Элизабет Биварли.

Преступное влечение



скачать книгу бесплатно

Elizabeth Bevarly

The Pregnancy Affair

The Pregnancy Affair © 2017 by Elizabeth Bevarly

«Преступное влечение» © «Центрполиграф», 2018

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2018

Глава 1

Припарковав свой автомобиль на подъездной аллее, Ренни Твигг уставилась на трехэтажный дом в стиле Тюдор, находящийся перед ней. Наверное, ей следовало бы назвать его замком в стиле Тюдор. Его стены были увиты плющом, витражные оконные стекла блестели в лучах утреннего солнца подобно драгоценным камням, две башенки, возвышающиеся над серой крышей, были словно вырезаны скульптором эпохи Возрождения. Участок, на котором стоял особняк, словно сошел со страниц журнала по ландшафтному дизайну.

Здесь царила атмосфера богатства. О том, что это такое, Ренни Твигг знала не понаслышке. Среди ее предков были влиятельные адвокаты, финансисты и «саквояжники»[1]1
  «Саквояжники» – северяне-авантюристы, приехавшие на Юг после Гражданской войны 1861–1865 гг. в надежде быстро сколотить там состояние и сделать политическую карьеру. (Примеч. пер.)


[Закрыть]
. Первые из них прибыли в страну несколько столетий назад и разбогатели на земельных сделках. Дальнейшие представители семейства Твигг продолжили традицию, и каждое последующее поколение приумножало состояние семьи.

Ренни выросла в городе Гринвич на юго-западе штата Коннектикут. Она посещала элитные частные школы, где все ученики носили аккуратную строгую форму, и потом поступила в Гарвардский университет. Во время ее первого выхода в свет, который состоялся одиннадцать лет назад, ее голову украшала диадема с бриллиантами. Одним словом, Ренни Твигг знала, что такое богатство.

Сделав глубокий вдох, она убрала назад темно-каштановый завиток волос, выбившийся из узла на затылке, и, подкрасив губы, поправила золотисто-коричневый льняной костюм. Теперь она была полностью готова к встрече с Тейтом Готорном – человеком, которого ей велел найти ее наниматель.

«Вперед, Ренни. Чего ты ждешь?»

Ренни снова посмотрела на величественный особняк. Даже несмотря на ярко-голубое небо и буйство красок в саду, он производил впечатление мрачного средневекового замка. Ей казалось, что из одной из башен вот-вот вылетит дракон, схватит ее и унесет, чтобы съесть. Или что угрюмый хозяин дома запрет ее на чердаке или в подвале.

«Перестань», – сказала она себе. Тейт Готорн – прозорливый чикагский инвестор и заправский плейбой. Насколько ей было известно, ему нравилось не только зарабатывать деньги, но и тратить их. Главным образом на блестящие быстрые автомобили и длинноногих рыжеволосых красоток.

Рост Ренни составлял всего пять футов три дюйма. Приехала она сюда на взятом напрокат «бьюике». Одним словом, она не принадлежала к тому типу женщин, которые могут вызвать греховные мысли у мужчин вроде него.

Открыв дверцу машины, она выбралась из нее и зашагала по мощеной подъездной аллее. Хотя было только начало лета, жара стояла невыносимая. Направляясь к парадному входу, она в последний раз быстро прокрутила в уме информацию, которую должна была сообщить Тейту Готорну.

«Тэррент, Файвер энд Твигг», юридическая фирма, в которой работала Ренни, занималась такими вещами, как проверка подлинности завещаний и поиск наследников. Бывали случаи, когда у человека, который умер, не оставив завещания, не было близких родственников, или когда близкий родственник был, но его местонахождение было неизвестно.

Ситуация с Тейтом Готорном относилась ко второму типу случаев, и в результате своих поисков Ренни оказалась в Хайленд-Парк, пригороде Чикаго, где жили состоятельные люди. Беннетт Тэррент, директор фирмы, поручил дело Готорна Ренни, потому что она всегда находила наследника, которого ей было поручено отыскать. Точнее, один раз она все-таки допустила оплошность, не найдя наследника, что, как она подозревала, было еще одной причиной, по которой он поручил ей это сложное дело. Он дал ей возможность реабилитироваться за свою ошибку и в случае успеха получить повышение. Если это произойдет, разыскной рейтинг компании поднимется почти до того уровня, который был до оплошности Ренни, и ее отец перестанет наконец ее критиковать и начнет ею гордиться.

Пока Ренни была довольна собой. Не будь у нее достаточно мастерства и таланта, она не смога бы разыскать человека, которого почти тридцать лет назад спрятали по программе защиты свидетелей вместе с его семьей. Разумеется, она не справилась бы без помощи своей школьной подруги Фиби, которая была хакером и, похоже, могла проникнуть в любую базу данных.

Позвонив в дверь, она, обмахиваясь папкой с документами, стала ждать, когда ей наконец откроют. Исходя из размеров дома, она предположила, что это может произойти не скоро, и была удивлена, когда дверь открылась почти сразу.

– Доброе утро, – поприветствовал ее пожилой дворецкий в ливрее. – Полагаю, вы мисс Твигг?

Ренни кивнула. На этой неделе она связалась с Авророй, личной помощницей Тейта Готорна, и попросила ее организовать для нее встречу с ее боссом. Оказалось, что Готорн сможет уделить ей всего пятнадцать минут перед своим ежесубботним матчем по поло, потому что весь июнь у него больше не будет ни минуты свободного времени.

– Здравствуйте, – ответила Ренни. – Простите, что пришла немного пораньше. Я надеялась, что мистер Готорн сможет добавить к времени нашей встречи еще десять-пятнадцать минут. Мне нужно сообщить ему нечто очень важное.

То, что она ему сообщит, изменит его жизнь навсегда.

– Все встречи мистера Готорна очень важные, – произнес дворецкий снисходительным тоном.

Наверное, это действительно так, раз он нашел для нее всего пятнадцать минут за целый месяц.

– И тем не менее…

– Все в порядке, Мэдисон, – перебил ее рокочущий баритон.

Ренни посмотрела на мужчину, появившегося за спиной у дворецкого, и сразу поняла, что это Тейт Готорн.

Его черные волосы были коротко подстрижены, светло-серые глаза блестели на загорелом лице. На нем была форма для игры в поло, состоящая из красновато-желтой рубашки, шоколадно-коричневых бриджей для верховой езды и высоких сапог цвета красного дерева с накладками, защищающими колени. Ренни обнаружила, что бесстыдно пялится на его широкие плечи и внушительные бицепсы.

– Здравствуйте, мистер Готорн, – произнесла она, с трудом сохраняя спокойствие.

– Доброе утро, мисс… э-э… – Он запнулся. – Простите. Аврора записала ваше имя, но я был занят другими делами, и оно вылетело у меня из головы.

Его сожаление показалось ей искренним. Обычно когда представители крупного бизнеса забывали имя младшего партнера юридической фирмы, с которой они впервые имели дело, у них это не вызывало сожалений. Помимо этого ей понравилось, что Тейт Готорн не возмутился из-за того, что она пришла раньше, и тратит его драгоценное время.

Дворецкий отошел в сторону, пропустив ее в фойе. Достав из кармана визитку, она протянула ее Тейту Готорну.

– Я Рената Твигг, – произнесла она, хотя ни одного дня в своей жизни не чувствовала себя Ренатой, потому что это имя больше подходило для высокой рыжеволосой красотки. Она понятия не имела, почему мать ее так назвала и почему отец велел ей называться полным именем при общении с клиентами. – Я представляю юридическую фирму «Тэррент, Файвер энд Твигг».

Готорн взял у нее визитку, но посмотрел не на нее, а на Ренни.

– Рената, – произнес он бархатным голосом, и она внезапно перестала возражать против того, чтобы ее называли полным именем.

– Я очень признательна вам за то, что нашли время для встречи со мной. Я знаю, что вы очень занятой человек.

Она окинула взором просторное фойе с множеством дверей и лестницей, ведущей на второй этаж.

– Мы можем где-нибудь поговорить наедине? – спросила она.

В течение нескольких секунд Тейт Готорн продолжал пожирать ее взглядом, затем наконец произнес:

– Конечно.

Он отвел в сторону левую руку, сделав Ренни знак идти первой. Она не сдвинулась с места, поскольку слева было несколько дверей и лестница, и ей было неясно, куда идти. Но хозяин дома быстро понял причину ее промедления и виновато улыбнулся, что сделало его еще более очаровательным.

– Давайте пройдем в мой кабинет.

Он направился к одной из дверей, и Ренни проследовала за ним. Они прошли через несколько комнат и в конце концов оказались в помещении, которое из-за книжных стеллажей от пола до потолка больше походило на библиотеку, чем на кабинет. У окна, которое выходило в сад, стоял письменный стол, на котором лежал ноутбук, аккуратные стопки документов и шлем для игры в поло. Похоже, он действительно работал до начала матча.

– Садитесь, пожалуйста. – Указав ей на кожаное кресло, которое стоило целое состояние, он сел в свое рабочее, которое было чуть меньшего размера.

Открыв папку, Ренни достала из нее пачку бумаг, чтобы подтвердить подлинность информации, которая наверняка покажется ему неправдоподобной.

– Мистер Готорн, – начала она.

– Тейт, – поправил ее он.

Снова встретившись с ним взглядом, она обнаружила, что его серые глаза весело блестят. Удивительно, что у жгучего брюнета со смуглой кожей такие светлые глаза.

– Что? – произнесла она, не подумав.

Он снова улыбнулся:

– Зовите меня Тейтом. Мистером Готорном меня называют на работе.

«А разве это не деловая встреча?» – с удивлением подумала Ренни.

– Итак, вам знакомо имя Джозеф Бакко? – спросила она, решив опустить обращение.

– Возможно. Кажется, я слышал его в новостях, только не помню контекст.

Ренни не знала, как далеко выходило влияние Джозефа Бакко за пределы Нью-Йорка и Нью-Джерси, но в свое время он был одиозной фигурой, и его смерть не могла не остаться без внимания СМИ.

– А как насчет клички Джо Стилет?

Тейт снова улыбнулся:

– Нет, не слышал.

– А Пуленепробиваемый Бакко? – спросила она, назвав еще одну кличку Джозефа Бакко.

– Мисс Твигг…

– Ренни, – поправила его она и тут же об этом пожалела. О чем она только думала, черт побери? До сих пор она никогда не просила своих клиентов называть ее по имени.

– Вы, кажется, сказали, что вас зовут Ренатой.

Она тяжело сглотнула:

– Да, но все называют меня Ренни.

Точнее, те, кто не имеет никакого отношения к ее работе. К Тейту Готорну она пришла по делу, но почему-то попросила называть ее уменьшительным именем. Наверное, дело было в том, что она нашла его безумно сексуальным.

– Вы не похожи на Ренни.

– Неужели? – произнесла она спокойным тоном, надеясь, что Тейт не заметил, как он на нее действует.

Судя по тому, что его зрачки расширились, он это заметил.

– Нет. По-моему, вы больше похожи на Ренату.

Для Ренни это было новостью. Даже ее собственные родители перестали называть ее Ренатой, когда она посреди урока в балетной студии сняла розовую балетную пачку и заявила, что будет играть в футбол так же, как ее братья. Они, разумеется, были против, и в результате взаимных уступок она выбрала стрельбу из лука.

– Э-э…

Черт побери. О чем они там говорили?

– Пуленепробиваемый Бакко, – повторил он. – Человека с таким прозвищем я не встречал на Чикагской товарной бирже.

– А кличка Железный Дон вам знакома?

В его взгляде что-то промелькнуло.

– Точно, – сказал он. – Это бандит.

– Предполагаемый бандит, – поправила его она.

Никому так и не удалось в чем-либо уличить Джо Стилета. Впрочем, она прекрасно понимала, что он не просто так получил свое прозвище.

– Кажется, он из Нью-Йорка. О его смерти говорили в новостях месяца два назад. Он был старейшим представителем организованного преступного мира и умер от старости, а не от чего-либо другого.

– Он был предполагаемым представителем преступного мира, – снова поправила его Ренни. – Но я действительно имела в виду этого человека.

Тейт посмотрел на часы, затем снова на Ренни.

– Какое отношение он имеет к этой встрече? – спросил он.

Тогда она передала ему первый из документов, которые принесла с собой. Это была копия его настоящего свидетельства о рождении из Нью-Джерси, отличающееся о того, которое он получил в Индиане. Имя, указанное в принесенной ею копии, было не Тейт Готорн, под которым был известен с тех пор, как его усыновил его отчим, и не Тейт Карсон, которым его называли до этого. Имя, напечатанное в документе, звучало как…

– Джозеф Энтони Бакко Третий? – спросил Тейт.

– Это внук Джозефа Энтони Бакко-старшего, также известного как Джо Стилет, Пуленепробиваемый Бакко и Железный Дон.

– И почему вы показываете мне свидетельство о рождении внука бандита? Предполагаемого бандита, – быстро поправился он. – Какое отношение Джозеф Третий и Джозеф-старший имеют ко мне?

Тогда Ренни достала из папки фотографию, сделанную в восьмидесятых годах прошлого века, и протянула ему. На снимке были изображены пожилой и молодой мужчины, сидящие на диване. На коленях у молодого мужчины был маленький мальчик. Тейт осторожно взял фотографию и принялся ее рассматривать.

– Этот снимок был сделан в имении Джозефа Энтони Бакко-старшего, – пояснила она. – Пожилой мужчина – это он сам, а молодой человек рядом с ним – это…

– Мой отец, – закончил за нее Тейт. – Я плохо его помню. Он погиб, когда мне было четыре года, но у меня есть несколько его фотографий. Полагаю, мальчик, который сидит у него на коленях, – это я. Это означает, что мой отец был знаком с Железным Доном.

– Они были не просто знакомы, – сказала она. – Ваш отец был Джозефом Энтони Бакко-младшим.

Тейт резко вскинул голову и посмотрел на Ренни:

– Этого не может быть. Моего отца звали Джеймс Карсон. Он работал в хозяйственном магазине в городе Терре-Хот, штат Индиана. Когда мне было четыре года, магазин сгорел, и мой отец погиб в том пожаре.

Ренни достала из папки еще два документа и положила перед ним.

– Имя Джеймс Карсон дали вашему отцу федеральные маршалы, когда вы с вашими родителями попали под действие программы защиты свидетелей. Вам тогда было два года. Ваша семья нуждалась в защите после того, как ваш отец выступил в роли свидетеля обвинения на судебном процессе против Кармине Томази, главаря одной из группировок, подчинявшихся Джозефу Бакко. В результате Томази сел в тюрьму за убийство. Ваш отец также дал показания против еще шести членов банды, и это привело к новым арестам и обвинениям в вымогательстве. – Она посмотрела на верхнюю запись. – Ваша мать стала Натали Карсон, а вы – Тейтом Карсоном. Вы все получили документы с измененными датами рождения и новые страховые свидетельства. Вас троих перевезли из города Пассейик, штат Нью-Джерси, в Терре-Хот. Вашим родителям дали новую работу. Ваш отец стал работать в хозяйственном магазине, а мать – в местной страховой компании.

Ренни протянула ему еще несколько документов и в очередной раз мысленно поблагодарила Фиби, которая прислала ей все эти бумаги по обычной почте несколько дней назад. Разумеется, Ренни дала Фиби слово, что никому не раскроет свой источник информации.

Тейт пробежал глазами записи. Когда он снова посмотрел на Ренни, его лицо было мрачным.

– Вы хотите мне сказать…

Ренни решила, что ей лучше прямо сейчас перейти к сути дела.

– Вы внук и законный наследник Джозефа Бакко. Несмотря на то что ваш отец выдал некоторых его сообщников, ваш дед оставил все свое имущество вам, поскольку вы старший сын его старшего сына. Так было в семье Бакко на протяжении нескольких столетий. Более того, предсмертным желанием Джо было, чтобы вы заняли его место главы семьи и взяли на себя руководство всеми его предприятиями. Одним словом, мистер Готорн, – подытожила Ренни, – Джозеф Энтони Бакко-старший выбрал вас на роль нового Железного Дона.

Глава 2

Тейту понадобилась минута, чтобы переварить все то, что ему сообщила Рената Твигг. Но даже по истечении этого времени он не был уверен в том, что все правильно понял. Новости были слишком невероятными и никак не хотели укладываться у него в голове.

– Мистер Готорн? У вас есть какие-нибудь вопросы? – произнесла Рената.

Разумеется, у него был миллион вопросов, только он не знал, с которого из них начать.

– Как мог бандит захотеть оставить все свое состояние сыну человека, который его предал?

– Предполагаемый бандит, – в очередной раз поправила его Рената.

– Я действительно внук Джозефа Бакко?

– Да. Вы определенно внук Джозефа Бакко.

– Мой отец, его сын, сдал его федералам. Неужели это не разорвало раз и навсегда родственную связь? Не заставило Джо заказать убийство моего отца?

– Ваш отец не сдал федералам ни Джо, ни кого-либо еще из членов семьи Бакко. Вся информация, которую он сообщил властям, касалась только других членов организации. И он пошел на сделку с властями только потому, что у них было достаточно доказательств его собственной преступной деятельности, чтобы на сорок лет посадить его за решетку.

– Мой отец совершил преступления, за которые его могли посадить на сорок лет? – с недоверием произнес Тейт.

Рената кивнула:

– Боюсь, что так. Его могли обвинить в мошенничестве, взяточничестве, присвоении чужих средств и отмывании денег. Никаких доказательств его причастности к более тяжким преступлениям нет. Он занимал высокую должность в одной из компаний вашего деда. Большие начальники обычно не пачкают руки кровью. Ваш отец мог получить сорок лет заключения за совокупность менее тяжких преступлений. Он не захотел сесть в тюрьму на такой долгий срок. – Она слабо улыбнулась. – Он хотел видеть, как растет его сын.

Тейт попытался найти в ее словах утешение. Он по-прежнему не мог себе представить Джеймса Карсона преступником. Его воспоминания об отце были смутными, но они пробуждали теплые нежные чувства. Он всегда думал, что Джеймс Карсон был хорошим человеком.

– Ваш отец пошел на сделку с федералами лишь при условии, что они не будут заставлять его свидетельствовать против кого-то из его родственников. Поскольку он не выдал никого из своей семьи, Джо Стилет не стал ему мстить. Он любил своего сына. Я думаю, что Джо в глубине души понимал, почему ваш отец сделал то, что сделал. Понимал, что он просто хотел быть со своим сыном. Думаю, что Джо тоже любил вас, своего старшего внука. И поскольку вы не имели никакого отношения к тому, что сделал ваш отец, он захотел, чтобы вы вернулись в семью и заняли место, которое принадлежит вам по праву.

«И какую кличку я получил бы, если бы согласился на это? Джо Рисковый Инвестор?» – усмехнулся про себя Тейт. Он предприимчив и успешен. Наверное, в нем есть что-то от Бакко.

– Вы упомянули, что мой дед занимался бизнесом.

Рената достала из папки оставшиеся документы.

– Да, ему принадлежало несколько предприятий. Он хотел, чтобы вы возглавили «Коза ностра».

– Вы уже говорили, что он выбрал меня на роль нового Железного Дона.

Она покачала головой:

– Нет, речь не идет о преступной организации. «Коза ностра» – это название сети итальянских ресторанов, которые он открыл на побережье Нью-Джерси.

Тейт взял у нее бумаги, среди которых оказался финансовый отчет, и быстро их просмотрел. Если сеть «Коза ностра» не обладает тремя звездами Мишлен и там не подают минестроне за пятьсот баксов, то ее доходы слишком высоки, чтобы быть честными.

– Судя по документам, этот бизнес полностью легальный, – сказал он.

– Так оно и есть. Джо покупал рестораны на доходы от своей строительной компании и бизнеса, связанного с распределением и переработкой отходов.

– После того как ваш дедушка умер этой весной, всем стал управлять его зять – муж сестры вашего отца.

Значит, у него есть родная тетка.

Тейт был единственным ребенком в семье и думал, что у его отца и матери также не было ни братьев, ни сестер. Это ему сказала его мать, когда он спросил ее, почему у него, в отличие от его одноклассников, нет ни дядей, ни тетей, ни кузин с кузенами.

Теперь ему стало ясно, почему она не родила еще детей и почему она всегда вела себя настороженно, если он пытался с кем-то сблизиться.

В школе у него были друзья, но мать никогда не разрешала ему приглашать их домой и не отпускала его к ним. По случаю дня его рождения никогда не устраивали вечеринок, он не ходил в школьные походы, не играл в командные игры и не был бойскаутом.

Из-за всего этого его детство было одиноким и несчастливым. Тейт всегда думал, что мать излишне его опекала. Теперь он понимал, что она просто боялась мести Джо и всячески пыталась защитить его и саму себя. Он не мог расспросить ее обо всем этом, потому что она умерла от рака, когда он учился в колледже. Тейт не знал, рассказала ли она его отчиму о том, кем на самом деле был ее первый муж. К сожалению, его он тоже не мог расспросить. Его отчим был намного старше его матери и умер чуть меньше года назад.

– У меня есть еще родственники? – спросил Тейт.

Она кивнула.

– У вашего отца были две старших сестры. Дениза – жена заместителя Джозефа Бакко. Его зовут Николас Ди Наполи. Он также известен как Ники Револьвер.

– Моя тетя тоже член банды?

– Предположительно. Лючия, другая сестра вашего отца, замужем за Красавчиком Микки, который управляет одним из казино Джо.

– У них есть дети?

– Да. Дети Денизы и Ники известны как Сэл Кинжал, Грязный Доминик и Огненная Энджи. У Лючии и Микки есть дочь Конни.

– Полагаю, у Конни тоже есть кличка.

– Я лишь знаю, что она изучает экономику в Корнеллском университете. Но я не стала бы ничего исключать.

– Значит, все мои родственники бандиты?

– Предполагаемые бандиты.

Рената посмотрела на него не то с состраданием, не то с осуждением. У нее хорошо получалось скрывать свои мысли. Все же пару раз он догадался, о чем она думала, поскольку сам думал о том же. Эти мысли были эротического характера.

Рената Твигг, безусловно, была привлекательной. У нее были большие карие глаза, обрамленные густыми ресницами, красиво очерченные скулы и пухлые губы. Он не понимал, зачем она собрала свои темные волосы в аккуратный узел, из которого не выбивался ни один волосок, и надела скучный строгий костюм желтовато-коричневого цвета.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное