Евгений Казимиров.

О структуре российского гражданского права



скачать книгу бесплатно

© Павел Шушканов, 2016

© Николай Алексеев, 2016

© Евгений Казимиров, 2016


Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Введение

Гражданское право России имеет уникальную историю своего развития и особенности, присущие только российской системе права. На протяжении долгого времени российская цивилистика развивалась, утверждала свою самобытность, вбирая, там не менее, лучшие нормы и институты из законодательств других стан и исторических правовых памятников.

Особенность российского гражданского права можно выделить одним предложением – оно представляет собой, основанную на римском частном праве отрасль права, построенную по пандектной системе, но имеющее в правовой основе нормы из институционного права, искаженное через призму советского законодательства и утвердившееся на основе современных рыночных отношений. Многие институты в российском гражданском праве представляют собой анахронизмы, другие же, напротив, новы настолько, что еще не тронуты правоприменительной практикой и до настоящего времени российскими школами цивилистики не разрешен вопрос о единой структуре гражданского права. Ведь многие отрасли в цивилистике являются искусственно отделенными от гражданского права, другие же – попросту «химеры», сложенные из норм различных отраслей, которые нельзя назвать ни полноценными подотраслями ни институтами.

Особый интерес представляет изучение отдельных институтов гражданского права через призму исторического развития. Наблюдая, как формировалась та или иная норма, трансформировалась под влиянием социальных и исторических событий, можно выявить основные особенности современного гражданского права.

В своей работе мы затронем обозначенные и многие другие вопросы современной российской цивилистики.

Глава 1. Формирование отраслевой структуры российского частного права в контексте кодификации гражданского законодательства 1922—2006 г.г.

Частное и гражданское право в российской правовой науке почти всегда воспринимаются как синонимы. Если к публично-правовым отраслям мы можем отнести множество отраслей права, то общим понятием «цивилистика» мы объединяем гражданское право и отрасли настолько смежные с ним, что до настоящего времени не утихают споры об их самостоятельности как отрасли, а не науки или учебной дисциплины.

Мы рассмотрим особенности формирования основных элементов системы российского гражданского права через призму его исторического развития от первых советских кодификаций до момента принятия последней части Гражданского кодекса Российской Федерации.

В своем развитии гражданское законодательство России прошло долгий эволюционный путь от имперского Гражданского уложения, имеющего в основе многие институты классической европейской цивилистики, основанной на кодексе Наполеона до современного гражданского законодательства, удачно сочетающего в себе традиции советского права, заимствования из законодательств Германии и Франции и институты римского права.

Советское право сформировало российскую цивилистику именно в том самобытном виде, какой мы видим ее сейчас, несколько уведя от основных европейских пандектной и институциональной систем. Хотя, в основных своих чертах, российское гражданское право построено на пандектной системе, хоть и имеет мало общего с ее классическим образцом – германским Гражданским уложением. Напомним, что в отличие от части стран Западной Европы (в основном «латинской» Европы), законодательства России является по своему характеру пандектным, а не институциональным, как, например, Гражданский кодекс Франции (кодекс Наполеона). Одним из основных отличий двух систем является деление норм на общие и специальные.

Нельзя твердо сказать, что ГК РФ имеет ярко выраженную специальную часть – в любой из частей ГК всегда есть общие нормы. Однако, первая часть ГК РФ несомненно является общей по отношению к другим частям. Это существенно отличает ГК РФ по структуре от того же кодекса Наполеона, разделы которого посвящены изначально регулированию отдельных групп правоотношений и пестрят преимущественно нормами специальными.

Другой особенностью пандектной системы является четкое разделение материальных и процессуальных норм. В связи с этим, мы не имеем отдельных процессуальных разделов в ГК РФ, а самостоятельный Гражданский процессуальный кодекс. Однако, нельзя говорить о полном отсутствии в ГК РФ процессуальных норм. Например, в нормах о дееспособности гражданина прописаны процедуры ее ограничения и лишения, а так же эмансипации.

