Элизабет Вернер.

По следам



скачать книгу бесплатно

– Конечно в пасторате! Надо будет поскорее сделать обыск. Теперь уже нет никакого сомнения, что и пастор с ними заодно. Сначала я думал, что он – только невольное, слепое орудие в их руках и что его следует щадить; теперь же оказывается, что они совсем завлекли его в свои сети, и это всего ужаснее. Священник, которого звание обязывает защищать Господни алтари и троны светских властителей, – сообщник динамитчиков! До чего мы дойдем? В нашем несчастном отечестве происходят вещи куда хуже, чем в России!

Мрачно кивнув головой, Галлер оглянулся на пасторский дом, хранивший в своих недрах столько ужасов.

– Ах, если б только нам удалось увидеть в лицо начальника шайки! Жаль, что там, в кустах, нам нельзя было пошевельнуться! Но его голос я сразу узнаю. Что за кровожадное чудовище! Тот, другой-то, изо всех сил старался отговорить его, но он и слышать ничего не хотел. Он как раз выступит с динамитом и взорвет все на воздух!

– Разумеется! И при этом какой ужасный фанатизм! Вы слышали, как он собирался защищать священнейшие права? Итак, сегодня вечером состоится тайная встреча заговорщиков.

– И где же? В церкви!

– Это безопаснее, так как в часовню почти никто не ходит. Вы слышали, что и «дамы» также будут присутствовать там.

– И это называется «дамы»! – яростно проворчал Галлер. – Кровожадная сволочь! И притом Валеска Блюм так хороша, так хороша…

Он тяжело вздохнул, а его начальник многозначительно кивнул головой.

– Да, это – красивая, коварная змея!.. До сих пор она умела всем казаться невинной, но я разгадал ее с первого взгляда; мне она всегда казалась подозрительной. Ну, да что об этом толковать! Прежде всего следует уведомить его превосходительство. Я сейчас составлю телеграмму, и вы отнесете пешком на телеграфную станцию, потому что бросится в глаза, если вы возьмете экипаж. Вы будете там через полчаса, а еще через полчаса телеграмма будет уже в руках его превосходительства господина гофмаршала, и мы немедленно получим от него ответ, также по телеграфу.

– Но он не может прислать по телеграфу людей нам на помощь, – с сомнением произнес Галлер, – а это необходимо. Трое вооруженных с ног до головы заговорщиков, две женщины, имеющие конечно по револьверу, и его преподобие пастор… я не могу один взять всех их за шиворот.

– Об этом не беспокойтесь. В крайнем случае нам окажут помощь крестьяне, верные княжескому дому; услышав о покушении, они вместе с нами бросятся на заговорщиков. Галлер, это будет великий момент! Мы открыли преступление! Мы спасем княжеский дом и заслужим благодарность всего государства!

– И, может быть, орденок или прибавку жалованья, – отозвался помощник, взглянувший на вопрос с практической точки зрения.

– Это само собой разумеется! Но вот и гостиница; я пойду писать телеграмму.

Удалившись в свою комнату, Зебальд быстро набросал: «Требуемое найдено. Все предположения подтвердились. Сегодня вечером назначена встреча. Прошу немедленных инструкций».

– Вот телеграмма, – сказал он, складывая бумагу и передавая ее своему помощнику. – Спешите, летите и ждите на станции ответа, а я пока буду здесь… наблюдать.

Повинуясь приказанию, Галлер бросился вниз по лестнице, с похвальным намерением «лететь», но из предосторожности замедлил шаги, проходя мимо комнаты фон Бэлова, который громко жаловался хозяину, что его сундук еще не пришел и он не может переодеться.

– Господи, помилуй! Он и в самом деле собирается наряжаться для покушения! – прошептал Галлер, украдкой творя крестное знамение. – Этого, я думаю, даже и в России не бывает! Правду говорит господин Зебальд: страшные вещи происходят в нашем несчастном отечестве!

* * *

Наступил вечер.

На зеркальной поверхности озера легли первые голубоватые тени, между тем как на горах еще лежал золотистый свет заходящего солнца, в лучах которого ярко сверкали белые стены маленькой горной церкви. Вот раздался вечерний звон и понесся во все стороны, мягкий и торжественный, словно возвещая всюду лишь мир и благословение. К счастью жители Зеефельда не имели никакого представления о том, что происходило там, наверху, и о предстоявшем осквернении священного места. Вернувшись с работ и услышав вечерний колокол, они набожно прочли молитву и уселись за ужин. Дома у них было все необходимое под рукой, и до пастората и его окрестностей им не было никакого дела.

Зебальд снова находился на своем наблюдательном посту. Он страшно устал от беспрерывных наблюдений, но сознание своего долга и лежавшей на нем тяжелой ответственности заставило его превозмочь утомление. Галлер принес ответную телеграмму с энергичными указаниями. Гофмаршал очень серьезно отнесся к сообщенным сведениям и телеграфировал, что приедет немедленно сам для личного руководства всем делом; его приезда можно было ожидать с минуты на минуту. Обоим сыщикам было приказано ничего не предпринимать, не выпуская ни на минуту из вида «наблюдаемого предмета». Конечно вслед за его превосходительством должно было прибыть и подкрепление; хотя в депеше, составленной в крайне осторожных выражениях, об этом упомянуто не было, но это подразумевалось само собой.

Тем временем Зебальд со всевозможными предосторожностями сделал необходимые распоряжения. Наблюдательный пост близ часовни был поручен Галлеру; начальник сам отыскал для него удобное местечко, с которого он мог незаметно за всем следить. При этом Зебальд еще раз рекомендовал величайшую осторожность, чтобы заговорщики, не подозревая опасности, сами пошли в ловушку.

Между тем фон Бэлов был наконец порадован прибытием своего сундука. Оказалось, что кучер предпочел починить сперва экипаж на ближайшем постоялом дворе, на что потребовалось несколько часов; таким образом он с экипажем и сундуком лишь под вечер добрался до Зеефельда, к великому удовольствию владельца майората, до сих пор испытывавшему из-за разорванного сюртука все неудобства добровольного домашнего ареста. Он стремглав бросился распаковывать вещи и переодеваться в новенький костюм, что не помешало ему с особенной заботливостью отнестись к своему туалету. На церковных часах пробило семь, когда он вышел из гостиницы, чтобы наконец отправиться в пасторат с давно намеченным визитом.

– Как он аккуратен! – сказал Зебальд, видевший, как барон вошел в дом пастора. – И действительно одел с иголочки новый костюм для присутствия на таком ужасном совещании. Цинизм теперешнего поколения решительно переходит всякие границы!

С нетерпением следя за часовой стрелкой, сыщик ломал себе голову, стараясь припомнить, где он раньше слышал голос предводителя заговорщиков. Этот красивый, звучный голос был ему безусловно знаком, но он тщетно пытался воскресить в памяти все уголовные процессы, возникавшие в герцогстве, – в этих воспоминаниях не нашлось для него никаких объяснений.

Через четверть часа на дороге показался почтовый экипаж, приближавшийся крупной рысью. Кучеру была вероятно обещана большая награда, так как он гнал во всю прыть, и лошади были все в мыле, когда он осадил их пред гостиницей. Узнав в пассажире гофмаршала, Зебальд стал готовиться к самой почтительной встрече, но ему незаметно дали понять, чтобы он воздержался от внешних знаков особенного уважения. Быстро выйдя из экипажа, гофмаршал удалился с ним в сад и вполголоса поспешно спросил:

– Ну, как идет дело?

– Лучшего желать нельзя, ваше превосходительство, – ответил Зебальд с самодовольством человека, исполнившего трудную задачу. – Все нити у меня в руках, и, какие бы меры ни были приняты, мы во всяком случае останемся хозяевами положения.

– Очень рад! – сказал видимо успокоенный гофмаршал. – Из вашей телеграммы я узнал главное, а теперь мне нужны подробности. Итак, он действительно здесь?

– Он? Разумеется! Они все здесь и считают себя в безопасности, а сами уже почти в ловушке.

Его превосходительство нахмурил лоб и сделал значительное лицо.

– Зебальд, вы, кажется, забываете, о ком говорите! Выбирайте более почтительные выражения.

Зебальд очень удивился. Ему показалось крайне странным требовать почтения к заговорщикам, да еще со стороны гофмаршала, но он ничего не возразил на это, а только осведомился, скоро ли прибудет необходимая помощь.

– Помощь? Зачем? Для чего?

– Чтобы верней захватить всю шайку. Преступников трое, затем две женщины, да и пастор пожалуй окажет сопротивление. Мы вдвоем с Галлером вряд ли справимся с ними.

Гофмаршал взглянул на него, как на помешанного.

– Захватить шайку? Да о чем вы, собственно, говорите?

– О государственных преступниках, которых я открыл.

– Здесь, в Зеефельде?

– Конечно! Ваше превосходительство сами дали мне необходимые указания; ведь меня только для этого и командировали сюда.

На лице гофмаршала выразилось величайшее изумление вместе с живейшим негодованием.

– Кажется, здесь произошла непоправимая ошибка! Об этом-то и упоминалось в вашей депеше? Вы очевидно пошли по ложному следу, сосредоточив все свое внимание на каком-то пустяке, тогда как я доверил вам дело первостепенной важности.

– Но это – вовсе не пустяк, – защищался Зебальд с сознанием собственной правоты. – Ведь это – динамитный заговор!

– Что? – с ужасом вскакивая с места, воскликнул гофмаршал. – Динамит?

– В герцогском дворце хотят произвести взрыв, вся княжеская фамилия взлетит на воздух; родственному королевскому дому также по-видимому угрожает опасность; об этом тоже был разговор.

Его превосходительство побледнел, как смерть, и принужден был опуститься на стул.

– Зебальд, это – ужасное открытие! Есть у вас доказательства?

– Самые неопровержимые. Я собственными ушами слышал, как преступники говорили о своих кровожадных планах.

– Тогда вы поступили вполне правильно, оставляя все прочее в стороне, когда, дело идет о жизни княжеской семьи. Но где же преступники?

– Там, наверху, – объяснил Зебальд, указывая на вершину холма.

Гофмаршал вскочил со стула; казалось, ему сразу все стало ясно.

– Как? В церкви?

– Да, в церкви. Но не беспокойтесь, ваше превосходительство – за ними следят. Галлер сторожит, чтобы их никто не потревожил, пока…

– Боже мой, да этому-то и надо было помешать! – в отчаянии воскликнул Гофмаршал. – Да в своем ли вы уме что поставили еще охрану?

– Но ведь их следовало сначала заманить в ловушку! В церкви только один единственный выход; если его своевременно запереть, то они будут пойманы, так как окна расположены высоко и через них нельзя вылезть. Крестьяне конечно окажут нам необходимую помощь, – я подниму на ноги всю деревню…

– Да замолчите же! Вы с ума меня сведете своими глупостями! – с бешенством перебил его гофмаршал. – Надо немедленно спешить туда! Я заявлю протест именем герцога; его светлость дал мне неограниченные полномочия.

Он бросился вон из сада, мимо изумленного хозяина, собиравшегося почтительно приветствовать посетителя, прибывшего с экстренными почтовыми. Следом за ним поспешил Зебальд, совершенно растерявшийся, так как поступки гофмаршала были ему непонятны. Какое значение мог иметь протест, заявленный именем герцога, для людей, ковавших смертоносные планы против целой герцогской семьи?

У подножия холма они натолкнулись на барона фон Бэлова, бродившего там в отвратительном настроении духа. В пасторате он никого не застал, но узнал, что дамы еще не уезжали, и теперь разыскивал их, делая вид, что просто гуляет. При виде гофмаршала он в изумлении остановился.

– Ваше превосходительство, вы здесь?

– Барон фон Бэлов, каким образом попали вы в Зеефельд?

Зебальд остолбенел, начиная соображать, что происходило что-то неладное. Неужели он ошибся в этом молодом человеке?

– Я путешествую, – пояснил владелец майората. – Но куда вы так спешите, ваше превосходительство?

– Я… я не хочу пропустить солнечный закат, – ответил гофмаршал, начиная так быстро взбираться на холм, как только позволяли ему силы.

– О, тогда я пойду с вами! – воскликнул фон Бэлов, радуясь, что нашел, с кем поболтать. – Солнечный закат так поэтичен! Положим, мне от поэзии пришлось плохо. Представьте себе, ваше превосходительство, мой экипаж, – и он принялся в третий раз рассказывать ту же самую историю и говорил до тех пор, пока они не взобрались на вершину холма.

Не слушая его, гофмаршал поднимался так быстро, что принужден был остановиться перевести дыхание. В эту минуту из кустов вынырнул Галлер с всеподданнейшим докладом.

