Энн Херрис.

Спасенная виконтом



скачать книгу бесплатно

Rescued by the Viscount

Copyright © 2014 by Anne Herries

«Спасенная виконтом»

© «Центрполиграф», 2017

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2017

© Художественное оформление, «Центрполиграф», 2017

Пролог

– Нет, мама, – в смятении вскричала Шарлотта Стивенс, глядя на мать полными слез глазами, – умоляю, не просите меня выйти замуж ради денег, без любви… – Шарлотта была миниатюрной красивой девушкой, с большими выразительными глазами и несгибаемым духом. – Как вы можете требовать от меня такого?!

– У нас не осталось выбора, – объяснила леди Стивенс. – Твой отец на грани полного разорения, и мы лишимся всего, что имеем, если ты не сделаешь блестящую партию.

– Да, понимаю. – Шарлотта горестно вздохнула. Она очень любила своего отца, поэтому мысль о том, что он оказался в большой беде, была ей невыносима. – Кого вы выбрали мне в мужья? – Она вскинула голову, готовясь мужественно принять удар судьбы.

– Ну, пока ситуация не настолько отчаянная, – улыбнулась ее мать. – К счастью, я отложила достаточно денег, чтобы оплатить твой светский сезон в Лондоне. Ты очень хорошенькая, Шарлотта, и, уверена, многие джентльмены поспешат сделать тебе предложение. Ты сама примешь решение. Помни, однако, что твой выбор должен пойти на благо семьи.

– Хорошо, – кивнула Шарлотта, воспрянув духом. По крайней мере, ей будет дозволено порадоваться жизни, прежде чем набросят на нее ярмо! – Что ж, матушка, как я вижу, иного выбора нет, и обещаю сделать все от меня зависящее, чтобы вы были довольны.

– Ах, если бы твоя тетушка не продала свои лучшие драгоценности, оставив у себя копии, – с томлением в голосе воскликнула леди Стивенс. – Дядя был очень добр, отписав драгоценности тебе, но он и понятия не имел, что бриллианты и рубины, не говоря уже об изум рудах и сапфирах… фальшивки. Осталось лишь несколько пустяковых побрякушек, которые еще чего-то стоят…

– Я с радостью продам их, если это поможет папе.

– Увы, его долг составляет по крайней мере двадцать тысяч фунтов, – страдальческим тоном произнесла леди Стивенс. – Даже если бы ты все продала, сумела бы выручить не более тысячи. Не вижу иного выхода, дитя мое, – ты должна выйти замуж за состоятельного человека.

Шарлотта отвернулась и стала смотреть на расстилающиеся за окном гостиной сады. Она понимала, как дорог матери этот дом и как больно ей будет уезжать, да и у Мэтта не останется ни единого шанса выгодно жениться, если они обанкротятся. Шарлотта так сильно любила отца, мать и брата, что даже не помышляла о неповиновении. Она обязана исполнить свой долг. Ей оставалось только надеяться, что удастся встретить не слишком старого и толстого богача, к которому она сможет испытывать хотя бы уважение, если не любовь.

Вздохнув, она повернулась к матери и улыбнулась:

– Я сделаю все, что в моих силах, чтобы вы с папой были довольны. Но я не могу обещать, что все вокруг влюбятся в меня и станут просить моей руки.

– Некоторые джентльмены женятся вовсе не по любви, – пустилась в объяснения леди Стивенс. – Они хотят удобного союза с девушкой из достойной семьи, которая родит детей, – и как только обзаведутся наследником, тут же возвращаются к утехам на стороне.

Когда ты подаришь своему супругу сына – а лучше двух, на всякий случай, – он, без сомнения, предоставит тебя самой себе.

