Элизабет Биварли.

Соблазн на грани риска



скачать книгу бесплатно

Elizabeth Bevarly

BABY IN THE MAKING


Все права на издание защищены, включая право воспроизведения полностью или частично в любой форме.

Это издание опубликовано с разрешения Harlequin Books S. A.

Товарные знаки Harlequin и Diamond принадлежат Harlequin Enterprises limited или его корпоративным аффилированным членам и могут быть использованы только на основании сублицензионного соглашения.


Эта книга является художественным произведением. Имена, характеры, места действия вымышлены или творчески переосмыслены. Все аналогии с действительными персонажами или событиями случайны.



Baby in the Making

© 2017 by Elizabeth Bevarly

«Соблазн на грани риска»

© «Центрполиграф», 2019

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2019

* * *

Глава 1

Главным образом Ханну Робинсон беспокоили не зияющие дыры на брюках и рубашке, и даже не кровь – она видела и похуже. Нет, больше всего ее беспокоило то, что Йигера Новака совершенно не смущают аккуратные свежие швы, стягивающие его кожу чуть выше края шелковых боксеров. Что ж, такова была жизнь портнихи, работающей в мастерской по пошиву мужской одежды, чей самый прибыльный клиент зарабатывал себе на хлеб, играя в кошки-мышки со смертью и организовывая опасные приключения для других. А после очередной авантюры он приносил в мастерскую на починку то, что осталось от одежды.

Йигер возвышался над Ханной, пока она стояла перед ним на коленях с рулеткой в руках. По правде говоря, когда она встала, он по-прежнему был выше ее почти на целую голову. Смахнув со лба прядь угольно-черных волос, он посмотрел на нее своими синими глазами и сказал:

– Никогда больше не подпущу к себе быка так близко. – Он бросил быстрый взгляд на свежий шрам на животе и разорванную одежду.

– В прошлом году после забега с быками вы говорили ровно то же самое. – Ханна заправила светлый локон за ухо и поправила свои очки для чтения.

– Правда? – озадаченно спросил он.

– Правда. Тогда вы впервые пришли к нам в «Кэткарт и Куинн», потому что ваш предыдущий портной отправил вас куда подальше, когда вы в очередной раз принесли ему груду растерзанной одежды, – напомнила она. – К тому же, когда вы были в Памплоне в прошлом июле, вы успели забежать в кафе, прежде чем бык успел сделать что-то посерьезнее разорванной штанины.

– Точно, – сказал он. – Именно там я познакомился с Хименой. Надо признаться, одежда мне тогда еще долго не была нужна. Наверное, стоило отправить тому быку благодарственную открытку.

Несмотря на то что Ханна знала Йигера уже целый год, ее неизменно удивляла та легкость, с которой он рассказывал о своей сексуальной жизни. С другой стороны, его личная жизнь была почти такой же захватывающей, как и его работа, и, наверное, ему порой трудно было разграничивать их.

– Или отправить Химене сообщение с парой прощальных слов, – сказала Ханна, изо всех сил стараясь быть такой же непринужденной в общении.

– О, не беспокойся о Химене, – усмехнулся он. – Она тоже получила то, что хотела.

Ханна хмыкнула про себя: кто бы сомневался? Ее взгляд метнулся к кубикам пресса и выступающим сухожилиям на его подтянутом животе.

Лишь многочисленные шрамы несколько смазывали впечатление, что это тело было вылеплено руками богов.

– Ну что, сможешь подлатать рубашку и штаны? – спросил он.

– С брюками проблем не будет, их просто надо хорошенько выстирать и вывести пятна крови, а вот рубашке одна дорога – на помойку. Не волнуйтесь, мистер Новак, я сошью вам точно такую же рубашку.

Он бросил на Ханну раздраженный взгляд.

– Сколько раз я говорил тебе называть меня Йигером?

– Много, – улыбнулась она. – А я столько же раз говорила, что это политика Кэткарта и Куинна называть всех клиентов мистер и миссис и исключительно на «вы».

Точно так же их политикой было обрядить единственную работавшую в ателье женщину в уродливый рабочий халат и заставлять ее всегда убирать волосы.

– В любом случае, – продолжила она, – я давно выучила наизусть ваши лекала и в два счета могу раскроить ткань для двух предметов одежды.

– За это я тебя и люблю, – улыбнулся он.

– Я знаю, – улыбнулась в ответ Ханна.

Йигер постоянно говорил Ханне, что любит ее. Любит за то, что она шьет для него одежду, которая сидит на нем как вторая кожа. За то, что она, как никто, может удалить любое пятно: будь то кровь, масло или жирный соус. И она тоже любила Йигера. Как итальянскую пасту, светлячков и закаты – с некоторым благоговением оттого, что эти вещи вообще существуют на свете.

Ханна снова вернулась к измерению шагового шва брюк, притворяясь, что это ей совершенно необходимо, хотя Ханна давно знала наизусть все его параметры. Но девушке простительна небольшая вольность, особенно если у этой девушки уже восемь месяцев не было парня.

– Ты когда-нибудь была в Испании? – спросил ее Йигер.

– Я раньше жила в так называемом испанском Гарлеме, – сказала она, записав мерку ручкой на внутренней стороне запястья. – Это считается?

– Нет, – усмехнулся он. – Ты обязательно должна побывать в Испании, это потрясающая страна. Одно из пяти моих любимых мест на планете.

Ханна могла бы сказать, что ее топ-5 – это Квинс, Манхэттен, Бруклин, Бронкс и Стейтен-Айленд, так как она никогда в жизни не выезжала за пределы Нью-Йорка. Первые восемнадцать лет жизни она находилась под опекой государства и не покидала юрисдикцию города, а в последующие девять лет у нее не было свободных денег, чтобы тратить их на путешествия. Ничего, путешествия могут подождать до тех пор, пока она не станет частью нью-йоркской индустрии моды. Но не могла же она сказать все это человеку, который построил многомиллионный бизнес на экстремальных путешествиях.

– А какие остальные четыре места в списке? – спросила Ханна.

– Новая Зеландия, Словения, Чили и Исландия, – не задумываясь ответил Йигер. – Но если ты спросишь завтра, список может быть совершенно другим.

Ханна записала последние мерки на запястье и привычным жестом воткнула ручку в тугой пучок, который всегда носила на работе. Она поднялась на ноги, и Йигер по-прежнему возвышался над ней, хотя при ее миниатюрном росте над Ханной возвышались практически все.

– Готово, – сказала она. – Можете одеваться.

– Спасибо, что позаботишься об этом. – Он кивнул в сторону кучки разорванной одежды.

– Без проблем. Но вы могли бы сэкономить немало денег на одежде, если бы оставались в Нью-Йорке больше нескольких недель подряд.

– Я совершенно не способен оставаться где бы то ни было больше пары недель кряду. Я авантюрист и не собираюсь за это извиняться.

Ханна лишь покачала головой. Она не могла себе представить Йигера сидящим за столом перед компьютером или стоящим на конвейерной линии. Все равно что заставить Супермена работать парковщиком.

– Я просто прошу вас быть осторожным.

– Поверь, это – последнее, что человек вроде меня хочет услышать.

Но осторожность – именно то, что характеризовало всю жизнь Ханны. Нет, она вовсе не была трусихой – невозможно выжить в детском доме, будучи трусихой, но последние десять лет она старательно выстраивала собственную жизнь с чистого листа и не собиралась подвергать ее опасности. Сейчас у нее были стабильность и безопасность, и она ни за что на свете не станет ими рисковать.

– Новые брюки и рубашка будут готовы через неделю, – сказала Ханна.

– Отлично, – ответил Йигер, застегивая серую льняную рубашку. – Как раз к моей поездке в Гансбаай. Это в Южной Африке, – уточнил он прежде, чем Ханна успела спросить. – Я везу группу на дайвинг с большими белыми акулами.

– Кто бы сомневался. Сразу после того, как вас чуть не растоптал гигантский бык, почему бы не попробовать покормить собой акул?

Йигер усмехнулся.

– После этого я отправляюсь в Нунават, чтобы с несколькими приятелями взобраться на гору Тор.

– Интересно было бы взглянуть на ваш паспорт. Готова поспорить, он такой же толстый, как приключенческий роман.

– Да, примерно так и есть. Он толщиной с «Гарри Поттера и орден Феникса».

Ханна готова была поклясться, что приключения Йигера были не менее захватывающими, чем эта популярнейшая книга.

– Ну а я останусь здесь, буду сортировать образцы тканей и раскладывать катушки с нитками по цветам, – вздохнула она.

– И эта женщина будет говорить мне, что я опасно живу!

Над входной дверью магазина звякнул колокольчик, и Ханна повернулась в ту сторону.

– Прошу меня извинить, – сказала она, направляясь ко входу. – Когда вы будете готовы, чек уже будет на кассе.


Как только Ханна скрылась за дверью, мысли Йигера Новака снова вернулись к насущным делам. Когда твоя работа заключается в планировании экстремального отдыха для состоятельных людей, необходимо составлять тщательные планы, иногда даже на несколько лет вперед. Ему приходилось предусматривать миллион разных вещей – культуру и политический строй страны, ее потенциальную безопасность, сезонный климат, людей, которых предстоит подкупить… Список был просто бесконечным. И Йигер всегда тестировал предстоящее путешествие самостоятельно, прежде чем предложить его клиентам. Он должен был быть полностью уверен, что затея выполнима без риска для здоровья и жизни. Ну или почти без риска.

Он завязал галстук, закинул на плечо пиджак и направился к стойке у входа. Он видел, как Ханна склонила над столом свою светловолосую голову и пара упрямых завитков выбилась из тугого пучка, который она всегда носила. Никогда в жизни он не встречал более закрытого человека, чем Ханна.

Словно почувствовав взгляд Йигера, она подняла голову и посмотрела прямо на него своими серебристо-серыми глазами. Ни у кого больше он не встречал такого цвета глаз, но вот что касается остального… Ее фигуру полностью скрывала бесформенная рабочая одежда, да и косметикой она, кажется, совсем не пользовалась. Да, Ханна была довольно симпатичной, этакая девушка по соседству, но Йигеру совершенно не нравился такой типаж. Однако ему нравилось говорить с Ханной, она была умной и забавной девушкой, с отличным чувством юмора. И черт возьми, она шила отличную одежду. Пусть Йигер ничего не понимал в шитье и моде, но он всегда с одного взгляда мог отличить великолепно выполненную работу. И Ханна определенно это умела.

– Через неделю, – еще раз напомнила она, отрывая квитанцию от корешка.

– Спасибо, – ответил Йигер и взял у нее квитанцию. – Есть ли хоть небольшой шанс, что ты успеешь сшить еще одну такую же рубашку к этому времени? Я добавлю тебе сверху еще сто баксов, – поспешил заверить он, прежде чем Ханна успела отказаться.

Она слегка покусала нижнюю губу, и Йигер с удивлением осознал, что это выглядит довольно эротично.

– Мне запрещено брать чаевые.

– Ой, да перестань! Я не вижу здесь ни Лео, ни Монти.

– Мистер Кэткарт в Лондоне, а мистер Куинн ушел обедать.

– Тогда они ничего и не узнают.

Ханна тяжело вздохнула, как это делает человек, которому очень нужны деньги, но он изо всех сил борется с собой, чтобы ради этого не нарушить правила. Йигер был заинтригован: интересно, на что Ханне так необходимы деньги?

– Простите, я не могу. Мне очень жаль, но у меня совершенно нет времени, чтобы сделать рубашку здесь, в мастерской. Мы страшно опаздываем по срокам, – проговорила Ханна и быстро продолжила, прежде чем он успел что-то возразить: – Но я знаю одну швею, которая принимает заказы на дому. Она очень хороша в своем деле.

– Нет. – Йигер покачал головой. – Я не доверю свою одежду никому, кроме тебя.

– Мистер Новак, я гарантирую, что вам понравится ее работа. Я ее лично знаю.

– Но…

– Можно даже сказать, что мы с ней – единое целое, если вы понимаете, о чем я.

Ханна пристально посмотрела на него, и он сообразил, в чем дело: это Ханна берет работу на дом.

– Понимаю.

– Если вы откроете сайт частных объявлений «Крейглист» и вобьете в поисковик, скажем, «портниха в Саннисайде», ее имя будет первым в списке. Спросите у нее, сможет ли она сшить вам рубашку за неделю по той же цене, которую вы заплатили бы здесь, и я уверена, она сможет вам помочь.

Йигер достал из кармана телефон и открыл приложение.

– Я тебя нашел, – сказал он, и Ханна нахмурилась. – То есть ее, я нашел ее.

– Отправьте ей сообщение с запросом, и я уверена, она вам ответит, как только вернется вечером с работы.

– Отлично, спасибо, – сказал он, набирая сообщение.

– Но вам придется забрать рубашку у нее дома, – сказала Ханна. – Она не сможет принести ее сюда, и доставкой она тоже не занимается.

– Без проблем.

Он отправил сообщение и убрал телефон обратно в карман. Достав бумажник, Йигер отсчитал пять двадцатидолларовых купюр и положил их на столешницу. Ханна широко распахнула глаза и, быстро накрыв ладонью банкноты, сунула их в карман своей формы.

– Не хотите дождаться того момента, когда рубашка будет готова?

– Я тебе доверяю. – Он покачал головой.

– Спасибо.

– Нет, это тебе спасибо. Это была моя любимая рубашка, неплохо будет иметь запасную. Не то чтобы я собираюсь подпускать к своей одежде акул, но кто знает, где меня может поджидать очередная Химена.

Ханна кивнула, но Йигер не был уверен, что она его понимает. Девушка вроде нее не заводит случайных любовников, повинуясь сиюминутному порыву. Ханна была слишком закрыта, слишком скованна, какими бы красивыми ни были ее глаза и как бы эротично она ни закусывала губу. Он был уверен, что Ханна встречается только с правильными, но до безумия скучными мужчинами, а для Йигера это было хуже смерти.

– Увидимся через неделю, – сказал он, направляясь к выходу.

– Хорошего дня, мистер Новак.


Ровно через неделю, в тот самый день, когда к ней домой должен был прийти за рубашкой Йигер Новак, Ханна готовила ателье к закрытию. Весь персонал уже разошелся по домам, и Ханна складывала образцы тканей, чтобы забрать их домой. В холле тихо звякнул дверной колокольчик, и она нехотя оторвалась от своего занятия, надеясь, что посетитель не задержит ее слишком надолго.

Ханна впервые видела вошедшего мужчину, но, судя по его костюму – кажется, работы Паоло Афонте, – он вполне мог стать потенциальным клиентом. Светлые волосы мужчины были аккуратно подстрижены, глаза – холодные и колючие, а улыбка – натянуто-равнодушная.

– Добрый вечер, – поздоровалась она. – Я могу вам чем-то помочь?

– Ханна Робинсон? – спросил он. Ее удивление было довольно очевидным, поэтому мужчина быстро добавил: – Меня зовут Гас Фивер, я адвокат из манхэттенской юридической фирмы «Таррант, Фивер и Твигг», специализирующейся на составлении завещаний.

Его ответ удивил Ханну еще больше. Она не знала никого, кто мог бы включить ее в свое завещание. Когда Ханне было три года, ее мать умерла, и у нее не оказалось ни друзей, ни родственников, которые смогли бы взять на себя заботу о девочке, именно поэтому она оказалась в приемной семье. И теперь Ханна не могла себе представить, кто мог бы упомянуть ее имя в своей последней воле.

– Да, – осторожно сказала она. – Я Ханна Робинсон.

Улыбка Гаса Фивера стала гораздо искреннее после ее ответа. За несколько секунд он превратился из заносчивого манхэттенского адвоката в довольно приятного парня, и Ханна почувствовала себя немного увереннее.

– Отлично. – Даже его голос внезапно потеплел.

– Простите, но откуда вы меня знаете? – поинтересовалась она.

– Наша фирма ищет вас с начала года. А один из наших клиентов ищет вас куда дольше.

– Я не понимаю, зачем кому-то меня искать. Тем более что найти меня не так уж сложно.

Вместо того чтобы прямо ответить на вопрос, Фивер спросил:

– Вы ведь провели большую часть детства в приемной семье?

Ханна была настолько ошеломлена, что посторонний человек знает о ней то, чего не знает практически никто, даже ее самые близкие друзья, что лишь молча кивнула.

– Вас взяли под опеку в трехлетнем возрасте, после смерти вашей матери, Мэри Робинсон, как я понимаю?

– Да, – словно на автомате кивнула Ханна.

– А вы помните свою жизнь до этого момента? – осторожно спросил адвокат.

– Мистер Фивер, к чему вы клоните?

– Пожалуйста, потерпите еще немного, мисс Робинсон, и я все вам объясню.

Как правило, Ханна не открывалась людям до тех пор, пока не узнавала их как следует, но что-то в Гасе Фивере было такое, что она почувствовала, что может ему доверять.

– У меня остались лишь весьма смутные воспоминания. Я знаю, что мама работала бухгалтером в сварочной фирме на Стейтен-Айленде, где мы с ней и жили, но я знаю это лишь со слов. У меня не осталось ни памятных вещиц, ничего. Все, что ей принадлежало, было продано с молотка, а вырученные средства помещены в трастовый фонд на мое имя, чтобы я смогла воспользоваться ими после совершеннолетия.

Не то чтобы денег оказалось много, но это позволило Ханне начать самостоятельную жизнь без особого стресса, и она была этому очень рада.

– А цвет глаз вы унаследовали от матери? – спросил мистер Фивер. – Не хочу показаться навязчивым, но они у вас такого необычного цвета…

Ханна за свою жизнь слышала такое количество комментариев по поводу цвета глаз, что давно уже перестала считать их навязчивыми.

– Нет, у мамы были голубые глаза.

– Значит, вы помните, как она выглядела?

– Нет. – Она покачала головой. – Но я была не совсем честна, когда сказала, что у меня не осталось памятных вещей. У меня есть мамина фотография. Одна женщина из социальной службы была так добра, что дала мне рамку с фотографией, прежде чем меня отдали в приемную семью. Она со мной всю мою жизнь, куда бы я ни переезжала.

– А она у вас, случайно, не с собой? – Мистер Фивер чрезвычайно заинтересовался этим фактом.

– Вообще-то с собой.

Ханна давно уже вытащила фотографию из рамки и теперь носила ее в кошельке. Это было единственное свидетельство того, что у нее когда-то была мать.

– Могу я на нее взглянуть?

Ханна хотела было ответить отказом, но любопытство взяло верх, теперь ей хотелось узнать, к чему все это приведет.

– Она у меня в кошельке.

– Я подожду, – улыбнулся Фивер.

Ханна достала из кошелька уже довольно потрепанную фотографию и протянула ее адвокату. Фотокарточка представляла собой обрезанный студийный портрет.

– А ваш отец? – спросил он, изучая фотографию.

– Я его не знаю, – ответила Ханна. – В моем свидетельстве о рождении отцом записан Роберт Уильямс, но вы представляете себе, сколько Робертов Уильямсов живет в Нью-Йорке? Его так и не смогли найти, и другой семьи, кроме мамы, у меня никогда не было.

Мистер Фивер вернул ей фотографию.

– Причина, по которой мы разыскивали вас, мисс Робинсон, состоит в том, что у нас есть клиент, чьим имуществом мы управляем с момента его смерти, пока разыскиваем его наследников. Это специализация нашей юридической фирмы: мы находим наследников, чьи личность или местоположение неизвестны. Мы считаем, что вы можете быть единственной наследницей нашего клиента.

– Мне жаль вас разочаровывать, мистер Фи-вер, но, боюсь, это невозможно. Если бы у моей матери были родственники, их бы нашли еще двадцать пять лет назад.

Он открыл свою папку и быстро пролистал содержимое. Найдя фотографию, он протянул ее Ханне. Это была точно такая же фотография, которую Ханна трепетно хранила всю свою жизнь, только на ней рядом с ее матерью был светловолосый мужчина с серебристо-серыми глазами. И что поразило ее еще сильнее – на коленях матери сидел ребенок с точно такими же глазами, как у отца.

Ханна посмотрела на мистера Фивера. Она понятия не имела, что сказать.

– Это Стивен и Алисия Линден из Скарсдейла, штат Нью-Йорк, – сказал он. – Ребенок – их дочь Аманда. Миссис Линден с дочерью исчезли вскоре после того, как была сделана эта фотография.

В ушах у Ханны противно зазвенело. Откуда у мистера Фивера фотография, идентичная той, что есть у нее? Ребенок на коленях ее матери – это Ханна? А мужчина – ее отец? Что, черт возьми, вообще происходит?

– Я не понимаю… – единственное, что смогла выговорить Ханна.

– Однажды, когда Стивен Линден был на работе, Алисия взяла десятимесячную Аманду и ушла из дома, не взяв с собой ничего, кроме того, что было на них надето. – Он помолчал с минуту, тщательно подбирая слова. – Стивен Линден был… сложным человеком. Он, как бы это помягче сказать, плохо обращался с женой. Очень плохо. Алисия боялась за себя и свою дочь, но семья ее мужа была очень влиятельной, и она небезосновательно опасалась, что ей могут помешать уйти от мужа либо отобрать ребенка. Поэтому она обратилась в подпольную организацию, активно помогавшую женщинам, подвергшимся домашнему насилию. Эти люди предоставляли несчастным женщинам новые удостоверения личности, поддельные документы и небольшие суммы денег. С помощью этой организации Алисия и Аманда Линден начали новую жизнь как Мэри и Ханна Робинсон.

Ханну трясло. Она слышала каждое слово, произнесенное Гасом Фивером, но информация просто не укладывалась у нее в голове.

– Я… Простите, мистер Фивер, но все это… Вы говорите, что я – не тот человек, которым всегда себя считала. Это просто… – Она замолчала, когда ей в голову пришла внезапная мысль. – А мой отец, он еще жив?

– К сожалению, нет, – покачал головой Фи-вер. – Он умер почти двадцать лет назад. Клиент, разыскивавший вас, был вашим дедушкой по отцовской линии. Чендлер Линден.

Ханна шумно выдохнула. Каждому в Нью-Йорке было знакомо это имя. Предки Чендлера Линдена практически построили этот город.

– Чендлер Линден был миллиардером, – с трудом выговорила она.

– Так и есть, мисс Робинсон. Возможно, вы захотите пораньше закрыть ателье. Нам с вами о многом нужно поговорить.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3