– Они все там, внутри, ваше превосходительство, и притащили с собой в церковь ящик, по всей вероятности с динамитом. Недостает лишь третьего заговорщика, того, который так глупо притворялся и все кричал про свой сундук…

Он неожиданно умолк, увидев, что человек, о котором он говорил, стоял позади гофмаршала. Эта близость мнимого преступника так смутила честного Галлера, что он сделал движение, собираясь схватить его за шиворот, но заметивший это гофмаршал остановил его, гневно произнеся:

– Что с вами? Уж не принимаете ли вы барона фон Бэлова, владельца Валътерсбергского майората, тоже за заговорщика?

– Кто? я – заговорщик? Боже мой, этого со мной никогда не случалось! Меня никто никогда не принимал за заговорщика! – воскликнул Куно фон Бэлов, и его лицо вполне подтвердило его искренность.

Галлер в смущении отступил, с разинутым ртом поглядывая то на владельца майората, то на своего начальника, уяснившего себе теперь свою роковую ошибку.

Однако гофмаршал, не теряя времени, быстро взбежал по каменным ступеням и отворил дверь часовни. Фон Бэлов, наконец заметивший, что вокруг него происходит что-то необыкновенное, с любопытством последовал за ним; позади всех вошли Зебальд со своим помощником.

Заходящее солнце заливало маленькую церковь последними, красноватыми лучами, мягко освещая благородное лицо старого священника, в полном облачении стоявшего пред алтарем, и юную чету, только что поднявшуюся с колен. Возле высокого мужчины с белокурыми волосами и бородой и со строгими чертами лица стояла невеста, в простом белом платье, в пышном подвенечном вуале, с миртовым венком на темных волосах. Она опустила головку на плечо мужа, с любовью прижавшего ее к себе.

– Поздно! Совершилось! – прошептал гофмаршал, с первого взгляда убедившийся, что церемония уже окончена.

Возле алтаря стояли мужчина с военной выправкой и пожилая дама, заливавшаяся слезами; очевидно они присутствовали в качестве свидетелей.

Оглянувшись при звуке отворившейся двери, пастор и оба свидетеля увидели группу совершенно растерявшихся людей. Спокойнее всех был фон Бэлов, не уяснивший еще всего, что случилось. Он понял одно – что Валеска Блюм, его обожаемая Валеска, на которой он намеревался жениться, «чего бы это ни стоило», стала женой другого, и что этот другой был… его новый помощник управляющего.

Зебальд был в смертельном страхе, только теперь сообразив свою огромную ошибку; в настоящую минуту он узнал, где раньше слышал голос главного заговорщика; под влиянием ужаса у него невольно вырвалось вполголоса:

– Принц Леопольд!

Новобрачные также оглянулись на шум. Увидев вошедших, принц нахмурился, но тотчас овладел собой, гордо выпрямился и, взяв молодую жену под руку, направился с нею прямо к гофмаршалу.

– Ваше превосходительство приехали поздравить нас со вступлением в брак? – с ледяной вежливостью спросил он. – Вы явились как раз вовремя.

– Ваша светлость! – растерянно начал тот, – я приехал по поручению вашего августейшего брата и не премину сообщить ему…

– Об этом не беспокойтесь – я уже сам сделал это, – перебил его Леопольд. – Письмо уже готово и должно было через час быть отправлено; но так как вы, ваше превосходительство, находитесь здесь, то позволяю себе просить вас передать его лично моему брату.

Видя, что всякое вмешательство было уже излишне, гофмаршал молча поклонился принцу, умышленно обходя стоявшую с ним рядом молодую женщину.

– Так как я намерен сейчас ехать с моей женой, – с ударением сказал принц, – то разрешаю вам, господин гофмаршал, теперь же откланяться.

Гофмаршал с минуту колебался, но глаза молодого принца загорелись таким гневом, что старый придворный нашел возможным удостоить Валеску поклоном, на который она ответила едва заметным наклонением головы.

В сопровождении пастора и обоих свидетелей новобрачные удалились из церкви; при этом старушка не могла удержаться от сострадательного взгляда на своего недавнего любимца, стоявшего в каком-то оцепенении; конечно, он должен был уступить место принцу, но ей все-таки было бесконечно жаль его.

Однако Куно фон Бэлов не столько чувствовал горечь от сознания, что его любовь окончательно отвергнута, сколько был поражен и испуган такой развязкой дела. Наконец он решился обратиться за разъяснением к гофмаршалу.

– Ваше превосходительство, – запинаясь произнес он, – неужели это – правда? Неужели это – принц Леопольд?

– Разумеется, он! Разве вы не знаете его? Впрочем он стоит в заграничном гарнизоне, вы же редко бываете при дворе.

– А теперь я никогда уже не покажусь туда! Я не смею показаться туда! – с отчаянием воскликнул злополучный владелец майората. – И кто мог это предполагать?

Гофмаршал невольно прислушался.

– Но что же случилось? Разве вы оскорбили принца?

– Я предложил ему место помощника управляющего, триста гульденов жалованья и полное содержание…

– Барон фон Бэлов… да что вы говорите!..

– И награду к Рождеству! – закончил бедный Куно, чувствуя себя совершенно уничтоженным. – Да еще хотел дать ему нести мой плед… только он не понес.

Гофмаршал серьезно подумал, что при падении вместе с экипажем в голове владельца майората что-то повредилось. Покачав головой, он собрался уйти, но барон фон Бэлов и тут не отстал от него: ему необходим был собеседник, с которым он мог бы говорить о неслыханных событиях, и он до тех пор не успокоился, пока не рассказал всей истории своей встречи с принцем.

Оставшись одни, Зебальд и его помощник обменялись печальными взглядами. Вдруг Галлер заметил на одной из церковных скамей тот самый ящик, содержание которого показалось ему таким подозрительным; теперь он не мог отказаться от удовольствия освидетельствовать его. Ящик оказался пустым, но несколько оставшихся в нем миртовых листочков указывали на его назначение: в нем хранились венок и подвенечный вуаль, которые невеста надела уже в церкви.

– Тут не было никакого динамита, – уныло сказал он, указывая своему начальнику на миртовые листочки. – А я так тогда обрадовался, что можно схватить за шиворот всю шайку! Слава Богу, что до этого не дошло, а то мы засадили бы в тюрьму его светлость, самого принца Леопольда!

Пред домом пастора стоял экипаж, в котором новобрачные должны были ехать на железнодорожную станцию. Валеска удалилась с теткой, чтобы переменить свадебный наряд на дорожный костюм, и в кабинете пастора остались принц Леопольд, бывший адъютант принца, полковник фон Варнштедт, и хозяин дома.

– От всего сердца благодарю вас! – сказал принц, пожимая руку своему старому учителю. – Я высоко ценю то, что вы делали для меня и моей дорогой Валески. Всю ответственность я принимаю на себя и непременно заступлюсь за вас, если бы вас вздумали потребовать к ответу.

Старик добродушно махнул рукой.

– Что можно сделать со мной в этой глухой деревушке? Вероятно все дело кончится одним выговором, но я охотно перенесу его ради вас, ваша светлость. Конечно мне не легко было решиться оказать вам содействие в этом серьезном шаге; дай Бог, чтобы он принес счастье вам и вашей супруге!

– Это так и будет, – серьезно произнес принц Леопольд. – Я не нарушил никакого долга; я только пренебрег традициями. Я – самый младший из принцев нашего дома и никогда не имел в виду вступить на престол; для меня не имеют значения те соображения, которым должен подчиниться наследник престола. Конечно брат будет некоторое время сердиться на меня, а затем примирится с совершившимся фактом, – я его хорошо знаю! В конце концов он согласится, что у меня достало решимости быть счастливым и оказалось достаточно энергии, чтобы завоевать свое счастье. Прощайте, Варнштедт! – продолжал принц, протягивая руку полковнику. – Как вам известно, я оставляю военную службу; я прошу у герцога отставки и буду жить с Валеской в своих имениях; но, где и при каких обстоятельствах нам не пришлось бы встретиться, мы всегда останемся старыми друзьями.

В эту минуту, в сопровождении тетки, вошла Валеску в дорожном костюме.

Ласково кивнув старушке, принц взял жену под руку и сказал:

– Через шесть недель мы вернемся из путешествия; до свидания, милая тетя!

Старушка могла только молча поклониться своему августейшему племяннику, – радостное волнение лишило ее языка. В самых смелых своих мечтах она воображала себя теткой владельца майората; но услышать, как принц называет ее «милой тетей», – такому счастью имени не было!

Через несколько минут молодые супруги уселись в экипаж и вскоре скрылись из вида в сумерках надвигавшегося летнего вечера.

В ту минуту, как они проезжали мимо гостиницы, в маленький садик входили Зебальд и Галлер.

– Вот они и уехали! – сказал первый, глядя им вслед. – Это – просто неслыханное дело! Когда его превосходительство господин гофмаршал явится с таким известием…

– Тогда в нашей резиденции действительно будет взрыв, – вставил Галлер, – только без динамита!

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное