Эли Макнамара.

Маленький цветочный магазин у моря



скачать книгу бесплатно

Она вздохнула, как всегда бывало, когда приятные воспоминания уступали место проблемам – как правило, связанным со мной.

– Правда, Поппи, не представляю, о чем думала мама, оставляя тебе свой драгоценный магазин. Она не питала на твой счет иллюзий. Но, видно, у нее на то были причины. А она, хотя я в молодые годы ни за что бы этого не признала, в очень многом оказывалась права.

Она посмотрела на меня с надеждой: вдруг передумаю?

– Ну ладно, ладно, я поеду, – тихо сказала я, уставившись на свои ботинки от Док Мартен. Они непривычно блестели: начистила их специально для похорон.

– Правда? – Мама засияла так, словно выиграла в лотерею. – Это чудесные новости!

– Только уговор, – сказала я. – Я поеду в Сент-Феликс и посмотрю, что там и как, но если пойму, что это не мое, или возникнут какие-нибудь проблемы, то продам магазин, и чтобы потом без претензий. Идет?

Мама слегка вздрогнула, но потом кивнула.

– Конечно, Поппи, договорились. Просто надеюсь, что чары Сент-Феликса подействуют на тебя, как бывало в детстве.

А потом произошло то, чего не случалось очень давно: она притянула меня к себе и крепко обняла.

– Может, вернется прежняя Поппи. Мне так ее не хватает.

Обнимая ее в ответ, я думала, что если только Сент-Феликс не умеет обращать время вспять, то той, прежней Поппи, не будет.

Глава 2
Камелия – моя судьба в твоих руках

– Есть кто-нибудь?

Внезапно раздавшийся голос вырывает меня из воспоминаний, которым я предаюсь, уютно свернувшись под конторкой; я подпрыгиваю и ударяюсь головой.

– Ограбление, – бухаю я, когда незнакомый тип с любопытством свешивается сверху.

– Что вы там делаете?

На меня с тревогой смотрит рослый широкоплечий незнакомец.

– Ищу кое-что. – Я встаю, потирая голову. – А почему вас это волнует?

– А вы имеете право здесь находиться? – Темно-карие глаза подозрительно оглядывают меня с пят до головы.

– За воровку меня приняли? Тогда уж давайте и за дурочку: красть здесь особо нечего.

– Да еще с таким шумом.

Я молча смотрю на него.

– Я проходил мимо, услышал грохот, – объясняет он. – Вот и решил зайти проверить.

Я вспоминаю про опрокинутое ведро.

– А… понятно.

– А вы-то что тут делаете?

Ноги широко расставлены, руки сложены на груди. Классическая защитная позиция у мужчин. Одна из моих первых психологов была специалистом по языку тела и многому меня научила.

Я вздыхаю и качаю перед ним связкой ключей.

– Новый владелец, представляете?

Он изумлен.

– А я думал, магазин достался внучке Розы.

– Откуда вы знаете?

– Ее мать звонила, предупредила, что она приедет. Я Джейк Эшер, у меня тут цветочный питомник.

– А, так это вы Джейк.

– Да… – Джейк явно озадачен. – А вы?..

И не успеваю я рта открыть, как он вскидывает руку.

– Постойте, так вы и есть внучка Розы! – и он кивает головой. – Тогда все понятно.

– Что понятно?

– Ничего особенного, просто ваша мама предупреждала по телефону о вашем характере…

И он умолкает при виде моих сузившихся глаз.

– А давайте заново начнем, ладно? – И он протягивает мне руку. – Добро пожаловать в Сент-Феликс.

Я подозрительно разглядываю его, прежде чем пожать его руку, на удивление широкую.

Его пальцы полностью накрывают мою ладонь.

– Спасибо.

Вдруг со стороны шкафа раздается шорох, и в полумраке я вижу, как что-то лезет по полке.

– Что за черт? – вскрикиваю я, едва не нырнув обратно под конторку.

– Все в порядке! – Джейк успокаивающе поднимает руку. – Это всего лишь Майли.

Что-то спрыгивает с полки ему на плечо.

– Это что, обезьяна? – изумленно спрашиваю я, напрягая глаза в полумраке.

