Ёнас Пакальнишкис.

Стихи среднего человека



скачать книгу бесплатно

Яблочко

 
Мочит дождь слезою неба
Блеклое стекло.
В конуре лежит собака,
Смотрит на окно.
 
 
Сад осенний, сад унылый,
Вскопанный давно.
Там под дождиком желтеет,
Яблочко одно.
 
 
Вот в окне мелькнули тени.
На крыльце,
Под накидкой серебристой,
Косточка в руке.
 
 
И в награду пёс довольный,
Тянет за собой.
И на яблочко он лает,
Забери его.
 
 
Мочит дождь слезою неба,
Блеклое стекло.
Летним солнышком играет
Яблочко в окне.
 

Ахматовой

 
Алой
струйкой
теплится заря.
Оплывает
слёзкой
старая свеча.
Поэтесса
милая,
с горькою судьбой,
Потеряла
мужа
длинною зимой.
И на смерть
нелепую
скорбные слова:
«Любит,
любит кровушку,
русская земля.»
 

Вдвоём им было хорошо

 
Обычный день был необычен.
Зимы был первый день.
 
 
Мела позёмка, ветер рыскал,
Скрипела старая качель.
 
 
Собака жалобно скуля,
Просилась в дом, ища тепла.
 
 
Домашний кот, клубком свернувшись,
Спал на батарее у окна.
 
 
Горела красная свеча.
Сидели двое – он, она.
 
 
Их чай, держал последнее тепло.
Вдвоём им было хорошо.
 
 
А за окном уж день кончался.
Зимы кончался первый день.
 

Зари полоска золотая

 
Зари полоска золотая,
Багрянцем осветила лес.
Осенний лес ещё дремавший,
Тут встрепенулся весь.
Осинка мелко задрожала,
Берёзка мило застонала,
И охнул дуб.
Когда луч солнца,
Еле тёплый,
По верху леса пробежался,
К нему котёнком приласкался,
Могучий лес.
 

Красен твой каприз

 
Белая берёза,
Свой багряный лист,
Наземь ты роняешь,
Красен твой каприз.
И хотя на улицы убежала ты,
Девицей останешься,
Чудной красоты.
Устилая землю,
Золотым ковром,
Всё же остаёшься
Дочерью лесов.
По весне ты плачешь,
Слёзы льёшь рекой.
По кому рыдаешь
Белый стволик мой.
 

Ангелом стала

 
Девочка, девушка, женщина-мать.
Быстро по жизни годы летят.
Холмик-могилка, да крестик на ней.
Помянем родную, вина не жалей.
 
 
И вспомним былое, малюткой лежит,
И вот уже в школу она же бежит.
А школу закончив, невеста она,
И жизнь так прекрасна и хороша.
 
 
Заботы, заботы, жизни дни.
Муж на работу, детей накорми.
Вот и пришла усталость-страда,
Пора поглядеть на себя в зеркала.
 
 
Из зеркала смотрит женщина-мать.
В её волосах небесная прядь.
И смотрит, и смотрит она на себя,
И жалит морщинку иголка-слеза.
 
 
Девочка, девушка, женщина мать.
Вот и уходишь в небесную гладь.
Боже великий тебя охрани,
Ангелом стала и нас сохрани.
 

Горит-чадит моя свеча

 
Душа моя полна печали.
Грустит оплывшая свеча.
А за окном в снегу качели,
А за окном уже зима.
 
 
Водою полнятся глаза.
И струйкой катится слеза.
И вот глухой поток рыданий,
За ним тропа воспоминаний.
 
 
К бокалу тянется рука.
Глоток чуть терпкого вина.
К свече несу искру огня,
И зажигается свеча.
 
 
Что помешало нам тогда,
Понять друг-друга до конца.
Как больно ранили слова,
Что говорили мы со зла.
 
 
Горит-чадит моя свеча.
Горит-чадит моя душа.
Итог не сладок, – я один,
Но знаю я, – и ты одна.
 

А по утру по росе

 
В вечер летний,
В вечер тёплый,
За околицу иду.
Там встречаю
Свою милку
И до зорьки с ней брожу.
 
 
А по утру по росе,
Возвращаюсь
Я к себе.
И усталый,
Весь разбитый,
Засыпаю на спине.
 
 
Не давала опять милка,
Всю прижать
Её к себе.
Всё шутила, всё грозила
Обломать
Ручёнки мне.
 
 
Засыпаю,
Вижу сон,
Дедушку с ухмылкой.
Что, внучёнок, не даёт,
Будь хитрее
С милкой.
 
 
Просыпаюсь,
Весь в поту,
Долго я ворочаюсь.
Я на милке то женюсь,
Этим
И воспользуюсь.
 

Ты прощался со мной

 
В томной неге танцзала,
Мы с тобой танцевали.
Мы прощались с собой,
Становились друзьями.
Время сказки ушло,
Время буден настало.
И сегодня с тобой,
В томной неге танцзала,
Как с любимым своим,
Я последний разок танцевала.
Прижимаясь к тебе,
Мочку уха кусая,
Я душившие слёзы меня,
Внутрь себя загоняла.
Понимала же я,
Что не будет так вечно.
Но расстаться с тобой,
Всё же думала я,
Будет как-то полегче.
В томной неге танцзала,
Ты в улыбке своей
С поволокой тумана,
Всё скрывал, всё скрывал
Ту печаль, ту печаль,
Что нас в танце связала.
В томной неге танцзала,
Ты меня целовал.
Ты прощался со мной,
Уходил ты к другой.
 

Молчи душа, молчи

 
Ничто теперь покой не потревожит.
Душа спокойна – спит она.
А было время, время молодое,
Когда рвалась всё в высь она.
Порой бывает, как и прежде,
Рванётся в верх на краткий миг,
Но также, как и старый конь,
Устало перейдёт с галопа в рысь.
Моя душа полна печали.
Настало время подвести всему итог.
Ей оглянуться не мешает,
На то, что было, но уж нет.
А оглянуться страшно и бывает,
Ведь за душой остались и грехи.
Они занозой в памяти остались,
И страшным монстром лезут изнутри.
Тогда душа тоскует странной болью,
И сердце глухо бьёт последние часы.
И только силой, силой воли,
Ты загоняешь вглубь те старые грехи.
Молчи душа, молчи.
 

И дарит нам счастье

 
Бушует житейское море,
Цунами взрываясь подчас.
Как чайки с испугу сорвутся
Тончайшие нервы у нас.
Подводные камни всплывают
Словесным тараном из нас.
И больно по нам ударяет
Ребёнка испуганный глаз.
И тонут в бушующем шторме
Последние капли любви.
Как лодки на рифы наткнулись
Проклятых две наши судьбы.
Но шторм побушуя, утихнет.
Утихнут и страсти у нас.
И дарит нам счастье
УЛЫБКА РЕБЁНКА,
Надежды светящий маяк.
 

Лучик рассветный

 
Утренней зорькой
Лучик рассветный
Рыбкой скользнул в вышине.
Вот потихоньку
На землю спустился,
Вот побежал по росе.
Там, где бежал,
Этот лучик рассветный,
Там подымалась трава.
Капельки влаги
Тихонько исчезли,
Их забирала заря.
Лучик рассвета,
Хилый и бледный,
Рос на глазах.
Вот превратился
Он в столб многоцветный,
Радугой пал на поля.
Там покатался,
Там поигрался и…
Нет уж его.
 

Их убили на рассвете

 
За околицей деревни,
Под крутой горой,
Было место тайной встречи
Девушки одной.
Была девушка прекрасна,
Русской красотой,
И любил её безумно
Парень молодой.
Парень был не наш, не русский,
Был чеченец он,
Их семья прижилась как-то,
В деревеньке той.
Но война грозой началась,
Русских и чечен,
Потому и тайны были
Встречи под горой.
Жарки, страстны были встречи,
И полны слезы.
Их убили на рассвете,
ОБЕ СТОРОНЫ.
 

За что мы выпьем, дорогая

 
Бокал вина ты наливаешь,
С улыбкой смотришь на меня.
За что мы выпьем, дорогая?
Она в ответ: – лишь за любовь!
 
 
За тебя, за тебя, моя родная,
За тебя, за тебя, любовь моя.
За тебя, за тебя бокал осушая,
Пью за нашу с тобою любовь.
 
 
Опять вина мне подливаешь,
В твоих глазах любовь одна.
За что мы выпьем, дорогая?
Она в ответ: – лишь за любовь!
 
 
За тебя, за тебя, моя родная.
За тебя, за тебя, любовь моя.
За тебя, за тебя бокал осушая,
Пью за нашу с тобою любовь.
 
 
Зажгём свечу, моя родная.
Нас ни для кого на свете нет.
За что мы выпьем, дорогая?
Она в ответ: – лишь за любовь!
 
 
За тебя, за тебя, моя родная.
За тебя, за тебя, любовь моя.
За тебя, за тебя бокал осушая,
Пью за нашу с тобою любовь.
 

Как мне одиноко…

 
Было счастье, было.
Было, но ушло.
Как мне одиноко,
Я люблю ещё.
 
 
Много лет счастливо,
Жили мы с тобой.
Ты ушла к другому,
Как же я живой.
 
 
Всё ещё в квартире
Твой висит портрет.
Ты живёшь далёко,
Мне тут солнца нет.
 
 
Я пока не знаю,
Буду ль жить один.
Только сердцу больно,
По тебе болит.
 
 
Было счастье, было.
Было, но ушло.
Как мне одиноко,
Я люблю ещё.
 

Зима-зимулечка

 
Звёздной россыпью
Покрылися поля.
Всё белее и белее,
Становится заря.
То зима-зимулечка пришла,
В брилиантовых одежках вся она.
Красногрудый снегирёк
Алой капелькой плывёт.
Знать подружка снегиря
Розой спелой расцвела.
А зимулечка-зима
Враз бывает и шальна.
Косьмы вьюгой распустя,
Разворчалась вся кряхтя.
Но голубушка-зима
Посмотри вокруг себя.
Красногрудьем всё цветёт,
Розой куст любви растёт.
И поверь красна-зима,
Праздник жизни удался.
Птицы красные в снегу,
Красят лишь твою красу.
 

Тобой пропитан навсегда

 
Душа моя полна печали.
Тобой пропитан навсегда.
Смотрю на даль потухшими глазами,
И помню, помню всю тебя.
 
 
Зачем оставила в страдании.
Зачем покинула меня.
Зачем оставила награду,
Лишь только помнить всю тебя.
 
 
Судьба тебя мне подарила.
Судьба тебя и забрала.
Судьба в сторонку отступила,
Оставив жизнь мне без тебя.
 
 
Одно осталось в утешенье,
Что смертный час придёт и мой.
Тогда в той жизни запредельной,
Я буду каждый день с тобой.
 
 
А в жизни той, что тут осталось,
Мне никогда не позабыть:
Твой смех любимый серебристый,
Отсвет улыбки золотистый и всю тебя, печаль моя.
 

Любовный роман

 
Сумерки пали на землю внезапно.
Тихо скончался декабрь.
В Новом Году мы с тобой повстречались.
Длится и длится любовный роман.
 
 
Помнишь бокалов звон новогодний.
Брызги шампанского ты пролила.
Помнишь как солью сыпал на пятна.
Как пробежала искра.
 
 
В танце волнуясь шептал я на ухо.
Будем встречаться – ответила – Да.
Долго в подъезде потом целовались.
Как не хотел отпустить я тебя.
 
 
Жизнь нас столкнула довольно уж поздно.
В том и беда.
Сколько счастливых дней потеряли.
Плачет свеча.
 
 
Сумерки пали на землю внезапно.
Тихо уйдёт и январь.
Светит полоской февраль предрассветный.
Длится и длится любовный роман.
 

И образ яркий

 
Мечты, мечты-воспоминанье.
И образ яркий вдруг встаёт.
И я лениво и вальяжно
С ним начинаю разговор.
Зачем пришла, зачем тревожишь.
Ведь я забыл тебя давно.
Ты уходила не прощаясь,
Вина была ведь за тобой.
– Вина моя твоя забота.
Ты подтолкнул к вине меня.
Ты вспомни, вспомни как любила,
Какою нежною была.
Какой наивностью дышала,
Ты взял меня, была твоя.
Когда с тобой мы поженились
Ты позабыл любви слова.
Ты стал как барин тут ленивым,
Рабой твоею стала я.
Тебя любила и холила,
И воду с ног твоих пила.
И не давала я пылинке
Садиться милый на тебя.
Ты принимал как должное всё это.
Ты невнимателен здесь стал.
Порой ты даже день рожденье
Моё-моё ты забывал.
И потихоньку равнодушьем
Мою любовь к себе убил.
И вспомни, вспомни что ребёнка
Родить ты мне не разрешил.
И я ушла и не судима,
Пред богом лишь моя вина.
А ты лежи, лежи мой милый
И вспоминай мои слова. —
Мечты, мечты-воспоминанье.
И боль утраты роковой.
И образ яркий столь любимый,
Как призрак медленно ушёл.
 

И сверкает у пирата…

 
Красотою море блещет.
Изумрудом солнца луч.
И пиратский клипер рыщет.
В полный парус он одет.
 
 
Вот «купца» он тут заметил.
Сразу чёрный взмылся флаг.
А на нём с ухмылкой дерзкой
Белый череп весь в костях.
 
 
Но «купца» догнать не просто.
И погони полный ход.
Ближе, ближе всё добыча
И жестокий абордаж.
 
 
Красотою море блещет.
Изумрудом солнца луч.
И сверкает у пирата
Кровью пачканный рубин.
 

Я отстрадал своё

 
Твои осенние глаза
Полны печали.
Ты настрадалась от меня,
Страдал тобой и я.
 
 
Но всё прошло у нас с тобой.
Как ледоход весной.
Но ты страдаешь всё равно.
Я ж отстрадал своё.
 
 
Твои глаза мой тяжкий крест.
Прости меня.
В моих глазах весенний свет.
Пойми меня.
 
 
Что было-было, то ушло.
Прости меня.
Сегодня розы у меня.
Пойми меня.
 
 
Ах, розы-розы, дивно хороши.
Прости меня.
То розы для моей любви.
Пойми меня.
 
 
Любви цветы – прекрасны вы.
Я отстрадал своё.
Ах, розы милые мои.
Страданья впереди.
 

И ваш взгляд на меня

 
Мимо шли и ваш взгляд
Вдруг упал на меня.
Вы замедлили шаг,
Но затем всё ж ушли.
И ваш взгляд на меня,
Для меня навсегда.
 
 
Годы шли, но ваш взгляд
Всё тревожит меня.
Я одна и всё жду,
Этот взгляд для себя.
 
 
И однажды опять
Шли вы мимо меня.
Но ваш взгляд в этот раз
Не коснулся меня.
Вы смотрели на ту,
Что женой вам была.
Улыбались вы ей,
Только ей, только ей.
 
 
Время быстро бежит,
Но ваш взгляд всё тревожит меня.
Я одна и всё жду,
Этот взгляд для себя.
 
 
Сколько б лет не прошло,
Но ваш взгляд на меня,
ОН всегда навсегда.
Буду вас я любить,
Только вас, только вас,
И… ваш взгляд.
 

Парус позабыт

 
Лунная дорожка
На пруду лежит.
Лодочка под парусом
В серебре бежит.
 
 
Двое в этой лодочке,
Счастливы они.
Соловей трельчает,
Где-то там вдали.
 
 
Шёлковые губы
Во одно слились.
Пальцы тонкоствольные
Тесно заплелись.
 
 
Кровь кипит могуче.
Парус позабыт.
Тихо опустился.
Лодочка стоит.
 

Тот, – печально-дивный, – журавлиный клик

 
Журавли поля тоской накроют.
Боль любви на сердце вдруг падёт.
И тропинкой, так давно заросшей,
Ты придёшь нежданная любовь.
 
 
Дверь ко мне ты в комнату откроешь,
И смущённо-радостный войдёшь.
И в ладонь мне медленно сольётся,
Лучик глаз – родимый, золотой.
 
 
И огонь свечи зажгётся сразу.
Капля воска струйкой изойдёт.
Запотелым бок бокала станет.
И рубином засверкает стол.
 
 
Ты бокал к губам своим подносишь,
Но пригубить только не спешишь.
Губы твои с жаром что-то шепчут,
Слов пожар любви от них летит.
 
 
Нам бокал вина с тобой не нужен.
Нам нужна одна лишь только ночь.
И любовной музыкой нам будет,
Тот, – печально-дивный, – журавлиный клик.
 

И снова врёшь

 
Зачем во снах ко мне приходишь.
Зачем опять меня тревожишь.
Зачем слова любви несёшь.
Ведь снова врёшь.
Ты снова врёшь.
 
 
Как в прошлой жизни много лгал.
Как в прошлой жизни изменял.
А я,
Покорная жена,
Тебя прощала – всё любя.
 
 
В конце-концов ты всё ж ушёл.
Развод по хитрому провёл.
Ты мною, мною пренебрёг,
Зачем так сделал,
Как ты мог?
 
 
С детьми живу теперь одна.
Душа болит вся у меня.
Старею я, старею я, растёт и ненависть моя.
К тебе мой милый, дорогой,
К тебе, проклятый и… родной.
 

Вас, только вас я люблю

 
Всё что сказать Вам,
Я и сказала.
Ну, а теперь лишь ответа я жду.
Вы не тяните с ответом,
Пожалуйста,
ВАС, только ВАС я люблю.
 
 
Ну, не томите!
Ответьте быстрее-же!
Что же Вы тянете!
Я же умру!
 
 
Если не любите,
Так и скажите.
Ну, а что делать?
Потом соображу.
 
 
Что– же Вы тянете,
Тянете-тянете!
Сердце, Вы,
Рвёте моё.
 
 
Вот Вы нахмурились,
Вот улыбнулися,
Что же, ВЫ!
Ну?
 
 
Вы повернулись,
Вы оглянулись.
Ищите, что?
 
 
Вот и увидели,
Руку Вы взяли мою.
К сердцу прижали
И что-то сказали,
Что-то сказали?
Никак не пойму?
 
 
– Вас я любил и любить Вас я буду.
Только ведь жизнь не проста.
Вас я любил и любить Вас я буду,
Но от детей я уйти не смогу. —
 
 
Вот и ответа дождалась любимого.
Что мне тут делать пока не пойму.
Только я знаю, им я любима.
С этим пока и живу.
 

Скоро ты уйдёшь

 
Время, время, время
Быстро ты бежишь.
И пушок младенца
Сединой блестит.
 
 
Календарь как счётчик,
Дней твоих висит.
И слеза по старости
Всё быстрей бежит.
 
 
И порой не хочется,
То, что так хотелось.
И уже ты терпишь,
То, что разболелось.
 
 
Равнодушно смотришь
На сутолоку дня.
И ворчишь не глядя,
Кто вокруг тебя.
 
 
Засыпаешь трудно.
Трудно и встаёшь.
Понимаешь прямо,
Скоро ты уйдёшь.
 

И только тот, кто судит нас

 
Душа из человека вылетает,
Когда за ним приходит смерть.
 
 
В начале медленно кружится.
В том месте, где его постель.
 
 
Постелью может поле брани.
Постелью может дом родной.
 
 
А в целом разные бывают.
Ведь мир земной такой большой.
 
 
Душа не сразу улетает,
В то место, где идёт отбор.
 
 
Где судят строго, не предвзято,
Где каждому идёт разбор.
 
 
Там места нет – двойным стандартам.
Там перед законом божьим все равны.
 
 
И там тебе укажут ясно,
В ад или рай тебе уйти.
 
 
А тело, – человека без души. —
Со временем исчезнет в прах.
 
 
И только тот, кто судит нас,
Навечно будет помнить ЧЕЛОВЕКА!
 

Возможно бог меня накажет

 
Печаль в глазах твоих застыла.
Укор немой, он для меня.
Но ты прости меня, родная,
Я отлюбил, такой уж я.
 
 
Я вижу, милая, страдаешь.
Поверь ты мне, страдаю я.
Хочу я верить, что отпустишь.
Я отлюбил, такой уж я.
 
 
Ты однолюбка.
Я же ветрен.
Качели в верх, качели вниз.
Любя меня, ты ненавидишь.
Я отлюбил, такой уж я.
 
 
Возможно бог меня накажет.
И одиноким я умру.
Прости, прости меня родная,
Я отлюбил – люби же ты.
 

И вот она красивая

 
Оркестра – музыкант я.
Но небольшой оркестр.
На тубе я играю,
И крест на шее есть.
 
 
Нас часто приглашают
Прощание играть.
У нас в репертуаре
Печальный только марш.
 
 
Мы звуком умирающим
Рвём души на куски.
Оркестра музыканты
На похороны шли.
 
 
Когда пришли увидел я,
В гробу лежала та,
По ком страдало сердце
И мучилась душа.
 
 
И вот она красивая
Лежит уже в гробу.
А я как неприкаянный
Один, один живу.
 
 
Оркестра – музыкант я.
Но небольшой оркестр.
Сегодня я играю
По той, которой нет.
 
 
Когда мы отыграем,
Я к ней опять приду.
И стопку водки выпью,
За упокой любви.
 

Вы поздравили невесту

 
Ваша милая улыбка.
Серебристая накидка.
Розы красные в руке.
Дождик мелкий на дворе.
 
 
Вы приехали на свадьбу,
На чужую, не свою.
Вы поздравили невесту,
Улыбнулись жениху.
 
 
Лучик солнца в той улыбке.
Зайчик солнечный во тьме.
Этот зайчик душу тронул.
Всколыхнул любовь во мне.
 
 
И на свадьбе этой долгой,
Только с вами танцевал.
И украдкой тихой лаской
Губы ваши целовал.
 
 
Ваша милая улыбка.
Серебристая накидка.
Розы красные в руке.
Солнца много на дворе.
 

Море

 
Мрачные тучи
Нависли над морем.
Но безмятежно оно.
Что ему тучи,
Когда ведь по силе
Вряд ли сравнится с ним кто.
Если же тучи
Наглеть начинают
Белым барашком
Фыркнет лишь в высь.
Ну, а если совсем разозлили
Серебристо-седые
Волны погонит на них.
Море всегда
Величаво-спокойно,
Но, до известной поры.
Ветер-изменник,
Моря любимец,
Тучки гоняет вдали.
 

Прошла пролетела наша любовь

 
Багряные листья наземь упали.
Прошла пролетела наша любовь.
 
 
Мы как те листья сегодня упали.
Жизненный ветер нас сильно подсёк.
 
 
Листья пожухли, листья завяли.
Мы как те листья тоже увяли.
 
 
Лисья лежали, гнили в грязи.
Надо понять кем стали и мы.
 
 
Багряные листья лежат на земле.
Нет уж багрянца в нашей душе.
 

Льдинка зла

 
Где рассвета день прекрасный.
Где покой души.
Набежали, набежали
Пасмурные дни.
 
 
Почему тяжёлым градом
Слёзы льют в душе.
Почему с тяжёлым взглядом
Я иду к тебе.
 
 
Ты с тоской меня встречаешь,
Ты в тревоге вся.
И в глазах твоих играет,
Льдинка зла.
 
 
Разговор у нас тяжёлый.
Разговор беды.
Разбегаются в сторонки,
Две судьбы.
 

Где же ты мой…

 
Вот он запел свою песню любовную.
В сердце моём разгорелся пожар.
Где же ты мой золотой, бриллиантовый.
Где же ты бродишь один без меня.
 
 
Вот он рассыпал руладу тревожную,
Вот и коленце бросил мне в дар.
Где же ты мой золотой, бриллиантовый.
Где же ты бродишь, мой дорогой.
 
 
Вот он высокую ноту урвылкалал.
Я уж сгорела от страсти тут вся.
Что же ты сделал со мною соловушка,
Что же ты сделал, птичка моя.
 
 
Как я люблю соловья голосистого,
Что ублажает на зорьке меня.
Где же ты мой золотой, бриллиантовый,
Где же ты бродишь один без меня.
 

Я сам уйду – люби же ты

 
Нашло затменье – полюбили.
И по любви с тобою мы.
И счастье было, счастье было.
Но вижу я, остыла ты.
 
 
Уж голос чаще подымаешь.
Уж старость видишь ты мою.
И вижу, вижу ты страдаешь,
И даже знаю почему.
 
 
Ты католичка – грех развода,
Висит дамокловым мечом.
И ты страдаешь, ты страдаешь.
Твои страдания – мои.
 
 
Я говорил тебе, родная.
Намного старше я тебя.
И возраст мой разлукой станет,
Когда отлюбишь ты меня.
 
 
Но ты любила – мы любили.
И в омут счастья головой.
Но вижу я, что ты остыла.
И видно я уж не родной.
 
 
Возможно, это наказанье,
За тех двоих, что разлюбил.
Ты потерпи ещё родная,
Я сам уйду – люби же ты.
 

Была она легка, напевна…

 
Порой душа тоскует беспричинно.
Слезой вдруг полнятся глаза.
Я вспоминаю те мгновенья,
Что подарила мне она.
 
 
Была она легка, напевна.
Как василёк прекрасна вся.
А как смеялась серебристо,
Печаль моя и боль моя.
 
 
Любил её до помраченья.
Порой терял рассудок весь.
И ревновал её до исступленья.
И тем сгубил мой василёк.
 
 
Её согнул любовью дикой.
Любовью злобной, непростой.
И потерял её мгновенно.
Мой шероховатый стебелёк.
 
 
Душа тоскует болью тела.
Глаза наполнены слезой.
И в этой боли слышу только:
Прощай любимый – мой ты злой.
 

Увы!

 
Чего хочу я сам не знаю.
И что хочу сам не пойму.
Бездумно я смотрю глазами
На мир, в котором я живу.
Живу в смятеньи,
Весь в тревогах,
Что день грядущий мне предложит.
Где отдохнуть душе моей,
От всех забот, тревог и бед.
Где те леса, чтобы душа
Мечтам и неге отдавалась
И праздной лени предавалась.
Где тот чудесный ветерок,
Что тучки по небу гоняет,
И для меня, когда умру,
Приготовляет.
УВЫ!
Мечты о лени сладостный полёт,
Бег жизни резко обрывает.
Забот, тревог мне прибавляет,
И в ленный рай,
Пока,
Ворота закрывает.
 

Мои родные дети

 
Мой мозг немного и устал.
Его проблемы мира больше не тревожат.
Кроссворды жизни, что решал,
Его уж не заботят.
Замкнулся он лишь на себе.
На то: – кем был, кем стал, что делал.
И почему тогда так поступил,
Сглупил, ошибку совершил,
И был в обиде. —
В себе ему копаться стало интересней.
Чего теперь хотеть,
И как бы это стало?
И потихоньку мысли сводятся к тому,
Что лишь покоя хочется ему.
Вся жизнь – заботы.
А сейчас?
Заботы о себе родимом?
Но это вряд ли!
Ведь за спиной есть хвост.
Мои родные дети.
И мозгу отдохнуть
Они тут не дадут,
До самой смерти.
И коль мой мозг
Немного ленным стал,
Он захиреть не сможет.
Ему работу для ума
Дадут родные дети.
 

Я был влюблён и был любим

 
Сегодня вечер танцевальный.
Сегодня был я не один.
И в танце медленно-тягучем,
Я был влюблён и был любим.
 
 
Тепло руки чуть-чуть дрожавшей,
Я ощущал костром лесным.
И сам горел пожаром страшным,
Я был влюблён и был любим.
 
 
Мы в танце медленном кружились,
И говорили ни о чём.
И только тайные желанья,
Вдруг прерывали разговор.
 
 
Закончен вечер танцевальный.
Я робок был, ушёл один.
Но помню, помню то томленье.
Я был влюблён и был любим.
 

И теперь я мучаюсь

 
Лентой шелковистой,
Тонкой, серебристой,
Молнией мгновенной
Мысль моя летит.
 
 
Где же ты, красивая,
Милая, любимая?
Почему так сердце
Томится моё.
 
 
Помню то мгновение
Встречи мимолётной.
Взглядом равнодушным
Обожгла меня.
 
 
И теперь я мучаюсь
Лишь одним мгновением,
Встречи мимолётной,
Что любовь зажгла.
 

И кленовый лист…

 
Вот набухли почки.
Выглянул росток.
Зеленеет маленький
Клёна лепесток.
 
 
Солнышко всё греет,
И растёт листок.
Скоро сильным станет
Клёна лепесток.
 
 
Лето уж в разгаре.
Солнце всё жарчей.
Нос мой обгорает,
Нужен лист скорей.
 
 
И кленовый лист,
Намочив слюной,
Положу от солнца
И спасу свой нос.
 
 
А потом устало
Лягу я под клён.
С бормотаньем листьев
Отойду я в сон.
 


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6