Евгений Чернобыльский.

Иллис. Откровение



скачать книгу бесплатно

Пролог.


– Госпожа, двери закрыты!

Амат не обращала внимания на окружающий хаос. Вокруг неё суетились придворные, монахи разжигали установленную рядом с троном металлическую чашу, в которой обычно дымились экзотические благовония. Сейчас, когда предательство Ролана стало очевидным, а последствия его самонадеянности ужасающими, Амат сидела в тягостной задумчивости и не проявляла обычной энергичности.

Кованные двери из редкого сплава могли выдержать долгую осаду новейших стенобитных орудий и таранов, однако для Ролана они не могли стать серьезным препятствием. Он постиг управление материей, Амат чувствовала его энергию и была не в силах противостоять надвигающейся силе. Ученик превзошел учителя и времени не оставалось.

– Всё необходимо предать огню.

Амат произнесла эти слова с болью. Она не справилась с главной задачей своей жизни. Не смогла уберечь древние знания. Кто же мог предсказать, что прекрасно выстроенная система охраны, подчинение всех окрестных народов, все необходимые и благоразумные меры безопасности дадут нулевой результат? Угрозой стало её ближайшее окружение.

Ролан, милый юноша, которого она приблизила к себе, вознесла из рядовых монахов, оказался слишком тщеславным. Как монах, он обладал некоторыми знаниями, а став начальником охраны смог контролировать стражу и беспрепятственно проходить в хранилище для изучения свитков. Ему не хватало полноты знаний, не могло хватить, но он самонадеянно проводил древние практики и теперь, без контроля и наставничества, создал внутри себя нечто новое, неподконтрольное ни Амат, ни ему самому.

Свитки пылали в огне. Знания, за хранение которых столетия отвечал древний род, исчезали вместе с дымом. Амат была последним человеком владевшим учением, которое могло изменить расстановку сил в мире. Только она одна на всей территории бескрайней Азии могла обучать и направлять накамов, воинов, защищавших человечество. Теперь под её крылом родился сверхчеловек, способный на тысячелетия подчинить все многочисленные народы, населявшие окружающие земли.

Звук раздираемого металла выдернул Амат из горестных раздумий. Огромные, в два человеческих роста, двери на глазах деформировались, между створками появился большой пузырь, который как нарыв расширялся и увеличивался в размерах. Металл, раздираемый неведомой силой, менял свою форму, натужно раздвигались створки. Нарыв лопнул, обнаружив небольшой разрыв между створками. Спустя мгновения покореженные двери достаточно раскрылись, через образовавшийся проем в личные покои Амат ворвались стражники. За отрядом верных воинов по-хозяйски неторопливо вошел Ролан.

Он был безупречен. Действующий начальник стражи, в полном обмундировании. Обвешанный оружием он представлял собой образец воинской грациозности. Уверенное чистое лицо излучало снисходительность к окружающей суете. Ролан был демонстративно спокоен, он понимал, что выиграл и битву и войну.

Амат не встала с трона. Трое монахов сгрудились у её ног, немногочисленная стража из оставшихся верными воинов сомкнулась на пути вошедших.

Ролан вышел вперед, дав знак своим людям держаться рядом.

У него было численное преимущество, но он не торопился отдавать приказы. Он хотел насладиться моментом триумфа.

– Госпожа, – Ролан приклонил колено в традиционном приветствии. – Позволь приветствовать тебя и удивиться закрытым дверям твоих покоев. Неужели ты опасаешься своих верных рабов?

– Мне не зачем испытывать страх, моя энергия бессмертна и этого достаточно, – Амат говорила ледяным презрительным голосом.

Ролан с любопытством разглядывал помещение. Пять стражников и три монаха на пути к трону его не интересовали, он рассматривал стены и окна – путей отступления нет. В его голове вертелась беспокойная мысль – почему она так спокойна и не попыталась сбежать? Наконец, его взгляд упал на затухавший костер.

– Свитки? – Ролан показал рукой на угли в чаше.

– Разве ты не изучил их все? – Амат с ненавистью смотрела на своего бывшего любимца.

Начальник стражи ходил из стороны в сторону, не обращая внимания на китайские пики цзи, которыми ощетинилась малочисленная охрана Амат. Воины держали оружие за древко, наконечники с серповидными лезвиями с обеих сторон были направлены на Ролана.

– Что-то пошло не так. Я получил невообразимую силу, – Ролан разглядывал свои ладони, – я чувствую вибрацию в венах и покалывание по всему телу. Я вижу энергию ци всех людей, госпожа. Я чувствую, что могу забрать всё без остатка. Это поистине волшебно! Но моя энергия не постоянна, я не могу тратить её, не восполняя за счет других. Я надеялся, ты поможешь мне найти ответ в свитках.

– Ты проклят и никогда не освободишься от необходимости уничтожать других людей! – Амат закричала и в порыве гнева вскочила на ноги. – Ты стал уродом! Теперь твое имя Акшар и ты никогда не изменишь своей участи.

– Не ожидал, что ты уничтожишь свитки. Там оставались ответы, – Ролан остановился напротив своей госпожи, – Я останусь в Китае, но мои накамы разбредутся по всему миру в поисках остальных свитков, других знаний и принесут их мне. Да-да, – акшар усмехнулся, видя, как побледнела Амат. – Накамы будут моей элитой, и я готов посвятить века на поиск других хранителей по всей планете.

Ролан, задумчиво рассматривал свои ладони. Затем, подняв взгляд на охрану своей госпожи, вытянул руки в направлении стражников и запрокинул голову, закатив глаза. Пятеро воинов качнулись в направлении своего бывшего начальника, их ноги подкосились, и они замертво упали к ногам Ролана.

– О да, я начинаю понимать. – Ролан был возбужден, его глаза блестели неестественными бликами. – Чужая энергия, я могу впитывать её бесконечно!

Акшар небрежно махнул левой рукой и монахи, оставшаяся защита госпожи, как щепки отлетели в сторону. Врезавшись в стену, они рухнули на пол. Ролан стремительно приблизился к женщине на троне и крепко схватил её правой рукой за шею. Амат побледнела от боли и злости.

– Скажи мне, почему я не могу забрать твою энергию? Почему ты закрыта от моей силы? – прохрипел Ролан в лицо задыхающейся женщине.

В ответ Амат одарила убийцу презрительным взглядом и попыталась плюнуть ему в лицо.


15.09.

Размерами кабинет напоминал кухню в моей хрущевке. Почти всё пространство занимала старая мебель семидесятых годов – лакированный стол, два разваливающихся кресла с разорванной обивкой и три деревянных стула. Слева от фанерной двери кое-как стоял дряхлый стенной шкаф с помутневшими от времени стеклянными створками. Вся мебель и валяющийся разнообразный хлам, от стопок полуистлевших газет до красного пластмассового дискового телефона, были покрыты толстым слоем пыли – вот-вот начнешь чихать. Следователь аккуратно чистым платком вытер поверхность стола и с любовью не спеша разложил несколько листочков из черной папки. Усевшись на скрипящий рассохшийся стул, он сложил руки на столе и дружелюбно взглянул на меня.

– Присаживайтесь, Роман Викторович, – я до сих пор стоял. – В ногах правды нет, как говорится.

Я еще раз окинул взглядом помещение и с некоторой брезгливостью пододвинул свободный стул.

– Меня зовут Артем Сергеевич, и я уполномочен задать вам несколько вопросов. Желательно получить ответы в ближайшее время. Очень, знаете ли, торопит начальство, – следователь поморщился, неопределенно махнув рукой.

– Кто вы Артем Сергеевич? – мне жутко, до злобы, осточертела неизвестность.

– Тут секретов нет, – следователь достал из пиджака ручку. – Я представитель военной прокуратуры. Два дня назад в Карелии проводилась спецоперация силами ближайшей военной части. В результате операции из плена сектантов была освобождена исследовательская группа в составе трех человек. Есть основания полагать, что ученые из Москвы находились в плену активной террористической группы с явными радикальными религиозными взглядами. К сожалению, мы понесли потери в живой силе, и теперь мы надеемся на сотрудничество со стороны спасенных исследователей. То есть вас, Роман Викторович.

Абсолютно серьезно он нес совершеннейшую околесицу. Никаких потерь со стороны армейский подразделений я не видел, даже вертолет остался в воздухе. Мы, разумеется, не являлись учеными, по крайней мере, не состояли ни в каких НИИ.

– Конечно, это официальная версия. Но я прошу вас придерживаться её до конца ваших дней, мой друг, – Артем Сергеевич всем видом демонстрировал внутреннюю гармонию с озвученной легендой.

Я молчал. В голове роились самые разные мысли. Начиная с того где Колояр, Оксана и Антон, заканчивая – будут ли бить на допросе. Если этот елейно вежливый следователь играет доброго полицейского, то у него должен быть злой напарник. А может и целая команда жестоких и свирепых коллег. После суток в жуткой импровизированной тюрьме, мне было сложно поверить в законный допрос. Однако я набрался наглости спросить:

– Мне, наверное, положен адвокат?

– Нет, – следователь искренне рассмеялся, – разумеется, нет. Ох, Роман Викторович, понимаете, мы работаем не от имени государства. Есть организации, которые занимают значительно более высокое положение в мире, чем отдельные страны и правительства. У нас есть определенные правила, которые мы должны соблюдать, но в целом, ограничены в работе только своей фантазией, – это прозвучало достаточно зловеще.

Я допускал, что он реально является сотрудником государственных служб. Пусть даже военной прокуратуры. В конце концов, операция проводилась армейскими частями и насколько я мог судить вывозили нас из Карелии тоже военной техникой. Истинный работодатель Артема Сергеевича либо имел непосредственное отношение к Министерству обороны, либо имел возможность влиять на принятия решений в этом ведомстве. Неизвестно кто содержал тюрьму и отвечал за мою перевозку сюда, все сопровождающие были в гражданской одежде. Главным оставался вопрос в фактическом подчинении этого Артема Сергеевича. В этом деле он представлял отнюдь не государство и не собирался скрывать этого.

Странный кабинет, подозрительный следователь. Само здание и прилегающая территория, куда меня привезли ближе к полудню, напоминало заброшенную, не восстановленную со времён союза плодоовощную базу. Я успел заметить большой гараж с несколькими воротами, странное длинное сооружение непонятного назначения. Мы находились на третьем этаже конторского здания. Бесконечные коридоры, маленькие пропыленные кабинетики. В этом месте не может вершиться нормальное дознание, не могут располагаться органы следствия и содержаться подозреваемые. Всё это неформально, полуподпольно.

– Вы знаете, где остальные ученые? – я максимально иронично выделил слово «ученые».

– Конечно. Вся научная группа сейчас находится в этом здании, – Артем Сергеевич был до смешного серьезен. – Вот, например, – следователь покопался в бумагах, – Ольга Владимировна активно сотрудничает. Она в подробностях объяснила произошедшее и ссылается на ваши, так сказать, неофициальные сношения с лидером сектантов. Эти сведения стоит очень серьезно обсудить Роман Викторович.

Мне нужно было что-то отвечать, но отчаянно не хватало информации. Ответы нужно дозировать, не ляпнуть лишнее, а положиться не на кого. Оксана после событий в Карелии предстала тёмной лошадкой, и её мотивы мне были не ясны. Можно попробовать нести околесицу, уходить от ответов, но вряд ли это даст значительную передышку. Возможно, есть смысл задать ему вопрос в лоб, но не было уверенности в честном ответе.

– Давайте начну я, – следователю, конечно, не требовалось моё одобрение. – Мы проследили ваши передвижения за несколько последних дней. Оказывается вы очень интересный молодой человек, а события за прошлую неделю можно смело назвать приключениями! Удивительными, черт возьми, приключениями. Сначала вы за несколько дней в Москве и Карелии трижды были свидетелем убийств, затем буквально сегодня утром рядом с вами обнаружили еще два трупа. Редко одному человеку выпадает настолько насыщенная событиями неделя жизни, и позвольте заметить, вы ни разу не пострадали. А в нашей работе дорогой Роман Викторович считается, что совпадений не бывает, – Артем Сергеевич откинулся на стуле и заложил руки за голову.

Было во многом забавно (с поправкой на ситуацию) наблюдать реакцию надзирателей, которые утром спустились в поисках предыдущей смены. Поднялся невообразимый гвалт, люди сновали туда-сюда, они забегали в подвал, толклись перед импровизированными камерами-клетками, громко спорили и ругались, потом убегали наверх. Хаос длился значительное время, видимо до прибытия старших по должности. Затем меня привезли сюда.

– Вы сами сказали, что я был свидетелем. Вполне мог погибнуть.