Однако, не смотря на существенные различия ГК РФ и гражданского кодекса Франции по структуре и содержанию, следует признать, что многие его нормы использованы в российском гражданском законодательстве. Нормы Code Civil были использованы разработчиками Гражданского уложения Российской Империи и разработчиками нового проекта гражданского кодекса, так и не воплотившегося в жизнь. Но, при этом, составители ГК РСФСР 1922 года, когда возникла необходимость в кодифицированном акте, взяли за основу нормы проекта. Несущественно измененными эти нормы перекочевали в ГК 1964 года, а затем в новый ГК РФ. Таким образом, нормы кодекса Наполеона, пройдя более чем столетний путь переработки и развития, стали неотъемлемой частью российского гражданского законодательства.

Говоря о структуре российского гражданского права, следует выделить его основные подотрасли, спор о количестве и наименованиях которых ведется учеными цивилистами до настоящего времени.

Первые подотрасли гражданского права возникли еще в момент его возникновения как ветви права – в римском частном праве. Это обязательственное, вещное и наследственное право. Эти три института, со временем ставшие подотраслями цивилистики, заложили основы гражданского права и сплели воедино имущественные и личные неимущественные отношения между гражданами – предмет гражданского права. Таким образом, бесспорно во всех системах права и во всех законодательствах мира вещное, обязательственное и наследственное право входят и образуют гражданское право.

Первый гражданский кодекс РСФСР, не смотря на его небольшой объем и скудное содержание в плане широты регулирования общественных отношений, содержал в себе нормы, составляющие данные подотрасли. С огромными изменениями (основном в сфере права собственности и наследственных правоотношений) они перекочевали из имперского гражданского законодательства.

Не секрет, что значительную часть обязательственного права составляют договоры, носящие торговый характер. Во многих странах наличие торгового и гражданского права как самостоятельных отраслей, а Торгового и Гражданского кодексов как самостоятельных нормативных актов является нормой, хотя последние десятилетия европейские страны уходят от подобной практики. Все дело в самом понимании гражданского права как науки и отрасли права. Если в понимании классического Code Civil гражданское право – это в первую очередь отношения между гражданами, такие как акты состояния, брак, эмансипация, сделки, наследование, то в современном понимании гражданское право – право обязательств личного и имущественного характера, как коммерческого, так и некоммерческого вида. При рассмотрении проекта ГК РФ вставал вопрос о разделении закона на два различных и самостоятельных кодекса: гражданского и торгового (по примеру Франции и Швейцарии), либо слиянии гражданских и торговых норм в единый акт. Законодатель пошел по второму пути, сочтя, что целью принятия нового ГК является в первую очередь создание благоприятной правовой базы для развития молодой российской экономики. Таким образом, мы не можем говорить о наличии в составе гражданского права России такой подотрасли как коммерческое право. Коммерческое право – не более чем учебная дисциплина, а составляющие его нормы – составная часть обязательственного права.

Второй спорной подотраслью гражданского права является право семейное. Важным вопросом кодификации гражданского законодательства всегда являлось включение или не включение в структуру ГК РФ семейно-правовых норм. Однако, данный вопрос при принятии ГК РФ был разрешен сам собой принятием отдельного семейного кодекса. В различных школах цивилистики по-разному рассматривается вопрос о принадлежности семейного права к структуре гражданского. Защитники подхода о самостоятельности семейного права говорят об особенности предмета его правового регулирования. А. М. Нечаева11
  Нечаева А. М. Семейное право. Курс лекций. – М.: Юристъ, 1998


[Закрыть]
считает, что преимущественный лично-правовой характер семейных правоотношений дает основания считать семейное право самостоятельной отраслью российского права, в то время как М. В. Антокольская22
  М. В. Антокольская Семейное право 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Юристъ, 2002. – 336 с


[Закрыть]
придерживается иной позиции, утверждая, что семейное законодательство не содержит качественных материальных критериев, позволяющих отграничить семейные отношения от отношений, регулируемых другими отраслями права. По нашему же мнению, предмет семейного права не уникален в сравнении с иными имущественными и личными неимущественными отношениями, как по характеру, так и по субъектному составу (к слову, наследственное прав так же имеет уникальный субъектный состав и предмет), а, следовательно, мы продолжаем считать семейное право подотраслью гражданского. Однако, структура ГК РФ не может отразить это обстоятельство, какими бы не были теории на этот счет. Проблема даже не в действующем Семейном кодексе РФ, а в содержании статей 71 и 72 Конституции РФ – если гражданское законодательство относится к исключительному ведению РФ, то семейное – к совместному. Отделение же семейного права от гражданского является процедурой искусственной, начатой в советский период истории с целью «очистить» семейно-правовые нормы от хозяйственных и расчетных элементов. Данная особенность отличает ГК РФ от гражданских кодексов некоторых соседних государств, например Грузии, ГК которой в качестве отдельного раздела включает нормы о браке и семье. Кодекс наполеона так же содержит огромное количество семейно-правовых норм, поскольку, исходя из характера самого кодекса семейные правоотношения – неотъемлемая часть гражданских.

Некоторые подотрасли гражданского права сформировались несколько позже. Например, одна их крупнейших и важнейших подотраслей – право интеллектуальной собственности начала формироваться как полноправная подотрасль с принятием ГК РСФСР 1964 года с соответствующим разделом «Авторское право» и принятием в 1992 году Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик. В настоящее время право интеллектуальной собственности кодифицировано и регулируется отдельной (четвертой) частью Гражданского кодекса РФ. На момент разработки четвертой части ГК РФ, кодификация интеллектуальной собственности ставилась под вопрос. Система действующих законов об авторском, патентном праве и средствах индивидуализации уже успела зарекомендовать себя как действующая, не взирая на некоторые недостатки, которые вполне могли быть устранены принятием законов в новой редакции или новых законов. Тем не менее, четвертая часть кодекса была принята и стала одной из самых объемных его составных частей. По объему она превышает и ранее действующий ГК РСФСР 1964 года и ГК РСФСФ 1922 года.

Не смотря на специфику правоотношений и особый субъектный состав, право интеллектуальной собственности нельзя выделять в отдельную отрасль, поскольку отношения по защите исключительных прав являются типичными имущественными и неимущественными гражданскими правоотношениями.

Иногда в качестве подотрасли гражданского права обозначается жилищное право. С этой позицией нельзя не согласиться по следующим основаниям. Во-первых, жилищные правоотношений так же носят имущественно-неимущественный характер, то есть совпадают с предметом гражданского права, не смотря на особенности объекта. Во-вторых, Гражданский кодекс РФ (не смотря на наличие самостоятельного Жилищного кодекса) содержит в себе целый блок правовых институтов, регулирующих процедуры найма жилья.

Вопрос о включении в ГК земельных норм был решен в пользу отдельного Земельного кодекса, не смотря на то, что ГК содержит отдельную главу о регулировании земельных отношений. Причина разделения земельных и гражданских норм – скорее экономическая, нежели правовая. Споры о статусе земли и праве собственности на нее не утихали в течение еще почти десяти лет с момента принятия первой части ГК РФ, даже после принятия Земельного кодекса РФ. С другой же стороны, предмет земельного права несколько выдается за рамки имущественных и личных неимущественных отношений, включая вопросы охраны и предоставления в пользование земельных участков. По этой причине, земельное право нельзя с определенностью назвать подотраслью гражданского. Скорее, это смежная отрасль.

В последние годы в качестве подотраслей гражданского права принято выделять страховое, корпоративное право, транспортное право и право ценных бумаг. С этой позицией можно согласиться лишь частично. По нашему мнению, выделять нормы в отдельную подотрасль, если речь идет о гражданском праве, не верно только на основании количества этих норм. Скорее, нужно учитывать комплексность и смежность правоотношений, их сложность и объем регулирования. Если корпоративное право выходит далеко за рамки регулирования отношений по учреждению, управлению и ликвидации коммерческих организаций, и а этом основании его смело можно признать подотраслью, то ценные бумаги и страховое право – не более чем крупные институты цивилистики. Выделять же транспортные договоры из обязательственного права вообще не имеет смысла. Условно можно сказать, что за исключением первой части, содержание разделов соответствует содержанию подотраслей гражданского права, а глав – содержанию институтов. Что же касается выделения в отдельные отрасли коммерческого и предпринимательского права – на наш взгляд, это не совсем оправдано и не соответствует структуре ГК РФ и гражданского законодательства в целом. К сожалению, в российской правовой науке понятие правовой дисциплины часто подменяется понятиями отрасли и подотрасли права.

Таким образом, в настоящее время мы можем говорить о следующих подотраслях гражданского права: вещном, обязательственном, наследственном, праве интеллектуальной собственности, жилищном, корпоративном праве и, хоть это и наиболее спорный вопрос, семейном праве. В сравнении с ГК РСФСР 1922 года и 1964 года, современное гражданское законодательство включает в себя несоизмеримо огромный пласт правовых норм, причем не только ГК и отдельных специальных актов, но и других кодексов или их частей. Российское гражданское законодательство не кодифицировано полностью, в отличие от уголовного, поэтому нормы ГК РФ составляют лишь небольшую часть от всех гражданско-правовых норм. В связи с этим, положения ГК РФ можно рассматривать как общие по отношению к нормам других гражданских законов, что, однако, не делает их мертвыми без специальных и принятых в их развитие норм. Таким образом, ГК РФ можно называть своеобразной «конституцией» гражданского законодательства – базой для всей российской цивилистики. Сейчас уже нельзя назвать гражданское право России чистым классическим гражданским правом (вроде французского или немецкого), скорее это конгломерат институтов и подотраслей, тесно примыкающих к другим отраслям.

Глава 2. О генезисе юридических лиц в отечественном законодательстве

Институт юридических лиц в государстве с развитым экономическим оборотом играет основополагающую роль. Именно на него возложены функции по обособлению имущества, снижению имущественных потерь, а также аккумуляции и юридическому оформлению интересов группы лиц в единую цель деятельности организации.

В своей работе нам, прежде всего, хочется отразить отношение законодателя к регламентации данного института при решении вопросов о статусе юридического лица, о его функциях и месте (как субъекта) в экономическом обороте в различных политических и экономических условиях, которые нашему обществу пришлось пережить за последние без малого сто лет. В качестве предмета исследования полагаем разумным исследовать законодательство в период с 1917 по 2006 год.

Революционный хоррор октября 1917 года имел своим последствием становление социалистического государства, отрицавшего любые экономические отношения, осуществляемые без непосредственного участия последнего.

Во исполнение таких лозунгов революции как: «Власть – народу! Собственность – трудящимся!», «Заводы – рабочим! Землю – крестьянам! Лаборатории – ученым!»33
  См.: www.kprf.ru


[Закрыть]
все частные компании были национализированы и превращены из субъекта в объект права. Сущность такого «статуса» состоит в том, что организации потеряли личностное качество, поскольку для оборота они стали, скорее объектом, а субъектом правоотношения являлся их собственник – государство. Единственной формой организации стало социалистическое государственное предприятие, которое не являлось юридическим лицом, а было по нашему мнению формой индивидуализации имущественных ценностей в обороте, оно действовало в соответствии с государственным плановым заданием и финансировалось по смете ВСНХ Наркомата финансов и Госконтроля.

Такое положение в сфере нашего исследования сохранялось до 1921 года, начала становления новой экономической политики, в ходе которой появилась новая форма организации предприятий – тресты речь о которых пойдет не много позже.

31 октября 1922 года был принят ГК РСФСР (далее ГК 1922 года), в нем впервые в отечественной цивилистике было закреплено понятие юридического лица, ст. 13 ГК 1922 года признавала юридическим лицом объединения лиц, учреждения или организации, которые могут, как таковые, приобретать права по имуществу, вступать в обязательства, искать и отвечать в суде.44
  См.: СУ РСФР, 1922, №71, ст. 904


[Закрыть]
ГК 1922 года, не имел четких общих положений об институте юридических лиц, последнему посвящалось семь статей содержащих мало-мальски общие вопросы деятельности юридических лиц. Например, не имелось положений о правоспособности юридического лица, норма ст. 17 ГК лишь ограничивала непосредственное участие последнего во внешнеэкономическом обороте, согласно указанной норме только государство имело право на непосредственное осуществление подобной деятельности.

Наряду с иными положениями, кодекс содержал в себе понятия о простом и полном товариществе, товариществе на вере и товариществе с ограниченной ответственностью, а так же об акционерном обществе (паевом товариществе) которые в свою очередь являлись юридическими лицами.

Интересной особенностью ГК 1992 года является, то, что положения о товариществах были помещены в раздел обязательственного права. Следует заметить что, данные нормы регламентировали не только обязательства участников данных организационно правовых форм, но и порядок ответственности самих товариществ по долгам перед кредиторами, требования о минимальном уставном капитале, о порядке размещения акций, а так же ряд иных организационных вопросов. Исходя из, специфики правоотношений складывающихся при организации и управлении юридическим лицом, помещение норм регламентирующих деятельность последних в раздел обязательственных правоотношений находим не совсем приемлемым.

В ГК 1922 года, имеется несколько интересных правовых конструкций чуждых идеологии социалистического государства, а именно отсутствие запрета в учреждении юридических лиц гражданами, а так же возможность сдачи национализированных предприятий их прежним собственникам, для управления и принесения прибыли55
  См.: там же.


[Закрыть]
в казну. Данные обстоятельства можно объяснить тем, что ГК 1922 года задумывался разработчиками как временный нормативно – правовой акт, на него возлагалась функция «испытателя» оборота в период становления новой экономической политики. Молодое правительство, не имевшее практики осуществления экономической деятельности, создало подобные правовые конструкции намеренно и временно, для стабилизации и улучшения экономического благосостояния государства.

Забегая вперед, следует сказать, что вскоре все частные организации были снова преобразованы в государственные предприятия.

Основным хозяйствующим субъектом того периода было государственное предприятие (трест), деятельность которого регламентировалась декретом от 10 апреля 1923 года, «О государственных промышленных предприятиях, действующих на началах коммерческого расчета (трестах)». Согласно норме ст. 1 декрета трестами признавались государственные промышленные предприятия, которым государство предоставляет самостоятельность в производстве своих операций, согласно утвержденного для каждого из них устава, и которые действуют на началах коммерческого расчета с целью извлечения прибыли66
  СУ РСФСР. 1923. №29. Ст. 336


[Закрыть]
.

Указанный декрет, по сравнению с ГК 1922 года, был довольно хорошо проработан, о данном факте говорит широкий круг вопросов, которые были подробно урегулированы указанным нормативно-правовым актом. Декрет регламентировал порядок учреждения и ликвидации трестов, порядок организации управления, а так же порядок обеспечения трестов имуществом, и порядок ответственности последних по своим обязательствам, каждый трест имел обособленное имущество, и отвечали им по своим обязательствам, за изъятиями установленными обороноспособностью вещей.

Наряду с трестами в качестве участников экономического оборота выступали синдикаты, представлявшие из себя добровольные объединения трестов, для организации сбытовой политики. Синдикаты являлись юридическими лицами, имели свой складочный капитал, состоящий из взносов его участников, а также систему органов управления.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2