Евгений Гаглоев.

Присягнувшие тьме



скачать книгу бесплатно

На полу у ног девочки стоял старинный саквояж из черной кожи, формой и размерами напоминающий сумку для переноски шаров для боулинга.

Когда ворвались грабители, девочка ничуть не испугалась. Ее бледное лицо не выражало абсолютно никаких эмоций. Она молча и внимательно следила за происходящим в вагоне, но, когда Васька поравнялся с ней, равнодушно отвернулась к окну, за которым в вечернем сумраке быстро проносились черные стволы деревьев.

– Эй, соплячка, – грубо окликнул ее Васька, – вытряхивай саквояж!

Девочка не удостоила его ответом.

– Я вообще-то к тебе обращаюсь! – повысил голос парень. – Открывай сумку!

Девочка подняла на него свои огромные глаза.

– Поверь, тебе не понравится, если я это сделаю, – глухо произнесла она.

Тимофей приблизился, заинтересованный происходящим.

– Что у вас тут? – спросил он.

– Маленькая мадам не желает расставаться со своим добром! – ответил Васька. – Может, надавать ей по шее? Показывай, что там тебе мамочка положила!

Девочка холодно улыбнулась.

– Я понял! – воскликнул вдруг Васька. – Ключ! Он у нее!

Тимофей удивленно нахмурился.

А что, это возможно! Ключ от грузового вагона запросто мог лежать в саквояже – такая маленькая девочка не вызовет подозрений у возможных грабителей. Руководство музея вполне могло пойти на такую хитрость.

Тимофей потянулся к саквояжу. Девочка быстро подняла сумку с пола и поставила к себе на колени.

Он хотел дотронуться до серебристой застежки, но она ловко отбила его руку ладошкой в кружевной перчатке.

– Покажи, что в сумке! – потребовал Тимофей.

– А если не покажу?

Васька направил на нее пластиковый пистолет.

– Покажешь, – спокойно произнес Тимофей. – Ведь ты не хочешь неприятностей?

Темные глаза уставились прямо на него.

– Не хочу, – тихо согласилась девочка.

– Вот и умница, – кивнул Тимофей.

– Я так стараюсь избегать неприятностей. Но они всегда происходят, – вполголоса добавила она.

– Открывай саквояж, малявка! – прикрикнул на нее Васька.

Девочка вздохнула и поднялась с сиденья. Она вышла в проход, поставила саквояж на пол, склонилась над ним. Тонкие пальчики в кружевных перчатках ловко справились с застежками. На безымянном пальце правой руки девочки блеснул странный черный перстень в виде миниатюрного черепа с оскаленными зубами.

Она откинула застежки и медленно открыла саквояж.

Васька уже подпрыгивал от нетерпения. Тимофей пристально следил за ее неторопливыми действиями.

– Что у вас там?! – взволнованно воскликнул Форкис. – Сколько можно копаться?! Вы нашли ключ?!

Гомон в вагоне усилился. Пассажиры угрожающе поглядывали на Форкиса. Столько людей! При желании они запросто справились бы с троицей мальчишек.

Форкис на всякий случай вытащил из кармана свой пистолет и продемонстрировал его толпе. Злобные взгляды и недовольный ропот сразу поутихли.

Тем временем девочка опустила в саквояж обе руки.

Когда она выпрямилась, Васька просто задохнулся от ужаса, едва не выронив пистолет. Пораженный Тимофей отшатнулся.

На вытянутых руках девочки, словно готовый к броску шар для боулинга, лежал настоящий человеческий череп. Выглядел он просто жутко. Гладкая кость блестела в свете ламп. Пустые глазницы пялились, казалось, прямо на мальчишек, пожелтевшие зубы весело скалились.

– Это… это… – забормотал Васька. – Что это?!

Тут же раздался пронзительный женский визг, это одна из пассажирок увидела, что именно девочка держит в руках.

– Какого черта?! – потрясенно выдохнул Тимофей.

Внезапно он ощутил, как вокруг сгущается нечто темное и очень зловещее. Волосы зашевелились под шапочкой Тимофея, кожа покрылась мурашками. И, похоже, не он один это почувствовал.

Крики в вагоне стали громче. Кто-то бросился к двери, едва не сбив с ног Форкиса. Сразу несколько человек рванулись к кнопке вызова охраны. Форкис громко завопил, не в силах сдержать натиск перепуганных людей. На его пистолет уже никто не обращал внимания.

Девочка в черном запрокинула голову и закрыла глаза.

В черных провалах глазниц черепа вдруг вспыхнули красные огни.

Пару мгновений спустя весь вагон наполнился громким истеричным визгом, топотом и истошными воплями ужаса.

Свет в салоне мигнул и погас. Одновременно со светильниками погасли и видеоэкраны. В вагоне сгустилась непроглядная тьма, ее черные щупальца потянулись во все стороны, поползли по стенам, заклубились под потолком. Во мраке горели лишь две пары глаз: в глазницах черепа полыхал огонь, а глаза девочки светились тусклым голубым светом.

Люди кричали, бились в окна. Все пытались как можно скорее выбраться из вагона, словно предчувствуя недоброе, все ощущали зло, сконцентрировавшееся в воздухе.

Послышалось громкое шипение, будто множество змей разом раскрыли глотки. Грянул выстрел, и одно из окон разлетелось вдребезги. В салон ворвался ледяной воздух. Крики усилились. Кто-то выскочил из экспресса на полном ходу и покатился по каменистому склону.

А затем все разом смолкло, и в темном вагоне воцарилась мертвая тишина.

* * *

Экспресс из Праги прибыл в Санкт-Эринбург ровно в назначенное время. Серебристый поезд поравнялся с перроном, постепенно снижая скорость, и наконец остановился. Из первых двух вагонов тут же начали выходить люди с сумками и чемоданами. Делегацию музейных работников встречали коллеги из музеев Санкт-Эринбурга. Они размахивали плакатами, весело приветствовали приезжих, жали гостям руки.

Из третьего вагона не вышел никто. Свет в салоне не горел, несколько окон оказались разбитыми. В вагоне гулял сквозняк, бордовые занавески на окнах развевались, словно траурные флаги. Снующие по платформе люди недоуменно поглядывали на странный вагон, никто не понимал, что случилось.

Из открытых дверей вышла лишь невысокая девочка в длинном черном платье, со старинным черным саквояжем в руках. На ее плечах была элегантная горжетка из черного меха, волосы покрывала такого же цвета меховая шапочка. Она остановилась на обледеневшем перроне и осмотрелась по сторонам.

Ей навстречу уже шагал высокий привлекательный брюнет лет тридцати в длинном черном пальто и белом шарфе крупной вязки. Волосы мужчины были стянуты в хвост на затылке. Руки, затянутые в кожаные перчатки, сжимали элегантную трость из темного дерева. Мужчина курил сигарету, вставленную в длинный серебряный мундштук.

Он приветливо кивнул маленькой путешественнице:

– Персефона.

– Гектор. – Девочка сдержанно улыбнулась в ответ. – Ты отлично выглядишь. Впрочем, как и всегда.

– Хорошо добралась? – Гектор хотел взять из ее рук саквояж, но она не позволила ему сделать это.

– Не очень.

– Тебе не удалось заполучить ее? – помрачнел Гектор.

– Возникли небольшие трудности, – холодно ответила Персефона. – Не я одна, как оказалось, планировала проникнуть в грузовой отсек. Ну ничего, у нас еще будут другие возможности. Когда… суматоха немного уляжется…

– Рад, что ты не сдаешься, – усмехнулся Гектор. – Что ж, пойдем. – Он жестом пригласил ее следовать за собой. – Машина уже ждет. А здесь сейчас будет слишком многолюдно.

Он мельком взглянул на пустой темный вагон.

Мужчина и девочка зашагали к выходу с платформы. В этот момент в пустой вагон экспресса вошла женщина из группы встречающих. В ту же секунду раздался ее громкий перепуганный вопль.

Персефона недовольно поморщилась.

– Почему они всегда так громко кричат?! – тихо произнесла она.

– А ты еще не привыкла? – усмехнулся Гектор. – Ведь состоишь в «Черном Ковене» не первый год.

– Не первый, – задумчиво согласилась Персефона.

На вокзале в считаные секунды поднялась ужасная паника. Люди бегали, кричали, суетились, кто-то громко звал полицейских. У прибывшего экспресса тут же собралась толпа зевак.

Мужчина и девочка не обращали на это внимания. Они пересекли большой, ярко освещенный зал ожидания и вышли из здания вокзала на площадь. У ступенек широкой мраморной лестницы их ждал черный лимузин. Где-то за спинами небоскребов солнце медленно опускалось к горизонту, окрашивая темное, затянутое тучами небо в кроваво-красные цвета.

Глава вторая
Когда у змеи вырастут рога

Никита Легостаев вошел в тренировочный зал школы боевых искусств «Додзе», когда часы на стене пробили восемь вечера. Большинство учеников сэнсэя Канто к тому времени уже закончили заниматься. Из раздевалок доносился приглушенный шум голосов, из душевых – звуки льющейся воды. Никита специально выбирал для своих тренировок часы перед самым закрытием клуба. Последние несколько недель учитель Канто, по просьбе Гордея Лестратова, делился с ним своими боевыми навыками, и они вытворяли на татами такое, что любой нормальный человек сошел бы с ума, увидев эти тренировки. Немудрено, ведь и преподаватель, и его ученик были оборотнями, и их возможности на несколько порядков превосходили возможности обычных посетителей школы «Додзе».

Никита с недавних пор начал полностью перекидываться в большую пантеру, черного леопарда. Еще пару месяцев назад он так не умел, оставаясь в промежуточном состоянии между человеком и зверем. Но его способности развивались с пугающей быстротой. Теперь он мог в любой момент по желанию превратиться в гигантскую дикую кошку. В полнолуние это происходило само собой, стоило только парню попасть в лунный свет. Поэтому в такие ночи Никита старался не выходить из дома.

Вообще звериный облик имел массу своих недостатков. Конечно, сила и ловкость многократно увеличивались. Но попробуй пробежаться по улицам крупного мегаполиса в виде пантеры! Перепуганные прохожие поднимут такой шум, что мало не покажется. А одежда? Во время превращений на Никите треснуло столько новых джинсов и футболок! Пришлось приложить немало усилий, чтобы объяснить это родителям. Поэтому парень предпочитал оставаться получеловеком-полуживотным. Так по крайней мере он мог спрятаться в любой темной подворотне, да и одежда на нем не трещала по всем швам.

Сэнсэй Канто, невысокого роста улыбчивый старичок, был кицунэ – лисицей-оборотнем. Причем не обычным оборотнем. За внешностью благородного черного лиса, размерами превосходящего среднего пони, наверняка скрывалось нечто большее, ведь не всякий оборотень может похвастаться девятью хвостами! А у Канто в его зверином облике они появлялись. Никита однажды видел их собственными глазами и с тех пор все никак не мог забыть.

Конечно, Легостаева безумно интересовало, кем все– таки был Канто на самом деле, но расспрашивать старика он не решался. Тот хоть и болтал без умолку, но о своем прошлом никогда ничего не рассказывал. В принципе можно было попытаться разузнать у него подробности… Но Никита справедливо опасался, что Канто вместо откровений и любезностей надает ему пинков, а потом выдаст очередную китайскую или японскую мудрость, которые лезли из него, словно из рога изобилия.

Никита босиком, в удобных тренировочных штанах черного цвета и белой майке вышел на середину зала, представлявшего собой длинное просторное помещение с большими тонированными окнами. Пол покрывал огромный татами – упругий ковер, сплетенный из соломы и волокон бамбука. Вдоль стен стояли стойки с боевым оружием и доспехами кендо. Канто в просторном белом кимоно уже снимал со стенда пару длинных деревянных мечей – синаев.

– Мохнорылый! – поприветствовал он Никиту. – Ты вовремя. Я как раз закончил со своими обычными учениками.

Никита учтиво склонил голову, Канто с улыбкой ответил ему едва заметным поклоном.

– Мохнорылый! – хмыкнул Никита. – Посмотрели бы вы на себя в зеркало, сэнсэй, прежде чем меня так называть!

– Что, не по вкусу прозвище? А мне вот очень нравится наблюдать, как кривится твоя симпатичная физиономия! – рассмеялся старик. – Я всех оборотней так зову, и всех вас корежить начинает при этих словах!

Никита осмотрелся по сторонам. Скамейки, стоящие вдоль стен зала, пустовали.

– Гордей еще не пришел? – поинтересовался он.

– Где болтается твой непутевый старший товарищ – загадка для меня! – ответил старик.

Никита нахмурился. В последнее время Гордей Лестратов вел себя очень странно. Он как будто старался избегать Легостаева. В школе они виделись лишь на уроках истории, а сразу после занятий Гордей куда-то пропадал. Он больше не звонил Никите на сотовый, да и в «Додзе» появлялся все реже. Словно его что-то беспокоило, но он не хотел никому рассказывать, что именно. Не доверял? Вряд ли. У них никогда не было секретов друг от друга.

По крайней мере, Никита так думал до недавнего времени.

Гордей знал, что Легостаев – оборотень, что он наследник злобного колдуна и что за парнем охотятся не только наемники зловещей корпорации «Экстрополис», но и магистры «Черного Ковена». Никита же был в курсе, что Гордей, помимо своей учительской деятельности, состоит в «Белом Ковене». Что он испытывает сильный интерес к событиям двухсотлетней давности, случившимся в отдаленном графском поместье неподалеку от деревни Ягужино. Что Гордей в любой момент готов прийти к нему на помощь и оказать любую поддержку. Однако, как выяснилось недавно, самого главного Никита о Гордее не знал.

Татьяна Пожарская, с которой Никита познакомился несколько недель назад, рассказала ему, что она уже видела Гордея раньше в окрестностях Ягужино. Он выслеживал кого-то в лесу у разрушенного поместья. Как оказалось, у Гордея тоже были могущественные враги, обладающие сверхъестественными способностями. Да и сам он не был человеком в общепринятом смысле. Татьяна случайно обнаружила фотографию Гордея в старинных документах. Возраст снимка превышал сто лет, а Гордей на нем выглядел точно так же, как сейчас.

Все это несколько выбило Никиту из колеи. После рассказа Татьяны он как-то пытался поговорить с Гордеем, расспросить его обо всем. Но друг, обычно такой открытый и веселый, сразу замкнулся в себе.

– Твоя новая знакомая что-то путает, – хмуро ответил он. – После всего, что она пережила, вполне вероятно, что некоторые вещи она видит не такими, какие они есть на самом деле.

Большего Никита не сумел от него добиться. А позже Гордей начал вести себя странно. Никита уже и не рад был, что начал расспросы.

Гордей относился к тем немногим людям, с которыми Никита мог откровенно говорить обо всем, что связано с оборотнями и происходящими вокруг странными событиями. Никита дорожил дружбой с Лестратовым и не хотел, чтобы она прекратилась. Ведь несмотря на все свои тайны, Гордей был отличным человеком. Учитель истории, умело владеющий боевыми искусствами, сильный и смелый, но при этом бесшабашный и частенько попадающий впросак. Не так давно Никита с мальчишками из класса затеяли во дворе школы игру в снежки. Гордей присоединился. Он запустил снежком в Легостаева, но тот увернулся, и снаряд угодил в лоб завучу Нелли Олеговне Казаковой, как оказалось, подглядывающей за парнями из-за угла здания. Когда разъяренная Казакова с громкими воплями бегала по школьному двору в поисках виновного, потрясенный Гордей улепетывал быстрее учеников.

Никита вспомнил об этом и невольно улыбнулся.

– Ну хватит там уже стоять и лыбиться! – прикрикнул Канто, приближаясь к своему ученику.

Он сложил деревянные мечи у края круга, подошел к парню и остановился в паре шагов от него.

– Давай! Покажи мне, на что ты способен, мохнорылый! – задорно воскликнул сэнсэй. – Ведь ты за этим сюда явился!

Никита с сомнением посмотрел на него сверху вниз.

– Что, прямо сразу, без всякой разминки?

– А что такого? Когда на тебя нападут на улице, тебе никто не даст время размять мышцы!

– А если я вас ненароком пришибу? – поинтересовался Никита. – Что тогда делать-то будем?

– Что?! – Сэнсэй застыл от удивления. – Не слишком ли ты уверен в своих силах, котяра?

– Я ведь уже кое-чему научился! – довольно ухмыльнулся Никита.

– Если только трепать языком!

– У меня был хороший учитель!

– Так ты еще и насмехаешься надо мной?! – Канто зловеще расхохотался и принял боевую стойку. – Придется преподать тебе пару уроков хороших манер!

Никита с кривой усмешкой выставил левую ногу вперед, слегка согнул ноги в коленях и поднял руки на уровень груди.

Канто насмешливо прищурился и вдруг резко пошел в атаку. Двигался он очень энергично для своего возраста. Сколько лет старику, Никита точно не знал, но выглядел он, пожалуй, старше семидесяти.

Канто выдал мальчишке целую серию стремительных ударов руками и ногами. Никита с трудом отбил первые выпады. Ему приходилось шевелиться энергичнее сэнсэя, но он оказался недостаточно скор. Канто сделал обманный выпад правой рукой, и, когда Никита попытался его парировать, мощный удар ногой в грудь свалил его на пол.

Канто весело рассмеялся.

– Грубая сила – это еще не самое главное! – заявил он. – Когда одной силы недостаточно, нужно работать умом!

– Неплохо для старичка! – пропыхтел Никита, поднимаясь с пола. – Но это я еще просто не успел разогреться!

– Твоя голова забита всякой чепухой, мохнорылый! Вместо того чтобы сосредоточиться на драке, ты думаешь о разной ерунде!

Никита тихо ухмыльнулся и прыгнул на противника. Высоко взмыв в воздух, он перевернулся вокруг своей оси, вложив всю силу удара в правую ногу. Подобным приемом Легостаев однажды выбил стальную дверь. Старику сейчас явно не поздоровится!

Канто даже с места не сдвинулся. Он остановил удар Никиты рукой, схватил парня за щиколотку и резко крутанул его в воздухе.

Никита пролетел почти пять метров, с грохотом врезался в картонную ширму, разделяющую зал и личные покои Канто, растянулся на полу, в груде деревянных обломков, и, тяжело дыша, ошалело уставился в потолок. Он даже не успел сгруппироваться!

Канто так и покатился от хохота.

– Я ожидал на тренировку бойца, а ко мне зашла какая– то балерина! – хохотал старик. – Выкидывает коленца и совсем не задумывается о последствиях!

Никита подтянул колени к груди и рывком вскочил на ноги.

– Сейчас я вам покажу балерину! – грозно заявил он, топая обратно в центр зала.

– Я уже весь трепещу! – кивнул старик. – Молодежь! Насмотрелись дурацких киношек! Во время настоящего боя у тебя не будет возможности грациозно махать ногами. Хочешь выжить – должен драться грязно, дико, вкладывая всю силу и не соблюдая никаких правил. Уж такова жизнь!