– Все мужчины так поступают, матушка? – невинным голоском поинтересовалась Шарлотта. – Никто из них никогда не хранит супружескую верность? Я думала, что если женщина любит своего мужа…

– Возможно, некоторые и не изменяют женам, – допустила леди Стивенс. – Я очень надеюсь, что ты встретишь именно такого мужчину. Только не надо уж очень на это надеяться, Шарлотта. Самое большее, на что стоит рассчитывать, – это удобный дом и жизнь, посвященная воспитанию детей и общению с подругами.

– Я все поняла, – ответила Шарлотта, снова отворачиваясь к окну. Похоже, ее мечты о любви и романтике были всего лишь глупыми девичьими фантазиями.

– Надеюсь на твое благоразумие, – сказала леди Стивенс. – Буду говорить с тобой откровенно, Шарлотта. Папа арендовал особняк на Беркли-сквер всего на несколько недель, потому что это удовольствие не из дешевых. Так что, моя милая, тебе придется как следует постараться, потому что, если ты не преуспеешь… – Леди Стивенс содрогнулась всем телом. – Лучше не будем об этом думать. Я всегда считала тебя выдающейся девушкой. Уверена, ты нас не подведешь.

Шарлотта скрестила пальцы за спиной, надеясь, что матушкина вера в нее сохранится, несмотря ни на что. Придется выбросить из головы мечты о высоком таинственном незнакомце, который по уши влюбится в нее с первого взгляда, и убедить себя принять брак по расчету с богачом.

Глава 1

– Ну, молодой человек, что скажешь в свое оправдание?

Многие смельчаки испугались бы при виде мрачно хмурящего седые брови маркиза Эллингтона, но его внук лишь улыбнулся в ответ.

– Проклятье, Джек, ты хоть когда-нибудь бываешь серьезным? Я с тобой о важных вещах толкую, мальчик. Тебе отлично известно, что рано или поздно ты займешь мое место, поэтому пора бы уже задуматься о потомстве.

– Разумеется, сэр, – одарив деда еще одной ослепительной улыбкой, ответил капитан виконт Делси. Это был красивый мужчина, высокий и крепко сложенный, широкоплечий и длинноногий, с темными волосами и серыми глазами. Он жил вполне вольготно с семнадцати лет, когда умер отец, оставив его на попечении матери, леди Дейзи, и деда. – Готов обдумать любое ваше предложение, но мое мнение о женитьбе вам известно…

– Сколько раз тебе повторять, что женитьба – это долг, который вовсе не мешает наслаждаться жизнью? Хорошо воспитанная девушка из достойной семьи родит тебе наследников и не станет поднимать шума из-за любви и верности, понимая, что мужчине не следует докучать из-за всей этой чепухи. Она будет довольствоваться заботой о доме и детях.

– Бедняжка, – чуть слышно пробормотал Джек, но слух не подвел деда.

– Подобные понятия прививают леди с рождения, – заявил маркиз. – Если тебя так мучает чувство справедливости, найди молодую леди, способную удовлетворить все твои потребности.

– Где же мне ее искать? – притворно изумился Джек. – Где найти красавицу, способную усмирить и приручить сердце повесы? Даю вам слово, дедушка, если я встречу такую девушку, то, какого бы она ни была происхождения, непременно женюсь на ней, остепенюсь и сделаюсь примерным семьянином, на радость вам и матушке.

Вздохнув, маркиз лишь покачал головой, нахмурив брови:

– Ты меня в могилу сведешь, молодой человек. Запрещаю тебе приводить в семью женщину низкого происхождения.

– Как вы могли подумать, что я на такое способен?! – с преувеличенным ужасом вскричал Джек. – Неужели полагаете, что я безнадежно погряз в пороках?

– Если верить слухам, ты уже целый год якшаешься с одними оперными певичками и им подобными девками! Пора уже и о семье подумать – обо мне, например. Я сделал тебе столько добра. Неужели ты не можешь порадовать меня хотя бы тем, чтобы найти себе жену?

– Не стоит вам слушать матушку, сэр, – произнес Джек. – Она проводит слишком много времени с тетей Серафиной, которую снабжает сплетнями кузен Реджинальд. Вы что же, в самом деле хотите, чтобы я стал похожим на кузена Реджинальда?

– Нет, не хочу. Этот человек – откровенный недоумок! – взорвался маркиз. – Джек, сколько можно меня мучить? Ты же знаешь, мой мальчик, я о тебе высокого мнения. Я горжусь твоими армейскими достижениями, хотя и не хотел, чтобы ты отправлялся на войну. Но я не буду жить вечно, и мне очень важно увидеть твоего первого сына и наследника. Мне страшно подумать, что у Реджинальда родится сын, к которому перейдет мое поместье.

– Да, это было бы ужасно, – задумчиво протянул Джек. – Мне вовсе не по душе мысль о том, чтобы кузен занял ваше место. С другой стороны, я и сам еще много-много лет умирать не собираюсь.

– Несчастный случай с твоим отцом случился внезапно, – с болью в голосе произнес дед.

От веселости Джека не осталось и следа.

– Да, сэр, простите меня. Я не хотел огорчать вас.

– Тогда… озаботься тем, чтобы меня утешить?

– Вы ждете, чтобы я отправился в гости к маминому кузену, лорду Сопуорту, и познакомился с его дочерью Селией? – Джек нахмурил брови и тут же стал очень похож на деда. – Хорошо, сэр, я приму приглашение дяди Джеральда. Но обещать ничего не стану. Какой бы очаровательной ни была молодая леди, смею заметить, что брак без любви или, по меньшей мере, взаимной симпатии и уважения сделает несчастными обоих супругов. За примером далеко ходить не надо, достаточно вспомнить моих отца и мать.

– Да, их союз был весьма прискорбным, – вынужденно признал маркиз. – Твой отец был эгоистичным человеком – эту особенность характера он унаследовал от своей матери – и, боюсь, принес твоей дорогой матушке много страданий. Я очень ценю и уважаю леди Дейзи и благодарю Бога, что ты унаследовал ее доброту, а вот упрямство тебе явно досталось от меня.

– Я нанесу визит дяде, – уступил Джек, – но предложение Селии сделаю только в случае, если она мне понравится. А теперь, сэр, позвольте мне вас оставить, меня ждут друзья, а я еще должен зайти домой переодеться.

– Я надеялся, что ты поужинаешь с нами.

– В другой раз, сэр. Возможно, завтра, до вашего возвращения в деревню.

– Хорошо. Когда ты отправишься в Кембриджшир?

– В конце следующей недели. У меня все время расписано, к тому же нужно дать дяде время подготовиться.

– В таком случае до завтра, Джек.

– Буду с нетерпением ждать нашей встречи.


Покинув дедушкин кабинет, Джек неспешно направился по роскошному дому к выходу. По дороге он остановился, чтобы перекинуться парой слов с камердинером маркиза, а потом – с дворецким Пирсоном, служившим в Эллингтон-Хаусе, кажется, целую вечность. Слуги с готовностью сообщили, что дед в последнее время два раза обращался к доктору. Именно по этой причине маркиз и покинул свой деревенский дом в глуши Сассекса и приехал в бурлящую жизнью столицу.

– Хозяин ни за что не стал бы тревожить вас, капитан Делси, – сообщил Пирсон, – но он уже не тот, что прежде.

– А что его беспокоит, не знаете? – спросил он камердинера.

– Сердце, сэр. Насколько я понимаю, пока ничего серьезного, но доктор велел ему пить поменьше портвейна, сократить количество сигар и полегче относиться к происходящему.

Камердинер и дворецкий встревожили Джека. Теперь ему стало понятно, почему он в очередной раз услышал нотацию о необходимости поскорее жениться.

Маркиз Эллингтон никогда не вмешивался в жизнь Джека без крайней необходимости. Когда внук окончил колледж, дед представил его светскому обществу, обеспечил членство в клубах, которые посещал сам, и познакомил со своим портным. После этого он предоставил ему полную свободу действий. Когда Джек объявил о своем решении пойти в армию, дед лишь попросил беречь себя. В то время над страной нависла угроза войны, и несколько лет Джек сражался под знаменами Веллингтона, там и обзавелся друзьями. Эти джентльмены были близки ему, как братья, но помимо них у него имелись многочисленные знакомые как среди мужчин, так и женщин, что, конечно, способствовало распространению о нем бесконечных слухов.

Виконт являлся лакомым кусочком, который пытались заполучить многие красивые женщины, но, танцуя с ними или флиртуя, он ни одной не давал надежды. Джек Делси предпочитал общество матрон, а не их дочерей, и эти дамы нередко мечтали о нем, лежа на супружеском ложе рядом с похрапывающим супругом.

Джек вернулся с войны около года назад и с тех пор проводил время так же, как любой богатый молодой джентльмен: посещал клубы, делал ставки в Таттерзоле или Ньюмаркете и гордился своими конюшнями. Он покупал дуэльные пистолеты у Мэнтона, носил костюмы от Скотта или Уэстона и всегда ходил в начищенных до блеска сапогах. Его шейные платки были безупречно накрахмалены и завязаны очень просто, без изощренных складок и оборок, столь любимых лондонскими денди. Джеку доставляло удовольствие ездить верхом, фехтовать с друзьями или боксировать в клубе «джентльмена» Джорджа, к которому он время от времени захаживал, чтобы поддерживать себя в хорошей форме. Иными словами, Джек Делси был тем, кого общество считает человеком светским, а молодежь с готовностью обожествляет. Назвать его распутником было бы преувеличением, но он, как никто, умел одним брошенным из-под полуопущенных ресниц взглядом вызвать восторженный вздох сразу у нескольких представительниц слабого пола. Своей беспечной болтовней он довел до обморока не одну леди и разбил множество сердец.

Дед, однако, преувеличил любовные успехи внука. Во время службы в армии Джек, как и его друзья, не отказывал себе в удовольствиях, когда это было возможно, зная, что любой день может стать последним. Он обнаружил, что красивые испанские девушки, следующие за лагерем, вполне отвечают его вкусу. Однако все они принадлежали к низшему сословию, и ни одной не удалось взволновать его сердце.

По возвращении домой он состоял в близких отношениях с тремя дамами: одна была замужем за человеком, старше ее на тридцать лет и больше интересовавшимся портвейном, чем супругой, а две другие – оперные танцовщицы. Люси, любовница Джека, отличалась не только завидной красотой, но и жадностью. Кроме того, он подозревал, что она ему неверна и, несмотря на их соглашение, завела еще любовников. Джек решил, что расстанется с ней до своего отъезда в деревню.

Он понимал, что нужно серьезно задуматься о женитьбе. Ему исполнилось двадцать семь лет. До его совершеннолетия унаследованный им капитал находился в доверительном фонде, но деньги на содержание выделялись столь щедро, что он мог не опасаться долгов. Обретя финансовую независимость, он провел ряд улучшений в своем поместье и сделал несколько выгодных денежных вложений. Его состояние было столь велико, что он смог бы содержать семью, не ограничивая себя в удовольствиях. Светские завистники поговаривали даже, что денег у него чересчур много для одного человека.

Проблема Джека заключалась в том, что ему нравился собственный образ жизни и он не видел причин менять его. Оставаясь холостяком, он был свободен в своих чувствах и поведении. Обязательный визит к матери и деду в деревню раз в несколько недель ничуть его не обременял, к тому же он мог в любую минуту повидаться с друзьями, съездить в Ньюмаркет или Бат или отправиться смотреть кулачный бой. Некоторые считали, что с женитьбой его жизнь не изменилась бы, но Джек не мог без боли вспоминать, как его мать страдала, когда муж бросал ее в деревне с маленьким ребенком на руках, а сам ехал развлекаться в город. Когда Джеку было семнадцать лет, случилось событие, которое, как он считал, и положило начало его отвращению к институту брака. Впоследствии это чувство лишь росло, и до сих пор ему не встретилась настолько прекрасная и великодушная леди, чтобы он смог преодолеть эту неприязнь.

Отец в самом деле был эгоистичным человеком, и Джек частенько гадал, не унаследовал ли и он эту черту характера. Мать очень тревожится о нем, а маркиз возражал, что она вечно волнуется по пустякам. Возможно, так и есть. Ей было бы гораздо спокойнее, если бы Джек не был единственным ребенком, но по определенным причинам ее несчастливый брак не был благословлен другими детьми.

Вздохнув, Джек отогнал прочь грустные мысли. Незачем забивать себе голову проблемой, которую он, похоже, не в состоянии решить. К тому же вечером у него назначена встреча с друзьями.

Мысль о женитьбе на женщине, которую он не сможет полюбить и которой не будет восхищаться, вызывала у него негодование. Возможно, вовсе не обязательно влюбляться в свою будущую жену, но она хотя бы должна вызывать в нем желание видеть ее каждый день, оберегать и заботиться о ней до конца жизни.


– Ты уже видел Синтию Лэнгтон? – спросил Джека лейтенант Питер Фиппс, когда они встретились в клубе, где договорились поужинать еще с тремя друзьями. – Все при ней: красота, остроумие и деньги.

– Неужели? Уж не богиня ли она? – протянул Джек, насмешливо изгибая бровь. – Решил приударить за ней, старина Фиппс? Похоже, ты снова на мели?

Фиппс отрицательно покачал головой и криво усмехнулся:

– Пока нет, Джек. В прошлом месяце у меня случилась настоящая полоса везения, так что я сумею продержаться некоторое время. Об этой девушке мне нечего и мечтать, она на меня даже не взглянет. Красивая и богатая, она похожа на айсберг – такая же гордая и холодная. Подозреваю, что она охотится по меньшей мере на маркиза или графа…

– Тогда ты ей точно не подходишь, – саркастически заметил Джек. – Да и я тоже. Не расстраивайся, ведь у тебя есть Пышка. Если тебе в самом деле нравятся девушки в теле, она будет счастлива завладеть тобой.

– Как это жестоко и недостойно тебя! – ответил Фиппс. – Да, я симпатизирую мисс Аманде. Пусть она и полновата, зато у нее доброе сердце.

– Что ж, тогда твоя проблема решена, – зловещим голосом объявил Джек. – Всего-то и нужно, что поманить пальцем, и она с готовностью упадет в твои объятия… если у тебя достанет силенок удержать ее.

– Что ты, Джек, в самом деле разошелся сегодня, – нахмурив брови, пожурил его Фиппс. – Полная она от природы, хотя сладости любит… да я и сам их люблю, правда, вес не набираю.

– Да, ты у нас типичный поджарый жеребец, а она – колышущееся море восхитительной плоти. Вот поэтому ты и должен на ней жениться… Эй, я же просто шучу! – воскликнул Джек, заметив отразившееся на лице друга раздражение. – На самом деле я считаю, что мисс Аманда Гамильтон – приятная молодая женщина, из которой, без сомнения, получится любящая жена. По мнению деда, мне и самому бы такая подошла, если я правильно понял его сегодняшний намек.

– Так вот отчего ты такой мрачный весь вечер. – Фиппс с улыбкой похлопал его по плечу. – Отлично понимаю, что ты чувствуешь, старина. Отец устроил мне головомойку, когда я в последний раз приезжал к нему в поместье, – сказал, что не станет больше оплачивать мои долги, и велел найти богатую наследницу.

– Нам обоим не избежать исполнения долга, как я погляжу, но давай не будем портить себе вечер. А вот и остальные!

Джек с улыбкой повернулся к троим подошедшим молодым людям и каждому пожал руку в знак приветствия. Прежде все пятеро состояли на службе у Веллингтона, а теперь двое были помолвлены. Все же пока они оставались холостяками и могли наслаждаться приятным вечером в клубе, выпивая и играя в карты.

– Как поживаешь, Джек? – спросил Малкольм Сирс, крепко пожимая ему руку. – Это мой последний вечер в городе перед отъездом в деревню. Поздравьте меня, я только что обручился с мисс Уиллоу.

– С Джейн Уиллоу? – с усмешкой уточнил Джек. Мисс Уиллоу являлась одной из немногих молодых светских леди, действительно ему нравившихся. – Она согласилась в конце концов? Так и думал, что это скоро случится…

– Она все никак не могла принять решение, но я ее уговорил, – самодовольно пояснил Малкольм. – Теперь я счастливейший из смертных.

– В таком случае поздравляю! Я буду скучать по тебе, когда ты растворишься в тумане семейной жизни. И все же я за тебя рад.

– Джейн хочет как можно больше времени проводить в городе, а ты и вовсе числишься у нее в любимчиках, Джек. Приезжай к нам почаще, когда мы будем в деревне.

Джек пробормотал что-то приличествующее случаю. Он понимал: после женитьбы друга ничто уже не будет прежним. Малкольм – человек серьезный, он был преданным солдатом и будет столь же предан своей жене и семье. Конечно, они останутся друзьями, но обстоятельства изменятся…

Джека посетила навязчивая мысль, что его нарочно подталкивают туда, куда он идти совсем не хочет. Дед требует, чтобы он как можно скорее женился, и друзья один за другим попадают в эту соблазнительную ловушку. Как тут Джеку устоять?


В три часа утра друзья распрощались, и трое отправились по домам, оставив Джека с Фиппсом думать о том, куда пойти дальше.

– Еще совсем рано, – пробормотал Джек. – Давай найдем игорный дом и повеселимся часок-другой.

– Я пас, старина, – отказался Фиппс. – Поклялся целый месяц обходить подобные заведения стороной, в противном случае у меня будут неприятности с отцом. Если хочешь, могу поехать к тебе домой выпить по стаканчику, а нет, так найму экипаж и вернусь к себе.

– Думаю, мне стоит навестить Люси, – со смехом заявил Джек. – Увидимся завтра на приеме у Маркемов?

– Разумеется, – подтвердил Фиппс. – Там ты точно встретишь мисс Лэнгтон.

– Эту женщину я оставляю тебе, дружище, – ответил Джек, шутливо толкая Фиппса кулаком в плечо.

Они расстались, очень довольные друг другом, и Джек беспечно зашагал по улицам. Фиппс нанял экипаж и поехал домой. На чувственных губах Джека заиграла улыбка. Он выпил достаточно, чтобы быть довольным своим окружением. Посещение любовницы станет достойным завершением вечера и отгонит меланхоличные мысли о необходимости жениться.

* * *

Не прошло и пяти минут, как он услышал женские крики. Тут же пробудились его благородные инстинкты, и он стал оглядываться по сторонам, пытаясь понять, откуда доносятся призывы о помощи. Похоже, что-то происходит в расположенном через улицу парке. Тут он заметил, как из-за деревьев вынырнула миниатюрная фигурка, преследуемая двумя джентльменами. Они были изрядно пьяны, но при этом ни на шаг не отставали от своей жертвы.

– Ко мне, мои гончие, – крикнул один из них. – Поймаем эту лисицу!

Крошечная фигурка бросилась через дорогу, и мужчины, шатаясь, устремились за ней. Быстрый, как молния, Джек схватил беглеца, отметив, что это совсем юный мальчик с тонкими женственными чертами лица, и, спрятав его у себя за спиной, прижал к стене, готовясь дать отпор нападающим.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное