Элизабет Пауэр.

Скамейка для влюбленных



скачать книгу бесплатно

Elizabeth Power

VISCONTI’S FORGOTTEN HEIR


Пер. с англ. О. Ю. Ефремовой.


Visconti’s Forgotten Heir

© 2013 by Elizabeth Power

«Скамейка для влюбленных»

© ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2014

© Перевод и издание на русском языке,

ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2014


Эта книга является художественным произведением.

Имена, характеры, места действия вымышлены или творчески переосмыслены. Все аналогии с действительными персонажами или событиями случайны.

Глава 1

Стоило Мадженте взглянуть на широкоплечего мужчину, вошедшего в переполненный бар, как она поняла, что он – отец ее ребенка.

Она не подозревала, не задавалась вопросом. Она просто поняла.

Бокал, который она протирала, чуть не выпал из ее онемевших пальцев. Прижав руку ко лбу, Маджента услышала вопрос своего коллеги Томаса:

– С тобой все в порядке?

Томас, как и она, выпускник колледжа, трудился неполный рабочий день за стойкой, ожидая, когда подвернется что-нибудь приличное. Он нахмурился и подошел ближе.

Маджента, не ответив, покачала головой. Обрывки воспоминаний вспыхивали на мгновение и исчезали.

Гнев… Враждебность… Страсть… Сметающая все на своем пути страсть…

Кто-то обратился к ней, пытаясь сделать заказ. Маджента взглянула на этого человека затуманенными бархатисто-карими глазами. Лицо ее казалось белым пятном на фоне темных собранных в узел волос.

– Пожалуйста, обслужи посетителей, – хрипло обратилась она к Томасу и, бросив полотенце на стойку, поспешно направилась к убежищу – дамской комнате.

Воздуха ей не хватало. Схватившись за потрескавшуюся раковину, Маджента попыталась восстановить самообладание.

Андреас Висконти. Конечно! Как она позволила убедить себя в том, что отцом ее ребенка является другой мужчина? Ведь она не из тех женщин, которые спят с кем попало.

Мадженту замутило. Склонившись над раковиной, она переждала приступ тошноты, стараясь взять себя в руки.

Доктора советовали ей не форсировать события и предупреждали, что утраченные воспоминания могут никогда не вернуться. Но они должны вернуться! Пусть даже они будут похожи на фрагменты пазла, который ей предстоит сложить.

Дверь дамской комнаты открылась, и кто-то позвал Мадженту. Значит, придется вернуться в зал, как бы она ни противилась.


Наконец людей, стоявших перед ним в очереди, обслужили, и худой молодой человек принял его заказ.

Когда Андреас, войдя в бар, посмотрел на девушку за стойкой, он сначала подумал, что ему показалось.

Она была стройна, красива и невероятно фотогенична. Ее потрясающие волосы были подняты вверх, подчеркивая высокие скулы, длинную изящную шею, поразительные темные глаза и очаровательный рот. Увидев ее, Андреас замер, словно увидел призрак. Что было исключено для такого закоренелого циника, как он.

Затем кто-то позвал ее по имени, и он понял, что ему не привиделось.

Это действительно была она. Маджента Джеймс. Девушка, которой Андреас однажды чуть не принес в жертву свое сердце и свою жизнь.

Она смотрела через плечо, слушая, как ей что-то говорит пожилой мужчина, скорее всего, хозяин бара. Услышав немного напряженный смех Мадженты, Андреас жестко усмехнулся.

В последний раз он слышал этот смех в тот день, когда она обвинила его в том, что он препятствует ее блестящей карьере. И вот теперь эта гордячка, мисс Джеймс, разливает напитки в винном баре. Андреас еще раз усмехнулся. Похоже, следующие несколько минут доставят ему огромное удовольствие.

Встав с места, которое он в буквальном смысле слова добыл с боем, он позволил своему любопытству провести его сквозь толпу пятничных гуляк к стойке, за которой она работала.

– Привет, Маджента.


На Мадженте было простое черное платье. Единственным цветным пятном являлся черно-красный галстук на шее. Услышав голос Андреаса, она напряглась.

Встреча была неизбежна. Однако Маджента оказалась не готова к тому, какой эффект окажет на нее этот глубокий, густой, как шоколад, голос.

– Андреас… – пролепетала она, встретив его не мигающий взгляд.

Сапфирово-голубые глаза достались ему от матери-англичанки. Надо же, как легко она это вспомнила! Мозг ее лихорадочно работал, пытаясь вспомнить еще что-нибудь. Что именно произошло между ними? Память ничего не подсказывала, но у Мадженты возникло ощущение, что они расстались на недружественной ноте. Весьма недружественной.

– Вот это сюрприз, – сухо проговорил Андреас. – Насколько понимаю, для нас обоих.

Ухоженные волосы Андреаса блестели как вороново крыло. Выглядел он крупнее, шире в плечах и суровее, чем она помнила. Шесть лет назад это был молодой человек, а сейчас перед Маджентой стоял мужчина в расцвете сил. Командные нотки в его голосе говорили о том, что он многого добился.

– Должен признаться, – продолжал Андреас, не догадываясь о том, что вызвал сумбур в ее мыслях, – я не ожидал найти тебя в месте, подобном этому.

Его почти незавуалированный цинизм заставил ее воздержаться от комментариев. Маджента трудилась в баре всего два вечера в неделю. Еще она работала наборщицей, и ее ожидало повышение.

Желание восстановить те месяцы ее жизни, которые она не могла вспомнить, было сильнее чувства гордости, поэтому, преодолев страх, она отважилась спросить:

– А где… где ты собирался меня найти?

Уголок его рта дернулся вниз.

– Это что, шутка?

Его жесткий взгляд была подобен стальному клинку. Но Андреас едва ли мог знать, что она потеряла память.

Маджента хотела было сказать ему об этом, однако он держался холодно, почти враждебно, и она не решилась. Несмотря на поведение Андреаса, кровь ее вспыхнула и забурлила в тот самый миг, когда она увидела его входящим в бар. Маджента пыталась понять, чем вызван этот знойный пожар. Ее память не сохранила воспоминаний о том, как этот мужчина целовал ее, раздевал. Как его глубокий голос шептал чувственные фразы, от которых она сходила с ума, как он дарил удовольствие и буквально поклонялся ей…

Маджента забыла об этом, но ее тело – нет. Осознание этого было подобно удару в солнечное сплетение. Но подробности того, что привело к их разрыву, продолжали ускользать от нее.

Она неохотно призналась:

– Я тебя не помню.

Услышав его резкий смех, женщина вздрогнула.

– Ты не хочешь помнить, – с насмешливой улыб кой поправил ее Андреас.

Маджента прижала руку ко лбу, пытаясь удержать те обрывки, которые мелькали в памяти.

– Ты был моложе. – Она медленно опустила руку. – Стройнее.

– Возможно, так как мне было только двадцать три года.

«И трудился как раб в ресторане своего отца».

Откуда эта мысль? Маджента, снова коснулась лба рукой.

– С тобой все хорошо?

Она уловила нотку беспокойства в его голосе.

Не сказалось ли на твоем самочувствии то, что ты снова увидела меня? Ты побледнела.

– В сравнении с тобой любой покажется бледным, – резко ответила Маджента, осознав, что Андреас не поймет и, скорее всего, не поверит ей. – Ты выглядишь до отвращения здоровым.

– Ну… – Уголок его рта насмешливо дернулся вверх. Эта мимика показалась ей до боли знакомой и невероятно чувственной. – Жизнь прекрасна.

Андреас, судя по всему, получал удовольствие. А Маджента рыскала по закоулкам своей памяти в поисках причины, по которой они, наверняка бывшие любовники, встретились чуть ли не врагами. В этот момент ее взгляд упал на два бокала, которые перед Андреасом поставил Томас.

Скотч и содовую для него и бутылку с апельсиновым соком для…

Стараясь, чтобы это осталось незамеченным, Маджента быстро оглядела толпу, скопившуюся в баре, пытаясь выяснить, с кем он пришел. Потом быстро спросила:

– Ты часто сюда заходишь?

– В первый раз. – Андреас опустил руку в карман превосходно сшитых серых брюк.

Томас отвинтил крышку бутылки и налил апельсиновый сок в бокал.

– Что привело тебя сюда? – поинтересовалась она.

Маджента удивлялась собственной вежливости, тогда как единственное, чего ей хотелось, – схватить его за безупречного покроя рубашку и потребовать рассказать, что же между ними произошло. Она так и поступила бы, если бы не боялась узнать причину их разрыва.

Маджента подняла на Андреаса бархатисто-карие глаза. Ее охватил холод, когда она заметила, как он оценивающим взглядом прошелся по ее телу, а губы его сложились в насмешливую улыбку.

– Кто знает? – чуть ли не промурлыкал Андреас. – Может, судьба?

От того, как он смотрел на нее, от хриплой нотки в его потрясающем голосе она на мгновение снова стала девятнадцатилетней девчонкой. Свободной. Полной надежд. Взбалмошной. Кажется, в те времена кто-то именно так ее и называл. Но какие бы недостатки у нее ни были, Маджента знала, что когда-то была до безумия влюблена в стоящего перед ней мужчину.

