Ева Никольская.

Магическая академия. Достать василиска!



скачать книгу бесплатно

Во всем были свои плюсы, и в том, что расположенная по соседству башня ведьм и ведьмаков оказалась уже полностью укомплектована студентами, поэтому меня поселили на первый этаж здания, где проживали представители разных рас, представленные в АРиС небольшим числом учащихся. Да и комнаты свободные остались чуть ли не в подвале, что поначалу немного огорчило, так как я из тех, кто любит гулять по крышам, но потом в полной мере осознала, как мне повезло, и возблагодарила небеса и ректора за то, что имею. На стенах горели магические светильники, на полу валялась не до конца разобранная сумка, на застеленной темно-бордовым покрывалом кровати лежали книги и кое-какие личные вещи, а я стояла у окна в своем уютном «склепе» и, напевая песенку, следила за борьбой добра и зла, болея то за одну, то за другую команду, а то и вовсе за выбранного фаворита.

На самом деле рассказ Ежи Вацловича о моих родителях не столько расстроил, сколько позволил понять поведение отца и особенно мамы, вернее мачехи. Я, как и все маленькие дети, жаждала ласки, а она, глядя на меня, видела подтверждение измены любимого мужа. Для него же мое существование было постоянным укором, напоминанием о совершенной ошибке, и если он действительно любил Танис, результатом предательства ветреной ведьмы. Как они могли любить такое дитя? Спасибо, что в сиротский приют не сдали. Мысленно оправдывая родителей, я отпускала свои старые обиды, таившиеся в душе. Наставницу же категорически не понимала. Настолько корыстное и черствое существо, маскирующееся под хорошего человека, мне еще не встречалось. А ведь когда-то я искренне ею восхищалась, мечтала стать такой же… Что ж, стану! Не такой, а сильнее и лучше, и пусть она подавится своей завистью, когда осуществится то, чего она так боится.

На прикроватной тумбочке стоял поднос с остатками пропущенного обеда. Или ужина? Судя по окрашенному в багряные тона небу, я проворонила и его. Там же был чайник со свежезаваренным ягодным чаем, аккуратная чашечка из тонкого фарфора и записка от администрации с пожеланиями хорошего аппетита и приятного дня. Зря я все-таки расстроилась поначалу, что попала в эту мрачную башню. Мой уютный «склеп» с каждой минутой нравился мне все больше. И в том, что окно выходит не в цветущий сад, а на некромантский полигон, похожий на старое кладбище с полным набором положенной ему нежити, тоже было много хорошего, ибо наблюдать за тренировками оказалось очень интересно.

Даже жаль, что я не слышала, какие проклятия орали воинственные студенты мертвякам, которые, в отличие от живых, использовали язык жестов, не нуждающийся в переводе. Но стекло в комнате было зачаровано не только на прочность и отсутствие прозрачности с внешней стороны, как просветила меня вахтерша, но и на тишину, так что оставалось довольствоваться зрелищем. Запах, видимо, тоже блокировался с помощью магии, потому что в комнате пахло жасмином, а не гниющей плотью. Впрочем, кто знает местные учебные пособия, вдруг они лишь выглядят как трупы, а благоухают, как цветы?

 
Некроманты много пили,
Пьяный город Рил.
Мертвяков потом ловили
Возле тех могил.
 
 
Каждый честный вурдалак
От «косых» бежал вояк.
До свидания, страданья!
До свиданья, Рил! –
 

закончила я петь, с любопытством наблюдая за скачущим по могильным плитам существом в развевающейся старой мантии.

За него в последнее время и болела, поэтому уделяла ему наибольшее внимание, потягивая остывший чай из фарфоровой чашки. С-с-славный город Рил!

 
Знали в Риле даже дети –
Хуже нет адептов смерти, –
 

не утруждая себя проговаривать слова нараспев, заявил смутно знакомый голос у меня за спиной.

 
Вечный город Рил…
 

Вздрогнув, я оглянулась, но никого не увидела. Как тогда, под аркой, да и в холле ректората тоже. Повертев головой в поисках визитера, в лучших традициях страшных сказок спросила:

– Кто здес-с-сь?

И мне в той же шипяще-свистящей манере ответили:

– Я здес-с-сь.

– Где здес-с-сь? – продолжала допытываться я.

– Вездес-с-сь здес-с-с… Тьфу! Запутала! – фыркнула пустота голосом, который я наконец, узнала. Привратник! И на волне узнавания радостно предложила:

– Чаю не желаете?

Пауза длилась где-то минуту, а потом из темного угла с присущей кошкам грацией вышла черная фигура и, легко запрыгнув на кровать, вежливо попросила:

– Дольку лимона и три ложки сахара, будь добра.

Некоторое время спустя мы пили подогретый магией чай, говорили о жизни и смотрели, как уже мертвяки гоняют по полигону пьяных некромантов. Мой гость, Учандр Урчарович, внешне напоминал большого черного кота, но три пушистых хвоста и красный цвет глаз выдавали в нем мелкую нечисть, точное название которой я так и не смогла выпытать. Визитер виртуозно уходил от щекотливой темы, предпочитая именовать себя привратником или коридорным. Свой приход он объяснил банальным любопытством. И подвергать сомнениям его ответ я сочла невежливым.

Общаться с гостем было одно удовольствие. Для начала он объяснил мне некоторые важные правила, действующие на территории АРиС, показал, как перенастроить картинку за окном, чтобы она отражала сад, а не некромантский полигон, любоваться которым любил вампир, занимавший мою комнату в прошлом году. Как вернуть изображение обратно, впрочем, тоже растолковал, видя мой интерес к гонкам живых мертвецов. После этого «котик» рассказал парочку забавных баек из жизни студентов и преподавателей. С Учандром было легко, интересно и весело. Наверное, именно поэтому я с ходу прониклась симпатией к своему новому знакомому.

Ну и пусть нечисть! Зато дружелюбная. Домовые тоже из этой категории, однако их мы, ведьмы, любим, как родных. Для девочки, чьими друзьями обычно были лишь книги, общество разговорчивого «кота», не принадлежавшего к клану туманных оборотней, было настоящим подарком судьбы. Подарком, от которого не стоило отказываться. Мой хвостатый собеседник, как и я, любил чай с лимоном и вздыхал из-за отсутствия шоколада на подносе, а еще являлся кем-то вроде живого справочника по академии, о которой мне хотелось знать как можно больше.

Так, слово за слово, мы просидели с Учандром Урчаровичем до позднего вечера. А когда на улице потемнело, «кот» предложил мне прогуляться по крышам, чтобы полюбоваться с высоты на территорию учебного комплекса. Естественно, я согласилась. Знала бы, чем эта прогулка закончится, – спать бы легла, еще и одеялом с головой накрылась, для надежности. Но я, к сожалению, не знала.

Поправляя свое нежно-голубое платье с прозрачными рукавами – последнее из трех, взятых в дорогу, я посмотрелась в зеркало. Других нарядов у меня просто не было. Большая часть денег, заработанных у наставницы, уходила на квартплату, еду и на покупку книг. Именно они были моей главной слабостью. И именно их я прятала в пространственном кармане старенькой сумки с магическим секретом. Платья же мне, при наличии ученической формы, требовались редко. Поэтому за последние несколько лет я их покупала не часто, особенно если учесть, что тетя Фло иногда присылала мне кое-какие вещи в подарок.

И все-таки любимых нарядов у меня было только три. Первое недавно порвал василиск, и руки пока не дошли до его починки, второе сушилось в душевой после водно-магической стирки, а третье было на мне. Привычная к черному цвету, я напоминала себе в нем сказочную принцессу, а не ведьму. Слишком светлое, слишком воздушное и слишком открытое для меня. Полупрозрачная голубая юбка длиной в пол, широкий рукав и узкий лиф с ненавязчивой вышивкой по краю глубокого выреза, нить которой была всего на пару тонов темнее, чем ткань. Нижняя же юбка с разрезами по бокам была в цвет узора.

Волосы после купания я не заплетала, и от этого сходство с принцессой лишь усилилось. Не хватало только короны для полного счастья. Ну, или острых ушек для ассоциации с эльфийкой. Форму мне еще не принесли, хотя вахтерша обещала решить этот вопрос до ночи. Вот и пришлось довольствоваться тем, что есть, надеясь, что меня никто на крыше в сумерках не увидит, ведь мы с Учандром собрались гулять там, где нормальные люди и нелюди обычно не ходят. Заодно и ведьмовское транспортное средство опробую, его мне выдали при заселении, сказав, что оно, мол, бесхозное, а я вроде как ведьма, значит, мы с ним, то есть с ней, друг друга поймем.

– Полетаем? – с улыбкой спросила я метлу, стоящую в шкафу, и, не надеясь на ответ от волшебного предмета, принялась искать ленту, которую повесила туда перед купанием.

Вот только не было ее, и все тут. Полупустой шкаф, моя остроконечная шляпа с пряжкой на верхней полке и… метла в углу, странно перебирающая прутьями. А под ними знакомый клочок черного шелка. Я присмотрелась, чуть склонив голову к плечу, затем медленно наклонилась и потянулась к искомой вещи, но метла, шустро растопырив веточки, спрятала от меня пропажу.

– Отдай, – попросила я. В ответ шебуршание веток, явно несогласное. Отлично! Как чувствовала, что получить в личное пользование настоящую летающую метлу без подвоха нереально. Что ж, стала счастливой обладательницей метлы-клептоманки, хорошо хоть не маньячку-убийцу подсунули. Хотя последнее утверждение пока не проверено. Хм, а может, она просто девочка? Нет, понятно, что не мальчик – все метлы женского рода, но вдруг эта конкретная еще и модница?

– Дай, пожалуйста, ленточку, – решила проверить теорию я. – Не буду отнимать, честно. Завяжу тебе бантик. Краси… – И запнулась, когда с тихим шелестом мое транспортное средство выдало мне заначенный лоскут.

Пришлось под тихое хихиканье ставшего невидимкой привратника завязывать ей бантик. Черный, шелковый – все как полагается. Ну, кроме ведьмы в голубом, которая планировала лететь на этой метле на крышу. Вообще-то могла бы и без нее обойтись – левитацию еще никто не отменял, но так хотелось почувствовать себя настоящей ведьмой! Бант и имя Метланиэль, которое я предложила деревянной моднице, судя по прилежному поведению и осторожному полету, пришлись ей по душе.

На крышу нашей башни меня доставили, как хрустальную вазу. Плавно, бережно, аккуратно – так, чтоб и мои волосы не растрепались, и ее бантик (не приведи ветер!) не развязался. Учандр материализовался рядом, как только моя босая нога коснулась сизой черепицы, нагретой за день и потому теплой, но уже не горячей, как бывает днем. Туфли я с собой не взяла – намеревалась вернуться в комнату, не успев ступить на землю. Гулять по крышам, пусть на невысоком, но каблуке было не очень-то удобно. А таскать с собой обувь мне не хотелось.

– Пройдемся? – предложил привратник, пригласительно махнув хвостами, и по-кошачьи бесшумно зашагал вдоль невысокого ограждения, кольцом огибающего уходящую в небо крышу. – Ров у нас большой, глубокий, населенный рыбрариями, охраняющими АРиС. Выходить за стену без спецразрешения и провожатого не советую. Насмерть, может, и не загрызут, они у нас вообще-то человечиной не питаются, такими уж их создательница сделала, но покусают точно, если в воду свалишься, – с важным видом рассказывал мне «кот», на носу которого поблескивали круглые очки в золотой оправе.

Я же, обняв метлу, шла за ним, не забывая при этом наслаждаться видом того самого полигона, который, как оказалось, находился не под моим окном, а за рвом вместе с другими тренировочными площадками. По небу разливалась темно-синяя акварель, на ней серебристыми точками зажигались первые звезды. Вечерний пейзаж напоминал полотно талантливого художника, но все сходство с картиной портили две женские фигурки, кувыркавшиеся в воздухе. Присмотревшись внимательней, я поняла, что это ведьмы. Одна выделывала странные кульбиты, сидя в ступе, а вторая летала вокруг нее на метле, пытаясь что-то втолковать первой. М-да, похоже, нескучная тут у некоторых жизнь. Даже жаль, что свободных комнат в соседней башне не оказалось. Ведьмы – народ веселый, глядишь, я б и подружилась с кем-нибудь из них.

– Краса неописуемая! – вздохнула, глядя, как идут на снижение странные подружки.

– И не говори, – хмыкнул усатый спутник. – Это место – средоточие магических потоков, оно просто обязано быть совершенным. Где-то восхитительно прекрасным, а где-то и отвратительно ужасным. Например, там, – подняв переднюю лапу, Учандр указал на дальний полигон, очень походивший на зловонное болото, которое чавкало, хлюпало и шипело.

Впрочем, нет, шипело не оно, а она – девушка в остроконечной шляпе и в форме ведьмы с факультета разрушений. Еще одна! Ну надо же! Везет мне сегодня на соратниц, что ни говори. А может, это судьба? Подумав так, я внимательней присмотрелась к незнакомке. Она сидела верхом на метле в нескольких шагах от нас и что-то нашептывала, теребя пальцами висящий на шее амулет. Я хотела тихо понаблюдать за ней, а потом заговорить, но внезапный вопль, раздавшийся снизу, заставил меня вздрогнуть, оступиться и в попытке удержать равновесие уронить Метланиэль, стук которой привлек внимание ведьмочки.

Где-то возле входа в наше общежитие продолжали орать на весь двор, вопрошая пьяным голосом, какого хрена хозяйку этого самого голоса поселили не в ту башню. Дальше следовал спор двух девиц, но разобрать я смогла лишь отдельные слова и словосочетания, такие как «бабушка», «пить меньше надо», «рыбам скормлю» и «Ёжик лапочка». Мы с ведьмой, коротавшей время на крыше чужой общаги, какое-то время прислушивались, после чего она вздернула черную бровь, вопросительно посмотрев на меня. Я соответственно на нее. А привратник на нас обеих, причем сделать это он пытался одновременно, поэтому глаза его начали заметно косить. И так бы мы друг на друга и пялились, не стукни поднятая с крыши Метланиэль по несчастной черепице повторно. Причем на этот раз исключительно по собственной инициативе.

– Ты адресом ошиблась, да? – спросила брюнетка в остроконечной шляпе, почти такой, как моя собственная. – Эльфятник в пятой башне, прынцесса, – ухмыльнувшись, заявила она и, демонстративно поправив свою шляпу, вдруг рявкнула: – Ну-ка говор-р-ри, курица белобрысая, что за ведьма дала тебе «веник» покататься? Одалживать магический инвентарь запрещено!

– Почему запрещено? – спросила я, ошарашенная ее словами, и покосилась на Учандра, но тот, как выяснилось, подло меня бросил, по-тихому испарившись. И словно слабый порыв ветра, коснулся уха шепот хвостатой нечисти: «Вот тебе и подружка, Катарина. Пообщайтесь!»

– Потому что! – Черные глаза «подружки» сузились, а губы изогнулись в недоброй улыбке. – Так с кого мне штраф высчитывать, признавайся, остроухая? – тронув свою метлу, она подлетела ближе и теперь сидела всего в шаге от меня.

– Сама ты остроухая, – почему-то обиделась я и, гордо откинув назад волосы, продемонстрировала ей обсуждаемые части тела. – Ведьма я. Новенькая. И Метланиэль вовсе не «веник».

– Метлани… что? – Глаза брюнетки расширились лишь на мгновение, а потом снова превратились в сверкающие щелки. Хохотала она долго и с удовольствием, трясясь от смеха вместе со своим летающим средством. А когда я, подхватив метлу, развернулась и собралась гордо удалиться, незнакомка примирительно проговорила: – Ладно, ладно, не дуйся! Меня Кларой звать, студентка я, второкурсница. Ну и по совместительству староста нашего общежития. – Она махнула рукой, указывая на соседнюю башню. – А ты небось тоже какая-нибудь… эль, да? – И снова заржала.

– Катарина Ирмин, – выждав, когда у нее пройдет очередной приступ веселья, ответила я с достоинством. – И меня тоже зачислили на второй курс, по специальности «Стихийные бедствия».

– Не нашенская, туда стихийников берут – скривилась брюнетка, будто все, что не связано с ведьмами, – полная ерунда.

– Одно другому не мешает, – огрызнулась я.

– Ишь какая, с норовом, – хихикнула Клара одобрительно. – А чего ж ты, ведьма, вырядилась, как эльфийская принцесса? – продолжая довольно скалиться, поинтересовалась она.

– В честь праздника, – на ходу придумала я.

– Это же какого? – Точеные брови собеседницы вспорхнули вверх, и на гладком лбу появились тонкие морщинки.

– Личного! – сквозь зубы процедила я, лихорадочно придумывая повод поскорее распрощаться с новой знакомой. Не то чтобы она мне сильно не понравилась. Так, чуть-чуть.

– День рождения? Поздравляю! – сделала неправильные выводы Клара.

– Спасибо, – не стала развеивать ее заблуждения я.

– С нас подарок, с тебя вечеринка, – «обрадовала» меня помощница старосты, и я тут же созналась, что родилась зимой, так что с вечеринкой придется повременить. – А какой же личный праздник тогда? – озадачилась ведьма.

– Начало новой жизни! – нашлась с ответом я. – Вот и праздную.

– На крыше, босая и с метлой? – На этот раз поднялась только ее левая бровь.

– Именно. – Хотелось добавить, что еще Учандр Урчарович был, но, раз тот смотался, решила промолчать. Вместо этого спросила: – А чем ты-то здесь занимаешься? Явно же не красотами любуешься. Амулет, заклинания…

– Домашнее задание готовлю, – перебила меня Клара и, оценивающе осмотрев с ног до головы, задумчиво произнесла: – «Ночные страшилки» называется. Хочешь покажу?

Я неуверенно пожала плечами, переминаясь с ноги на ногу. Хотелось вернуться домой, если честно, ибо гулять меня уже не тянуло, но не посмотреть на работу ведьмочки было бы неправильно. Вот только что-то внутри подсказывало: добром это не кончится. И все-таки я кивнула. Любопытство взяло верх над интуицией.

Спустя полчаса я – злая, босая и с полуобморочной Кларой на носилках из двух метелок направлялась в целительский блок, понукаемая пострадавшей. Брюнетка то приходила в себя, то снова теряла сознание. Оно и понятно! Когда девичье горло время от времени сжимает сотканная из теней пятерня, оставляя на белой коже отпечатки вполне материальных пальцев, есть чему пугаться. «Ночные страшилки», сказала она? О да-а-а, любимый детский кошмар про черную руку у этой ведьмы вышел на диво реалистичным. А еще приставучим, опасным и не поддающимся контролю. Я же, как единственный свидетель сотворения этого вредного проклятия, теперь была вынуждена заниматься спасением создательницы, причем по ее же требованию.

Я бы и так помогать бросилась, не оставлять же девушку в беде, а то, что меня еще и костерили на чем свет стоит, предлагая взять ноги в руки и двигаться быстрее, иначе мне эти ноги засунут… впрочем, не важно, куда, лишь больше нервировало. Короче, левитировала я на пределе сил, таща за собой скандалистку, которая иногда замолкала, проваливаясь в вынужденный обморок. И в эти моменты я была даже благодарна «черной руке», придушивающей ее, за минутку тишины. Когда мы добрались до целительской приемной, мне самой требовалось лекарство. Желательно успокоительное. Сильное! И много!


Эллис

– Ну и почему было не зайти через дверь? – спросила я бабушку, когда мы подлетали к раскрытому окну башни, которое, по ее заверениям, выходило на лестницу.

– Потому что вахтерша в этой общаге на редкость злопамятная баба, – пояснила ведьма, пьяно хихикнув. Эх, если б я только знала, что она не мороком себе внешность подкорректировала, а натрескалась молодильных яблок, о побочных эффектах которых всякое говорят, ни за что бы не дала ей выпить с Ёжиком за встречу.

Вот уж не ожидала от своей обычно рассудительной бабули таких странных поступков. Неужто стремление снова стать молодой и красивой, причем в кратчайший срок, затмило разум опытной ведьмы? Эти проклятые фрукты как волшебная диета: эффект стремительный, но какой ценой! А уж в сочетании с алкоголем – пиши пропало. Так что сейчас я ощущала себя старшей в нашем тандеме, и было почему. Бабушку… хотя называть так молодую девицу, бывшую навеселе, язык не поворачивался. Короче, Арину конкретно так плющило и, как выражалась дочь мясника, учившаяся в моей школе, – колбасило!

Сначала ба возмутилась (на всю округу!), что ее поселили не в башню ведьм, а в здание, где жили представители разных видов, начиная от высокомерных вампиров и заканчивая флегматичными мавками. В АРиС эту башню называли «зоопарком», и считалась она обителью отщепенцев, о чем сами отщепенцы, как мне кажется, вовсе не жалели. Никто не гонял их на общие ведьмовские сборы, не устраивал ежеутренние тренировки боевых фей, не выводил строем размять лапы в Светлый лес, как это было принято у оборотней, и не требовал присутствия на вечерах искусств в «эльфятнике». Общага смешанных рас была пристанищем местных раздолбаев, и лично мне это импонировало. Не люблю я всякие правила и идиотские обязанности.

Бабушка же, пребывая в яблочно-алкогольном неадеквате, ясен пень, возмущалась. Сначала башней, потом вахтершей, теперь размер окна ей не угодил, так как с разворота в него оказалось сложновато вписаться. Но мы же легких путей не ищем! Развернувшись еще раз, бабушка с воинственным «йо-хо-хо!» влетела-таки в темную комнату, оказавшуюся вовсе не лестничной клеткой, а спальней вставшей не с той ноги гоблинши. Обратно из окна Арина выпорхнула с предельной точностью, причем верхом на метле, так как в ступу вцепилась мужеподобная девица с таким внушительным маникюром, что я невольно подавилась собственным вздохом и, вжав голову в плечи, пробормотала:

– Извините, мы ошиблись окном!

Оставив памятный росчерк на летающем корыте, гоблинша гаркнула:

– Дуры пьяные, вечеринка этажом ниже! – и, захлопнув окно на случай нашего тугодумия, вернулась на кровать.

Бабушка же (черт бы побрал эти проклятые яблочки), услышав волшебное слово «вечеринка», с очередным громким воплем спикировала на широкий подоконник освещенного окна, из которого доносились голоса и музыка.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40