, что сказано!

Лавр даже не пошевелился. Немой спокойно, с невозмутимым, как всегда, видом поднялся с лавки и, обхватив Анну-старшую поперек туловища, потащил к избушке, первоначально поставленной на пасеке.

– Мишаня! Сынок! Не ходи, не слушай старого, он любого сгубит!

– Не трогай мать, урод! – Мишка догнал Немого и вцепился ему в руку. – Отпусти! Отпусти, я сказал!

Немой вроде бы даже и не сильно двинул рукой – отмахнулся, как от мухи, но Мишку словно сбило автомобилем, он отлетел в сторону и покатился по земле.

– Ну, козел, молись! Сам научил!

Рукоятка кинжала привычно легла в руку. В том, что он не промахнется, Мишка был совершенно уверен. В том, что убьет – тоже. И ни малейших колебаний или сомнений… Рука Лавра прервала замах смертельного броска в самый последний момент, Мишка снова полетел на землю, а когда смог подняться, тела Немого и Лавра уже сплелись в схватке.

– Прекратить! Я кому сказал? Лавруха! Прекратить немедля! Дед шкандыбал на деревяшке, уже занося для удара неизвестно где подобранный дрын. Занести-то занес, но так и остановился с поднятой рукой: дорогу к дерущимся загородили Мишка и Чиф. У обоих, обнажая зубы, одинаково приподнята верхняя губа, а у внука в руке еще и поблескивает отточенная сталь.

– Мишаня-а-а!!!

Крик матери раздался почти одновременно с придушенным хрипом Чифа, и тут же правую руку резануло болью – дед фехтовать не разучился, а то, что в руке у него была палка, а не меч – дело десятое. Следующий выпад – тычком в солнечное сплетение – заставил Мишку скорчиться на земле.

Когда он сумел продышаться и поднять голову, открывшаяся картина красочно иллюстрировала полный и безоговорочный провал бунта против главы семьи. Лавр лежал на земле лицом вниз и, видимо, пребывал в глубоком нокауте. Немой, с окровавленным лицом и в разодранной рубахе, подпирал колом дверь в избушке, из-за которой доносились истерические крики матери. В нескольких шагах от Мишки пластом лежал Чиф, а на крыльце нового дома Машка и Анна-младшая суетились возле лежащей тетки Татьяны. Та, видимо, выбралась из дома на крики и упала, потеряв сознание. Рядом в два горла ревели перепуганные Сенька и Елька.

Долго разглядывать «пейзаж после битвы» Мишке, впрочем, не пришлось. Созерцание прервал крепкий удар палки и голос деда:

– Ты на кого оскалился, щенок?

Новый удар. Третьего Мишка дожидаться не стал – откатился в сторону, палка ударила в землю.

«Щенок, говоришь? Ну, я тебе сейчас покажу цирк на паровой тяге! Щенков ты путных не видел, отставной майор!»

Мишка еще раз перекатился, но уже не куда попало, а осмысленно – в сторону валявшегося на земле кинжала, потом приподнялся на корточки и прыгнул к оружию. Пальцы уже почти коснулись рукояти, когда Немой, не мудрствуя особо, просто наступил ногой на уже пострадавшую от дедовой палки руку. Мишка взвыл от боли, а Немой, ухватив его за шиворот (действительно, как щенка), потащил к деду.

Дед почему-то не стал их дожидаться, а отвернувшись, похромал к крыльцу. Впрочем, намерения его тут же и разъяснились.

– Анька! Плеть из сеней принеси!

«Пороть будет, старый хрен! От Немого не вырвешься, по яйцам ему ногой дать, что ли?»

Мишка попробовал осуществить задуманное, но Немой даже не стал ничего особенного предпринимать, просто встряхнул его так, что лязгнули зубы. Анька, стерва, уже протягивала деду плеть.

– Ну, кобелек, первые зубки прорезались? Андрюха, поставь его на ноги, посмотрим, какой породы у нас песик подрос.

Дед взмахнул плетью… Мишка сосредоточил все силы на том, чтобы не унизиться, закрываясь руками или пытаясь уклониться от удара. Плечо и спину ожгло болью, совсем неподвижным остаться не удалось – вздрогнул, моргнул, но руки удержал и стоять остался прямо. Дед кинул плеть Мишке под ноги.

– Подними и подай!

– Не буду!

– Ну, как хочешь, внучек. Андрюха, подай!

«Больно, блин! Но голос вроде бы не дрогнул. Надо разозлиться, тогда выдержу. Если пнуть деда по здоровой ноге и сразу же толкнуть, даже моего веса хватит, потом… Немой ничего не даст сделать… Ох! Едрит твою!»

Плеть свистнула еще раз, потом опять упала под ноги.

– Подними и подай!

– Не буду!

– Андрюха, подай!

Еще удар.

– Подними и подай!

– Не буду!

– Крепкого паренька вырастили… Андрюха, подай!

«Запорет же, старый дурень! В обморок, что ли, брякнуться? Тем более, что и в самом деле, что-то мне как-то…»

– Подними и подай!

– Не бу…

– Все, спекся! – раздался над головой голос деда, звучащий словно сквозь вату. – Но смотри: ни слезинки, и стоял твердо – наша кровь! Неси его в дом. Что? Нет, не выпускать, пусть запертая сидит: из-за нее весь сыр-бор начался, сейчас опять раскудахтается. Анька, там на полке – гусиный жир с травами, помажешь ему спину. И Татьяну, Татьяну приберите, чего вылезла? Андрюха, ты пса не убил, случаем? Нет? Только оглушил? Правильно, молодец. Привяжи его, пока в себя не пришел, еще кидаться начнет. Машка! Ты где? Ага, здесь. Принеси ведро воды, вылей дядьке Лавру на голову, а то что-то долго не встает. Ты ему ничего не сломал, Андрюха? Не знаешь? И то верно, сгоряча и не поймешь… Сам-то рожу умой, как он тебя! Есть силушка, да норов жидковат, не то что Фролушка, покойник, был. Михайла-то в отца пошел – характерный… Ты как думаешь, Андрюха, нож оставлять ему или забрать? Он ведь тебя запросто убить мог, Лавруха помешал… Оставить? А не боишься? Ну и что, что отрок, ты его сам ножи метать выучил, что, плохо учил? Хорошо учил и не боишься? Ну, смотри… Эх, добры молодцы! Устроили веселуху – скоморохи такого не покажут!

* * *

Пришел в себя Мишка только утром следующего дня.

«Однако это что ж я, всю ночь в отрубе был? Вряд ли, скорее всего, обморок перешел в сон, такое, я слышал, бывает. Блин, но напихали мне вчера от души… Спину жжет, но не очень сильно, голова… с головой тоже непорядок. Пару раз я вчера в нокдауне побывал. Сначала Немой двинул, потом – Лавр. А может и не нокдаун, а нокаут? Что-то смутно некоторые вещи помню, а некоторые вообще… Когда Немой Лавра вырубил? Где дед палку взял? Откуда Чиф появился? Нет, не помню, значит, отключался. Не удивительно, что голова болит. Потом же еще дед несколько раз палкой огрел, но вроде бы не по голове… И еще плетью четыре раза… или пять? Все равно, для пацана достаточно. До чего же пить хочется. И нет никого, придется вставать».

Решить оказалось легче, чем сделать. Едва он сел на лавке, все вокруг поплыло, к горлу подкатила тошнота, Мишка попробовал для устойчивости ухватиться за край лавки и почувствовал, как правое запястье резануло болью. Поднес руку к глазам: да, похоже, эта часть тела пострадала больше всего. Запястье было туго забинтовано, но пальцы и часть ладони, видимая из-под повязки, распухли и посинели.

«Это ж мне дед палкой врезал, а потом Немой еще ногой наступил, падла!»

Мишка попробовал пошевелить пальцами, слегка двинуть кистью руки. Перелома, кажется, не было, но всяких там гематом, растяжений, ушибов и прочих «удовольствий» наверняка полный набор. Придерживаясь здоровой рукой за стену, добрался до кадки с водой, напился. Не сказать, чтобы здорово полегчало, но переместиться обратно к лавке получилось уже лучше.

Второй раз Мишка проснулся от осторожных прикосновений к спине. Кто-то смазывал ему следы от плети.

– Тише, тише, я уже почти закончила.

Голос был Машкин.

– Я давно так валяюсь?

– Второй день уже, есть хочешь?

От одной мысли о еде сразу затошнило.

– Нет, попить дай.

Машка притащила ковшик с водой.

– Что у меня со спиной?

– Заживает уже и жар спал, а вчера ты совсем плохой был…

– А с головой?

– А что с головой? Болит? На голове ничего не видать. Где болит? Покажи, я холодненького приложу.

– Мать все заперта?

– Ага, дед выпускать не велит.

– А дядька Лавр?

– В кузне лежит, в дом идти не захотел, а у Немого бровь рассечена и ухо распухло. Вы что, позавчера взбесились все?

– А Анька и рада стараться – плетку в клювике принесла…

– Да кто ж знал, что он тебя так полосовать станет? И ты тоже уперся… Повинился бы, поплакал, сделал бы, что дед велел, глядишь, и он отмяк бы.

– Это ты плачь и винись, а у меня дед с Немым этот день еще вспомнят… Я за мать им обоим уши до жопы стяну.

– Скажи спасибо, что не запороли тебя, ишь, грозится еще! Да Немой тебя одним пальцем…

– Я не всегда отроком буду, дождусь своего времени!

– Да что ты говоришь такое? Совсем ополоумел? Может, тебя и правда по голове…

– Машка! Что там? – раздался от двери голос деда.

– Очнулся, говорит…

– Что говорит-то?

– Ругается… Не в себе, наверно.

– Если ругается, то как раз в себе. Если может, пусть поднимается, пес без него два дня уже не жрет и не пьет. Кого в село пошлем?

– Аньку пошли, дед! – заорал Мишка. – Она плетку в зубах носить умеет!

– Щенок, ядрена Матрена!

Дед грохнул дверью и застучал деревяшкой по ступеням крыльца.

– Дурак! – напустилась Машка на брата. – Ты его еще больше рассердить хочешь? Ты тут лежишь спокойненько, а он на нас всех злобу срывает.

– Идите вы все в… самые разные места!

– Ну и лежи тут… На сердитых воду возят!

«Вообще-то, наваляли мне по заслугам: с ножом на главу семьи… Может и правда, зубки прорезаются? Тринадцать лет, все может быть. Других признаков пока нет, но Немого бы я грохнул, если бы не Лавр? Грохнул бы! Второй раз за оружием потянулся? Потянулся. Интересно: зачем? Что бы я сделать смог? А ведь были же какие-то намерения… наверняка глупость какая-нибудь.

М-да, сэр! И что теперь? Дед – командир со стажем, всяких обламывал, не вы первый. Покориться, просить прощения? А какие еще могут быть варианты? Патриархальный уклад, глава семьи… Формальных изъявлений покорности потребует по полной программе, сам себе потом противен будешь. Не покоряться? Дед найдет способ, через его руки сотни новобранцев прошли, да и взрослых ратников он себе подчинял безоговорочно. Тут, пожалуй, ничего не светит. Что еще подросток может в подобных обстоятельствах?

Помнится, у Горького похожий случай описывался. Тоже дед внука выпорол с перебором. Потом сам пришел, гостинец какой-то принес, кажется. Но там – не наш вариант: скатерть, что ли, внук испортил. Обычная шалость. А я попер против устоев, дед мириться и не подумает.

Ну что ж, сэр, не выходя за рамки образа, остается только одно: сбежать из дома. Вторая половина лета, лес прокормит. Или все же не стоит? А вот хрен вам, а не формальные изъявления покорности! Роль ролью, но и самим собой оставаться тоже как-то надо!»

Мишка поднялся, попробовал сделать несколько шагов, ноги держали твердо… почти. Выглянул наружу, поблизости никого не заметил. Недалеко от крыльца на веревке висели три рубахи: его собственная, Немого и Лавра – похоже, после позавчерашних номеров бабам пришлось приводить в порядок одежду всех троих.

Вернувшись в дом, начал соображать, что нужно взять с собой, и, совершенно неожиданно для себя, обнаружил на лавке мешок со всем необходимым. Рядом лежали его тулупчик и шапка. Под тулупчиком обнаружился пояс с двумя Мишкиными кинжалами, а под лавкой небольшой – по Мишкиной руке – топор. Значит, дед от своего плана не отказался и приказал все подготовить. Тем лучше!

Мишка собрал все имущество, хотел забрать с полки в сенях горшочек с целебной мазью, но понял, что сам себе спину мазать не сможет, и оставил лекарство на месте. Снова осторожно выглянул во двор. Никого. Дед наверняка около пчел, мать заперта, Лавр в кузнице, сестры… как раз время дойки. Значит, только Немой и малыши. Да, еще тетка Татьяна, но она лежит в доме за занавеской, и Мишка за два дня ее даже не слышал. Младшие, правда, могли увязаться за сестрами – парного молочка попить. Где может быть Немой? Где угодно. Придется рискнуть.

Выскочив из дома, Мишка стянул с веревки и торопливо напялил свою рубаху, холстина неприятно коснулась поротой спины, но вполне терпимо. Дважды полоснув накрест кинжалом рубаху Немого, Мишка подался за дом, чтоб не торчать на открытом месте.

– Чиф-ф-ф, Чиф-ф-ф.

На этот шепот Чиф был приучен откликаться негромко или вообще прибегать молча. Во всяком случае, пес знал, что когда его зовут таким образом, шуметь нельзя. И действительно, откуда-то от поленницы донеслось негромкое поскуливание. Увидев хозяина, пес радостно вскочил, но Мишка тут же припал к земле и двинулся к Чифу ползком. Эта ситуация тоже была неоднократно отрепетирована. Чиф мгновенно насторожился и начал оглядываться и принюхиваться. В свое время Мишке пришло в голову сделать из пса своего рода «систему дальнего обнаружения», и сейчас затраченные усилия и время могли окупиться сторицей.

Обрезав привязь, Мишка осторожно тронулся в сторону леса. До ближайших деревьев оставалось уже совсем немного, когда Чиф, тихонько рыкнув, повернул голову влево. Оба беглеца припали к земле и, пролежав пару минут неподвижно, увидели Немого, который шагал от леса к пасеке со связкой жердей на плече. Был он достаточно далеко, но Мишка для страховки выждал еще некоторое время, а потом опрометью бросился в лес.

Преследования можно было не опасаться: хороших охотников-следопытов в семье никогда не было, жили другим. Единственный, кто реально мог бы отыскать Мишку в лесу – Чиф – бежал рядом. Через некоторое время беглецы оказались примерно в том месте, откуда Мишка и планировал отправить Чифа в село. Обиды обидами, а долг перед семьей есть долг перед семьей. Если эпидемия продолжается, надо готовиться к зимовке на пасеке и… без хлеба. Выходить в поле невдалеке от Ратного значило почти наверняка подцепить заразу. Если же обстановка улучшилась, надо срочно возвращаться домой – хлеб ждать не будет.

«Признайтесь, сэр, кроме долга вами движет еще и личный интерес: очень хочется узнать о судьбе леди Джулии, не правда ли? Правда, что тут скажешь? Правда. Смешно-с, но одиннадцатилетняя девчонка очень наглядно продемонстрировала, чем чувство долга отличается от исполнения служебных обязанностей. В конце ХХ века я такого что-то не наблюдал.

Полноте, сэр, а солдаты в Чечне? Они выполняли приказ. Ну ладно, а учительницы, падающие в голодный обморок прямо в классе? Это же не газетные утки, вы сами знаете, что это правда. Там было с кого спросить. Кто развалил Державу, разворовал миллиарды, лизал жопу американцам… Да что говорить! А здесь слепая сила стихии и одиннадцатилетняя девчонка. И ТАМ тоже были такие. Были, не сомневаюсь, но увидел своими глазами я это только ЗДЕСЬ. И, самое главное, поверил, что именно так и надо жить, тоже только ЗДЕСЬ. “Делай, что должен, и будет то, что будет”. Оказывается, это не только слова».

Мишка развел костерок, преодолевая тошноту, заставил себя поесть, щедро поделившись с Чифом, потом принялся выцарапывать на куске бересты буквы.

«Юленька, я очень надеюсь, что ты жива и здорова. Пришли, пожалуйста, весточку с Чифом. Можно ли возвращаться в село? Если нет, то посоветуй, чем помочь тетке Татьяне. Она родила раньше времени мертвого ребенка и уже несколько дней очень плоха. Минька».

«Вот и все послание. Даже это отсылать стыдно: она там рядом со смертью, а ты смылся и еще помощи просишь. А что делать?»

– Чиф, где Юлька? Ищи! Ищи, где Юлька? Юлька, Юлька, ищи, Чиф, ищи!

Пес покрутился на месте, потом нерешительно отбежал на несколько шагов в сторону Ратного и вопросительно оглянулся на хозяина.

– Хорошо, Чиф, хорошо! Ищи Юльку!

Чиф, уяснив наконец, что от него требуется, галопом рванул в сторону села. Теперь оставалось только ждать. Мишка завернулся в тулупчик, привалился к стволу дерева и незаметно для себя задремал.

– Гражданин Ратников Михаил Андреевич! Вам предъявляется обвинение в незаконном хранении холодного оружия и покушении на убийство гражданина Немого Андрея, он же «Лют», он же «Падла», он же «Урод», он же «Козел», инвалида второй группы, проживающего по адресу: Турово-Пинское княжество, село Ратное Туровского района, улица деда Корнея, дом два. В соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, вам перед предъявлением постановления о взятии под стражу надлежит быть облизанным служебно-розыскной собакой по кличке Чиф…

– Тьфу, Чиф, перестань! Блин! Приснится же такое! Чиф, хватит лизаться, записку принес? Есть! Молодец Чиф, спасибо, собачка. Ай, молодец, ай, хорошо. Да дай ты письмо-то отвязать, псина!

«Возвращаться можно. Уже одиннадцать дней новых больных нет. Татьяну везите осторожно, не растрясите».

Подпись отсутствовала, но все было понятно и так. Не чума, не оспа, не еще какая-нибудь гадость, от которой вымирают целыми городами и волостями. Юлька жива, новые больные не появляются уже больше десяти дней.

Ночью Мишка пробрался на пасеку и повесил берестяную грамотку, полученную от Юльки, на то самое место на веревке, где висела разрезанная им рубаха Немого. Вернувшись на опушку леса ближе к полудню, он увидел нагруженные телеги и суету сборов. Дело сделано, можно начинать карьеру беспризорника.

Глава 4
Лето – осень 1124 года.
Лес в окрестностях Ратного – Нинеина весь

«И долго вы собираетесь робинзонить, сэр? Конечно, вас будут искать, но могут ведь и не найти. Тогда придется изображать библейский сюжет “Возвращение блудного сына”. Вообще, планы у вас какие-нибудь есть?

Если нет, то будут.

Садимся и анализируем ситуацию. А она, согласимся, непростая: я защищал мать, с которой грубо обходился Немой, не сам, надо признать, а по приказу деда. Дед был прав, а мать не права, но хватать ее, как мешок, и тащить под домашний арест… В общем, я имел право, а дед своим солдафонством спровоцировал конфликтную ситуацию. За нарушение дисциплины я наказание получил и принял его, надеюсь, достойно. Задание по получению информации из села выполнил. Все, больше я ничего никому не должен.

Тогда в чем цель побега? Не покоряться деду. Не признавать своей вины, не выполнять унизительных процедур формального покаяния. Голые эмоции, блин, не хочу и все! Кстати сказать, в этом мы с пацаном совпадаем, он бы тоже сбежал на чистых эмоциях. Ну а дальше? А дальше мы расходимся – пацан о будущем не подумал бы, а я обязан.

Запасов у меня примерно на месяц, причем все продукты – длительного хранения. Будем считать это неприкосновенным запасом. Кроме того, есть возможность добывать пропитание в лесу: грибы, ягоды, орехи, коренья. Можно ловить рыбу и ставить силки. До поздней осени продержусь. Потом… Потом можно будет поселиться на пасеке – дед-то оттуда съедет! Значит, если суметь накопить запас продуктов, можно остаться и на зиму.

Итак, ресурсами я, можно считать, располагаю. Теперь надо решить: зачем мне все это? То есть – цель. Чего я собираюсь всем этим – побегом, сидением в лесу, зимовкой на пасеке – достигнуть? Дед достаточно быстро ощутит недовольство родни. Детьми ЗДЕСЬ не разбрасываются, не то что ТАМ. Да и сам он ко мне неравнодушен, связывает со мной какие-то надежды на будущее. Следовательно, одно из последствий моего побега из дому – достаточно сильный моральный дискомфорт для всей родни, и, в первую очередь, для деда. Мать, конечно, жалко, но я и ее в том числе защищаю.

Второе. Рубаху Немого я, конечно, порезал просто со зла, но намек получился достаточно прозрачным: я протестую, в первую очередь, против того, как он обошелся с матерью. По приказу деда, разумеется, но так и должно быть: все сходится на старом. Следовательно, второе последствие – общее понимание того, что ни каяться, ни покоряться я не намерен. Подобное обстоятельство только усилит дискомфорт.

Третье… Да что там перебирать! И так все ясно. На дедово хамство я отвечаю психологическим прессингом. Что могу получить в результате? Как раз то, что мне и нужно – никаких формальных покаяний и унижений. Как там Корней Агеич выразиться изволили? У кобелька зубки прорезаются? Ну вот пусть и смирится с этим. И пусть сам ищет приемлемый для всех участников выход из ситуации.

Подводим итог. Цель – заставить деда искать способ закончить дело миром. Задача, которую надо решить для достижения цели – организация психологического прессинга, проще говоря, элементарный шантаж. Технология – выживание вне дома возможно большее количество времени.

Циничная все-таки штука эта теория управления, но что я еще могу противопоставить дедовой упертости и медвежьей силе Немого? Анализ ситуации закончен, приступаем к практическому исполнению принятого решения. Пункт первый – сочиняем себе жилье на первое время. Пункт второй – плетем вершу: рыбки хочется».

Все оказалось вовсе не так просто, как думалось, но и не так ужасно, как это могло бы представиться городскому жителю ХХ века. Шалаш, хоть и не с первого раза, удалось сделать достаточно приличным. Рыба в вершу набивалась регулярно, зайцы в силки попадались, хоть и не каждый день. Удалось даже добыть молодого кабанчика. Один из кинжалов, прикрепленный к дубовому древку, превратился во вполне убойное копье. Им-то Мишка и поразил с дерева кабанчика, правда, потом пришлось часа три просидеть на том же дереве, спасаясь от праведного гнева здоровенного секача, возглавлявшего стадо.

Соль и некоторые другие, полезные в хозяйстве, мелочи Мишка добыл методом вульгарного домушничества: воспользовавшись отсутствием деда, совершил набег на пасеку. Кроме приобретения соли, посуды и прочего, этот налет послужил еще и сигналом: я – живой, ничего со мной не случилось, домой возвращаться не собираюсь, а налаживаю свое хозяйство.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

сообщить о нарушении