– Она самая. – Джейк подходит к дверям и включает свет. – Капуцин.

– Но почему?

Я разглядываю маленького пушистого зверька. Тот настороженно смотрит в ответ и облизывает левую лапку.

– Почему она капуцин? Встретила мама-обезьянка папу-обезьянку…

– Забавно. Я спрашиваю, почему именно обезьянка? Разве не жестоко держать их в неволе?

– В целом я с вами согласен. – Джейк чешет обезьянку под подбородком, и она кладет мордочку ему на руку. – Но Майли – особый случай. Ее тренировали в Штатах для работы с инвалидами, но она не подошла. Слишком независимый нрав для работы в благотворительности. Но Майли привыкла к людям, и выпускать ее обратно в природу было нельзя. Один мой друг-американец рассказал о ней, и я решил ее взять.

Майли гладит соломенные волосы Джейка, а потом, к моему ужасу, начинает перебирать их.

Меня перекашивает.

– Да ладно вам, ничего съедобного у меня в волосах она не найдет, – шутит Джейк и достает из кармана орех. Протягивает его Майли, и та мигом перелетает на вешалку и принимается счищать скорлупу. – Это у нее просто инстинкт.

Я подозрительно разглядываю Майли из-за конторки.

– И вы просто так взяли и взвалили на себя заботу об обезьянке? – с сомнением спрашиваю я. Для меня обезьяны – это животные из зоопарка или из телевизора. Впервые вижу человека, который держит такое дома.

– Ну да, взял и взвалил, – кратко отвечает Джейк. – А в чем проблема?

– Ни в чем! – Я поднимаю руки. – Что вы делаете с обезьянкой, меня не касается.

Джейк меняется в лице, его губы дергаются.

Я соображаю, что ляпнула не то, и краснею. Обезьянка уже прикончила орех и снова недоверчиво таращится на меня.

– Она ест фрукты? – поспешно спрашиваю я. – У меня яблоко с собой.

Джейк кивает.

– Майли любит яблоки.

Я лезу в кожаный рюкзак, достаю зеленое, слегка помятое яблоко и протягиваю его Майли.

– Э-э… – начинает Джейк.

– Она этот сорт не любит?

– Да нет, она, конечно, привереда в еде, но не настолько. Просто оно для нее великовато.

– Ох, конечно! – Я верчусь по сторонам в поисках чего-нибудь, чем можно разрезать яблоко. – Подождите!

И я бросаюсь в заднюю комнату, где бабушка колдовала над цветами, собирая их в неповторимые, порой даже экзотические букеты, при виде которых осчастливленные покупатели начинали сиять.

Я словно делаю шаг в прошлое: комната почти не изменилась. Разве что прибрана получше: наверняка постаралась местная Женская гильдия, или кто там присматривает за магазином.

На полке стоит банка с инструментами, а в ней то, что я ищу: нож. Бабушка подрезала им наискось стебли растений, чтобы они быстрее вбирали в себя воду. Надо же, какие детали иногда вспоминаются. Я беру нож и деревянную доску и иду обратно в зал.

– Да вы не беспокойтесь, – говорит Джейк. – Ей пока для счастья ореха достаточно.

– А это не беспокойство. Я ей предложила угощение, забирать обратно нечестно. Я так никогда не поступаю.

Джейк следит, как я кромсаю яблоко на мелкие куски.

– Так, а теперь что делать?

– Просто протяните ей. Захочет – возьмет. Только учтите, Майли обычно незнакомых не любит… Ох.

Майли уже сидит напротив меня на столе и крошечной лапой забирает яблочную дольку.

– Но вы ей понравились, – заканчивает Джейк.

Мы наблюдаем, как Майли старательно мусолит яблоко.

– А зачем мама вам звонила? – наконец говорю я.

– Что собираетесь делать с магазином? – одновременно спрашивает Джейк и улыбается. – Что ж, сначала дамы. Ваша мама звонила, потому что это я поставляю сюда цветы, и она предупредила меня, что вы теперь здесь хозяйка. Не знаю, в курсе ли вы, но с тех пор как ваша бабушка легла в больницу, за магазином присматривало несколько женщин из местных. Они старались, конечно, но для Сент-Феликса их подход к цветам оказался непривычным.

Мне вспомнился Вуди. Цветы – они и есть цветы. Зачем что-то еще выдумывать?

– Все равно это любезно с их стороны.

– Конечно, – соглашается Джейк. – Вашу бабушку здесь любили. Некоторые даже ездили в Лондон на ее похороны.

– Да, я знаю.

– А теперь ваша очередь отвечать, – говорит он. – Кстати, не давайте, пожалуйста, Майли все яблоко, у нее потом будет живот пучить.

Я подавляю смешок.

– Вообще-то я сама пока не знаю. – Я оглядываюсь по сторонам. – Цветы и я… Это как-то…

Я указываю на свое одеяние: черные джинсы в обтяжку, любимые докмартеновские ботинки бургундского цвета, мешковатый длинный черный свитер.

– Мы плохо сочетаемся.

– Не думаю, – небрежно бросает Джейк. – Я в вас с первого взгляда цветочницу признал.

По идее мне должно быть лестно. Но меня это заявление задевает.

– Тогда, наверное, лучшее решение – продать магазин, – продолжает он. – Взять деньги и отправиться куда-нибудь позагорать на солнышке. Вам бы это не помешало.

– Деньги или солнышко? – уточняю я, скрестив руки на груди.

Джейк криво усмехается.

– Что-то я все время не то ляпаю. Я имел в виду солнце: вид у вас бледноватый.

– Это мой естественный цвет лица, – вскипаю я. – Просто я не мазюкаюсь искусственным загаром, как некоторые свистушки.

Майли вздрагивает от моего повышенного голоса.

– Извини, приятель, – мягко говорю я. – То есть, девочка, леди… Как к обезьянам женского пола обращаются?

– Просто по имени. Обычно этого достаточно.

– Извини, Майли, – тихо говорю я. – Не хотела тебя пугать.

Маленькие глаза-виноградинки с пониманием смотрят на меня с пушистой мордочки, будто Майли вчитывается в мои мысли. А потом с серьезным видом протягивает мне лапку.

– Она хочет подружиться, – объясняет Джейк. – Протяните ей руку.

Я так и делаю.

Но Майли, вместо того чтобы пожать мою руку, аккуратно кладет ошметки яблока мне на ладонь. А потом вспрыгивает Джейку на плечо.

– Извините, – говорит Джейк. – Она иногда немного чудит.

– Ничего, – отзываюсь я, глядя на яблочные ошметки. – Это не первый раз, когда мне приходится убирать чужой мусор, и, думаю, не последний. Вот это мне все охотно доверяют.

Джейк вопросительно смотрит на меня, но я не собираюсь просвещать его на этот счет.

– Выпить не хотите? – спрашивает он. – Тут паб дальше по улице, а вы, судя по всему… Простите, – поспешно добавляет он. – Опять я со своими домыслами.

Я внимательно разглядываю его. С виду неопасный. Вряд ли тип, расхаживающий с обезьянкой на плече, окажется серийным убийцей.

И я киваю.

– А вот это, Джейк Эшер, первая вразумительная вещь, которую вы сказали с тех пор, как сюда вошли.

Глава 3
Львиный зев – предположение

«Веселая русалка», наверное, была выточена из того самого куска скалы, от которого берет начало весь Сент-Феликс. Паб, он же гостиница, стоял возле гавани, сколько я помню, и за те пятнадцать лет, что мы не виделись, совсем не изменился.

Пусть менялись хозяева и убранство, обстановка внутри оставалась прежней: тепло и радушие для всех: для гостей и для местных.

– Что вам взять? – спрашивает Джейк возле барной стойки.

На мгновение я задумываюсь. Вести машину сегодня не понадобится: я хочу остановиться в бабушкином коттедже.

– Пинту, пожалуйста.

Джейк изумленно вытаращивается. Я приподнимаю бровь.

– Никогда не видели, чтобы девушка пинту заказывала?

– Конечно, видел, – отвечает он. – Но вы же о пинте пива, а не чего-нибудь покрепче?

И тоже приподнимает бровь, а в глазах блестят веселые искры.

Приходится изобразить улыбку.

– Ну да. Пинту пива, пожалуйста.

– Рита, пожалуйста, две пинты моего обычного, – обращается Джейк к барменше, одетой в цветастое платье стиля пятидесятых. Прическа под стать наряду: ярко-рыжие волосы собраны в эдакий улей.

– Конечно, дорогой. – И Рита взмахом руки указывает на обезьянку: – А для Майли что?

– Ей пока не надо, Рита, спасибо.

Майли забирается на стойку и играет подставками для пива.

– Отлично. – Рита достает стаканы для пива, с интересом поглядывая на меня. – Мы нигде раньше не встречались? Кажется, я вас знаю.

– Это Поппи, – объясняет Джейк, прежде чем я успеваю что-то сказать. – Внучка Розы.

Рита сияет.

– Надо же, я так и думала, что вас узнала: вы же копия бабушки! – И на ее лицо сразу набегает тень. – Сожалею о вашей потере. Розу здесь все очень любили. Как вы без нее?

Я открываю рот, чтобы ответить.

– Верно, дурацкий вопрос. – Рита покачивает головой. – По одежде вижу, что вы еще в трауре. Ричи!

Я подпрыгиваю от ее пронзительного вопля, а с другого конца бара к нам направляется какой-то человек.

– Иди сюда, посмотри, кто тут у нас!

Ричи как раз заканчивает обслуживать клиента, проходит за барную стойку и кивает мне. На нем джинсы и пестрая рубашка с растительным узором.

– Это внучка Розы! – возвещает Рита.

– Вижу. – Ричи протягивает руку. – Рад познакомиться. Вы ведь Поппи, верно?

– Да, а откуда вы знаете?

– Ваша мама вчера звонила, сказала, чтобы мы вас ждали.

Она хоть кому-нибудь в Сент-Феликсе еще не звонила?

– Вы, как я погляжу, уже познакомились с Джейком, – говорит Ричи. – И с Майли.

Майли уже рассталась с идеей выстроить башню из подставок для пива и теперь просто терзает их на клочки.

– Да, Джейк как раз заглянул в магазин.

– Так теперь вы будете нашей цветочницей? – радостно восклицает Рита. – Какое счастье!

Она с чувством явного облегчения смотрит на Ричи, и тот кивает.

– Поппи, возможно, продаст магазин, – сообщает Джейк, прежде чем я успеваю что-нибудь сказать.

Я бросаю на него яростный взгляд, но он знай себе дует свое пиво.

Я выдавливаю улыбку.

– Вообще-то я еще не решила.

Заявление Джейка на несколько мгновений лишило Риту и Ричи дара речи.

– Ясно. – Ричи первым нарушает тишину. – Вообще грех такое продавать. Но вам решать, конечно. Если вы так надумали, могу только пожелать удачной и скорой сделки.

Лицо Риты приобретает почти такой же оттенок, как у ее волос.

– Вы не можете так поступить! – неожиданно взрывается она. – Извини, Ричи. Я знаю, что клиент всегда прав. Но этот магазин нельзя продавать! Роза его так любила! И вообще это особое место, ты же знаешь!

И она бросает на него многозначительный взгляд.

Посетители оборачиваются, чтобы узнать, из-за чего Рита так разбушевалась.

– Рита! – предостерегающе произносит Ричи. – Был уговор: за стойкой свое мнение держи при себе. Извините, Поппи.

– Все в порядке, – говорю я, хотя такая вспышка меня озадачивает. – Мне нравится, когда люди говорят, что думают. Кроме того… – и теперь уже я бросаю выразительный взгляд на Джейка, – я еще ничего окончательно не решила. Мне нужно несколько дней, чтобы разобраться.

– Вы должны ее переубедить! – Рита хватает Джейка за руку. – Вы же знаете, как магазин важен для города!

Джейк мягко сжимает руку Риты и опускает ее на стойку.

– Поппи сама разберется, – говорит он. – Она взрослая женщина со своими взглядами.

– Скоропалительных решений не будет, обещаю. – Я пытаюсь ее успокоить.

Рита коротко кивает головой:

– Что ж, и то хорошо.

– Ладно, оставляем вас с вашим пивом, – говорит Ричи. – Зовите, если захотите чем-нибудь закусить. Есть крекеры и спагетти, и… – Он обводит взглядом полупустой паб. – Если что-нибудь не выскочит, то до конца недели мы с Ритой только этим и довольствуемся.

Джейк достает деньги, но Ричи останавливает его.

– За наш счет. В память о Розе.

Ричи уводит Риту на поиски страждущих посетителей.

Я отпиваю глоток.

– Вы для этого меня сюда привели? Знали, какая будет реакция, и хотели меня так разубедить?

Джейк пожимает плечами.

– Ничего подобного. Просто это единственная пивная в Сент-Феликсе, а мне хотелось промочить горло.

Я смотрю на него поверх стакана.

– Честно. Мне все равно, продадите вы магазин или нет.

– Не все равно, – говорю я, следом за ним пробираясь к освободившемуся столу у окна. – Если я продам магазин кому-нибудь, кто не захочет заниматься именно цветами, вы окажетесь не у дел.

Джек смеется.

– Что? Что такого смешного?

– Какой бы милой ни была ваша бабушка, я поставляю цветы не только в ее магазин, но и по всему Корнуоллу.

– Я этого не знала.

– Вы что-нибудь о цветах вообще знаете? – спросил Джейк. – А то я думал, что у вас это семейный бизнес.

– Не особо, – признаюсь я. – Всегда старалась держаться от этого подальше.

– Почему?

Я пожимаю плечами:

– Не знаю. Цветы – это не мое.

– А что тогда ваше?

Я задумываюсь.

– Если честно, я с этим еще не определилась.

Джейк наблюдает за мной, потягивая пиво.

– Что? – спрашиваю я. – О чем задумались?

– Вот правда, ни о чем, – говорит он. – А вы обидчивая.

– Ничуть. И если я не втянулась в семейный бизнес, это не означает, что у меня какие-то проблемы!

– А я и не говорил, что у вас проблемы. – Джейк покачивает головой. – Сижу себе, пиво пью. Только и всего.

Мы оба хватаем стаканы и пьем, глядя куда угодно, но не друг на друга. Я слежу за Майли, играющей на другом конце бара: кажется, Рита угостила ее орехами. Обезьянка старательно сдирает с них скорлупу, аккуратно заталкивает очистки под полотенце и с удовольствием вгрызается в ядро.

– Извините, – через некоторое время говорю я, поворачиваясь к Джейку. – Я немного вспылила. Водится за мной такая скверная привычка.

– Без проблем. – Джейк с дружелюбным видом пожимает плечами.

– Просто я уже сотни раз такое выслушивала, – пытаюсь я объяснить, в чем дело. – Что я должна заниматься семейным бизнесом, как все. Что я какая-то странная, раз ни за что в жизни зацепиться не могу.

– Я и не говорил, что вы странная. – Джейк внимательно смотрит на меня. – А вы себя сами такой считаете?

Я закатываю глаза.

– А теперь вы прямо как мои психологи. Тоже пытаетесь обратить мои слова против меня.

– Вы обращаетесь к специалистам? – спрашивает заинтересованный Джейк и придвигает стул поближе.

– Да, ну и что? Многие обращаются.

– Так я и не сказал, что в этом есть что-то плохое. М-да, нелегко с вами.

Я смотрю на Джейка. Зря я ему сцену устроила, он же просто пытался оказать мне любезность.

– Знаю. Тоже не раз слышала. Иногда это называют высокими запросами.

– А вы как это называете? – спрашивает Джейк, и в его темных глазах снова вспыхивают веселые искорки, которые ему очень идут.

– Я просто стерва неуклюжая, – говорю я и, отхлебывая пиво, наблюдаю за его реакцией.

К моему восторгу, он хохочет. Мы улыбаемся друг другу, и возникшее было напряжение пропадает.

– Закажем что-нибудь поесть? – спрашивает Джейк, бросая взгляд на часы. – Знаю, что всего пять, но я зверски проголодался.

– Давайте, – охотно соглашаюсь я. Когда это я от еды отказывалась? – Я тоже голодная.

– Сейчас принесу меню, – говорит он, поднимаясь. – И еще мне надо будет позвонить.

– Конечно, – отзываюсь я и смотрю, как Джейк идет к барной стойке. Он забирает Майли и два меню, протягивает одно из них мне и берет свой телефон.

– Сейчас, отзвонюсь.

Он выходит, а я пялюсь в меню, делая вид, что читаю, а сама не могу сосредоточиться. Ты мозгами хорошо пошевелила, Поппи? Всего пару часов в городе, а уже ужинаешь с незнакомцем. Ну хорошо, не совсем с незнакомцем, но тем не менее.

Джейк вообще не в моем вкусе. Более зрелый, чем парни, к которым меня обычно тянет. Ему где-то около сорока. Плечистый, мощный, но это может быть не от тренировок, а из-за того, что он сам пашет в своем питомнике. По виду он славный, но я сейчас ни с кем не хочу завязывать отношений. Особенно ни с кем из Сент-Феликса. Потому что иначе могу застрять здесь навсегда.

Дудки. Надо сохранять ясную и холодную голову, пусть даже у Джейка самая симпатичная улыбка, какую мне доводилось видеть…

Возвращается Джейк с Майли на плече, садится напротив, и я прикидываюсь, будто изучаю меню.

– Извините, – говорит он, когда я поднимаю на него глаза. – Надо было позвонить домой, предупредить, что задерживаюсь.

– Ничего страшного, – говорю я, а у самой в голове чехарда.

Домой?

Я делаю вид, что читаю меню, а сама украдкой бросаю взгляд на левую руку Джейка и вижу золотое обручальное кольцо, которого не заметила раньше.

Черт, так и знала: это слишком хорошо, чтобы быть правдой. Он женат.

– И как, ваша жена не против того, что вы тут ужинаете? – Мне крепко не по себе. Поужинать с мужчиной сразу после знакомства – полбеды, но с женатым…

– Я не жене звонил, а детям, – говорит он.

Господи, у него и дети есть! Я прикидываю, как бы отсюда слинять. Вот почему я стараюсь держаться от мужчин подальше. Пяти минут не провела в городе и уже попалась на милую улыбку и накачанную задницу.

– Ага, понятно, – осторожно говорю я и снова утыкаюсь в меню, ставшее вдруг невероятно интересным.

– Они уже подростки, вполне сами могут готовить себе еду, – продолжает Джейк, не замечая моего замешательства. – Но я всегда предупреждаю их, когда задерживаюсь.

– Разумеется.

– Что-нибудь не так? – Джейк вопросительно смотрит на меня. – Что-то вы притихли. Вы можете быть какой угодно, Поппи, но это на вас не похоже.

Не в моих привычках подслащивать пилюлю, и я выдаю напрямик:

– Я не вижусь с женатыми мужчинами.

Джейк оглядывается по сторонам.

– Где не видитесь?

– Я имею в виду, не встречаюсь с женатыми. Одно из моих правил.

Я с довольным видом откидываюсь на спинку стула и скрещиваю руки на груди. Вру, конечно, нет у меня насчет свиданий никаких правил. Но звучит круто.

Джейк морщит загорелый лоб, пытаясь въехать в смысл моих слов, а потом расплывается в улыбке.

– Так вы думали… – Он поводит пальцем от себя ко мне. – Это свидание?

Майли у него на плече пронзительно верещит и хватается за живот, словно от хохота.

Я заливаюсь краской.

– А что тогда? Приглашаете поужинать, а потом говорите, что женаты. Извините, конечно, но для меня это несовместимо.

Джейк кивает:

– Теперь понятно.

– Что понятно? – спрашиваю я.

Джейк залпом допивает свой стакан и со стуком ставит его на стол.

– Что ж, спасибо, что дали мне почувствовать себя местным волокитой. Каковым я, смею вас заверить, не являюсь. Просто вел себя по-дружески, только и всего. Роза была чудесным человеком и верным моим товарищем. Вот я и подумал, что хорошо будет поддержать ее внучку. Видимо, ошибся. – Он встает. – Хорошего вечера, Поппи. Может, увидимся до вашего отъезда.

А потом, к моему ужасу, он разворачивается и, не оглядываясь, с Майли на руках выходит из паба.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6