Это Никита уже успел испытать на собственной шкуре. Ему приходилось сражаться и с оборотнями, и с метаморфами, и никто из них не соблюдал правила честного поединка. В ход шли когти, клыки, сверхспособности, мусорные баки, палки, а однажды даже парочка унитазов! Но болтовня Канто, особенно после поражения, начала его раздражать.

Приблизившись, он резко бросился на старика, его стопа метнулась к голове сэнсэя. Канто подхватил его под пятку и с легкостью вздернул вверх. Пол ушел из-под ног Никиты. Перевернувшись, он брякнулся на спину и издал недовольный рык, чем вызвал новый приступ хохота у Канто.

– В чем дело, балерина? Сумел я тебя удивить?

Никита извернулся на полу и подсек старика. Тот грохнулся на пол рядом с ним, но тут же откатился в сторону и легко вскочил на ноги. Как раз вовремя, чтобы отбиться от новой стремительной атаки Легостаева.

Парень теснил старика, пытаясь достать его, но Канто лишь посмеивался и отмахивался от ударов, как от надоедливых комаров.

Никита взмок от напряжения, Канто же был свеж, как огурец. Когда частые выпады юного противника ему наскучили, старик вдруг резко прошелся колесом. Никита даже отскочить не успел, – ступни сэнсэя обхватили его за шею. Парня оторвало от пола и зашвырнуло в дальний конец зала. А Канто сделал полный оборот и приземлился на ноги.

Легостаев врезался в стойку с оружием и вновь растянулся на полу. Сверху на него посыпались доспехи кендо.

– Как же меня достал этот старичок! – пропыхтел Никита. – Ну погодите, я вам покажу!

– Какое упорство! – воскликнул сэнсэй. – Похвально, мохнорылая балерина! Если у тебя есть решимость разбить валун, он сам даст трещину, видя твое усердие!

– Бла-бла-бла! – буркнул Никита, поднимаясь с пола.

Он подхватил с татами упавший деревянный меч, взмахнул им и ринулся на Канто.

– Кажется, кто-то не на шутку разозлился? – усмехнулся старик.

Он подхватил другой меч и замер, ожидая приближающегося Никиту. Противники медленно двинулись по кругу, не сводя друг с друга глаз.

Наконец Легостаев не выдержал и сделал мощный выпад. Канто резко отбил удар, мечи сошлись с сухим треском.

– Неплохо, – кивнул Канто. – Но ты можешь и лучше.

Теперь он первый сделал выпад, Никита ловко отбил удар. Противники отскочили в разные стороны и замерли с вытянутыми мечами.

Никита довольно оскалил зубы и ринулся на старика. Его клыки слегка увеличились, а зрачки сузились до тонких щелок. Так случалось, когда он входил в раж. Началось настоящее сражение, в зале стояли резкие крики, треск синаев, громкие звуки ударов.

Никита еще не слишком ловко обращался с деревянным мечом, все-таки заниматься он начал не так давно. Но кое– чему уже успел научиться. Пару раз ему почти удалось повалить Канто на татами. По крайней мере, поток шуточек со стороны кицунэ заметно иссяк. Теперь он старался следить за движениями противника; старику становилось все сложнее уворачиваться от атак.

Ловко орудуя мечом, Никита подбирался все ближе и ближе к старику. Удар, еще удар, резкий выпад. Постепенно сэнсэй начал отступать к окнам. Воодушевленный Никита уже предвкушал скорую победу.

Как оказалось, напрасно.

Канто бросился на него, резко взмахнув мечом. Никита сам не понял, что случилось. Только что он наступал на отбивающегося сэнсэя и вдруг взлетел в воздух, оторванный от пола мощным ударом, перевернулся через голову и резко брякнулся на татами. Меч Никиты откатился в сторону. Парень с громким треском приземлился на циновку коленками и лбом, да так и замер. Канто расхохотался, подскочил к нему сбоку, размахнулся и смачно огрел его палкой по выставленному заду.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6