– В том то и дело, что могли погибнуть, но сидите передо мной живой и здоровый, – следователь резко наклонился ко мне. – Лично мне кажется, что вы подозрительно часто выходите сухим из воды. К тому же в большинстве случаев являетесь чуть ли не центральной фигурой. Вот у меня на столе есть несколько гипотез о вашей роли. Вплоть до того, что именно вы являетесь неким Инквизитором, которого все ищут, – Артем Сергеевич озлобленно ухмыльнулся. – У нас есть санкция на расстрел Инквизитора без дополнительных распоряжений.

Тут он, конечно, сочиняет. Инквизитора они хотели бы допросить со всем возможным пристрастием. Я по-прежнему не понимал, кого он представляет. Из вариантов вертелись архонты. В смертельно игре появилось очень много новых участников, которые могли быть разрозненными случайными игроками или представлять серьезные силы.

Разумеется, я не был пресловутым Инквизитором и тоже хотел бы знать этого человека. У меня имелись к нему личные вопросы. Подозреваю, что у него ко мне тоже.

– Послушайте, – я все-таки решил тянуть время. – Вы я так понимаю, про меня многое знаете, и для вас не является секретом, что я самый обычный человек. У меня рядовая должность, я никогда не лез в чужие дела и не претендовал на высокие посты. Все эти события застали меня врасплох, я устал физически, устал бояться и хочу закончить всё это, вернуться к своей обычной жизни.

– Вернуться пока не получится, – следователь был доволен, что я, наконец, вступил в диалог. – Ваша Контора временно распущена, Стрельчук арестован. Давайте я схожу и найду нам что-нибудь перекусить, а потом мы с вами восстановим всю картину последних дней. До мельчайших деталей.

Артем Сергеевич собрал все листы со стола, аккуратно сложил их в папку и уже в дверях дружелюбно заметил:

– Я на вашей стороне, Роман Викторович. Не сомневаюсь, мы во всем разберемся, – следователь ободряюще улыбнулся и закрыл за собой дверь.

Интересно сколько раз по всему миру следователи различных ведомств, от полицейских до спецслужб, говорят такие банальности на допросе? Хотя, вынужден признать, хоть я и не верил его дружелюбию ни на йоту, такой допрос лучше криков и угроз.

Скоро следователь вернется и мне придется что-то отвечать. Возможно, рассказать всё этому человеку не такая уж плохая идея. Если он не блефует и Контора распущена, а шеф арестован, хотя совершенно не ясно как такое возможно, то у меня не было оснований надеяться, что за мной придет кто-то из наших и этот кошмар закончится.

Я попал в мир иллисов случайно и долгое время меня не затрагивало наличие этих сверхлюдей. Человечество насчитывает миллиарды людей, из которых иллисы составляют незначительный процент, на уровне погрешности. Мы в Конторе работаем с иллисами, поддерживаем баланс между их интересами и обычным миром. Задолго до меня неформальные организации установили правила, которые работали и устраивали основные силы, но теперь что-то изменилось. Мне было бы приятно заявить, что я готов бороться за сохранение мира на земли, но это ложь. Я жалею, что оказался участником всех этих событий.

Артем Сергеевич хочет услышать мой пересказ последних дней, но боюсь это будет только предыстория к следующим событиям.


06.09.

Все закрутилось несколько дней назад. В Конторе я работал полгода. Достаточно, чтобы обвыкнуться с новыми реалиями жизни – человек не является вершиной творения. Точнее преимущественное большинство людей не соответствуют громкому званию самого разумного существа на планете.

Мы, люди, превосходим животный мир своим разумом, умениями и технологиями. Но и нам есть куда развиваться. Примером могут служить иллисы, такие же homo sapiens, только управляющие собой и окружающим миром, познавшие свое тело и разум на принципиально другом уровне. Наверное, о таких сверхлюдях писал Ницше – никакой магии, банальная эволюция.

Долгое время я, смирившись со своей ролью второстепенного человека, утешался мыслью о принадлежности к большинству. Все-таки люди, а не иллисы правят миром. Нас больше и мы не настолько глупы и беззащитны. Из иллисов я был знаком только с магами нашей Конторы. Знал о существовании других, иных Способных, но к счастью был лишен сомнительной чести знакомства с ними. До этого вечера.

Вечером мы, отправились праздновать день рождения Степана, одного из наших оперативников, в ближайший развлекательный центр. В Конторе было принято собираться небольшими компаниями и активно отмечать большинство праздников. Причем на корпоративчики ходили гендерным составом – мальчики с мальчиками, девочки с девочками. Если честно у меня давно назрела мысль, которую я на правах новичка в Конторе не торопился озвучивать в виде конкретного предложения: иллисы должны ходить на корпоративы отдельно. По моим наблюдениям любая вечеринка всегда омрачается из-за преимуществ иллисов. Большинство из них не кичится своими способностями в обычной жизни, но под действием алкогольных напитков, общей расслабленности и атмосферы праздника они забываются и демонстрируют свое превосходство в любом деле.

Вот и на этот раз я кипел от негодования: вторую подряд партию у меня не было ни единого шанса перед Русланом. Остальные участники остались далеко позади, но и я, отдавший боулингу пять лет своей жизни, не мог противостоять иллису. Он безошибочно выбивал кегли и на нас с удивлением посматривали игроки с других дорожек. Им невдомек, что Руслан может заранее строить траекторию и даже подправлять шар после броска. Я считал такое соревнование не честным, и в душе завидовал Руслану. У меня нет никаких способностей, я не иллис и мне не достичь такого уровня игры.

– Расстроился? – Руслан с явным сочувствием посмотрел на меня после игры.

– Да чего там, – я отчаянно пытался сделать невозмутимое лицо, хотя проигрывать не любил с детства.

– Я заигрался, вошел в азарт. Конечно, ты достоин первого места больше меня, – он искренне раскаивался.

В этом проявлялось второе свойство наших иллисов – они всегда обаятельны и на них нельзя долго обижаться.

Немногочисленные коллеги разбрелись по разным залам комплекса. Тихо или громко выпивать сейчас не модно. Пресытившиеся развлечениями столичные жители по выходным с ленцой обходят кинозалы, боулинги и бильярдные. Семейные пары кучкуются в кофейнях и пиццериях рядом с детскими площадками, выпивают галлоны чая и кофе пока ребятня носится по мягким многоэтажным сооружениям детских комнат. Более активные соотечественники давно освоили картинг и пейнтбол. Но в условиях российского климата уличные развлечения не всегда доступны.

Ближе к полуночи пора было расходиться по домам. Меня ждала Рита и допив бокал пива я принял решение выдвигаться.

Мы с Русланом жили в соседних дворах, и было логично прогуляться до дома вместе. Погода, несмотря на поздний вечер, располагала к пешим прогулкам и мы не спеша брели по засыпающему городу. Ближе к моему дому дорога проходила мимо старых неосвещенных гаражных кооперативов, приходилось подсвечивать дорогу телефонами, чтобы не вляпаться в грязь или разбросанный мусор. Удивительно как в современной Москве, несмотря на невообразимый ценник каждого клочка земли, остались эти бесконечные ряды гаражных боксов. Часть из них была переделана под автомастерские, некоторые использовались как маленькие складские помещения, но я никогда не видел, чтобы их использовали по прямому назначению – машины уже много лет оставляли под окнами во дворах.

Здесь то мы и напоролись на неприятности. Перед нами замаячили три фигуры. Люди перед нами вели какой-то диалог, мы не слышали обрывки фраз, но они явно горячо спорили о чем то. Обычно я стараюсь избегать встреч с непонятными субъектами в темное время суток любыми способами. Подходит вариант изменить направление движения или даже трусливо развернуться. У меня нет большого опыта выживания на улицах 90-х и оснований считать, что все ночные прохожие представляют угрозу, в конце концов, мы с Русланом тоже гуляем в темноте, но чувство самосохранения заставляет быть осторожным.

В этот раз нам некуда было сворачивать и мы, не сбавляя темпа, приближались к одинокому фонарю, который разделял нас с незнакомцами. Дальнейшее происходило ужасающе быстро, и я никак не мог восстановить всю последовательность действий в деталях. Всем допрашивающим, от Оксаны до Стрельчука, я как заговоренный повторял одно и то же.

До незнакомцев оставалось не больше двадцати метров, когда они одновременно помчались в нашу сторону. Они быстро преодолели разделяющее нас расстояние, молча набросились на Руслана, повалили его на землю и на моих глазах начали разрывать иллиса на части. Я вжался в ворота ближайшего гаража и замер в оцепенении. Свои чувства – пронизывающий холодный ужас, отвращение от вида, разрываемого голыми руками на куски тела и горькое осознание бессилия – скорее всего, останутся со мной до конца жизни.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4