Ёся Ран.

8-ой пассажир



скачать книгу бесплатно

–Ребятки ещё чуть-чуть! Чур меня, чур меня! – прокричал дед, Костя и Настя продолжали цепляться за его плечи.

Показалась дверь. Открыв её, все завалились внутрь. Тьма бушевала, но в дом путь был ей закрыт. Подбежав, бабка плеснула воды в открытый проём, зашипев, тьма рассеялась. Дед, закрыл дверь.


Глава 10

Ночь в вагоне прошла спокойно. Новое утро не принесло особых сюрпризов, лишь временами был слышен странный клокот и сквозь туман прорывались чёрные тени существ. Время близилось к вечеру. Васька наливала игрушечный чай, угощая Марию, папу и медвежонка Олега, названного в честь дяди – «космонавта», обещавшего вернуться следующим летом. Вениамин, уставившись в окно, перебирал варианты развития событий. Он не думал он том, что с ребятами, больше он думал, как они выберутся из этого чёртового вагона и всё вновь вернётся на круги своя. Мария охотно подыгрывала Ваське, готовя «пироженки» из пластилина и раскладывая на самодельный поднос из корки дорожного романа. У неё не было детей, но она точно знала, как играть и здорово ладила с ними. Периодически Вениамин отвлекался, чтобы попробовать новую «пироженку» или отведать свежего чаю из кукольной кружки. В эти моменты голова его отдыхала, и он чувствовал себя более спокойным, он переставал думать о том, что они застряли в этом непонятном месте и, о том, что он видел свою мёртвую жену, и что она так же ушла очень быстро как и раньше. Иногда его мысли заходили ещё дальше и совсем не в ту сторону, когда он ловил взгляд Марии. Стараясь отбросить всё назад, в подкорку, он убеждал себя, что не время задавать вопросы и не этично спрашивать, что её привело в эту профессию. Он знал, но не считал это выбором, и реальной причиной достойной такого выбора. И потом снова он вспоминал свою жену и то ненавистное платье. Круг мыслей замыкался и повторялся снова.

–Папа ещё чайку? – спросила Васька, чуть ли не засовывая игрушечную кружечку в рот папе.

–Спасибо, доченька, но я скоро лопну, – изобразив сытость, он погладил себя по животу, но поймав из-за маленькой спинки дочки осуждающий взгляд Марии продолжил, – ну хотя, пожалуй, от одной кружечки не откажусь, – и он расплылся в улыбке, – и ещё одну клубничную пироженку пожалуйста.

–Маша ещё одну клубничную пироженку, и чай, пожалуйста, нашему гостю.

–Слушаюсь! – Мария отдала честь, положив одну руку на голову, другой коснувшись лба, – Вениамин, перестаньте думать. Я же вижу, что вы переживаете за ребят, всё будет хорошо,– она разминала розово-красный шарик, превращая его в лепёшку, – С ними батюшка, да и Иннокентий не такой простой, как кажется, он у меня служил десантником. Так что с ним не пропадёшь!

–Вы уверены, что он Ваш?

–В каком смысле, – отдавая «поднос» с красной лепёшкой Васе, она уставилась на Веню.

–Я не к тому, что он вам изменяет, ни в коем случае. Я никак не могу об этом говорить, тем более утверждать. Просто вам не кажется, что он повёл себя странно?

– Когда? Как?

–Вот ваш заказ: клубничная пироженка и чай с малиной, – Васька поставила поднос на стол вместе с маленькой розовой чашечкой.

Отхлебнув «чаю» и отломив кусок пироженки и спрятав его за себя, Вениамин продолжил, -Ммм..

как вкусно. Спасибо. Я хочу ещё лимонных кексиков с шоколадной крошкой, – Вениамин отдал дочурке поднос с чашечкой в широкой улыбке, та, послушно взяв, отправилась «кашеварить».

–Сейчас я всё сделаю сама, – обратилась она к Марии, это специальный заказ, и всё должно выглядеть идеально!

– Как скажите хозяйка, – Мария привстав с места, где располагалась знаменитая на весь мир «Кофейня Василиса и Ко», села напротив Вени.

–Вот вы заметили, что он не заходил в купе? Если нет, то вспомните, что он вас попросил дать ему китель и всё остальное, но сам в него не вошёл. Я, конечно, всё понимаю, но он не похож на человека, который не в состоянии собраться сам. Я имею в виду, что у него обычно всё под контролем.

–Я собираю его иногда! Ты несёшь чушь! – она недовольно фыркнула, уставившись в окно, – И что с того, что он меня попросил подать ему одежду? А? Что с того?

–Да ничего. Эти твари, что мы видели вчера, просто так сдаться не могут. Ладно Костя, но Иннокентий долго не приходил в себя. И они знают…

–Что они знают? – встав, с укором сказала Мария, повысив голос.

–Они знают о нём всё. Если верить в мифы, то они знают желания и страхи. Так им проще манипулировать жертвой. И возможно в нём что-то затаилось. Порог с солью, он не перешагнул. Если я не ошибаюсь.

– Я тебе не верю. Всё это ересь!

– Но, тем не менее, вчера мы убедились в обратном. Неизвестно сколько нам ждать и стоит ли. У нас уже мало продуктов осталось. Максимум ещё на 2 дня. А дальше…

–Не говори, что ты хочешь уйти без них, – Марина тревожно посмотрела на Вениамина.

–Бездействовать тоже плохо. Можно так и до «ишачьей пасхи» ждать. А нам надо думать, что делать дальше.

В дверь купе постучали. Невольно вскочив от испуга, Вениамин прижал палец к губам и прильнул одним ухом к двери, за ним последовали Мария и Васька, оставив за «главного» медвежонка Олега. Тишина. Снова стук в дверь.

–Открывайте скорее! Вы уснули там что ли? – Иннокентий продолжал стучать по двери.

Вениамин смог проглотить ненавистный комок страха и выдавил: – Здесь мы. Вы один?

–Да. Открывайте скорее.

–А где остальные?

–Им нужна помощь, давайте скорее времени нет. Точнее мы нашли помощь, нужно спешить, – замешкался старлей.

–Нам нужно открыть, это точно Кеша, – шёпотом сказала Мария.

–Дедушка Климентий сказал никому не открывать, – так же шёпотом сказала Васька.

–В чём там проблема? Что молчите? – недовольный Иннокентий перебирал босыми ногами по полу.

–Да ни в чём, открываем… Вы точно один?

–Точно, точно не боись историк.

Щёлкнул замок и дверь распахнулась. Иннокентий в потрёпанном кителе и без своих новых туфель, смотрел на них встревоженным взглядом. В свою очередь пассажиры не могли понять и поверить, что есть спасение и что Кеша вернулся один, не взяв ни кого с собой. Мария прыгнула к нему на шею, обняв его до хруста костей.

–Как ты мой милый? Как же я тебя заждалась. А где туфли потерял?

–Где остальные? – спросил Вениамин.

–Все вопросы потом. Нам нужно торопиться, – резко ответил старлей.

–Пойдём хоть чаю попьём. Да и вещи надо собрать,– Мария спрыгнув с него, потащила его за руку в купе.

–Нет времени я сказал! – он одёрнул её руку и отпрянул в коридор, деловито озираясь по сторонам, – Какие нахрен вещи, Маша? Мы не на прогулку собрались. Надо торопиться. И чем скорее выберемся, тем лучше для всех нас.

Маша стояла в ступоре.

–Быстро оденься и пошли! Тебя Веня и дочурки твоей тоже касается, – «Макаров» нервно подрагивал в его руке, – Ну!?

–Вася, накидывай курточку и поддень под неё футболку, – Вениамин открыл свою сумку, – чёрт где же эти долбанные кроссовки? – Вася надевала свои спортивные штаны и тёплую белого цвета курточку в крупную ромашку с капюшоном, – где твои кроссовки?

– На мне папа, – спокойно ответила Васька, потуже затягивая шнурки.

–Точно, – накинув на себя грязно– серого цвета пальто, он поправил кардиган с рубашкой и надвинул очки, ожидая дочку.

Мария уже была в коридоре и вместе с Иннокентием, и они направлялись к выходу. Стараясь успеть за ними, Вениамин и Вася были налегке. Убеждать старлей умел и, несмотря на протекающие мимоходом мысли о странном его виде и поведении, пассажиры двинулись за ним.

Выйдя из вагона, пассажиры осторожно делали каждый шаг. Васька шла за отцом, стараясь идти след в след, чтобы хоть как-то развлечь себя.

–Что это за вещи? О Боже, это что здесь было, – указывал Вениамин на соседние вагоны, – Что они все здесь делают? – он остановился, чтобы лучше их рассмотреть, за ним Мария, а после в спину ему упёрся и «хвостик». Иннокентий продолжал движение и заметил их отставание лишь метров через 30.

–Некогда объяснять бегом за мной! – подбежав к Маше, он одёрнул её, и, крепко взяв за руку, потянул за собой. Они вновь двинулись, периодически оглядываясь назад.

Проходя мимо кочек, переходящих в пригорки, Мария спросила: – Ты точно знаешь дорогу, а то, по-моему, здесь ни тропинки, ничего нет.

–Ты ждала ковровую дорожку? Будешь продолжать ныть или, может, ускоришь шаг?

Помогая взбираться время от времени Ваське, в Веню вселялся страх, заполняя его голову новыми жуткими мыслями. Из-за непроглядного тумана всякие дурные мысли лезли в его сознание. Но эту «дрянь» он не хотел заглушить, она была обоснованна, от этого ему становилось ещё печальнее.

–Почти пришли, – Иннокентий, повернувшись лицом к ребятам, указал на высокий холм около 3 метров в высоту, – после него всё будет хорошо, – и он растянулся в улыбке.

–Что будет хорошо? – переспросила Мария.

–Просто будет хорошо, что мы все вместе спасёмся, – и старлей в два счёта взобрался на холм и подал руку Марии.

Вениамин то смотрел назад, то на холм. Вокруг была тишина, лишь издалека слышались хлюпающие шаги Иннокентия и Марии с другой стороны холма.

–Почему мы не идём? Мы же отстанем папа и заблудимся! – Васька нетерпеливо дёргала папу за руку, подгоняя его за остальными.

–Не знаю Васька, не знаю, – посмотрев в очередной раз назад и на холм, он решил – маленькая, я оставлю тебя на верхушке холма. И ты подождёшь, пока я тебя не позову, хорошо?

–Хорошо папа. Ты боишься?

–Да немного доченька. Но это и хорошо, – улыбнулся Вениамин.

–Ну, где вы там пропали? – окрикнул их Иннокентий.

–Идём! – крикнул ему в ответ Вениамин.

Васька осталась ждать сигнала на холме. Уставившись вперёд на удаляющегося отца, дрожа толи от холода, толи от страха, она тихо роняла мелкие слезинки, боясь потеряться в этой белой пене.

Послышались крики. Выстрел, затем ещё один. Вскоре послышался голос Вени: – Вася беги!

–Папа? – девочка пыталась хоть что-то разглядеть сквозь туман и слёзы.

–Вася бе…, – снова выстрел.

–Папа? Папа-а-а! – ответа не последовало, перебирая ногами, она решилась пойти спасать папу, но тут холм зашевелился, и Вася кубарем скатилась с него, упав на спину. Быстро встав на ноги, она, что есть сил, помчалась в сторону вагона.

Сыпалась земля, разлетались камни, попадая то под ноги, то больно ударяясь о руки и спину девочки. За грохотом слышался голос Иннокентия: – Куда ты? Зачем ты папу оставила? А ему больно! Он тебя ждёт!

Васька старалась не оглядываться назад. Дыхание с каждым шагом становилось всё тяжелее, и бег перешёл в ходьбу, закололо в груди. Вздымающиеся с грохотом кучи заставляли её бежать, но она уже больше не могла. Остановившись, она наклонилась вперёд и упёрлась руками в колени, изо рта выходили клубы пара. Отдышка прерывалась кашлем, но бежать не было сил. Раскатами разносился гул камней, и с каждой секундой он был всё громче. Посмотрев перед собой, она увидела, как в полуметре от неё зашевелился холмик и она почувствовала как у неё потекли слёзы. Холмик встал, Васька решила взглянуть на небо, на маму, которая была на небесах, и, скорее всего, уже с папой. Поднимая глаза, она увидела каменного истукана, надвигающегося на неё, а за ним был вагон – надежа на спасение. Второе дыхание не заставило себя ждать и девочка, полётом бабочки, перелетала преграду, уроки гимнастики не прошли даром. Спасибо папе. Одна кочка, ещё одна, если бы истуканы могли аплодировать, то, скорее всего, стёрли бы себе руки. Конец поля уже был близок, но до вагона оставалось ещё около сорока метров. Гул был невыносим, разъярённая толпа каменных людей была крайне недовольна выступлением юной гимнастки. Запрыгнув в вагон, Васька забежала в купе, и схватив со стола соль, она начала рассыпать ее вдоль стен её убежища, читая в слух Отче Наш. Слёзы лились градом, она не знала, что будет дальше, но она понимала, что мама заругает папу, если что-то с ней случится. Поэтому она изо всех сил старалась отбросить все мысли и, не сбиваясь, продолжала читать молитву.

Глава 11

Уютная избушка успокаивала путников. От стресса ещё не прошла дрожь, но с каждым глотком чая на травах, на душе становилось всё легче. Настя переоделась в поднятое с чердака платье бабуси. Оно было полностью закрытое, с рукавами и юбкой чуть ниже колен, бордового цвета в мелкий голубой василёк с кружевным воротом, и на удивление хорошо сохранившееся. Пострадавшие от нападения кроссовки пришлось тоже отправить на заслуженный покой, а на новую службу заступили старые сапоги из чёрной кожи «коллекции чешская осень 84-го» опять же новёхонькие, как будто только сейчас из командировки вернулась Тамара Петровна и оставила их лежать в коробке «до особого случая». И он настал.

Дед с бабкой занимались завтраком. Прошла ещё одна ночь. Настя продолжала приходить в себя пока к утру окончательно не успокоилась. Костя в свою очередь был, наоборот, чересчур уверен в себе. Вчерашний успех не мог пройти даром – он приободрился и начал относится к оторванной конечности ни как к утрате мобильности, а сколько как к боевому шраму и памяти о необычном приключении. Постукивая ногой от нетерпения, он смотрел на Настю, которая задумавшись, уставилась на чашку с варевом, из которой пышными клубами валил пар.

– Так что случилось с отцом? – начал он разговор, – ты не сказала ни слова.

Она отхлебнув чаю, продолжила смотреть на кружащиеся в кружке чаинки.

–Ты ответишь или нет? Сколько тебя можно спрашивать, мы собираемся выбираться из этой херни или «терпилами» будем? – он продолжил шёпотом, – лично мне с этими двумя стрёмно оставаться. Я домой хочу, меня там тёлочка моя ждёт.

Настя продолжала играть в робота, отпивая глоток за глотком чай, периодически ставя кружку на то же самое место, где она была ранее.

–Что ты молчишь? – возмутился Костя, – думаешь, мне легко? У меня ноги нет! Видишь, – пристав он положил свой обрубок на стол, – а ты что дуешься? Увидела что-то и всё?

–Я не знаю,– слёзы покатились по её щекам, – я не знаю, что нам делать.

–Ты скажи, что с отцом случилось для начала.

–Его сбила машина, а я… ,а мы… ,понимаешь.. духи…

–Какие ещё духи?

– Мы не там и не здесь и не понятно, как его сбили вообще. Просто выбежал, просто помахал руками. Вот и всё.

–Что всё?

–Всё, в смысле всё! – в истерике проорала Настя, – и я не знаю ни выхода, ни пути обратно. Он… он был единственным, кто мог нам помочь выбраться из этого всего, – слёзы полились у неё из глаз так, что пара капель упала в кружку.

–Давай “step by step”, – Костя припрыгал к ней, чтобы усесться поближе, – во-первых, кончай слюни пускать! А во-вторых, он тебе что-нибудь сказал? Может хоть его блокнот прихватила? – Костя чуть приобнял ее за левое плечо.

–Он сказал, что нужно искать выход возможно там, где его и нет.

–Типа, где вход, например?

– А… Почему? – приободрилась Настя.

–Ну, я так считаю, что типа мы сейчас в ловушке. Как мыши в ведре с водой.

–Я не совсем понимаю, – удивлённо посмотрела Настя.

–Ну, мышей как ловят? Не знаешь? – Настя покачала головой, – Ну так надо ведро с водой или просто пустое берёшь. Делаешь для мышки что типа лесенки или как его. Во! Трап, точно, и накрываешь ведро газетой с прорезью посерёдке. После кладёшь что-нибудь сверху газетки, наши и на хлеб шли. Ну и ждёшь. А на утро мышь поймана.

–Ну, так и к чему ты это мне рассказываешь?

–К тому, что мы на поезде суда приехали и как у той мыши есть только один выход – там где вход, понимаешь? Мы сейчас как в том ведре барахтаемся и выбраться не можем и сколько бы не плавали по кругу надо выходить через верх, в нашем варианте вернуться в обратном направлении.

–Не знаю. Ты уверен?

–У нас других вариантов вообще нет! Или ты хочешь здесь остаться?

–Нет не хочу, – шмыгнув носом сказала Настя, – Ты прав. Мы всё равно духи и нам терять нечего. Если батюшка так сказал – будем пробовать выбираться из мышеловки.

–Пирожочков отведаете на дорожку? – бабка поднесла блюдо с печёными яствами и поставила блюдо посредине стола, а дед тем временем, успел уже сеть по другую сторону, – я как понимаю, вы в путь собрались.

– Ну да, а как вы… – начала заикаться Настя, поглядывая то на деда, то на бабку.

–Ну а как же не знать то. Могли бы и по тише обсуждать. И так вся изба от вашего говора потрескалась, – бабуся пошла за кувшином молока.

–Жалко батюшку не спасли,– дед уминал уже второй пирожок, жадно запивая молоком из глиняной кружки.

–А вы откуда…

–Знаю? – перебив Настю, баба Тома подала ребятам кружки, – Мы всё чувствуем, дочка, мы знаем, что мы умерли и что это место тоже необычное.

–А что нам-то не сказали? – удивилась Настя.

– Боялись спугнуть, знаете, как теперь к нам гости редко заходят? Малой передай Витьке, чтобы остепенился, чтобы баб перестал водить, а то после них так неуютно становится, – сказала бабуся.

Живые опешили, уставившись глазами-блюдцами на бабку.

–Да не смотрите вы так. Всё нормально. Мы с дедом здесь очень хорошо живём. Времени сейчас у нас очень много и можем дальше наслаждаться миром, – улыбнувшись, она посмотрела на своего деда и тот улыбнулся в ответ.

–А кто это… – не успела закончить Настя.

–Были? Это тени. Они не любят живых больше чем мёртвых. Как пчёлы на мёд слетаются, – дед, наевшись, допил молоко из кружки.

–А как же всё это. Ну, остальное, тоже для вас нормально? – спросила Настя.

–Конечно. А как по-другому то? Мы сейчас же в другом мире и надо принимать его правила, а не устанавливать свои, правильно? А этих чудищ мы стороной обходим, – сказала бабка.

–Так, а молоко откуда? – удивился Костя и запил вторым стаканом молока третий пирожок, с голоду проглоченного в два укуса, – я вроде всё успел услышать, но это немного не догнал.

–Мурка наша, на тот свет спустя пару дней отошла, пока сын мой кров ей пытался найти. Так вот окочурилась вскоре. Толи от горя… – не успела завершить Тамара.

–Толи её сосед Митя сбил, – добавил Костя, закурив папироску.

–Ну, точно же! Митя на своём тарантасе её пришиб! Спасибо ему огромное передавай! – сказал дед.

–Да, она за изгородь пошла гулять, а тот с ходу её протащил метров пять на капоте. Пришлось добивать, «жигуль» свой так жалел. Всей деревней потом скидывались. Помню, – Костя улыбнулся, – Боюсь если от вас ему спасибо передам, так он тогда вообще перестанет здороваться. Ты ему снился пару раз. Думал, мстишь, за коровку, тётя Марья была рада, что он даже пить после этого перестал, – расхохотавшись не на шутку, он прибавил, – а ещё она была рада, что его кодировать не придётся, и деньги «замылила», сказав что потерялись, а сама пальтишко новое прикупила, да сапожки, а он ходит, ищет их ищет. Народ даже созвал на поиски. Да потом как увидел обновки, пока искал, чуть и не разошёлся с ней, но ничего вскоре помирились, правда до сих пор вспоминает ей и косится, чуть та скажет поперёк. Смешно было – Костя затянулся, докурив до самого бычка, и, заковыляв к форточке, выкинул его наружу.

–Дочка, – дед посмотрев на Настю, продолжил – помните, здесь всё по-другому. Хотя это вы знаете. И ещё – у страха глаза велики. Помни об этом. Не бойтесь ничего и забирайте своих друзей. Костя всё мне рассказал.

–Да, дед Максим, я всё поняла, главное нам своего ещё одного друга в чувства привести, а то он что-то чудить начал, – допив молоко, сказала студентка.

–Вашего друга спасти нет возможности, – сказала бабка, – он уже останется здесь, с нами.

– Кстати, а почему бы вам с нами не вернуться, – спросил Костя, – во, все в осадок выпадут! Ходячие мертвецы! Это же ништяг!

–Да не можно нам обратно. Место наше здесь. Будем ждать своего часа. Да и зачем обратно то. Здесь– то тоже неплохо. Это больше с вами проблем будет – живым нет места среди мёртвых, а мёртвым среди живых, – дед приобнял бабусю, усевшуюся рядом с ним, – будем ждать. Просто мы верим, что мы ещё здесь нужны. Как только придёт наше время, так мы сразу отправимся дальше. Не время ещё вот и всё. Слава Богу, что быт наш сохранился и всё по-старому движется, а то совсем с ума бы по сходили, – улыбнулся дед.

–Тут есть покороче дорога до поезда? То есть до путей? – спросила Настя, – А то мы через лес шли.

–Да, есть, но реку всё равно придётся переходить. Есть мосток, но он хлипенький. Половину опор вымыло течением. Ещё года три назад. А так быстро придёте. Сократите добрый час пути. Вам нужно торопиться, а то времени совсем мало, – сказал дед Максим.

– Классно! Выдвигаемся? – Костя привстал, Настя хотела было встать, но присела обратно на лавку.

–Что такое? – спросил Костя.

–Да ничего просто нужно собраться с мыслями. День. Всего день, – начала она рассуждать в слух, -А почему вы сказали, что времени у нас мало? – обратилась она к деду.

–Вам батюшка не сказал? – с удивлением посмотрел дед, – как и нам, так и вам более 3-х суток нельзя быть в чужом мире, а то обратного выхода не будет. В нашем случае мы отправимся в небытие, а в вашем застрянете здесь. Мы конечно рады гостям, но думается, вам лучшее будет воротиться, – подхихикнул старик, а Костя проглотил скопившийся комок в горле.

–Что-то мне не хочется здесь оставаться. Давай двигать! Нехрен собираться с мыслями – по дороге соберёшься! – он взглянул на Настю и встретил каменный взгляд, после которого он покорился воле своей спутницы, – ну или как-то побыстрее можешь собираться? Нам просто сама понимаешь, ну это…

–Я всё понимаю Костя, – с укором она ещё раз посмотрела на него, а потом в окно, – надо придумать, что делать и куда идти, времени у нас будет мало, с учётом той нечести, что нас ждёт снаружи, у нас его совсем не остаётся, поэтому надо продумать все шаги. И куда бежать.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7