– А это что? – Андреас презрительно указал подбородком на ее место за стойкой. – Дополни тельные деньжата в перерывах между фотосессиями? Или модельный мир не оправдал твоих надежд? – Он положил на стойку купюру.

Ну да, ее карьера в качестве модели. Или, точнее, ее несостоявшаяся карьера…

– Не все получается так, как мы планируем, – спокойно ответила она, с рассеянностью отмечая, что ее коллега взял банкнот и подошел к кассе.

– Вот как? Что же случилось с Рашфордом? С этим кудесником?

Интонация, с которой он произнес эти слова, была подначивающей. То ли это обстоятельство, то ли упоминание имени заставило ее вздрогнуть.

– Он не оправдал твоих надежд? – не унимался Андреас. – А я-то считал, что ты станешь знаменитостью с тем парнем.

С Маркусом Рашфордом? Мадженте захотелось расхохотаться. Как странно, однако, работает ее мозг. Она помнит болтливого агента, который некоторое время продвигал ее, и не помнит Андреаса.

– Ну, как я и сказала… – Она небрежно пожала плечами и ощутила прилив паники. Такое с ней случалось в те моменты, когда она была сбита с толку. – Не все… Не все выходит так, как планируется.

– Судя по всему, нет. – Андреас бросил взгляд в сторону Томаса, ожидавшего, когда мужчина сред них лет разберется с кассовым аппаратом.

Маджента молилась про себя, чтобы тот поторопился. Это было мучением – разговаривать с мужчиной, который ее презирает. К тому же все ее чувства дразнили Мадженту, так как она знала, какова на ощупь его кожа, как он доставлял удовольствие ее неопытному телу. Когда-то оно было неопытным… Как жаль, что она утратила воспоминания о нескольких месяцах своей жизни.

– Так что же с твоей карьерой модели? Рашфорд не сдержал своих обещаний? Кстати, ходили слухи, что он удрал, как только узнал, что должен стать отцом.

То, что этому мужчине известно о ребенке, вызвало бурю в мыслях Мадженты. Рука снова потянулась ко лбу. Заметив, как она дрожит, женщина быстро опустила ее.

– Мне жаль, – произнес Андреас, но в тоне его не слышалось и намека на извинение. – Это до сих пор больное место?

Его сарказм ранил глубоко, но Маджента была слишком занята тем, чтобы стоять прямо. Вцепившись в стойку бара двумя руками и вдохнув воздух в горящие легкие, она пробормотала:

– Я бы не хотела обсуждать своего сына… если ты… если ты не возражаешь. – Заметил ли он медлительность ее речи, над преодолением которой она работала долго и упорно? – Не здесь. Не в баре.

«Нигде, – добавила она про себя. – До тех пор, пока не узнаю, что произошло. Что я сделала? Что заставило тебя презирать меня?»

Он кивнул, его черные волосы блеснули.

– Должен признаться, я удивлен, что девушка, которую я знал, позволила такой мелочи, как материнство, встать на пути к ее цели.

«Девушка, про которую он говорит, совсем не похожа на меня», – подумала Маджента. Она любила Тео больше всего на свете. Он был для нее всем. При мысли о сыне ее губы тронула улыбка.

Коснувшись одной рукой подбородка, а другой по-прежнему держась за стойку, она предложила:

– Расскажи мне про девушку, которую ты знал.

Андреас мягко рассмеялся и подался вперед так, что она ощутила его дыхание на своих волосах, слабый, но невероятно чувственный мужской запах, исходящий от него.

– Не думаю, что тебе понравится мой рассказ, – прошептал он.

Его сверкающие голубые глаза остановились на ее рте, у которого, как сказал один фотограф, отпуская ей комплимент, был естественный капризный изгиб.

Маджента, заметив это, быстро подалась назад, выпрямляясь в полный рост.

– Может, ты спутал меня с кем-то? – рискнула спросить она, хотя в глубине души понимала, что это маловероятно. То, как отреагировало ее тело, когда он вошел в бар, говорило о том, что они когда-то были любовниками. – Или ты недостаточно хорошо меня знал.

– О нет, думаю, что достаточно хорошо.

Сказано это было обманчиво мягким тоном, который скрывал под собой пренебрежительное отношение, и Маджента пожелала, чтобы ее отвлек какой-нибудь посетитель бара. Но этого не произошло. Должно быть, Андреас выглядел настолько внушительно, что никто не осмелился сделать ему замечание, хотя он монополизировал внимание сотрудницы бара. Интересно, на что он живет? Откуда в нем столько уверенности? Невозможно так вести себя, работая в итальянском ресторане.

– Повторяю, я не помню.

Ей не хотелось признаваться в этом мужчине, который открыто выказывает свою неприязнь, однако Маджента уже была готова все рассказать ему в надежде, что он снимет невидимые барьеры с ее мозга.

Андреас нетерпеливо фыркнул:

– До сих пор пытаешься отрицать, что мы знали друг друга?

Голос его звучал так жестко, а выглядел он при этом так устрашающе, что Маджента почувствовала, как поколебалась ее уверенность. Однако она, проглотив свои страхи, спросила прямо:

– Что я сделала? Перестала встречаться с тобой, начав встречаться с другим? Или дело в моей карьере? Что бы это ни было, ты, по крайней мере, можешь получить удовлетворение. Я не реализовала все те замыслы, которые, дурочка, променяла на тебя.

В его улыбке не было тепла. Не коснулась она и ледяных сапфировых глаз.

– Нет, тут ты ошибаешься, – пробормотал он мягким, как шелк, голосом. – Наша небольшая… интерлюдия не была для меня такой уж значительной, Маджента, чтобы возненавидеть тебя. В те или иные моменты все люди бывают не правы, особенно в молодости – когда ставят перед собой недостижимые цели.

Андреас сказал, что не ненавидит ее, но было ясно, что он испытывает триумф, встретив ее здесь.

– Ты будешь удивлен, если узнаешь, чего я добилась за последние пять лет. – Гордость вынудила ее произнести эти слова, не подумав.

– В самом деле? – Он вздернул черную бровь. – И чего же?

Снова научилась ходить. Снова научилась держать нож и вилку. Взяла на себя ответственность за своего ненаглядного сыночка. Выжила!

Маджента неосознанно коснулась черно-красного галстука, который лежал так, чтобы прикрывать один из побледневших шрамов. Андреасу не нужно все это знать. Как и то, что она закончила колледж. Это поможет ей получить новую работу, уволиться из бара и обеспечить более счастливое будущее себе и сыну.

– Это не важно, – бесцветным голосом произнесла она.

Андреас благодарил долговязого Томаса, который подскочил с его сдачей и извинился за задержку.

Взгляд Мадженты упал на худые мужские руки, поднимающие бокал. Руки, которые – она помнила – когда-то возносили ее на небеса. На этих руках, к своему удивлению, она не обнаружила кольца.

Но ведь он заказал два напитка…

Андреас уловил ее интерес и слегка сдвинулся – намеренно, как подозревала Маджента, – чтобы она увидела элегантно одетую привлекательную рыжеволосую женщину, сидящую за одним из столиков. Та смотрела на него с нескрываемым обожанием.

Покосившись на Андреаса, Маджента уловила устремленный на нее пристальный взгляд. Глаза, которые слишком много замечали…

– Я считаю, – произнес он, – жизнь прекрасна.

С этими словами Андреас отошел от стойки.

Какое-то мгновение Маджента стояла, чувствуя себя так, словно она только что участвовала в битве. Ей было плохо, в голове громом отдавался пульс. Женщине хотелось одного – убежать и спрятаться. Но ей пришлось принимать заказы, и уйти было невозможно, даже если ее преследовал самодовольный взгляд мужчины, презирающего ее.

– Это твой парень? – спросил Томас, пока Маджента обслуживала даму.

В углу бара оркестр начал настраивать инструменты. Она что-то отрицательно пробормотала и качнула головой.

– Нет? – Мышиного цвета бровь скрылась под спутанной массой волос такого же цвета. – Тогда почему он смотрел на тебя так, словно собирался содрать с тебя платье?

– Не будь глупым. – Замечание коллеги вызвало у Мадженты головокружение, усилило сердцебиение и придало краску ее бледному лицу. – Он с женщиной.

– Был с женщиной.

– Что? – Она ничего не могла рассмотреть в толпе посетителей. Повсюду слышались разговоры и смех, оркестр снова занялся настройкой.

– Клянусь, он опрокинул в себя виски одним глотком и вместе со своей подружкой вышел за дверь прежде, чем та успела перевести дыхание.

По какой-то причине все перевернулось у нее в животе.

– Вот как?

Взгляд на столик, за которым она увидела рыжеволосую красотку, подтвердил: там никого нет. На нем стояли пустой бокал и бокал с апельсиновым соком, к которому едва прикоснулись.

– И что? Должно быть, они спешили в какое-нибудь другое место, – предположила Маджента.

Почему они ушли в такой спешке? Неужели из-за нее? При мысли об этом снова быстрее забилось сердце, а голова начала кружиться. Он что, не может находиться с ней под одной крышей?

– Эй, с тобой все в порядке? – услышала Маджента голос Томаса. Она обхватила лицо ладонями, стараясь справиться с подступившей тошнотой.

– Нет. Извини. Не мог бы ты вызвать такси? – спросила она и снова отправилась в дамскую комнату.


«Я отвратительно повел себя с ней», – корил себя Андреас. Он ехал домой в одиночестве. Встреча с Маджентой стала для него шоком и вызвала ворох нежеланных эмоций – тех, в которых он не хотел признаться даже самому себе.

Ему было двадцать три, а ей девятнадцать, и работал он на побегушках в ресторанчике своего отца, который с трудом сводил концы с концами. Андреасу следовало с самого начала понять, что за девушка Маджента. Она жила в обветшалом таунхаусе с матерью-алкоголичкой, которая не знала, кто был отцом ее дочери.

Он пожалел ее тогда. Иначе почему он стал водить с ней знакомство? Но неожиданно на этот вопрос пришел настоящий ответ, тот, от которого кровь забурлила в жилах.

Потому что она была теплая и восхитительная и самая красивая девушка, какую он встречал в жизни – а в свои двадцать три года Андреас знавал красивых девушек. Но, видимо, недостаточно, чтобы понять: с девушками, подобными Мадженте, дело лучше не иметь.

Он сжал зубы.

Маджента знала, что она красива. В этом и заключалась проблема. Она была занесена в базы модельных агентств. Маджента выискивала любой способ, чтобы продвинуться и заработать на своей красоте. Дома же она была занята тем, что выводила из запоя вечно пьяную мать.

Они стали любовниками всего неделю спустя после того, как Андреас увидел ее в ресторане, где она с подружками устроила девичник. К своему удивлению, впервые занявшись с Маджентой любовью, он понял, что она была девственницей. Андреас зажег в ней огонь, который – как он, по дурости, считал – горит для него одного.

Они занимались любовью повсюду. В его фургончике. В квартире над рестораном, когда его отца и бабушки не было. В ее удивительно чистой спаленке с небольшим количеством мебели – оазисе посреди хаоса и разрушения, в котором пребывал их заброшенный дом времен позапрошлого века.

Для Андреаса ничего не значило то, что его семья не питает симпатии к Мадженте. Правда, он иногда задумывался, с нежностью вспоминая свою мать, как она восприняла бы его девушку, если бы была жива. Бабушка совсем не понимала молодых людей его поколения, а отец…

Андреас отгородился от воспоминаний, которые наполняли его болью. То, что родные не одобряли Мадженту, только добавляло остроты их отношениям.

Конечно, они поняли, какая она. Они сумели разглядеть ее сущность, чего ему не было дано. Он был ослеплен Маджентой и опьянен ее страстными, но, как потом выяснилось, пустыми объяснениями в любви.

Андреас работал как вол, помогая отцу, но не оставляя своих амбициозных планов. Он видел недостатки в управлении рестораном. Джузеппе Висконти был куда более искусным шеф-поваром, чем бизнесменом. Отец гордился тем, что он итальянец, и отказывался выслушивать радикальные предложения своего сына по сохранению и расширению бизнеса.

– Только через мой труп! Тебе никогда не будет принадлежать право голоса в моем бизнесе. Боже мой, никогда! Или, по крайней мере, до тех пор, пока ты, глупец, не прекратишь встречаться с этой девчонкой.

Андреас был слепым и наивным дураком. Он верил, что любовь все завоюет, что вместе с Маджентой Джеймс он переборет своего упрямого отца. Тогда он не осознавал, что Маджента только получает удовольствие в его постели. Он тонул в океане их обоюдной страсти, а она уже связалась с другим.

Андреас не хотел верить самодовольным разоблачениям своего отца, и не поверил бы, не появись он неожиданно у Мадженты, когда у ее обветшалого дома была припаркована машина Рашфорда. Огромный дорогой черный седан.

В тот раз Андреас уехал, не веря собственным глазам и тому, что говорила об этой девушке его семья. Но разве он не получил подтверждение ее неверности?

– Ты в самом деле думаешь, что для меня все это было серьезно? Это?! – глумилась Маджента, заливаясь почти истерическим хохотом, когда он виделся с ней в последний раз.

Она бросила уничижительный взгляд на приходящий в запустение ресторан Висконти. Тогда же она проинформировала Андреаса о том, что делает для нее ее драгоценный Свенгали и чего она намерена добиться.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3